Неповторимый рекорд (Из воспоминаний) | Печать |

Дебрин И. И.



С охотой на Черноморском побережье Кавказа, с плаванием на судах торгового флота связана спортивная биография замечательного охотника Сергея Сергеевича Сухарева — неоднократного чемпиона СССР и Вооруженных Сил по стрелково-охотничьему спорту.

Офицер Черноморского флота С. С. Сухарев двадцать шесть лет своей жизни из тридцати семи посвятил увлекательному стрелково-охотничьему спорту. Интерес к охотничьему оружию и любовь к охоте перешли к нему, как он сам объяснял, по наследству. Его отец — портовый рабочий города Поти — был тоже охотником. Он и приучил сына к самостоятельному и серьезному изучению различных систем охотничьих ружей, а также и к охоте.

У отца будущего чемпиона была охотничья библиотека. Еще в школьные годы, а потом студентом судомеханического морского техникума Сергей читал и перечитывал охотничью литературу, углубленно изучал книги по охотничьему оружию профессора С. Бутурлина, инженера А. Зернова и других известных авторов.

Но не только из книг он черпал охотничьи знания. С юных лет с помощью отца Сергей познал и практику охоты. Природные особенности Черноморского побережья Кавказа во многом помогли ему овладеть техникой стрельбы по быстро летящей дичи. Богатейшая южная охота с легавой собакой за перепелами, стрельба перелетных вальдшнепов и уток — все это требовало мгновенного осмысливания движения цели, вырабатывало навыки упреждения и приемы в выборе момента для выстрела.

Из книг и рассказов отца Сергей узнал об охотничьих состязаниях в стрельбе по голубям. Голубиные садки, позволявшие выявлять способности охотника в стрельбе влёт, крайне возбуждали любопытство молодого охотника, и ему хотелось испытать свои силы на таких состязаниях. Позже вместо садочных стрельб по голубям в городах появились траншейные стенды для стрельбы по тарелочкам.

В 1928 году в возрасте семнадцати лет Сергей впервые пришел на стрелково-охотничий стенд. По возрасту ему не хватало одного года до совершеннолетия, и поэтому его не хотели допустить к участию в спортивных соревнованиях. И только потому, что стрелково-стендовая судейская комиссия знала юношу как опытного охотника, его допустили к участию в соревнованиях на личное первенство города Поти, но вне конкурса.

На первых соревнованиях Сергей Сухарев стрелял из отцовской «тулки» 12-го калибра. Ружье было для него тяжелым. Но это вовсе не смущало начинающего стрелка. Он отлично знал ружье, пристрелял его и был уверен в нем. Потийский городской стенд не блистал совершенством — метательные машинки выпускали тарелочки со скоростью 30—35 метров в секунду, что, конечно, превышало обычную скорость полета дичи, по которой, кстати, на охоте почти без промахов стрелял Сухарев.

На массовых соревнованиях, где все пристально «смотрят и обсуждают», волнение свойственно каждому участнику-новичку. Несмотря на это, юный охотник уверенно вышел на стендовую площадку... Стрельба шла в быстром темпе. Сергею в первой серии с места было подано пятнадцать тарелочек, и он сделал лишь один промах. В дуплетной стрельбе из пяти попал трижды. Так Сергей Сухарев завоевал личное первенство Поти. Его наградили призом, но звание чемпиона города все-таки не присвоили ввиду несовершеннолетия.

— Может быть, это и к лучшему, чтобы не зазнавался, — вспоминал потом Сергей.

Об этом он рассказывал мне двадцать лет спустя. Юные годы незаметно пролетели, и Сухарев стал зрелым и опытным мастером стрелково-охотничьего спорта; он с благодарностью вспоминал тех внимательных и требовательных учителей, которые преподали ему первые уроки стрельбы на стенде в Поти.

Первая победа окрылила начинающего стрелка: Сухарев с новым спортивным задором и настойчивостью начал совершенствовать свое мастерство.

По окончании судомеханического училища морская служба долго не позволяла Сухареву принимать участие в стрелковых соревнованиях, однако это не мешало ему тренироваться. Уединяясь в свободные минуты в своей корабельной каюте, судовой механик то и дело вскидывал ружье, направляя его то в одну, то в другую точку — проверял свой глаз, совершенствовал автоматизм в приемах стрельбы. Такая «каютная» тренировка, как называл ее Сергей, хорошо сращивала стрелка с ружьем.

Через десять лет после участия в первых соревнованиях, в 1938 году, Сергей Сухарев вернулся из длительного плавания в родной город и приступил к тренировкам на стенде. Через год городская команда стендовиков выехала в Тбилиси отстаивать командное и личное первенство Грузии. На этих соревнованиях Сухарев выступил неудачно, оказавшись на седьмом месте. Но еще через год, в соревнованиях на личное первенство Грузии, в чемпионате по стрельбе на траншейном стенде он занял уже третье место, поразив 269 мишеней из 300.

Спортивные достижения Сухарева повышались равномерно, без скачков и падений. В стиле и технике его стрельбы уже тогда, на соревнованиях в Тбилиси, чувствовалась спокойная и уверенная манера остро оценивать и глубоко анализировать каждый свой выстрел.

Осенью 1940 года Сергей Сухарев впервые принял участие в составе тбилисской команды во Всесоюзных соревнованиях на личное первенство СССР, проходивших в Москве. Они-то и явились серьезной школой дальнейшего развития его спортивного мастерства.

Вспоминая о своем первом участии на Всесоюзных соревнованиях, Сухарев говорил:

— Выступая на таких ответственных соревнованиях, я отчетливо представлял всю важность и значение стрелкового спорта и чувствовал свое призвание к нему, верил в свой опыт и знал, что они меня не подведут. Я не терялся, допуская ошибки-промахи, а упорно и настойчиво стремился осмысливать их причины.

На Всесоюзных соревнованиях в 1940 году Сухареву пришлось испытать напряженную борьбу с одним из старейших стрелков Москвы Ф. Д. Кабановым. Оба пришли к финалу с одинаковыми результатами, поразив по 271 тарелочки из 300, но Федор Кабанов тогда затратил меньшее количество патронов и поэтому завоевал звание чемпиона СССР. Сухарев на тех же соревнованиях занял вторые места по трем видам стрельб и третье — в произвольной стрельбе с места, поразив 93 мишени из 100. Он был отмечен ценными призами и грамотами Всесоюзного комитета по делам физической культуры и спорта.

В годы Великой Отечественной войны, служа в одном из стрелковых батальонов Черноморского флота, Сухарев успешно окончил специальные курсы инструкторов снайперского дела и до победы над врагом руководил подготовкой черноморцев-снайперов. После окончания войны он был назначен инструктором по стрелково-стендовой подготовке Военно-охотничьего общества Краснознаменного Черноморского флота. Участие в массовых стрелково-стендовых соревнованиях неизменно приносило ему все новые и новые знания и опыт.

На V Всеармейских соревнованиях Сухарев вышел на второе место по дуплетной стрельбе. В тот же период освоил новое садочное ружье, настойчиво подготовляя себя к предстоящей встрече с мастерами на столичном стенде. Одновременно он руководил школой начинающих стендовых стрелков: в течение лета 1947 года подготовил 16 стендовиков; трое из них вскоре сдали нормы на звание мастера спорта и стрелков I разряда. Одновременно Сухарев усиленно тренировался в стрельбе и сам.

— Мне, как старому охотнику, как учителю снайперов в годы войны, — рассказывал он в беседе со мною, — стрелково-стендовый спорт кажется самой полезной школой для всех начинающих охотников. Чтобы быть настоящим стендовым стрелком, надо хорошо знать охотничье ружье и боеприпасы, надо самому умело заряжать патроны, правильно вести себя на стенде и четко выполнять стрельбу. На стенде ружье превращается в машину, им нужно научиться свободно управлять.

Стрельба по летящей птице в любом случае гораздо легче, чем стрельба по внезапно появляющимся и быстро перемещающимся целям — тарелочкам. Поэтому стрелково-стендовую подготовку я рассматриваю как школу меткой стрельбы. Такая школа возможна и на охоте, но там она длится годами, что городскому охотнику не всегда доступно. Стрельба же на стенде вырабатывает у стрелка быстроту в действиях, приучает к поражению мишени в кратчайшее время. Овладеть метким выстрелом может каждый, для этого необходимо лишь проявить упорство и настойчивость.

Вы, вероятно, обратили внимание, что я стреляю спокойно, не торопясь? На самом деле я внутренне волнуюсь, как и все, но помогает выдержка — стреляю с увлечением, с азартом, свойственным спортсмену.

Глубоко ошибается тот, кто считает стрельбу дробью по быстро движущимся целям легким делом. Даже тяжелое садочное ружье, рассчитанное на усиленный заряд и многие тысячи выстрелов, имеет ограниченные возможности. Поэтому стендовая стрельба — трудное искусство, требующее от спортсмена проявления максимального внимания, глубоко осознанных действий и умения учитывать внешние влияния и помехи. Многие считают, что стрельба на стенде не имеет ничего общего с охотой, что это обособленный вид спорта. Такое мнение неправильно. Стендовый спорт повышает общую культуру охоты и делает ее более совершенной. Стендовая стрельба очень близка к снайперскому мастерству. Стендовый стрелок — готовый снайпер. В этом я убедился на личном опыте подготовки снайперов. Стендовый спорт приучает быстро воспринимать все внешние изменения обстановки, мгновенно принимать правильные решения, развивает глазомер, укрепляет выдержку, воспитывает хладнокровие и другие качества, необходимые защитнику Родины. Из опыта военных летчиков-истребителей, занимающихся стендовым спортом, известно, что цели в бою появляются на короткое время и не стоят на месте, а движутся с молниеносной быстротой. Такую цель поразит тот, кто выстрелит первым. Отсюда понятно, насколько важно овладеть мастерством, быстрой и точной стрельбы.

В канун 30-летия Октября проходили VI Всеармейские стрелково-стендовые соревнования. Сергей Сухарев прибыл на них вполне подготовленным. Однако у него были очень серьезные конкуренты. Каждую серию тарелочек, с первой до последней, Сухарев принимал совершенно спокойно, уверенно, чем привлек внимание как участников соревнований, так и любознательных зрителей. В упорной борьбе за личное первенство по всему комплексу стрельб он набрал 419 очков из 435 возможных, то есть показал наивысший результат среди участников соревнований. За это ему было присуждено звание абсолютного чемпиона Вооруженных Сил СССР 1947 года по стендовой стрельбе.

Второе блестящее достижение на соревнованиях принесла Сухареву стрельба с места: стрелок поразил 299 тарелочек из 300, чем превысил существующий мировой рекорд (298 тарелочек), установленный в довоенные годы за рубежом; с тех пор такого результата в Советском Союзе никто не повторил.

Приказом министра Вооруженных Сил за отличные результаты Сергей Сухарев был отмечен благодарностью и ценным призом.

После блестящей победы и неповторимого стрелково-стендового рекорда С. Сухарев продолжал успешно выступать в других соревнованиях между спортивными обществами и организациями в системе Вооруженных Сил, а также и на первенстве страны.

За неоднократные победы в чемпионатах С. Сухарев был удостоен звания заслуженного мастера спорта СССР.

Приезд на Всеукраинские стрелково-стендовые соревнования, состоявшиеся в Киеве в 1954 году, оказался для Сергея Сергеевича трагичным: он умер от внезапного сердечного приступа в расцвете сил. Его славные спортивные достижения не забудутся никогда.