Десятилетие нашего журнала | Печать |

Гусев О. К.

 

(Доклад, прочитанный 30 ноября 1965 года в Московском Доме ученых на юбилейном вечере)


 «Все, что только может представить природа человеку, охота доставляет охотнику. Она открывает ему глубину леса, проводит его по зеленым долинам и горам, переносит его на моря, качает его на речной поверхности, показывает ему путь в непроходимые болота, правит его челноком в тихом озере, переправляет его через пустыни и степи на спине верблюда, выискивает ему тропинку через непроницаемые стены девственного леса и идет перед ним бодрым путеводителем, когда он робкою стопой взбирается взглянуть на бриллиантовый венец горной цепи... Она делает еще больше: учит его и стремится сделать из него человека, благородного телом и духом... Вот, что я называю настоящей жизнью охотника, вот, что значит для меня охота...»

Так писал знаменитый охотник и путешественник, известный всему миру писатель-анималист Альфред Брем.

С тех пор прошло около ста лет, радикально изменились условия нашей жизни, значительная часть человечества покинула сельскую местность и переполнила города, но значение охоты в жизни человека не уменьшилось. С каждым годом охота вовлекает в свои сказочно заманчивые сферы все новых и новых энтузиастов. С каждым годом она становится ощутимее и важнее. В такой сравнительно небольшой стране, как Франция, численность охотников в настоящее время приближается к двум миллионам, охота стала национальным видом спорта в США — ежегодно в этой стране выкупается около 12 миллионов лицензий на право занятия охотой. В нашей стране также наблюдается рост членов охотничьих обществ: число зарегистрированных охотников значительно перевалило за два миллиона.

Какова же роль охоты в жизни современного общества? Для выяснения этого мы задали нашим читателям несколько вопросов, и в их числе следующий: «Какую роль играет охота в Вашей жизни и работе?» Некоторые из полученных ответов очень интересны и характерны.

Вице-президент Академии наук СССР, лауреат Нобелевской премии академик Н. Семенов ответил так: «Охота играла очень большую роль в моей жизни. Я научился любить природу и мечтать. Фантазия и мечты, которые часто у меня связывались с полюбившейся мне наукой — химией и физикой, — много мне помогли в дальнейшей работе».

Летчик-космонавт СССР, Герой Советского Союза подполковник Г. Титов отозвался так: «Когда я сильно устал, утомлен или расстроен, то заставляю себя вспомнить лес ранним утром, тишину, нарушаемую только шелестом листвы, прохладный свежий воздух, токующего глухаря — и как рукой снимает усталость! А когда удается съездить на охоту — совсем хорошо, надолго остается заряд бодрости. Даже если вернусь без выстрела. Ведь охота — лучший отдых. И не только отдых. Хороший охотник — это меткий стрелок, закаленный и физически здоровый человек, влюбленный в природу, в ее безграничные красоты».

А вот что ответил нам главный маршал артиллерии Н. Воронов: «Увлечение охотничьим спортом сделало меня здоровым человеком. Я стал лучше понимать природу и глубоко уважать ее, научился преодолевать любые препятствия. Природа и охота научили меня быть наблюдательным, мне это пригодилось для военной службы в советской артиллерии. Большая выносливость была приобретена мною на охотничьих просторах нашей великой Родины. Потом мне уже не так сложно было переносить трудности в условиях боевой обстановки».

«Что дала мне охота? — сказал лауреат Ленинской премии журналист В. Песков. — Как это ни курьезно, охота научила любви ко всему живому».

«Охота — это прежде всего общение с природой, общение с прекрасным, с не изменяющейся веками красотой рассветов, закатов, лесных полян, просторов озерной глади, ковыльных степей, пушистой навеси белого снега на темных елях». Так ответил на этот вопрос заслуженный артист РСФСР П. Глебов.

А вот слова, принадлежащие ученому, доктору биологических наук А. Формозову: «Для меня в охоте самое ценное — возможность общения с природой, с ее красками, звуками, запахами; жизнь на вольном воздухе и, кроме того, общение с людьми далеких сел и деревень... Вместе с тем для биолога, изучающего птиц и зверей, ружье — незаменимый помощник».

Эти ответы говорят об огромном эстетическом, воспитательном и оздоровительном значении охоты. Они говорят о том, что вместе с чувством охоты в нас зарождается и кристаллизуется чувство прекрасного.

Охота — одно из самых страстных увлечений человека. Она захватывает нас целиком, особенно в юности, прочно овладевает нашими мыслями и желаниями. Общаясь с самыми отдаленными уголками своего края, мы глубже познаем отечество. В нас крепнет и любовь к Родине, и любовь ко всему живому. Как это действительно ни парадоксально, но именно любовь к природе, к животным сделала многих из нас охотниками. Лишение животных жизни в обстановке охоты и убийство их в других условиях — явления принципиально разные, и это известно каждому, кто хотя бы раз в жизни побывал на охоте. Проникновение в «душевный мир» животных, уважение к любому живому существу, искренняя любовь к ним, глубокое возмущение в случае их бессмысленного убийства, готовность всегда встать на их защиту — все это неотъемлемые свойства настоящего охотника. Никогда ни один вид отдыха или спорта не заменит охотнику ружья, собаки и «музы дальних странствий». Для нас охота — это и отдых, и спорт, и наслаждение, и удовлетворение самого человеческого в человеке — чувства поэзии.

«В охоте, несомненно, тоже есть элемент сказочности, счастливый уголок и трогательный отблеск нашего детства, что-то от Синей или Жар-птицы, от Ивана-царевича на сером волке, от Аленушки на бел-горючем камне, от заповедных кладов и огней Ивановой ночи... Без чувства поэзии, без ощущения сказочности природы нет ни охоты, ни охотника». В этих замечательных словах писателей Е. Пермитина и Н. Смирнова раскрывается истинное содержание понятия ОХОТА.

Но, перефразировав известное выражение, можно сказать так: не духом единым жив человек. Охота дает нам многое из того, что необходимо для жизни. Советский Союз — страна богатейших охотничьих ресурсов и огромных перспектив их использования. Колоссальные размеры нашей страны, исключительное разнообразие животного мира определяют значение охотничьего хозяйства в ее экономике.

На 22 млн. кв. км охотничьих угодий, из которых 40% покрыто лесами, 10% — пашнями, 17% — лугами, 8% — болотами, 3% — водоемами, 20% — тундрами, степями, высокогорьями и т. п., обитает около 350 видов охотничьих зверей и птиц. Все охотничьи угодья нашей страны, разделенные Д. Н. Даниловым на 7 охот-экономических провинций — Дальний Восток, Восточная Сибирь, Западная Сибирь, Средняя Азия, Урал, Европейская территория и Кавказ, — по-своему богаты и неповторимы. В каждой из этих провинций имеется свой набор видов охотничье-промысловых животных, свои традиции, правила, сроки и способы охоты, свои, специфические, формы организации охотничьего хозяйства. Охота в СССР разнообразна и интересна, как, пожалуй, ни в одном другом государстве мира.

Охотничье хозяйство дает стране самую разнообразную продукцию — мясо и шкуры диких копытных, пух, перо, мускус, панты и другое лекарственное сырье. Главной экспортной продукцией нашего охотничьего хозяйства остается пушнина, по производству которой мы прочно занимаем первое место в мире. Сейчас у нас заготавливаются десятки млн. шкурок более чем 60 видов пушных зверей на сумму около 50 млн. рублей.

Советский Союз известен как монополист по поставке на мировой рынок ряда ценнейших видов пушнины, и прежде всего таких драгоценных пушных зверей, как соболь и белка.

Первое место в пушных заготовках СССР занимает белка — она дает около 15% заготовительной стоимости всей пушнины. За ней идут красная лисица (13%), ондатра (12,5%), песец и соболь (10%). Ежегодно страна получает шкурок: около 80 тыс. куницы, 2 млн. зайцев, 30 млн. сусликов, 18 млн. кротов, 10 млн. водяной крысы, 300 тыс. сурков, 200 тыс. горностаев, 150 тыс. колонков, 8 тыс. выдр, 200 тыс. хорьков и много другой ценной пушнины.

В последние десятилетия, в результате усиленной охраны охотничьих животных, рационального использования их запасов и многих других факторов, у нас наблюдается неуклонное увеличение численности многих ценнейших пушных зверей. Эти успехи значительно превзошли наши ожидания, и мы можем по праву гордиться рядом превосходно осуществленных мероприятий.

Некогда огромный ареал соболя, охватывавший всю лесную зону страны от Урала до Дальнего Востока и от Жиганска до границы с Монголией, стал особенно быстро сокращаться в период с 1899 по 1910 год. Если в лучшие по состоянию промысла соболя годы в России добывалось до 200 и даже до 500 тыс. соболей, то в 1910 году по всей Сибири, Маньчжурии и Китаю было заготовлено всего лишь около 27 тысяч соболиных шкурок. Сокращение ареала и численности соболя продолжалось до 1934 года, в результате чего многие исследователи считали соболя вымирающим видом, а все попытки восстановления его былого обилия совершенно безнадежными. В настоящее время ареал и численность соболя в нашей стране почти полностью восстановлены, чему способствовала большая работа по его искусственному расселению. В ряде основных промысловых районов, и в частности в Восточной Сибири, численность популяций соболя достигла предела, и ее рост прекратился в начале 60-х годов.

Речной бобр, также почти полностью истребленный к началу двадцатого столетия, в последние годы сделался объектом пушных заготовок. За последние 25 лет, в результате расселения свыше 7 тыс. бобров, численность зверей превысила 50 тыс. и продолжает неуклонно увеличиваться.

Значительно повысилась также численность лесной куницы, которой в настоящее время насчитывается около 230 тыс. Увеличивается численность и некоторых других пушных зверей.

Повсеместная организация и укрепление охотничьих хозяйств, более интенсивное и рациональное освоение охотничьих угодий, а также углубление и расширение научных исследований позволят значительно увеличить заготовки многих видов пушнины.

Кроме пушнины, у нас заготавливается множество пернатой и четвероногой дичи. В Советском Союзе обитает более 20 видов диких копытных, и среди них такие редчайшие и ценнейшие звери, как зубр, кулан, горал и пятнистый олень. По данным проф. А. Г. Банникова, численность большинства видов копытных продолжает увеличиваться. Сейчас у нас насчитывается около 2 млн. сайгаков, 800 тыс. лосей, 1 млн. 800 тыс. косуль, 1 млн. кабанов, 600 тыс. диких северных оленей, 500 тыс. сибирских горных козлов, 35 тыс. кавказских туров, 60 тыс. горных и 40 тыс. снежных баранов, 125 тыс. благородных оленей, включая бухарского, марала и изюбря. Общая численность диких копытных в СССР достигает 7 млн. голов. Дикие копытные дают стране примерно 20 тыс. тонн товарной мясной продукции стоимостью около 20 млн. рублей. Огромное количество копытных идет на удовлетворение потребностей местного населения и самих охотников.

По предварительным данным у нас ежегодно добывается около 60 млн. штук пернатой дичи, из которых около 50% составляют водоплавающие — гуси, утки, лысухи... что дает примерно 30 тыс. тонн мяса; стоимость продукции, получаемой от пернатой дичи, примерно около 25 млн. рублей.

Общая сумма дохода населения от охотничьего хозяйства страны может быть равна приблизительно 150 млн. рублей. Действительная сумма дохода от продукции охотничьего хозяйства значительно превышает названную; ее учет на наших грандиозных просторах крайне затруднен и проводится еще далеко не везде и очень не полно.

После того как мы познакомились с теми духовными и материальными ценностями, которые получает от охоты страна, будет легче понять роль и значение нашего журнала, первый номер которого читатели получили в октябре 1955 года.

Содержание журнала очень разнообразно, с первых же номеров на его страницах освещались основные вопросы строительства охотничьего хозяйства. О том, насколько широк диапазон публикуемых в журнале материалов, свидетельствует перечень его основных разделов: промысловое и спортивное охотничье хозяйство, охрана охотничьей фауны, наука, собаководство, оружие, снаряжение и стендовая стрельба, в помощь молодому охотнику, опыт зарубежного охотничьего хозяйства, литературные страницы, письма читателей, на привале и т. д. Кроме этого, в журнале периодически появляются новые рубрики, которые значительно дополняют и расширяют содержание его основных разделов: «Наши охотоведы», «Наши фотокорреспонденты», «Из истории охоты», «Передовики охотничьего хозяйства» и другие, где было опубликовано много интересных, познавательных, материалов.

В центре внимания журнала всегда стояли вопросы развития нашего охотничьего хозяйства, увеличения товарного выхода продукции, повышения производительности охотничьих угодий, организации и экономики промысла.

Постановление Совета Министров СССР «О мерах по улучшению ведения охотничьего хозяйства» сыграло большую роль в замене старых форм ведения охотничьего хозяйства новыми, более прогрессивными. Усилия журнала в этот период были направлены на то, чтобы способствовать скорейшей реализации этого постановления. Большое внимание мы уделяли вопросам охотоустройства, закрепления охотничьих угодий, организации широкой сети охотничьих хозяйств, всемерного укрепления охотничьих обществ, вовлечения в них всех неорганизованных охотников.

С первых же лет существования журнала почти из номера в номер говорилось о необходимости введения охотминимума, систематически освещались вопросы рационального использования и охраны охотничьего фонда, велась непримиримая, беспощадная борьба с браконьерством.

Журнал считал одной из своих первых обязанностей знакомить читателей с биологией охотничьих животных, а также широко освещать биологические основы ведения охотничьего хозяйства. Вопросы учета охотничьих животных, учета их добычи охотниками, динамики численности популяций охотничьих зверей и птиц, допустимых норм пользования охотничьими ресурсами, оптимальных плотностей животных в угодьях различного типа, биотехнии и многие другие постоянно находили отражение на его страницах.

Таким образом, журнал стремился равномерно освещать все стороны строительства нашего охотничьего хозяйства, все разделы охотоведения — организацию и экономику, биологические основы охотничьего хозяйства, технику промысла и биотехнию.

Многие спорные вопросы охотничьего хозяйства требовали самого широкого обсуждения. В последние три года (с 1963 по 1965 включительно) журнал провел обсуждение таких важных проблем, как «Хищные птицы и охотничье хозяйство», «Акклиматизация охотничьих животных», «Охотоустройство», «Усовершенствование охотничьего ружья», «Развитие стрелково-стендового спорта», «Рационализация промысла лося», «Повышение рентабельности охотничьих хозяйств», «Проблема биотехнии», «Пути повышения численности водоплавающей дичи», и других. В обсуждении этих проблем приняли участие крупнейшие биологи и охотоведы, многие опытные работники охотничьих хозяйств.

Совсем недавно мы закончили обсуждение «Проекта правил и сроков охоты». Этот разговор вышел далеко за рамки «правил и сроков охоты», вылившись в широчайшее обсуждение «Положения об охоте в СССР». В нем приняла участие поистине вся охотничья общественность — редакция получила около 500 писем.

Опыт убедил нас в том, что лучшая форма обсуждения спорных вопросов охотничьего хозяйства — открытая дискуссия, участники которой могут свободно высказать свою точку зрения. Появление в печати различных точек зрения помогает спорящим сторонам не впадать в крайности. Редакция надеется еще шире использовать эту живую форму подачи материала, не занимаясь, однако, обсуждением ради обсуждения, ни в коем случае не допуская полемической перебранки, сдерживая стороны в рамках корректного научного спора.

Помимо вопросов, обсуждавшихся в дискуссионном порядке, в журнале был поднят и ряд других важнейших проблем: о необходимости создания центрального руководящего органа управления охотничьим хозяйством, о повышении роли специалистов и улучшении подготовки охотоведческих кадров, об улучшении качества пушнины и т. д. На необходимом научном уровне были решены и многие частные, но не менее важные для нашего дела задачи — об отношении к рыбоядным и вороновым птицам, о значении охотничьего туризма и необходимости его всяческого развития, о важности улучшения охотэкономической информации, о необходимости самого тесного сочетания интересов охотничьего и других отраслей народного хозяйства — сельского, лесного, рыбного и т. д. Работа журнала показала, что он может самостоятельно ставить и решать серьезные научные проблемы. Многие рекомендации журнала приняты и претворены в жизнь.

Огромное значение редакция нашего журнала придает работе с письмами. О том, насколько важна для нас эта работа, можно судить по тому, что в редакцию только в 1965 году поступило от читателей более 14 тыс. писем. За каждым из них, присылаемых со всех концов страны, — искренне волнующие вопросы, иногда судьба человека и целого коллектива. Работу с письмами мы проводим по нескольким направлениям: наиболее интересные и важные письма публикуем в разделе «Письма читателей»; регулярно помещаем обзоры писем по наиболее актуальным темам; отвечаем на письма, и некоторые из ответов печатаем в журнале; отправляем письма в соответствующие организации для принятия необходимых мер. Кроме того, мы регулярно печатаем материалы «по следам наших выступлений», выезжаем на места для проверки жалоб, используем предложенные читателями темы для подготовки очерков, обзоров, статей и т. д.

Только в 1965 году в журнале были помещены обзоры писем читателей на темы об оценке гончих на испытаниях, о размере премий за истребление волков, о необходимости бережного отношения к природным богатствам, о взаимоотношениях в семье охотника и т. п.

Письма читателей — очень чуткий барометр, который верно показывает изменение «погоды» в нашем журнале. Советы наших читателей, их рекомендации, их товарищеская критика всегда будут иметь важное значение в определении содержания журнала. Охота тесными узами связана с литературой, поэзией, живописью, музыкой... Мы стремились показать это во многих рассказах, очерках и статьях. Читатели с интересом восприняли работу Н. Пахомова «Охота в русской и советской живописи», статью М. Некрасовой «Охота в искусстве Палеха», очерки Е. Минаева о маленьких шедеврах графики — «Экслибрис на книгах охотников» и «Силуэты охоты» и Г. Балашенко — «Художники-анималисты и эстамп» и многие другие.

Мы регулярно публикуем на страницах журнала рассказы, очерки и стихотворения об охоте и природе, об обитателях наших лесов и полей, степей и пустынь, долин и гор. В журнале появляются очерки об охотничьем туризме, записки охотников-натуралистов и путешественников как наших, так и зарубежных. Не забываем мы и о замечательных писателях-охотниках прошлого, помещая в журнале их забытые, но очень интересные и высокохудожественные произведения.

Эстетической стороне охоты мы придаем очень большое значение. Эта тема, пожалуй, наиболее интересна для массового читателя и особенно благодатна для журнала. Но, к сожалению, мы не можем уделять ей столько внимания, сколько она заслуживает. Главная задача нашего журнала — содействие правильной организации охотничьего хозяйства и достижению изобилия охотничьих животных.

Учитывая быстрый рост художественных запросов читателей, мы стремимся поднять культуру всех элементов журнала — содержания, полиграфического оформления в целом, а также искусства иллюстрации, и особенно фотоиллюстрации. С 1964 года журнал перешел на глубокую печать, что позволило заметно улучшить его полиграфическое оформление. Объявленный редакцией первый фотоконкурс принес много содержательных фотографий, имеющих познавательную и художественную ценность.

Но оформление журнала еще значительно отстает как от уровня мировых стандартов, так и от оформления лучших советских массовых журналов. Наш журнал совершенно необходимо перевести на так называемую тифдручную бумагу, которая позволит полностью реализовать преимущества глубокой печати. Зародившись как производственный, сельскохозяйственный, орган, журнал давно перерос прежние рамки. По существу, он является единственным массовым периодическим органом, стоящим на страже родной природы. В этом отношении значение журнала явно недооценивается. Быстрый рост тиража журнала наблюдался из года в год. Если первый номер в 1955 г. вышел в свет в количестве 45 тыс. экземпляров, то январский номер за 1966 год достиг тиража 630 тыс., и это далеко не предел. Учитывая, что в стране имеется около 2 млн. зарегистрированных охотников,' а число их увеличивается с каждым годом, можно предположить, что возможности роста тиража неограниченны. Близкие по тиражу журналы, такие, как «Вокруг света», «Знание — сила», «Наука и жизнь», и другие давно уже издаются на особой бумаге, с большим количеством цветных вкладок. Наш журнал должен быть уравнен в правах с наиболее массовыми периодическими изданиями страны.

На пути журнала встречается немало и других трудностей: ему, как единственному ежемесячному охотничьему изданию, приходится быть и руководством к действию в охотничьем хозяйстве, и давать читателю большой познавательный материал, и в то же время стараться заинтересовать и увлечь самые широкие массы охотников и природолюбов. Журнал должен приносить пользу и охотнику-промысловику, для которого охота — средство к существованию, и охотнику-спортсмену, для которого охота всегда остается отдыхом, любимым развлечением; он стремится удовлетворять запросы инженера и учителя, колхозника и врача, рабочего, артиста и научного работника.

Противопоставление промыслового охотничьего хозяйства охотничьему хозяйству обществ и клубов явно надуманно. Наши спортивное и промысловое охотничьи хозяйства будут постепенно сближаться и, в конце концов, сольются в единое охотхозяйственное производство. Спортивное охотничье хозяйство со временем начнет давать государству все больше и больше товарной продукции, промысловое охотничье хозяйство будет все интенсивнее использовать труд охотников-любителей. Заготовки пушнины станут одной из важнейших функций наших спортивных охотничьих хозяйств. Однако этот, чрезвычайно важный для укрепления охотничьего хозяйства, переход на путь «промысловизации» должен осуществляться осторожно и постепенно. Для того чтобы большинство приписных охотничьих хозяйств начало давать государству товарную продукцию, нужно значительно повысить численность охотничье-промысловых животных.

Мы считаем, что до тех пор, пока у нас будет существовать один охотничий журнал, превращать его в орган промысловой охоты было бы большой ошибкой, точно так же как было бы неправильным сделать его легким, развлекательным изданием. Задача журнала состоит в преодолении этих крайностей, в равномерном освещении промысла, производства и спортивной охоты. Мы уверены, что основная масса читателей поддержит нас в этом отношении.

Писать о важном, о главном, о том, что волнует охотников и работников охотничьего хозяйства, но писать ярко, увлекательно, учитывая быстрый рост культурного уровня народа, ориентируясь на вдумчивого читателя, серьезно увлекающегося нашим делом, горячо заинтересованного в сохранении и умножении охотничьих богатств, — такова основная линия журнала.

В горячем стремлении всех работников редакции, общественных советов, авторского коллектива и читателей видеть журнал еще более содержательным, острым и интересным — его будущее.