Крупные мелочи (Заметки охотника-натуралиста) | Печать |

Дебрин И. И.



Чем отличается настоящий охотник от обычного человека — неохотника? Прежде всего повышенным стремлением, потребностью к наблюдениям за окружающей природой.

Прогнозы погоды, опубликованные в газете или переданные по радио, пробуждают интерес к метеорологическим явлениям у большинства читателей и слушателей. Но точка зрения заинтересованности в сводках погоды у каждого из них своя. Столичную горожанку, например, беспокоит, понадобится ли ей завтра зонтик или плащ-накидка; в чем придется выходить на работу — в шубе или в демисезонном пальто? Сельский же житель радуется затяжному майскому дождю не менее чем знойному июльскому вёдру!

В передачах о погоде и даже в предупреждениях об ураганах, штормах, землетрясениях и других грозных проявлениях природы никогда не говорится, что происходит с охотничьими животными, в каком состоянии находятся и в каком положении могут оказаться они, а вместе с ними и вся живая природа. В то же время все это волнует и беспокоит охотника.

Из каждой фенологической заметки в газете, подчас пространно и витиевато освещающей первую весеннюю капель, появление подснежников, прилет или отлет скворцов или грачей, охотнику хочется узнать и где и как прозимовали вальдшнепы или дикие гуси, кабаны или косули, и сколько осталось к весне в наших лесах белок, и как пережили снежные бури и небывалые холода кряковые и другие утки?.. Но чаще всего, к сожалению, ответа он не находит.

У охотника всегда обострено чувство внимания к погоде. За ними он видит мир животных и растений в их тесной взаимосвязи. Если же он этих явлений не замечает и не считается с ними, значит, узок его кругозор, недостаточны наблюдательность и внимание.

 

Блуждающие лоси

Не каждый знает, почему вдруг весной и в первой половине лета возле шумных городов и у больших селений появляются лоси, столь дикие и пугливые. Кто гонит их туда из лесной глуши и тенистых зарослей?..

Появление лосей в черте города и поселков, окруженных лесами, вполне естественно.

В самых укромных и затишных уголках леса у стельных коров-лосих — вожаков появляются (с конца апреля до половины июня) на свет лосята. От прошлогодних телят, весь год беспечно проходивших за «хвостом» матери, лосиха в это время всячески избавляется. Она становится злой, раздражительной, ревниво отгоняет от себя и более взрослых присоединившихся к ней за зиму сородичей. А сама скрывается, оставаясь в уединении. Часто это происходит под шум порывистого ветра и проливного дождя. Весенние бури в лесу, ветровал, падение отдельных деревьев способствуют разъединению и разобщенности семей и стад животных, совместно переживших все невзгоды зимы с ее холодом и голодом. Молодые лоси второго, а иногда и третьего поколения, оставшиеся вдруг беспризорными, теряются и начинают блуждать. Смена растительности — от зимы к лету — побуждает их к этому. Страх одиночества, потеря стада, боязнь остаться без матери обостряют инстинкт самосохранения лосей, — они что-то ищут, идут и бегут, идут и бегут в поисках вожака и новых кормовых угодий. Большое влияние на перекочевки лося оказывает появление кровососущих насекомых. В это время звери преодолевают высокие изгороди и заборы, реки, шоссейные дороги, поля и нередко попадают в города и селения, посещение которых, к сожалению, становится для них чаще всего роковым.

Попадая в крупные населенные места, молодые лоси оказываются в необычных и тяжелых условиях. При виде человека, а тем более преследующих их собак они панически мечутся, бросаются от одного препятствия к другому. Перепуганные, прекращают питаться, а порою и подыхают, повиснув где-нибудь на заборе от чрезмерного испуга или от истощения.

В Подмосковье каждую весну от различных травматических повреждений погибают десятки лосей...

Так случилось и в тот день с теми двумя лосями, которых я встретил утром в воскресенье в Кусковском парке. Одного из них праздношатающаяся молодежь загнала в озеро, где было много катающихся на лодках. Необычного зверя ради любопытства стали преследовать, не давая ему приблизиться к берегу. В конце концов лось захлебнулся и утонул.

Часом позже второй загнанный лось погиб на одной из аллей парка — от испуга.

Лоси — краса и гордость нашей природы. Чтобы заблудившиеся в городе или поселке звери не погибали, их нельзя гнать, пугать, беспокоить. Не потревоженный днем, заблудившийся лось ночью найдет себе дорогу в лес.

Не тревожьте лосей и не позволяйте беспокоить их соседу или товарищу!

 

Случай на Инюхе

В октябре и ноябре прошли как бы две короткие зимы: появились, а затем растаяли два толстых снежных покрова. Низины и болота оказались залитыми верховой водой. Во многих местах на поверхности лугов образовались наледи. В верховьях Днепра, в пойме, затопило множество стогов.

Резко изменяющиеся и сложные метеорологические условия ставят в очень тяжелое положение кабанов, боровую дичь и даже таких могучих и выносливых животных, как лоси.

Говорят, что лось везде пройдет, из любой трясины вылезет. Но это вовсе не так. Лоси нередко погибают, увязая в трясине, и таким образом становятся жертвой волков. Опасен для лося и первый предзимний лед.

Вот какая трагедия постигла лося у берегов трущобистой, заболоченной реки Инюхи. Она впадает в Шошинский залив Московского моря. Место глухое, труднодоступное.

Старый лесной великан пережил многие бури и грозы. Седые, серебристые бока сохатого выдержали не один жестокий бой со многими соперниками в осенних поединках на реву за обладание самкой.

Но вот в конце октября выпал слишком ранний и глубокий снег. Он лег на талую землю, и его сковали заморозки: оттепель сменилась гололедом. Наконец, в первых числах ноября, снег растаял, а водоемы кое-где остались замерзшими.

Сильно истощенный после гона, старый лось долгие дни и недели уединенно отдыхал в болотистой чаще. Заполненные водой трясины стали промерзать, треск льда под копытами беспокоил лося, но еще больше он боялся поскользнуться на льду. И пошел старый зверь на свое излюбленное кормовое место на высоком лесном холме, а на пути — Инюха, которую он раньше переплывал не задумываясь... Теперь она замерзла, но не столь крепко, чтобы выдержать тяжелого лося-исполина. Немного, видимо, продвинулся лось по льду тихой, но глубокой реки. Он провалился и не мог вылезти из ледяной западни...

Четвертого ноября Московское море снова очистилось ото льда. Начальник Завидовского охотничьего хозяйства Илья Иванович Черкасов решил посмотреть, что делается на водоемах в связи с резким потеплением. Нет ли пролетных уток?.. На моторной лодке он выехал в море. Вода едва серебрилась от лучей тусклого солнца, и на воде не было ни души.

Но недалеко от устья Инюхи Черкасов заметил на воде необычный бурый предмет, издали напоминавший поверхность огромной морской мины. Когда лодка приблизилась, охотник увидел раздутую тушу утопленника-лося. Огромную бородатую голову сохатого украшали редкой красоты лопатообразные рога. На одном из них было семь, на другом — восемь отростков. Утонул исключительно крупный обитатель местных лесов.

Вскрытие и ветеринарное исследование туши показало, что зверь провалился под лед, долго бился, обдирая кожу на ногах, груди, и, выбившись из сил, захлебнулся.

Непрочный лед на озерах, реках, ручьях и каналах нередко бывает пагубным для многих животных. Поэтому копытных зверей с наступлением холодов особенно надо стремиться удержать от перекочевок. А удержать их можно постоянной и правильной подкормкой!

 

Подарок из Кабарды

У наших предков охота считалась доблестью. Единоборство с медведем с одной лишь рогатиной совсем недавно прославлялось в народных былинах и песнях. Многие военные деятели прошлого, да и наши современники признавали в охотнике готового воина. И это не случайно. Полевая служба солдата, и тем более его тактика в бою, имеет много общего с охотой. Поэтому и военно-прикладное значение охоты неоспоримо.

На любой охоте нужны самообладание, спокойствие, уверенность, выдержка и, конечно, знание повадок животных. На охоте по крупному зверю — медведю, лосю, волку, кабану — эти требования к охотнику еще больше повышаются, на него возлагается ответственность как на участника зверовой охоты, всегда почетной, но и чрезвычайно сложной и опасной.

Лесные вепри были любимой потехой великокняжеских охот Владимира Мономаха, князей литовских и королей польских. С огромными стаями злобных собак травили они этих удивительных, древнейших предков дворовой свиньи.

Со времен Ивана Грозного в лесах Подмосковья не встречались кабаны.

Каких-нибудь 20—30 лет назад дикие свиньи водились только по южным, западным и восточным окраинам СССР, теперь же они становятся объектом интереснейшей спортивной охоты во многих местах центральных районов Европейской части страны. Если зрительно представить себе на карте разрозненные очаги обитания кабана, то они займут огромный прямоугольник, площадью от среднего течения Западной Двины до низовий Клязьмы — с севера и от низовий Десны до среднего течения Дона — с юга.

Реакклиматизация — восстановление кабана в Подмосковье имеет свою занимательную историю. В 30-х годах охотники советской Кабарды передали в дар охотникам Народного Комиссариата Обороны семь диких свиней. Этот необычный подарок передали в Завидовское охотничье хозяйство Калининской области. Символический подарок оказался на удивление жизнестойким. Дикая свинья с поросятами, переселенная из Кабарды, стала своего рода исторической родоначальницей широко распространившегося стада кабанов Подмосковья. Правда, поголовье кабанов в завидовских охотничьих угодьях в те годы периодически пополнялось также и из Прибалтики и Туркестана.

Приспособляемость подмосковного кабана к обитанию в суровых условиях зимы — холода, глубоких снегов и бескормицы, а также к трудностям, связанным с преследованиями волков, — вызывает законное восхищение: биологические возможности этого удивительного животного, обогатившего фауну и украсившего наши среднерусские леса, поистине огромны.

Кабанов с каждым годом становится все больше; они расселяются по областям все шире, занимая в охотничьих хозяйствах место завидного объекта организованной спортивной охоты.