Охотничьи собаки Африки | Печать |

Грин Лоуренс

 


От переводчика. Известный исследователь Африки, англичанин по происхождению Лоуренс Грин много путешествовал, он изучал быт и нравы, обычаи и традиции малоизвестных африканских племен, вел наблюдения за богатым и разнообразным животным и растительным миром континента. О своих исследованиях и наблюдениях Грин написал много книг. Ниже приводится глава одной из последних книг Лоуренса Грина «Последние тайны старой Африки», в которой автор рассказывает о двух малоизвестных, а у нас вообще неизвестных породах африканских охотничьих собак.


Увидеть одну из наиболее загадочных в мире собак мне помог мой друг, французский врач. Я совсем не обратил на нее внимания, приняв за деревенскую дворняжку Бельгийского Конго, вдоль лесов которого плыла наша лодка. «Взгляните на басенжи, — сказал мне врач, — это какая-то тайна: родственник эскимосской собаки в конголезском лесу».

Я внимательно присмотрелся к собаке кофейного окраса, величиной с терьера, выглядевшей весьма забавно: над морщинистым лбом торчат большие лисьи уши, острая морда, карие глаза и загнутый баранкой хвост.

— Одна из старейших пород на земле, — заметил врач. — Очень старая в Африке и новая в Европе. Надо немало потрудиться, чтобы обнаружить хоть одну такую во всей Англии или Франции.

С тех пор прошло более тридцати лет, но и теперь басенжи — «немые» басенжи — очень редко встречаются вне районов тропической Африки. Последний раз вне экватора мне довелось увидеть собаку этой породы накануне второй мировой войны, когда я охотился в Анголе у реки Окованго. У одного из сопровождавших меня туземных охотников был чудесный каштаново-белый басенжи. Я не ожидал увидеть эту породу так далеко от экватора, правда я редко бывал здесь.

В дремучих лесах Конго и Анголы местные жители применяют басенжи для выслеживания дичи. Собаки загоняют гринбоков в сети или же выгоняют их из зарослей на открытое место. Басенжи также отважно вступают в бой с громадными и свирепыми камышовыми крысами, обладающими огромными резцами и достигающими веса до двадцати фунтов, которых местные жители употребляют в пищу. Басенжи прихватывает дичь за восемьдесят ярдов. Кроме того, хозяин может быть уверен, что собака не спугнет дичь лаем. И действительно, когда басенжи преследуют дичь в зарослях, на них надевают деревянные колокольчики или погремушки, чтобы охотники могли определить их гон.

Даже в дикой Африке басенжи немногочисленны, а посему ценятся очень высоко. Туземный охотник Бельгийского Конго отдаст дюжину отличных копий за натасканного басенжи. Собака эта стоит дороже нескольких жен.

Слово «басенжи» значит дикая вещь. Иногда басенжи известен под названием «собака Бельгийского Конго» или «конголезская кустарниковая собака». Туземцы называют басенжи «М'бва м'кубва М'бва мамвиту» (прыгающий вверх и вниз) за свойство собаки подпрыгивать в высокой траве, чтобы осмотреться.

Конечно, не все басенжи безголосы. Никто не знает, почему собаки стали лаять. Ведь дикие собаки не лают, а скулят или подвывают, как шакал, или же воют, как волк. Лай же — признак общения с человеком. Известны случаи, когда и отдельные басенжи лаяли. Так, один из них, стоивший двести фунтов стерлингов, стал почти бесценным, когда несколько лет назад разразился сенсационным, хотя и непродолжительным, лаем на выставке собак в Лондоне. Но его не использовали как производителя. Обычно же басенжи издают своеобразный жалобный звук, напоминающий тирольский фальцет, или же мелодично рычат.

Я нахожу басенжи достойными внимания не столько в связи с его своеобразными голосовыми данными, сколько в связи с тайной, отмеченной французским врачом. «Родственник эскимосской собаки в конголезских лесах», — сказал он. Возможно ли это? Я тщательно и многосторонне проанализировал этот вопрос и пришел к следующему заключению.

Басенжи относятся к шпицу и помераниан, считающимся северными породами. Вы, наверное, знаете, что первые четыре породы собак на земле скорее всего были пария (бродячая собака), шпиц, борзая и мастиф. Никто не может быть абсолютно уверен в том, от кого произошла собака, поскольку специалисты расходятся во мнениях, а история происхождения собаки уходит в весьма отдаленное прошлое. Некоторые авторитетные специалисты утверждают, что люди каменного века приручили на территории Египта шакала, от которого вывели шпица. Другие заявляют, что все собаки имеют одного предка — полярного волка. Брайан Весей-Фитцджеральд, ведущий английский специалист в этой области, высказал предположение, что прародитель домашней собаки — дикая собака. Сами африканцы часто говорят, что их охотничьи собаки произошли от лисы, но в это трудно поверить. Собаки легко скрещиваются с волками и шакалами. Возможность же скрещивания собаки с лисой еще требует подтверждения. И уж ни в коем случае собака не находится в родстве с гиеной.

Но что бы ни произошло за много тысяч лет до наших дней, какое бы скрещивание ни имело место, ясно одно: шпиц унаследовал определенные признаки шакала. Особенно бросается в глаза это сходство тогда, когда шпиц скулит или подвывает. Много общего в строении скелета шакала и шпица обнаружили и анатомы. Я считаю, что категорические версии о событиях давно минувших дней несостоятельны, а поэтому не собираюсь выдвигать своей. Но одно очевидно: собаки типа шпицев были завезены к варварам Европы из Египта мореплавателями каменного века. Самым крупным авторитетом для меня является немецкий археолог Обермайер, исследовавший множество пещер и холмов, образовавшихся из хозяйственных отбросов первобытного человека, и скопировавший настенные рисунки. Обермайер нашел доказательства существования в Европе египетской шакалообразной собаки, явившейся предком шпица (известного также как пит-помераниан) и терьера. Другие члены этого семейства собак — крупная эскимосская собака, светлоокрашенная лайка Сибири, скандинавская оленегонная и уж, конечно, чау-чау с ее черной или рыжей шерстью и уникальным синеватым языком. Если внимательно присмотреться ко всем этим собакам, то можно сразу увидеть, что у них один общий признак: их хвост загнут баранкой.

Еще одно доказательство в пользу египетского происхождения шпица и его прямого потомка басенжи было найдено в надгробных памятниках Древнего Египта. Египетские художники изображали собак очень похожими на шпицев еще шесть тысяч лет назад. Рисунки с изображением ведомых пигмеями басенжи в украшенных драгоценностями ошейниках были обнаружены в пирамиде Тутанхамона. Итак, эти пуделеобразные собаки были, видимо, самыми первыми охотничьими собаками Древнего Египта, прирученными задолго до борзых и других пород. При раскопках пирамид, относящихся к времени пятой династии египетских фараонов, был найден забальзамированный и завернутый в тонкую ткань труп басенжи. По всему видно, что эта собака принадлежала самому фараону.

Вполне возможно, конечно, что первые басенжи были приручены на Юге, вдали от Нила, и привезены в дар фараонам, поскольку, совершенно исчезнув в Египте, они живут и здравствуют в тропиках. И сейчас они чувствуют себя как дома в дремучих экваториальных лесах. Здесь они ценятся как друзья (а иногда даже и как деликатес к столу) многими африканскими племенами, в том числе пигмеями.

Европа впервые познакомилась с басенжи в конце прошлого века, когда один английский исследователь привез двух представителей этой породы в Англию. Они демонстрировались на выставке собак в Крафте в 1895 г., но вскоре погибли от чумы. Привезенные спустя несколько десятилетий из Хартума леди Элен Наттинг два басенжи также погибли.

Оливия Варне, приобретшая в Бельгийском Конго знаменитого кобеля Бокото и двух сук, выставила их в Крафте в 1937 г., где они вызвали такой большой интерес, что пришлось затребовать специальный наряд полиции для наведения порядка. Любители собак приходили в дикий восторг, когда басенжи по-кошачьи грациозно мыли свои лапы или же, как котята, принимались гоняться за своей тенью. Когда басенжи находились в игривом настроении, они с неповторимой грацией обхватывали морду передними лапами. В самом деле, басенжи — собаки, удовлетворяющие любителя во всех отношениях: игривые, чистоплотные, не отдающие псиной, послушные, вежливые, очень любящие детей.

Африканские басенжи покрыты короткой, гладкой, шелковистой шерстью, блестящей, как начищенный самовар на солнце. Они легко акклиматизируются в Англии и Америке (как их предшественники — в Арктике) и вскоре обрастают зимней шерстью.

Со времени первого плотоядного млекопитающего, известного под названием Miacis — предка всего собачьего семейства, прошли миллионы лет. С тех пор собаки изменились неузнаваемо. Трудно, например, поверить, что басенжи и той-помераниан — близкие родственники. Но разнообразие собак не уступает разнообразию голубей. Селекционное разведение так изменило собаку, что порой она не похожа даже на своего прародителя, жившего всего пятьдесят лет назад. Но хотя другие породы претерпели серьезные изменения, басенжи остались в первоначальном виде.

Укрытые непроходимыми конголезскими лесами, басенжи многие века жили и процветали, хотя слава Египта уже давно закатилась. И когда они вновь были открыты совсем недавно, то все еще остались собаками времен фараонов.

И я глубоко благодарен наблюдательному французскому врачу, так хорошо знавшему Африку и ее животный мир, который помог мне увидеть басенжи в его родном лесном доме.


* * *

Люди любят собак и тайны. Только этим можно объяснить, почему родезийский риджбек стал самой популярной собакой в Южной Африке. Когда бы я ни смотрел на узкий ремень, проходящий по спине этой собаки с шерстью, торчащей в направлении головы, я всегда ловлю себя на том, что мысленно пытаюсь проникнуть в тайны времени, чтобы выяснить происхождение этой изумительной коричневато-желтой гончей.

Многие владельцы риджбеков придерживаются версии, что предки их собак в давние времена прибыли с острова Фу-Куок, расположенного в Сиамском заливе. Нигде в мире, кроме Южной Африки и острова Фу-Куок, нет собак с таким щетинистым ремнем на спине. Более того, южноафриканский риджбек поразительно напоминает фу-куока по сложению, росту, весу и окрасу. Правда, можно заметить, что ремень у фу-куока более отчетлив, но это деталь. У этих собак общий предок, а ремень свидетельствует о их прямом кровном родстве, хотя они и разделены многими тысячами миль морского пространства.

На каждого дилетанта, вторгающегося в святую обитель кровного собаководства и подвергающего сомнению сложившиеся твердые устои, обязательно набросится рычащая свора собаководов, норовящая схватить его за ногу. Я подвергаюсь такому же риску, поскольку твердо заявляю, что наш популярный риджбек не прибыл из Индокитая. Все специалисты утверждают обратное. И все они ошибаются. История риджбека — это старая романтическая история с сюрпризами и неожиданными поворотами.

Если верить специалистам, жители Фу-Куока вывели своих собак для охоты и продавали их на материк в Индокитай. Финикийские купцы или другие ранние мореплаватели завезли этих собаке Фу-Куока в Южную Африку. Таким образом и появился ремень у многих собак, имевшихся у готтентотов.

Капитан Т. С. Хоулей и Дж. К. Драй в брошюре, изданной в 1949 г. Трансваальско-Родезийским клубом любителей риджбеков, высказали предположение, что готтентоты, внешне очень напоминающие жителей юго-восточной Азии, прибыли в Африку из Азии сухопутным путем, приведя с собой и фу-куокских собак. Будь это так, то это было бы весьма знаменательное путешествие как для людей, так и для собак. Но такого путешествия не было.

Владельцы риджбеков считают своих собак подлинно южно-африканскими, единственными местными чистокровными собаками в Южной Африке. Но я надеюсь доказать, что риджбеки являются даже более южноафриканской породой, чем это могут себе представить их гордые владельцы. Я беру на себя смелость заявить, что риджбек не имеет ни капли крови индокитайских собак.

Прежде всего, что представляет собой риджбек? Эта порода настолько молода, что в описании ее стандарта есть немало расхождений. И если мое описание не совпадет с мнением специалистов, меня, конечно, разорвут на части (что поделаешь, собачий мир ревнив!). Однако один владелец, компетенции которого я полностью доверяю, заверил меня, что самым важным признаком породы является загадочный ремень на спине и собака без ярко выраженного ремня не может быть отнесена к этой породе. Ремень должен начинаться двумя одинаковыми «коронами» сразу за холкой, быть симметричным и, постепенно сужаясь, сходить на нет в ложбинке крупа.

Несколько лет назад я осмелился дать описание этой породы, настаивая на том, что мочка носа у идеального риджбека должна быть черной. За это я получил нагоняй от владельца одного из шести ведущих в Южной Африке риджбеков, по экстерьеру почти чемпиона, но имевшего коричневую мочку. Владелец заявил мне, что главное — это чтобы чистокровный риджбек был сильной и активной собакой, обладающей большой выносливостью и хорошей паратостью. Даже южноафриканская полиция стала применять риджбеков в розыскной службе, и вполне возможно, что эта порода сумеет вытеснить доберманов, пока лучших по чутью розыскных собак. В южноафриканской степи риджбеки преследуют зверя по следу со скоростью пятнадцать миль в час. К тому же они являются отличными сторожевыми собаками.

У риджбека относительно длинная голова, с плоским черепом и мощной мордой. Шерсть короткая, предпочтительно пшенично-желтого окраса, хотя допускается коричневато-желтый и даже коричневый с белыми пятнами натруди и лапах. Хорошая выставочная собака должна иметь глубокую грудь и сильные лапы.

А теперь посмотрим, каким был риджбек до выставок, когда он находился на положении дворняжки.

Когда португальцы высадились в Южной Африке, по побережью бегали собаки, среди которых, должно быть, были и риджбеки. Вероятно, вы помните сообщение Васко да Гама: «У готтентотов залива Святой Елены много собак, которые напоминают португальских и лают так же, как они».

Тил, историк, писавший в самом начале нашего века — за много лет до того, как риджбек вошел в моду, — отмечал: «Главную собственность готтентотов составляли овцы и рогатый скот. Единственным другим домашним животным была собака. Это — некрасивое животное, сложением напоминающее шакала, а шерсть на его спине направлена к голове; но это преданная, полезная собака».

Установлено, что готтентоты мигрировали с севера в Южную Африку в XIV веке, и почти нет никакого сомнения в том, что они привели с собой риджбеков. Можно предположить, что такой охотничий народ, как бушмены, не мог не иметь собак. Бушмены пришли на юг за несколько веков до готтентотов, и собаки могли бы оказать им неоценимую услугу в их опасном пути. Пещерные люди многих стран приручили волка и лисицу, шакала и койота. Наряду с каменными орудиями и огнем это явилось одним из величайших ранних открытий человека. Первобытные люди поймали щенят диких представителей семейства собачьих и обучили их охранять свои семьи, предупреждать об опасности и преследовать раненую дичь. Возможно, существовали вымершие и неизвестные нам ныне виды диких собак, от которых позднее произошли наши собаки; возможно, прав был Дарвин, утверждая, что наши собаки произошли от разных видов волка. Но факт остается фактом: на всех изображениях, оставленных первобытными охотниками, их собаки очень похожи на дикие виды собачьих данной территории. Даже в цивилизованных странах часто остается эта схожесть. Так, собаки Египта явно походят на египетского волка, а многие собаки бушменов Южной Африки — подлинные копии черноспинных шакалов.

И все же я считаю, что бушменам не удалось приручить собаку и что первых собак они получили от готтентотов. Кости собак находят в древнейших пещерах Европы; пещерные художники Франции и Испании изобразили самого старого друга человека — собаку во многих охотничьих сценах. Пещеры бушменов в Южной Африке дали много необычных и странных реликвий, но, как ни удивительно, останки собак или их изображения так и не были найдены (если не считать находок, относящихся к сравнительно ранним средним векам).

Итак, чтобы выяснить происхождение риджбека, надо вернуться к готтентотам, к происхождению готтентотов. Ученые считают, что в готтентотах течет много бушменской крови. Вероятно, какой-то хамитский народ передвигался из Египта на юг и в районе Великих озер смешался с жившими здесь бушменами. Так возник новый народ со своеобразным языком, в котором много щелкающих звуков и который очень похож на язык бушменов, хотя и сохраняет отдельные элементы хамитической структуры. Готтентоты передвигались на юг вместе со скотом (впоследствии ставшим известным как африканерский скот), овцами и собаками. В течение длительного пути через тропические заросли к плодородным землям юга все эти домашние животные прошли сквозь сито сурового естественного отбора. Собакам приходилось иметь дело со всемидикими зверями — от шакала до льва включительно, и те из них, кто выжил, стали идеальными охотничьими собаками.

Никогда не узнать, где и когда у риджбека появился щетинистый ремень. Самой известной собакой Египта была борзая, и сейчас еще что-то от борзой осталось у риджбека. Но нет ни малейшего доказательства для того, чтобы высказать предположение, что в Египте когда-то существовал хоть какой-нибудь вид собаки с подобным ремнем на спине. Этот характерный ремень мог возникнуть и во время великого переселения, и после того, как племена готтентотов осели в Юго-Западной и Южной Африке.

Известно, что готтентотская собака (так раньше назывался риджбек) не привлекала никакого интереса белых поселенцев в Южной Африке до середины прошлого века, когда фермеры в окрестностях Свеллендама вывели новую породу собак для охоты в горах. Это была помесь боерхонда (дворняжки, насколько я знаю африкаанс) и готтентотской собаки с незначительным добавлением крови ирландского терьера: собаки имели квадратные челюсти и отличались бесстрашием; ныне порода исчезла.

Одним из первых белых поселенцев в Родезии был Р. Ч. Хелм, прибывший сюда в 1875 г. в огромном фургоне из Свеллендама. С ним была жена и дочь — впоследствии Лавмор, которая позднее рассказала, что один приятель подарил в Свеллендаме ее отцу двух риджбеков. Собаки Хелма и считаются прародителями со временных родезийских риджбеков. Известный охотник на слонов и других крупных зверей Корнелис Ван Ройен вывел от этой пары охотничью стаю. Ван Ройен прибыл в Матабелеленд вместе с отцом и стал охотником на слонов в четырнадцатилетнем возрасте, добыв в свой первый же сезон восемь слонов... Он-то и вывел породу родезийских риджбеков. Многие годы риджбеки были известны как охотники за львами. Когда бесстрашная стая собак преследовала льва и в конце концов одолевала в схватке властелина саванн, — это было незабываемое зрелище. Сейчас, однако, для охоты на львов используется другая порода собак — животное величиной с крупную немецкую овчарку, имеющее пышную львиную гриву; щетинистый ремень у этой породы почти не заметен или же его нет совсем.

Первые белые поселенцы считали риджбека очень полезной собакой. Документально известно, что в конце прошлого века один белый поселенец приобрел в Сересе двух риджбеков. К родезийским риджбекам имеет отношение и следующая любопытная, но совершенно достоверная история. Участник переселения 1896 г. Дж. Н. Р. Лабушань через три года купил огромную черную собаку по кличке Воорман, заплатив за нее 20 фунтов стерлингов — довольно высокую сумму по тогдашним временам. У этой до некоторой степени загадочной собаки был щетинистый ремень. Затем Лабушань купил суку породы рыжий пойнтер и от этих собак вывел риджбеков, ставших весьма популярными в Родезии. Однако лет тридцать после этого на различные типы родезийских риджбеков все еще смотрели как на бесполезных дворняжек. И лишь на выставке собак в Солсбери в 1927 г. риджбеки были заявлены как самостоятельная порода.

Неудивительно, что родезийцы смотрят на своих риджбеков с гордостью, поскольку эти собаки выросли в суровых условиях: от них зависела охрана лагеря, они отгоняли от него гиен, шакалов и даже львов. Правда, собаки, осмелившиеся отойти далеко от костра, частенько становились добычей леопардов, этих огромных кошек, так любящих лакомиться собачьим мясом.

Риджбеки преследовали слонов, носорогов, буйволов и даже отважно набрасывались на льва, задерживали его и отвлекали внимание зверя от своего хозяина, тогда как самые храбрые представители других собачьих пород, впервые учуяв льва, дрожали.

Словом, отважный риджбек вернулся за реку Лимпопо в Южную Африку в новом, чистокровном, качестве собаки с установленным стандартом в 26 дюймов ростом и весом до 75 фунтов.

В 1945 г. в Трансваале был создан клуб любителей риджбеков. За последнее время риджбек вытеснил колли, кокер-спаниеля, бульдога и другие популярные в Южной Африке породы и с легкостью отстаивает свои позиции любимой южноафриканской собаки. Рост популярности риджбека особенно примечателен, если учесть, что всего лишь в 1920 г. две собаки этой породы демонстрировались в зоопарке Претории как любопытные экземпляры.

В Англии риджбеков впервые увидели в 1928 г., когда мисс Фолджэмб привезла двух собак этой породы. Они вызвали огромный интерес в Криссталл-паласе. Но с тех пор риджбеки редко бывают на выставках в Англии...

Канадцы завезли к себе риджбеков для охоты на кугуаров — этих своеобразных горных львов. Сотни риджбеков имеются сейчас в Соединенных Штатах. А в 1955 г. риджбек был занесен в книгу кровного собаководства американского клуба любителей собак. Это была первая порода за предыдущие десять лет и сто двенадцатая вообще, которая удостоилась такой чести. Некоторым породам потребовались тысячелетия, чтобы их ввели в избранное собачье общество. Риджбек вошел в элиту за несколько десятков лет.

А между тем некоторые специалисты заявили, что старая готтентотская собака с ремнем на спине выродилась. Я сомневаюсь, чтобы она вымерла полностью, поскольку в 1936 г. видел несколько этих собак в бушменском резервате в пустыне Калахари. Мой старый друг, охотник и проводник, покойный Дональд Бэйн показал мне этих собак, «Бушмены никогда не продают своих собак, — сказал Бэйн. — Тип бушменского риджбека становится редким. Я думаю, что эта порода — лучшая охотничья собака в мире. Она может взять шакала на дистанции в двадцать ярдов, а лает лишь тогда, когда лев слишком близко подходит к лагерю. А когда по бушменскому обычаю стариков оставляют умирать в степи, собаки остаются с ними и охраняют их до конца».

А теперь вернемся к фу-куоку на другом конце земного шара. Что это за собака? Я видел лишь фотографии фу-куока, ибо это очень редкая и, как говорят, вымирающая порода. Маркиз Бартелеми, в свое время получивший от французского правительства концессию на владение островом Фу-Куок, как-то послал трех собак этой породы в парижский зоопарк. Но любители собак в Англии и Америке впервые ознакомились с подробным описанием фу-куока незадолго до второй мировой войны. Клиффорд Хаббард, автор солидных исследований о собаках и их происхождении, объявил тогда фу-куока прародителем риджбека.

Этот вывод вполне объясним. Р. Д. С. Гуоткин, один из ведущих специалистов по риджбекам, писал в 1933 г., что фу-куок с его длинной головой, красноватыми глазами, рыжевато-коричневой рубашкой, с темной полосой на спине и подтянутым животом полностью напоминает шакала. Но, с другой стороны, щетинистый ремень на спине точно такой же, как у готтентотской собаки.

Турткин заявил, что происходящие, по всей видимости, от египетского шакала некоторые породы восточных собак дали съедобную китайскую собаку чау-чау и некоторые родственные ей породы; по мнению Гуоткина, щетинистый ремень появился у одной из этих восточных пород. Свою версию Гуоткин подкрепляет тем, что щетинноспинный фу-куок должен был быть завезен в Южную Америку, поскольку азиатские народы были мореплавателями, а готтентоты нет. В качестве довольно слабого доказательства он приводит тот факт, что малайская лодка каноэ была выброшена волной на африканский берег у Порт-Элизабета.

Этой же гипотезы придерживаются и другие специалисты. Так, приоритет в ознакомлении Африки с этой собакой Хаббард отдает финикийцам, утверждая, что путешествие должно было проходить по морю, ибо во время длительного перехода по суше собаки были бы потеряны. Хаббард считает, что английская кровяная гончая (бладхаунд) была другим предком риджбека, поскольку эти гончие завозились в Южную Африку для преследования бежавших рабов.

Я нигде не могу найти доказательства, что фу-куок — древняя порода. Нет никакой причины для того, чтобы «львиногон» должен был быть выведен на острове в Сиамском заливе. Да и в действительности этого не было. Возможно, финикийцы и плавали вокруг Африки еще за 600 лет до нашей эры, но ни один историк не обнаружил ничего, что свидетельствовало бы о том, что финикийцы совершили путешествие в Сиам, а затем в Южную Африку.

Арабы перевозили рабов на своих одномачтовых парусных судах из Восточной Африки в Китай еще за тысячу лет до наших дней. Возможно, что именно арабский или португальский мореплаватель или же голландский шкипер всего лишь несколько веков назад и высадил риджбеков на остров Фу-Куок. Несомненно, что эта порода совершила путешествие с запада на восток. В Африке риджбеков всегда было много, тогда как на острове Фу-Куок, по общей оценке, они издавна были малочисленны. Об этом факте никогда не задумывались те кинологи и ученые, которые отдают предпочтение версии об азиатском происхождении риджбека. Они не были историками, они хотели заставить хвост вильнуть собакой.

На острове Фу-Куок риджбек сохранил почти все свои африканские признаки. Должно быть, он смешался с чау-чау, поскольку у фу-куока черноватый язык и иногда встречаются собаки с черной пастью. Во всем же остальном — это старый африканский риджбек, с чистой кровью, которая могла сохраниться лишь в изоляции.

Можно назвать его как угодно: рифругхонд или пронкруг, лееухонд или саалругхонд, готтентотской собакой или родезийским риджбеком, но он всегда хорошо относится к детям, грациозен в движении, однолюб, с чудесным, преданным характером. Риджбек не восточная, а чисто южноафриканская собака.

А как же быть с загадочным щетинистым ремнем на спине риджбека — особенностью этой породы? Возможно, ремень — наследство дикости, отправного пункта всех собак. Но столь много времени прошло с тех пор, как какой-то предок наградил риджбека этим признаком, что тайна эта теперь никогда не будет выяснена.


С английского перевел К. Гришечкин