Главное — в воспитании | Печать |

Наумов В.

 


Трудно преувеличить тот гнев, ту боль и горечь, с которыми люди, обращаясь в редакции охотничьих изданий, пишут про имеющиеся недостатки в охотничьем хозяйстве и недостойные поступки охотников.

Авторы этих писем стремятся всячески помочь искоренению того зла, которое все еще продолжает существовать в области охоты.

Так, С. Гаврилов из Вологодской области и В. Ольшевский из Красноярска рекомендуют, чтобы к борьбе с браконьерством, помимо охотничьей общественности, были бы привлечены и местные советы, партийные и комсомольские организации, народные дружины по охране общественного порядка, а также пресса, радио, телевидение.

Огромный вред приносят в охотничьем деле — как, впрочем, и в любом другом — использование служебного положения, безответственность, панибратство, замалчивание преступлений, покровительство браконьеров и т. д.

В связи с этим группа читателей (В. Вальданов из Мордовской АССР, Е. Губский из Хмельницкого, Э. Подпальный из Иркутска, В. Ольшевский из Красноярска, А. Кралин из Москвы и др.) предлагают особенно сурово взыскивать за нарушение правил и сроков охоты — в первую очередь с лиц, призванных защищать интересы охраны природы: с директоров заповедников, начальников поисковых партий, работников суда, прокуратуры, милиции, исполкомов и т. д.

Якутский охотник И. Корнилов, Е. Губский из Хмельницкого, В. Сдобное из Рыбинска и другие считают необходимым в воспитательных целях более строго принимать охотминимум у начинающих охотников и жестче наказывать провинившихся. Более строгих наказаний за всяческие нарушения требуют и М. Дресвянников из Томска, члены охотколлектива № 19 Дзержинского района Москвы и многие другие охотники.

В то же время авторы писем заявляют и о том, что их попытки бороться с правонарушителями охоты зачастую разбиваются о косность и рутину тех учреждений и организаций, куда они обращаются за помощью. Между тем живую природу в тех или иных районах продолжают варварски истреблять: леса гибнут, исчезают охотничьи звери и птицы, уничтожается рыба... В защиту уникальных сокровищниц природы — Астраханского и Кавказского заповедников, ничтожных остатков нерестилищ осетров на Волге, неповторимого озера Байкал с его окрестностями — достаточно убедительно выступают ученые, писатели, интеллигенция.

Охрана природы сейчас, как никогда раньше, становится долгом каждого сознательного гражданина. Это вполне естественно, так как любовь к родной природе, хозяйское отношение к ее богатствам неразрывно слито с самым дорогим — с чувством Родины. Поэтому любовь к природе должна прививаться человеку с детства. Равнодушие здесь недопустимо! А о нем, к сожалению, говорят не только браконьерство, но и та вялость, а часто и ошибки в воспитательной работе, касающейся природы и охоты, которую проводят печать, радио и телевидение.

Совершенно ясно, что нормы отстрела необходимы: они призваны воспитывать бережливое отношение к дичи, пресекать охотничье стяжательство. Отрадно видеть, когда охотник, заполевав на утренней заре селезня или тетерева, остальное время охотится уже не с ружьем, а с фотоаппаратом. Но бывает и иначе. Как-то раз паренек — общественный инспектор сделал замечание одному «стрелку» из военнослужащих, приехавшему на машине. Багажник на ее крыше был до отказа завален утками и гусями.

Уместно спросить: зачем этому хапуге столько дичи?..

О таких и им подобных возмутительных случаях сообщают не один, а десятки честных охотников, радеющих за свои природные богатства.


В пору охотничьего сезона тысячи москвичей отправляются на охоту к Уралу, в Вологодскую, Архангельскую области, на Белое море и в прочие места Советского Союза.

Едешь сутки, двое, трое, проезжаешь десятки поселков, городов и сел, но почти никогда не встретишь даже и намека на проводимую там воспитательную работу применительно к теме охоты и любви к природе.

А казалось бы, именно на станциях, пристанях — этих перекрестках больших охотничьих дорог — и надо рассказывать, например, языком плакатов, транспарантов проезжающим и местным охотникам (и не только охотникам, а всему населению!) о нашей природе и охоте.

Эти плакаты не должны напоминать журнальную страничку, измельченную деталями, и иметь стерто-тусклые изображения (такие выпускаются), а быть большими, броскими, красочными, чтобы издали приковывать внимание прохожего. Плакаты должны призывать к борьбе с браконьерством, отражать насущные вопросы охраны и воспроизводства охотничьих животных, рассказывать о их жизни и местах обитания, указывать сроки охоты и многое другое.

Издательствам, выпускающим охотничью литературу, необходимо издавать такие плакаты массовыми тиражами, привлекать к работе над ними не сухих ремесленников, а истинных любителей и защитников родной природы. Что касается транспарантов на дорогах, то их изготовление и установку легко осуществить госохотинспекциям за счет средств, ежегодно выделяемых районным и областным исполкомам на агитмассовую работу. Для хорошо выполненного декоративного плаката-панно всегда найдется уголок и в других общественных местах: в парках и скверах, на стадионах и площадях. Охотничья общественность, члены охраны природы должны дорожить плакатами и оберегать их от хулиганов. Тогда плакат станет действенным оружием в борьбе с нарушителями и активным средством воспитания лучших черт в человеке.

К сожалению, многие плакаты, выпущенные в последнее время («Даешь... больше леса», «Больше пушнины... рыбы... мяса»), являются идейно отсталыми, западая в сознание скорее как призыв к вырубке леса или неограниченному истреблению животных, но не как разумное истолкование полезной и нужной идеи.

Чего стоит, например, плакат, изображающий лесоруба-пильщика с утрированно самодовольной физиономией возле высокоствольного, уходящего в небо, вековечного кедра! А соответствующие организации где ни попадя стараются расклеивать это «произведение»...

Примерно о том же говорят неуклюжие транспаранты на дорогах, в городах, где население «призывается» к уничтожению водоплавающей дичи на осенних перелетах и зимовках и копытных в степи.

Издатели таких плакатов подходят к природе с узковедомственных, бюрократических позиций. А ведь растут дети, чему же научатся они? Постигнув пример, как побольше истребить живого, вряд ли кто сможет стать рачительным хозяином.

Чиновники ведомств не думают также и о том, что, увидев такой «патриотический» призыв, приспособленец и паразит смекнет что к чему, и тогда ему «хоть потоп». Его-то уж не остановишь!

Если необходимы подобные плакаты, то развешивать их надо по назначению: про лес — в общежитиях пильщиков, про мясо — на скотных дворах, про пушнину — в зверосовхозах.

Призывать к увеличению того или иного продукта живой природы надо, конечно, другими методами, а то очень уж это похоже на самоизбиение.

Необходимо всеми и всяческими мерами прививать и воспитывать в молодежи лучшие качества: бережное отношение к природе, сознание гордой радости от ее богатств. У нас заметно усилилась за последнее время тяга к природе: возросло количество охотников, рыболовов, туристов. Но беречь природу, относиться к ней по-хозяйски, любовно, умеют пока еще далеко не все.

В 20—30-е годы находились «энтузиасты», которые возбраняли воспитывать детей на классической и народной сказке. Теперь же сказки выходят миллионными тиражами. Природа, как и сказка, будит чувство романтики, фантазии, зовет подростка искать и дерзать. Именно поэтому-то любовь к природе и должна воспитываться с детства!

В нашей стране браконьеру, стяжателю, как и всякому моральному уроду, объявлен идеологический бой. Большую помощь в этой борьбе смогли бы оказать радио и телевидение.

Передачи по центральному и, местному радио, посвященные вопросам этики и морали, долгу и чести (в особенности касающиеся нашего богатства — природы), должны появляться не время от времени, а каждодневно и быть живыми, свежими, доходчивыми. Печать, кинематография — тоже могучее оружие воспитания! Поэтому необходимо, чтобы все чаще и чаще в центральной и периферийной прессе, в киножурналах для сел, райцентров, областей появлялись бы заметки, статьи, киноленты, посвященные наболевшим вопросам о долге и чести охотника, рыболова, туриста. В этой связи уместно вспомнить наши лучшие научно-популярные фильмы о природе и животных: «Дорогой предков», «Лесная быль», а также последний фильм С. Образцова «Удивительное рядом»! Чтобы избежать в печати вредной пропаганды анархии в охоте и браконьерства, следовало бы взять под действенный и научный контроль все издательства и редакции, популяризирующие вопросы охоты и рыбной ловли. А то в журналах, газетах, в детских изданиях нередко приходится встречать неудачные названия статей, недобросовестные, биологически неграмотные материалы и досужие кабинетные вымыслы, вроде спортивной добычи рыбы острогой, сетями, «пауками», перетягами... или побасенки о зайцах и лисицах-древолазах, о крылатых сомах и щуках, не говоря уже об охоте на запрещенных животных, собирании яиц полезных птиц, и тому подобные нелепицы. Тот, кто публикует такие материалы, не только расписывается в собственном невежестве, но и вредит делу познания природы подрастающим поколением.

Надо, чтобы все фактические материалы об охоте и природе носили не один лишь голый развлекательный, а — познавательный характер. Примерно то же следует сказать и о помещении фотографий в газетах, книгах, журналах.

Вопрос о межобластном охотничьем гостеприимстве уже обсуждался на страницах журнала «Охота и охотничье хозяйство». Однако у нас еще не перевелись местные князьки-собственники, которые по принципу «что хочу, то и ворочу» запрещают охотиться приехавшим из других областей, портят им отпуск, настроение. Было бы удивительно, если, скажем, ленинградец не мог побродить с ружьем по тропам Урала, не смел бы охотиться в местах по своему выбору. В этой возможности проявляется истинная самобытность и традиционность русской охоты, выгодно отличающая ее от охотничьего туризма в некоторых европейских странах, где охота рациональна и академична, где все аккуратно «разложено по полочкам».

Конечно, нельзя забывать о соблюдении уставных правил и об элементарных этических нормах поведения. Охотнику нужен самоконтроль, сознание того, что он хозяин и обязан беречь все, что дорого его сердцу, подавлять в себе инстинкты добытчика...

Много бед, особенно по берегам озер, рек и ручьев, приносит охотничьим животным порубка хвойных и других молодых деревьев, выжигание кустарников, травы, камыша, а также загрязнение местности; все это также вызывает протест истинных любителей охоты и природы. Обо всех этих наших злых неполадках и пишут читатели в редакции охотничьих изданий.

Восстановление запасов дичи и защита ее от браконьеров и хапуг пойдет гораздо активнее, если охотники будут сплочены в коллективы и за ними будут закреплены определенные охотугодья. Тогда не только уменьшится разобщенность охотников, но и вырастет заинтересованность каждого за судьбу и сохранение зверя и птицы в «своем» угодье.

Кажется, уже давно настала пора охотничье-рыболовным обществам взять шефство над школами, а лучшим членам этих обществ стать в школах частыми гостями. Ведь воспитание любви к живой природе выковывается именно в школе.

Точно так же и нашей охотничьей литературе надо быть прежде всего открывательницей радостей и той жизнеутверждающей силы, которые получает человек от общения с природой в процессе охоты. Нельзя одновременно и забывать о том, что добыча в разумных пределах счастливо венчает охоту.

Природолюбы и охотники должны принять непосредственное участие в разрешении всех этих насущных задач.