На овсах за медведем | Печать |

Каплин В.



Думаю, что не ошибусь, если скажу, что для охотника наиболее дорогой трофей — хозяин лесной глухомани, медведь. Как-никак у нас медведь после тигра самый сильный зверь...

Овладеть желанным трофеем может каждый охотник, надо только проявить настойчивость, смекалку и выдержку.

Существует несколько способов охоты на медведя: подкарауливание зверя у туши задранного им животного (у привады), на берлоге, охота с собаками и т. д. Но, пожалуй, самой доступной охотой на медведя является подкарауливание на овсах.

Посещение медведями овсяных полей в какой-то степени зависит от урожая дикорастущих ягод: малины, черники, брусники. Но даже и в самые «ягодные» годы медведи не преминут полакомиться поспевающим овсом. И тот, кто стремится овладеть желанной добычей, не должен упустить этого золотого времени начинающейся осени.

Когда чуточку холоднее и росистее станут летние ночи и с полей ветер донесет дивный запах поспевающей ржи — хлеба севера, медведи начинают посещать овсяные поля. На Вологодчине обычно это бывает в первой декаде августа. Овсяные поля в это время стоят зеленые, но колосья уже налились сладким молочком. Белеющий овес местами долго сохраняет сочную прозелень, и звери будут посещать овсяные поля до тех пор, пока их не скосят.

Самая удачная охота бывает в первые дни выхода медведей на овес. В это время звери еще никем не напуганы и посещают избранные участки полей засветло, нередко до захода солнца. Если же зверь заметит, что его выслеживают, не однажды услышит присутствие людей вблизи облюбованного места (обычно это бывает, когда в засаду ходят много охотников), он настораживается, начинает ходить по закрайкам поля, причем уже поздно вечером, и даже в темноте. А это снижает возможность успешной охоты. Однажды такой напуганный медведь вышел на овес около двух часов ночи, хотя бродил поблизости с самого вечера. Из-за темноты убить его не удалось. Там, где добыча медведя разрешена, охоту лучше всего начинать в первой половине августа. Осуществить ее не трудно даже столичным охотникам: сейчас в каждом районном центре имеются аэропорты. Попасть из райцентра до той или иной отдаленной деревушки тоже не трудно: всегда найдется если не автобус, идущий в нужном направлении, то попутная автомашина. И только несколько километров до места охоты обычно приходится ехать на лошади или же идти пешком.

В условиях северо-западных областей РСФСР лучшее место для охоты — сравнительно небольшие овсяные поля на бывших хуторах, починках или возле небольших деревушек, окруженных лесом.

Итак, вы решили отправиться на охоту за медведем. У вас, вероятно, двуствольное ружье (хотя это и не обязательно). Но ружье должно быть 12-го или 16-го калибра (а это уже необходимо). Патроны следует снарядить заново, затем проверить, свободно ли они заходят в патронник. Можно применять круглые пули. При этом надо помнить, что перед снаряжением патронов пули обязательно проводят сквозь канал ствола, особенно если он имеет чоковое сужение. В патроне пулю заливают парафином или воском. Кроме круглой пули, применяют турбинные — системы Штендебаха «Идеал» или пули «Бреннеке» и «Якан». Патрон с пулей снаряжается усиленным зарядом пороха. Неплохо проверить бой ружья пулями, пристрелять его в безопасных условиях.

Прибыв к месту предполагаемой охоты, нужно тщательно осмотреть закрайки овсяных полей, примыкающих к лесу. Найти участки, посещаемые зверьми, не трудно даже новичкам. Медведь елозит по посевам, приминая растения и как бы процеживая овсяные метелки сквозь зубы, как говорят у нас — «бруснит» овес. К тому же, пребывание зверя на поле выдают когтистые отпечатки его лап. Медведь тяжел, и его следы обычно отчетливо видны на почве. Тут же встречается и помет зверя — плохо переваренные дикорастущие ягоды или зерна овса.

Засидку-лабаз надо устраивать там, где больше всего овса примял медведь, где основное место его жировки. Чаще всего это небольшие поля на отшибе, расположенные ближе всего к лесу, или загончики посевов, окруженные лесом со всех сторон. Лабаз лучше сделать задолго до охоты; если же это невозможно, можно оборудовать его и в день охоты, но только с утра, во всяком случае не позднее полудня. Дело в том, что зачастую под вечер медведь находится поблизости от овсяного поля и, заслышав стук топора, настораживается.

Лабаз удобнее сооружать на хвойных деревьях, на высоте трех-четырех метров от земли. Хвойные ветви хорошо маскируют охотника. Однако зачастую около поля толпится лишь березник и ольшаник. Тогда приходится оборудовать лабаз и на этих деревьях с учетом наилучшего обстрела. Перед началом постройки лабаза надо тщательно осмотреть места подхода зверя, его вероятные лазы.

Делается лабаз из подручного материала — срубленных деревьев, рогатин-подпор. Хорошо, если охотник предусмотрительно захватит с собой несколько метров проволоки. Связав ею три-четыре рядом стоящих дерева, можно быстро сделать надежным помост.

Подкарауливают зверя на лабазе обычно сидя. Чтобы не затекали ноги, для них обязательно устраивают упор-перекладину.

Засидка не должна ничем выделяться на фоне окружающего леса. Оборудовав ее, надо посмотреть, не мешают ли обстрелу ветви деревьев, кустарник. Их можно срубить. Но срубать много ветвей и молодых деревьев не следует, так как это будет замечено медведем. Сучки, щепу надо убрать, а белеющие пеньки замаскировать мхом или травой. Ничто не должно вызывать подозрения у зверя. На расстоянии 30—40 метров от засидки не плохо бы воткнуть небольшие деревца-ориентиры — для верности попадания и убойности.

На лабаз садятся за час до захода солнца. При этом не следует много ходить поблизости, а прямо подойти к дереву, где оборудована засидка, и залезть на нее. Двое охотников должны подходить к лабазу след в след.

Чаще всего медведи выходят полакомиться овсом вскоре после заката солнца. В наиболее глухих местах, где зверей никто не беспокоит, они выходят гораздо раньше, иногда даже днем. Пуганые, очень осторожные звери посещают овсы по утрам. Убить такого медведя очень трудно.

Медведь — чуткий, осторожный зверь. Поэтому, когда ветер тянет на охотника со стороны подхода зверя, обеспечивается больший успех охоты.

...И вот охотник на лабазе. Солнце западает за вершины деревьев. Лопочут листья осин. Надоедливые комары звенят над ухом, норовят залезть под рубашку...

Треск сушины поблизости заставляет насторожиться. Но опять тишина. Даже говорливые осины замолкли. Наконец отчетливо слышится, как кто-то пробирается между деревьями. Доносится сопение зверя. Сомнений нет. Это медведь. Густолапые заросли надежно укрывают его. Медведь стоит, некоторое время втягивает воздух, фыркает и вдруг начинает удаляться. В чем же дело, почему он не вышел на овес? Разгадка приходит утром: охотник на своих брюках замечает большое масляное пятно... От одежды не должен исходить резкий, отпугивающий медведя запах; кроме того, курение также недопустимо во время охоты.

Снова охотник на лабазе. На этот раз всего в каких-нибудь двух километрах от деревни. Слышно, как играет гармошка, молодежь поет песни. А с противоположной стороны, из лесной глухомани, должен выйти медведь. Солнце зашло, но медведь не появляется. Проходит еще полчаса. И вдруг охотника что-то заставляет обернуться, и вот он видит того, кого ждал. На этот раз зверь подошел совершенно бесшумно. Даже дрозды проглядели и не выдали его. Пришел он по старой лесовозной дороге, а с нее к пашне вела тропинка — ею всегда охотно пользуются медведи. Зверь стоит сзади — у кромки овсяного поля. Для того чтобы выстрелить, охотник резко оборачивается, но зазря: медведь тотчас исчезает. Опять неудача.

Снова и снова перед вечерней зарей приходит настойчивый охотник на лабаз. Но оба раза впустую: зверь не появляется. Но охотник не разочаровывается. Через неделю он вновь отправляется на лабаз.

Едва скрывается солнце, как справа начинают галдеть дрозды. Что-то шебаршит в кустах. Птицы трещат еще сильнее. Чувствуется, что идет большой, осторожный зверь. Вот он проходит стороной, неожиданно рявкает и стремительно убегает прочь. Треск и шум еще долго стоит в ушах. Охотник допустил ошибку, которую обнаружил лишь после прихода зверя: лабаз был сделан над старой, неприметной звериной тропой, которую раньше трудно было заметить.

И еще одна встреча на овсах. Вы — на лабазе. Слышите, как на чащобе кружит медведь. И вот его косматая голова показывается из-за куста ивняка. Вы сильнее сжимаете ружье. Тишина. Слышно, как стучит сердце. Осмотревшись, зверь вылезает, останавливается, прислушивается. Вы медленно поднимаете ружье к плечу, но... им чуть задеваете ветку с высохшими листьями. Этого уже достаточно. Медведя как ветром сдувает. Одним прыжком он перемахивает обратно за куст и стоит там, слушает. Дело в том, что зверь очень осторожен на подходе к овсу или задранному животному.

Постоял медведь и ушел. А охотник опять остался без трофея.

Если же медведь вышел на овес и находится на расстоянии верного выстрела, медлить с выстрелом не следует. Надо прицелиться и стрелять. Бить лучше всего под лопатку или в голову сбоку (но не в лоб).

Если зверь ранен и скрылся в чащобе, разыскивают его с большой осторожностью. Раненый медведь может затаиться и напасть на охотника.

Хочется рассказать еще об одной встрече с медведем на овсах.

Как-то во время своих охотничьих странствий мне удалось узнать, что большой медведь ежедневно выходит на овсы возле небольшой деревушки Мишин Починок. Утром я сделал лабаз и стал с нетерпением дожидаться вечерней зорьки. Днем я встретился с одним охотником — местным кузнецом. Он тоже решил попытать охотничье счастье. Его засидка находилась за перелеском метрах в ста пятидесяти от моего лабаза на другом поле. В засаду мы сели часов в семь.

Ничто не нарушало тишину осеннего леса, не было слышно и его обитателей. Но скоро они появились. Шурша опавшими листьями, засновали полевые мыши и землеройки. Они быстро перебегали от одного куста к другому, скрывались под корнями деревьев и неожиданно появлялись вновь. С интересом наблюдал я за этими зверюшками. Мое внимание привлек треск сучьев. Что это, уж не медведь ли идет? Вскоре удалось выявить виновника этого шума. Им оказалась рыжая белочка. Непоседа перескакивала с одного дерева на другое, осматривала их и иногда роняла на землю сухие веточки.

Незаметно шло время. По вершинам берез, ветвям сосен скользнули лучи заходящего солнца. Из низины повеяло прохладой.

Стало темнее. Появились и ночные обитатели. Мимо бесшумно пролетела большая птица, через несколько секунд она вернулась и, разглядывая меня, повисла в воздухе. По большой кошачьей голове и светящимся зеленым глазам догадался, что это сова.

Вдруг услышал голос кузнеца:

— Пойдем домой, не придет, видимо...

Я не отозвался — уходить было рано.

Буквально через минуту со стороны засидки соседа послышался хруст валежника. Я мысленно выругал своего невыдержанного соседа, но каково же было мое изумление, когда из лесу выкатил громадный медведь. У овса он застыл как вкопанный. Затем сделал еще несколько шагов. Опять постоял, прислушался. Мой лабаз находился на двух елках и кудрявой березе, посреди поля. Затем зверь подошел еще ближе ко мне. Я отчетливо слышал, как он сопел, обдирая метелки, и смачно чавкал. Теперь я зверя не видел: его скрывали еловые лапы и густые ветви березы.

Несколько минут показались мне вечностью. Но вот медведь отошел в сторону. Я тщательно выцелил и ударил дуплетом. После выстрелов зверь сделал несколько громадных прыжков, упал и стал молотить когтистыми лапами землю. Перезарядил ружье и стрельнул еще раз.

Потом с фонариком осторожно подошел к нему, медведь был мертв. Это был очень крупный зверь.

Когда с лабаза кричал кузнец, медведь находился поблизости от него. Заслышав голос, зверь поспешил уйти в другое место и набрел на меня. Так благодаря выдержке я был вознагражден замечательным трофеем.

Настойчивость, выдержка и сноровка являются надежными союзниками в охоте на медведей.

И последнее, о чем хотелось бы особо предупредить новичков, — это об осторожности, которая так необходима на охоте. Надо всегда помнить о золотом правиле: стрелять можно лишь тогда, когда отчетливо видишь, в кого метишься. На медвежьей охоте в малознакомом месте, подчас при ограниченной видимости, не соблюдая этого правила, может произойти несчастный случай. Если же охотник будет дисциплинирован и осторожен, этого никогда не случится.