Лабазники | Печать |

Каплин В. Н.



Знаете ли вы Ивана Ивановича Белова? Не слыхали. А у нас его все охотники знают. Иван Иванович поклонник Артемиды и слывет по округе медвежатником, а потому вряд ли кто больше, чем он, может рассказать вам интересных побасенок о многочисленных встречах с косолапыми.

Соберутся этак охотнички в морозный воскресный день в своем магазине. На улице пурга, а в помещении тепло, и вот начинаются байки. А Иван Иванович непременно тут и уж обязательно какую-нибудь историю про медведя подкинет. То, как в лесной глухомани один на один он столкнулся с медведицей и шестью ее кавалерами, но почему-то у него никак ружье не стреляло и звери ушли, то как однажды он упал с дерева на медведя, которого через неделю нашли мертвым, дескать, скончался зверь от разрыва сердца и расстройства желудка... Но больше всего Иван Иванович любит рассказывать, как двое проезжих из Ленинграда с лабазов удрали. Рассказывает он так:

— Разыскали, стало быть, они меня и говорят: «Слышали мы, что медведи у вас овес посещают, устрой-ка нас покараулить». А сами такие важные, в регланах, сапогах-броднях и с двустволками за плечами, кинжалы за поясом... Не понравились что-то мне приезжие. Спорить с ними некогда было, все-таки пообещал подать охоту, а сам думаю: «Просите устроить, так устрою. Забудете, как на медведей ходить».

Привел их на Куликову пашню, поутру лабазы сделали — и в деревню. Они отдыхать легли, а я сразу к дружку Степке. «Есть, — спрашиваю, — у тебя тулуп овчинный?» — «Есть, — говорит, — только старый, прохудился». — «Пойдет, мне такой и надо».

Разыскали мы тулуп и вместе со Степкой айда в лес. Пришли, стало быть, на пашню. Вывернул я тулуп наизнанку, напихал в него соломы и наскоро нитками прихватил. Положили это чучело за куст, а от него на противоположный конец пашни, аккурат за лабазы, тонкую проволоку протянули...

Пошли мы к вечеру на охоту, а Степка прямушкой вперед нас деранул. Укрылся в засаде и сидит, темноты дожидает. А как солнышко-то село да потемнее стало, и потащил он «чучело» по полю. Только дернул, мои охотнички увидели да этак метров за шестьдесят пальбу открыли. А «медведь» елозит по овсу и все на них режет. Приезжие знай паляют. Для прилику и я раз грохнул. Они патрончики-то повыстреляли, мне кричат: «Чего не стреляешь?» А я им в ответ: «Патрон, так-перетак, заело!» А медведь все прёт. Соскочили они с лабазов, и давай бог ноги. Больше я их и не видел... Соседки сказывали, прямо на станцию подались. Вот он какой шутник — Иван Иванович!