Неизвестные строки С. Т. Аксакова | Печать |

Во втором (февральском) номере «Журнала охоты» за 1858 год была напечатана большая статья К. Петрова «Охотничье метательное оружие».

В номере четвертом за тот же год журнал поместил «Письмо к редактору» С. Т. Аксакова, в котором он писал:

«С большим удовольствием прочел я в № 2 издаваемого вами “Журнала охоты” прекрасную статью г. Константина Петрова “Охотничье метательное оружие”. Автор с большим вниманием разработал этот предмет. Я могу прибавить к его описанию еще одно метательное оружие, лично мне известное, потому что я родился и вырос в Оренбургской губернии, посреди соседственных нам башкирцев и кочующих татар, у которых оно в употреблении. Это оружие называется казарга. Я видел его еще в детстве и потому подробно описать не могу; но очень помню, как один оренбургский охотник и славный стрелок, Е. Н. Т-в, при мне бил из казарги голубей, сидящих на высокой колокольне. Казарга есть не что иное, как обыкновенный лук, но с двумя тетивами, между которыми на самой средине находится мешочек или кошелечек, в который вкладывается глиняная небольшая пуля. Стрелок, держа лук посредине левою рукою, ухватив двумя пальцами правой руки пулю в мешочке, натягивает тетиву до известной степени и, наметив на предмет, мгновенно выпускает пулю из руки. Удары, которых я был свидетелем, были очень метки и сильны, потому что голуби, будучи, как всем известно, крепкою птицею, падали мертвыми или оглушенными или с переломленными крыльями. К этому я должен прибавить, что пули приготовлялись не из обыкновенной желтой или красноватой глины, а из глины сизого цвета, очень вязкой, крепкой и тяжелой. Пули высушивались не вдруг, не в печи, а сохли медленно в тепловатом месте, закрытом от солнца и света. Все это мне рассказал дядька мой и прибавил к этому, что тетиву у казарги прямо натягивать нельзя, а надо брать как-то набок; в противном же случае разобьешь себе левую руку...»


Письмо, написанное С. Т. Аксаковым 15 марта 1858 года, за год с небольшим до смерти, — еще одно свидетельство глубокого интереса писателя к охотничьей литературе, и не только художественной, но и сугубо специальной, технической, образцом которой являлась статья К. Петрова.