Стихотворения | Печать |

Анатолий Вагин


Читая Пришвина

В родном краю ромашек и берез

Давным-давно — еще совсем мальчишкой —

Сдружился я с одной недетской книжкой,

Что мне отец из города привез.


В те дни не все в ней понял я сполна.

Но были там ребята и утята,

Лисичкин хлеб и глупыши щенята,

И мне, мальчишке, нравилась она.


Казалось, добрый мудрый человек —

С улыбкой мягкой, с говором спокойным —

Водил меня по соловьиным поймам

Под шелест струй в просторах дивных рек.


Водил в леса, где в шорохе ветвей

Глазами девушек пугливые олени

Глядели сквозь березовые тени,

Как добывал там клады Берендей.


Мне слышалось: «Смотри, запоминай,

Как в синем поле гаснет зимний вечер,

Как бродит август по овсам и гречам,

Как входит в дом веселый шумный май».


И этот мир бесхитростных чудес

Я полюбил, того не замечая,

Что он и есть земля моя родная

Под ясным сводом северных небес...


Павел Кудрявцев


Мы с другом шли...

Мы с другом шли целинником к опушке,

С ветвей свисала снега бахрома;

На каждый куст как будто бы подушку

Хозяйственно накинула зима.

В крутой сугроб мы ввязли с ним по пояс,

Пролаза снег к нам всюду залезал,

Но, о другом немного беспокоясь,

Я спутнику небрежному сказал:

— Здесь надо тише, видишь — тут валежник,

Тут не попасть бы нам с тобой впросак...

— В ладоши хлопнуть?

— Что ты! Разве можно...

Под ним ютится во какой русак!

— А там чей след?

— Да сразу видно — волчий...

Охотничьи, привольные края!..

Здесь не хватает разве только гончей,

Надежных лыж да верного ружья!


Мария Терентьева-Катаева

 

Работники весны

Сговорились дождь и ветер,

Свежий ветер теплых стран,

Смыть с земли сугробы эти

И прогнать седой туман.


Зашумели дружно, смело,

Засучили рукава,

Чтоб природу переделать

И весну завоевать.


И с рассветом ветер ранний

Ест снега, березки гнет,

Чистит двор, метет поляны,

На реке ломает лед.


К ночи дождик начинает,

Озабочен и сердит,

Мостовые умывает,

По обочинам гудит.


Поработав, дождь и ветер

Удивились: «Почему ж

Все так сумрачно на свете —

Только стало много луж?»


Луч скользнул по ржавым травам,

Возвестив начало дня,

Солнце крикнуло: «Куда вам,

Разве сладить без меня!


Оживает все сначала,

Лишь сверкну я в вышине,

Помогли вы мне немало,

Расчищая путь весне!..»


Тянется все выше, выше

Тонкий стебель за окном.

Расцветает мир и дышит

Буйным светом и теплом.


А. Петров-Дубровский

 

Лань

В лесу, в задумчивую рань,

Пригрезилась мне у поляны

Нешелохнувшаяся лань

Виденьем тонкого обмана.

Безмолвия лесного дух,

Лань, грациозное созданье,

Была вся зрение и слух,

Настороженность, выжиданье.

Как вдохновенье летних дней,

Рыжеволосое виденье

Стояло в сумраке ветвей,

Безгласность и уединенье.

Она была как аромат,

Полусознание природы,

Бытийной тайны важный взгляд,

Мгновение моей свободы...


И. Недорезов


В ритме сердец

Хорошо разжечь костер,

Средь болотин топких

У березок, у сестер,

Одолжив растопки.


Рвется пес на поводу,

Греемся, судачим

И в упавшую звезду

Верим, как в удачу.


И как будто в такт душе,

Как сигнал-побудка,

Где-то рядом, в камыше,

Звонко крякнет утка.


Ощутишь ружье рукой,

Счастьем полон досыта,

И у сердца ритм такой,

Что живи хоть до ста!


Иван Дрёмов


Белые скалы

(отрывок из поэмы)

Зацветают высоты

Светом звездных гвоздик.

Над Оленьим болотом

Где-то стонет кулик.

Сжав двустволку, невольно

Улыбнулся Коваль* —

Отзывается болью

В сердце птичья печаль.

И какой тут охотник,

Шаг замедлив, смолчит,

— Эко, чертов болотник,

Как душевно кричит!

Ни тропы, ни поселка.

Только ветер с горы,

Только в лунных иголках

Рябь кедровой коры.

По колено — трясина,

Кровь толчками — в висок...

Гарь. Кочкарник. Осина.

За осиной — скрадок.

Все вошло здесь в привычку:

Мох, под боком сенцо.

Крепким духом брусничным

Взгорок, бьющий в лицо.

Только в лужицах-блюдцах

Зябко вспыхнут лучи,

На полянке сойдутся

Плясуны-косачи.

Плотно сгрудятся в пары

Круг за кругом — и бой.

Гулких крыльев удары

Расплескают покой...

В ожиданье рассвета,

Взглядом выверив даль,

В хвойной темени веток

Затаился Коваль.

И куда-то, как тени

Отклубившихся вьюг,

Все дневные волненья

Отодвинулись вдруг...


* Герой из поэмы.


Александр Балонский


Лисьим следом

Над рощей гаснут звезды, снега в лучах зари.

Запели на березах, как флейты, снегири.

Сухой снежок кружится, порхает надо мной.

Видны следы лисицы на просеке лесной.

У кочек мышковала и рыла снег у пней...

Собаки с звонким лаем помчались вслед за ней.

Вся желто-золотая на утреннем снегу —

Мелькает за кустами лисица на бегу.

То дальше гон, то ближе... Дрожит от лая лес,

А я спешу на лыжах лисе наперерез.

И вот ползет в лощине от выстрела дымок,

И звонко запевает охотничий рожок.


Николай Лебедев


Слышу заливистый гон...

Лес наполняется шорохом листьев,

Светом прозрачного свежего дня, —

Голой рябины багряные кисти

Трепетным жаром волнуют меня.

Пахнет медовой опавшей листвою.

Входим в нее, и у самых берез,

Словно подмытый внезапной волною,

Вдруг завертелся полазистый пес.

Мелким осинником, в ближнее поле,

Хлынул веселый заливистый лай.

Сколько он радости звонкой и боли

Выплеснул в этот непуганый край!..

Слышу: коротким приглушенным стоном.

Лай оступился в кустах ивняка...

Я затрубил, и напористым гоном

Пес горячо подхватил беляка.

Выжал на луг западавшего зверя,

Пьяного ветра глотнув на маху, —

Я, ни в какие преграды не веря,

Срезал его на широком кругу!..


Леконт де Лиль


Смерть льва

Он был охотником. Его манил простор.

Он жаждал новых встреч и свежей крови стада

И в одиночестве глядел со склонов гор

На вольную, как он, стремнину водопада.

Вот почему, толпы прельщая праздный взор,

Он в клетке мечется, как будто в пекле ада.

Не отодвинется пред ним тугой запор,

Не рухнет прочная железная ограда.

И, наконец, поняв — судьбы не изменить,

Он отказался есть, он отказался пить,

И смерть ему дала простор бескрайней шири.

О сердце, где всегда кипит мятежный гнев,

Ты, малодушное, все бьешься в тесном мире.

Сумей же сделать так, как сделал этот лев.


С французского перевел В. М. Мультатули


Г. Шахнович


Смех сквозь слезы

(Фельетон)

Приехало начальство в леспромхоз,

Обходит с лесником владенья.

Идут среди дубов, берез...

Лесник дает начальству поясненья.

«Специалист» глядит оторопело

И думает: «В какую глушь я влез...

Ведь для меня лесное дело —

Что для другого темный лес...»

А тишина полным-полна покоя,

Бесшумно иногда сорвется жухлый лист...

Остановился вдруг «специалист».

— Позвольте, эт-то что такое?

И правда, слышен странный звук:

«Тук-тук! Тук-тук! Тук-тук!»

— А-а! —улыбается лесник,

Не проявляя вовсе интереса.

— Да я к нему давно привык...

— Но это же порубка леса!

Лесник застыл, разинув рот:

«А может быть, начальник спятил?»

(Кто их, начальство, разберет!)

— Ведь это ж, извините... дятел...

Начальник был неумолим:

— Что ж церемонитесь вы с ним?

По мне: хоть черт, хоть брат, хоть сват —

Раз виноват, так виноват!

Не избежать ему судебного процесса.

Приказываю вам: топор конфисковать,

А Дятла самого оштрафовать

За незаконную порубку леса!