Записки охотника-натуралиста | Печать |

Павлов С.



«Записки ружейного охотника» С. Т. Аксакова, вышедшие в 1852 году, положили начало русской научно-исследовательской (и одновременно художественно-краеведческой) охотничьей литературе. Аксаков, таким образом, явился основателем целой литературной школы.

К числу наиболее выдающихся представителей этой школы относится А. А. Черкасов (1834—1895), автор замечательных «Записок охотника Восточной Сибири»; «Записки» впервые появились в 1867 году (и частично печатались до опубликования отдельным изданием в «Современнике» Некрасова). В 1884 году вышло второе, исправленное и дополненное, издание (издательство А. С. Суворина). Тогда же «Записки» были переведены на французский и немецкий языки.

В наше время в послевоенные годы книга Черкасова издавалась, в несколько сокращенном виде, дважды — в 1950 году (в Иркутске) и в 1958 году (в Чите).

В настоящем издании книга под новым названием — «Записки охотника-натуралиста» — выходит в полном виде, повторяя издание 1884 года. Это уже не любительское, а научное издание, снабженное необходимыми комментариями, исправляющими те или иные (в общем, незначительные) ошибки, которые объяснялись не столько неосведомленностью автора, сколько состоянием тогдашней биологической науки.

Книга Черкасова представляет несомненный вклад в зоологию — она подробно знакомит с фауной Сибири (главным образом зверями), остается и в настоящее время полезным руководством для охотников и натуралистов и имеет несомненную литературную ценность.

«Записки» написаны широко, свободно и смело, иногда беллетристически, с несомненной изобразительной силой. Писатель щедро использует «вводные рассказы», элементы легенды и фольклора, картины национального быта и пейзаж. Описания даурских степей, тайги, белковья, осеннего рева изюбрей — подлинно хрестоматийны.

Среди многих достоинств «Записок» необходимо отметить и то, что они горячо ратуют за охрану родной природы — леса и животных.

Автор предисловия к книге правильно отмечает, что Черкасов выступает в «Записках» не только как натуралист, но и как литератор-гуманист; люди, зарисованные им — следопыты, бродяги, золотоискатели — отличаются и душевным благородством, и глубокой человечностью, и острой изобретательностью.

Книга написана образным, самобытным и красивым языком — недаром «Записки» включены в число основных источников академического «Словаря современного русского литературного языка».

Черкасов был горным инженером, а не специалистом-биологом и, несмотря на это, создал книгу, вошедшую в золотой научный фонд, как создал такую же книгу и Аксаков. Отсюда следует, что охота, теснейше сближающая человека с природой, не только обостряет художественное зрение, как это было у Льва Толстого и Тургенева, Левитана и Степанова, но в известных случаях создает и ученого.

Теперь, в связи с академическим изданием, книга Черкасова увековечивается именем как труд ученого. Вместе с тем она значительно шире своих научных рамок и вполне может быть рекомендована для самого широкого читателя, интересующегося жизнью природы.

Предисловие к книге, довольно дельное и содержательное, имеет один недостаток — в нем вовсе не упомянуто о беллетристических произведениях Черкасова, что заметно обедняет его литературный портрет.

В течение восьмидесятых годов в «толстом» журнале «Природа и охота», редактируемом проф. Л. Сабанеевым, систематически печатались охотничьи рассказы из воспоминаний Черкасова; среди них особенно интересны «Бальджа» и «Сломанная сошка», в основу которых положена работа золотоискательских партий. Интересен и рассказ Черкасова о его совместной охоте с А. Брэмом в районе Барнаула в 1876 году (во время путешествия знаменитого немецкого натуралиста по Сибири).

Издана книга превосходно: хорошая бумага, красивая обложка, четкий шрифт, прелестные рисунки известных современных художников-анималистов А. Н. Комарова и В. Ф. Федотова. В иллюстрировании книги принял участие и наш советский Сэтон-Томпсон — ученый, писатель и художник А. Н. Формозов: его перу принадлежат рисунки, изображающие звериные следы.