Глухариный ток (Отрывок из рукописи-монографии «Глухарь») | Печать |

Лазарев В. Г.

 


С первыми признаками весны глухари постепенно из защищенных мест, урем и крепей начинают выбираться на косогоры с небольшими, обращенными к солнцу полянами, находящимися в непосредственной близости от токовищ.

Местом тока являются обычно окраина мохового болота, район нагорного оврага или хвойной гривы или, наконец, просто опушка какой-нибудь скрытой лесной поляны. В большинстве случаев глухариные тока располагаются вдали от проезжих дорог и населенных пунктов, хотя и не исключена возможность появления их неподалеку от кордона, лесных сторожек и смолокурен.

По мере наступления весны сначала старые петухи, а несколько позже и все остальные чаще и чаще в самое теплое время дня начинают посещать токовище. Теперь глухари большую часть суток проводят на деревьях, днем греясь на солнце. Самая интенсивная перекочевка птиц к местам токовищ падает на начало третьей декады марта. (В районах Европейской части Союза к северу от 56° с. ш.) Примерно в этот же период появляются первые «чертежи» — следы предтокового поведения самцов.

Слетев вниз, на снег, глухарь стоит как изваяние, прислушиваясь к тишине леса. И если острый слух его не уловил ничего подозрительного, то, растопырив крылья и несколько подняв хвост, он начинает прохаживаться, изредка останавливаясь и издавая характерное «тэканье». Весь ощетинившись, он оставляет по обеим сторонам своего следа дугообразные короткие полосы от опущенных волочащихся крыльев. Вот эти оставляемые глухарем на снегу следы и носят у охотников название «чертежей». «Глухарь начал чертить», — говорят охотники. Наличие «чертежей» дает возможность судить о месте если не самого тока, то, по крайней мере, о его непосредственной близости.

Токование глухарей начинается с появлением первых проталин на косогорах, выдувах и других малоснежных местах, то есть тогда, когда в большей части леса еще продолжает лежать, снег.

В период «черчения», до начала настоящих азартных токов, глухарки, как правило, отсутствуют или очень редко появляются на окраинах токовых участков.

Погода для глухариного тока имеет важное значение. Плюсовая температура круглые сутки, тихие ясные утренники — вот что нужно для хорошей игры глухарей на току. Дождь, если он незначительный и теплый и с некоторыми перерывами, не является помехой для глухариного тока.

Там, где в конце марта были обнаружены признаки тока, немногим позже, в момент образования в лесу значительных проталин, следует посетить этот район и вечером послушать прилет глухарей, или, как говорят, побывать на подслухе.

После захода солнца глухари слетаются на токовище и усаживаются с большим шумом на деревья, издавая при этом характерные «хрюкающие» звуки. А в период разгара токов вместе с глухарями начинают прилетать с вечера и глухарки. В это время глухари токуют и по вечерним зорям. Но вечерний ток менее продолжителен и менее интенсивен.

Постояв на подслухе и определив место завтрашнего тока, охотник должен очень осторожно, без шума и только в полной темноте покинуть район токовища. Стрельба глухарей вечером на подслухе не рекомендуется, если бы даже и представлялась возможность.

В пору наивысшего развития ток начинается задолго до рассвета, когда в лесу не слышно никаких других птиц.

В предрассветной лесной тиши песня глухаря слышна далеко и отчетливо; позже, когда заалеет рассвет и со всех сторон польется гомон и щебетание пернатой мелкоты, глухариное токование слышно лишь на близком расстоянии.

«Песнь» глухаря состоит из двух частей: щелканья и точения. Первое является как бы вступительной частью песни и удачнее всего передается звуками «тэкэ», то есть получается своеобразный приглушенный щелчок. Вторая часть — точение — также довольно удачно передается созвучием «скжиги».

Сначала глухарь мерно начинает свое «тэкэ», затем эти звуки ускоряются, следует главный удар, то есть сдвоенный щелчок, похожий на «тэ-тэк», после которого глухарь без промедления переходит на скжигиканье и заканчивает: «скжиги, скжиги, скжигирьякх». Далее следует короткая пауза, а затем весь «цикл» повторяется снова. Чем азартнее поет глухарь, тем короче делаются паузы между песнями. На большом, малопуганом току, при благоприятной погоде паузы между песнями так коротки, что их почти не заметно.

Во время скжигиканья глухарь становится настолько глух, что не реагирует на посторонние звуки. Подход под песню нужно начинать только после главного удара, когда глухарь сразу же переходит на точение. С большими предосторожностями охотник должен приближаться к глухарю до тех пор, пока не будут ясно слышны оба колена песни (расстояние до птицы 150 шагов); после этого следует подходить только под второе колено песни. «Скжигиканье» длится не более трех-четырех секунд, и охотник за это время успевает сделать два-три прыжка или больших шага.

Согласуя подход со звуками точения, нужно останавливаться раньше, чем глухарь перестанет «точить» и сделает короткую паузу — то есть уже стоя неподвижно, охотник должен услышать конец точения. Возобновлять движение можно только после главного удара, пропуская паузы и щелканья. Само подскакивание к глухарю требует от охотника большой сноровки. Любое неосторожное движение, ничтожный лишний звук во время тэканья или в перерыве между песнями мгновенно насторожит глухаря. Подходить к поющему глухарю следует от укрытия к укрытию, а не по открытому месту. Если позволяют условия и местность, то удобнее всего подходить с западной стороны, потому что на фоне зари глухаря легче обнаружить.

Холодные утренники и наст, который часто не выдерживает человека и хруст которого далеко слышим, значительно затрудняют подход, а порой делают его невозможным.

«Охота на глухаря, — писал М. А. Мензбир, — требует неутомимости, энергии, знания дела и умения хорошо стрелять».

Во избежание промахов и нежелательных подранков никогда не следует торопиться с выстрелом.

Выстрел по глухарю должен производиться только под песню. Если первым выстрелом глухарь не свален и не ранен, то его можно взять со второго выстрела. Если поблизости слышна песня второго глухаря, то первого нужно стрелять с расстояния верного выстрела под песню второго.

Когда совсем рассветет, глухарь слетает с дерева и продолжает токовать на земле. Подход к такому глухарю более труден. В этих случаях часто приходится не подходить, а подползать.

Если на токовище находится не один певец, а несколько, да еще поблизости друг от друга, то с наступлением рассвета, слетев на землю, они нередко вступают в ожесточенные драки за обладание глухаркой, которая сидит где-нибудь рядом. Шум такого бойбища, особенно удары крыльями, слышен более чем на 200 метров.

«Я не могу себе представить, какие ощущения в мире могут сравняться с тем, что испытываешь на глухариной охоте, — писал А. И. Куприн, вспоминая охоту на глухариных токах, — в ней так много неожиданного, волнующего, таинственного, трудного и прелестного, что этих впечатлений не забудешь никогда в жизни»...