К вопросу об охотничьей терминологии (О происхождении слов «охота», «охотник», «охотиться») | Печать |

Черепанова О. А.



В старейшей русской летописи «Повести временных лет» неоднократно упоминается о занятии славян охотой. Так, повествуя о племени полян, обитавших в районе Киева, летописец говорит: «Был кругом города лес и бор велик, и ловили там зверей. И были те мужи мудры и смыслены, и назывались они поляне и до сегодня в Киеве».

Косвенным свидетельством широкого распространения охоты у древних русичей служит и то, что одна из денежных единиц на Руси называлась «куна». В древнерусском языке слово «куна» означало куница. Сначала «куны» — шкурки куниц — были товаром, на который, как на деньги, все можно было обменять; потом такое название получила денежная единица. Из Новгородской Первой летописи узнаем, что «покупали мед по 10 кун пуд» (л. 6678) или «стала дороговь... покупаем хлеб по 4 куны» (л. 6736).

Памятники древнерусской письменности раскрывают перед нами отдельные моменты охотничьей жизни славян, знакомят с некоторыми охотничьими терминами.

В древнерусском языке не было слов «охота», «охотник», «охотиться» со значением «звероловство», «зверолов». Если древний русич шел за зверем, он говорил, что идет на лов, ловлю или ловитву. В русских летописях находим выражения: «ловитва приспе» (наступило время охоты), «на ловы ехати» (ехать на охоту), «ловы деяти», «ловы творити» (охотиться).

О своих охотничьих подвигах рассказывает русский князь Владимир Мономах в знаменитом «Поучении», написанном им в назиданье потомкам: «А вот как я трудился, ловы дея, пока сидел в Чернигове; из Чернигова выйдя, по сто [...] загонял и брал без усилия, не считая другого лова, вне (города. — О. Ч.) Турова, где с отцом ловил всякого зверя. Коней диких своими руками связал я в пущах 10 и 20 живых коней, помимо того, что, разъезжая по степи, ловил своими руками тех же диких коней. Два тура поднимали меня на рогах вместе с конем. Олень меня один бодал, а из двух лосей один меня ногами топтал, другой рогами бодал. Вепрь у меня на бедре меч оторвал, медведь у колена потник укусил, лютый зверь вскочил мне на бедра и коня вместе со мною повалил» (л. 1096).

Люди, промышляющие охотой, назывались ловцами ловниками, ловчими. Отголоском старинного названия охотника является дошедшая до наших дней пословица: «на ловца и зверь бежит». Мы узнаем о «бобровых ловцах», о «заячьих, гоголиных ловцах», о ловцах «какого лова не буди», то есть об охотниках за всяким зверем. Употреблялось и слово «ловник»; «Ловники, застреля зверя, ели его» (Переяславская летопись, л. 6472). «Ловчий» — первоначально это тоже охотник. Потом такое название получил придворный чин, «коего должность была, иметь попечение и смотрение над всем, что до охоты государевой касалось, как-то за зверями, охотниками, угодьями и прочими припасами» (Словарь 1782 г.).

Место, где производилась охота, называлось «ловля», «ловище». Великий рязанский князь Олег жалует своим близким «Савицкой остров... с бобровыми ловлями и с рыбною ловлею» (грамота 1402 г.).

В ходе истории слова «лов», «ловник» заменились словами «охота», «охотник», «охотиться». Произошло это так. В древнерусском языке существовало слово «охота», но оно имело значение «радость, веселье, забава». Для древних славян промысел зверя, охота, лов, сначала были исключительно источником существования, средством добыть себе пропитание и одежду. Позднее охота становится не только необходимым для жизни занятием, но и развлечением, своего рода спортом, где можно поупражняться в ловкости и выносливости, показать свою храбрость и силу. Именно с этим связано появление слова «охота». В отличие от слова «лов» оно стало обозначать охоту с целью развлечения. Понятно, что такую забаву могли позволить себе только князья, бояре и их богатые приближенные. Поэтому можно предположить, что первоначально слово «охота» появилось в княжеско-боярской среде.

Появление слов «охота», «охотник», «охотиться» можно датировать XVI—XVII вв. Постепенно эти слова, употребляясь все шире, вытеснили прежние «лов», «ловник» и вошли в общенародный язык. Однако довольно долго, вплоть до конца XVIII в., в языке различались по названию охота с промышленной целью и охота-развлечение. В первом случае или сохраняли старое название — «лов», или говорили «промысел» — «пушной», «соболиный», вообще «звериный» промысел, — и только во втором случае употребляли слово «охота», охота — забава, развлечение, спорт. Именно поэтому в самом крупном словаре XVIII в. — «Словаре Российской Академии» — слово «охота» определено как «упражнение в ловлении зверей или птиц».