Люди природы | Печать |

Наумов В.



Польский писатель Сат-Ок, что значит Длинное Перо, сын Белой Тучки и Высокого Орла, — человек с легендарной и трагической биографией.

Он написал «Землю Соленых скал».

Это повесть о небольшом вымирающем племени шеванезов — индейцев-охотников, кочевавших в 30-е годы по горной Северной Канаде.

Сат-Ок, проведший шестнадцать лет со своим родным племенем в диких районах канадского Заполярья, пережил радость и горе, охотничьи успехи и голод, свободу и преследования...

Повесть Сат-Ока человечна, она пронизана любовью к людям и жизни, к живой природе.

Сат-Ок нашел такие изобразительные средства, благодаря которым широко и ярко рассказал правду о людях; его художественные образы олицетворяют явления окружающего мира и силы природы. Читая повесть, невольно переносишься в глухую горную тайгу под типи (шатры) индейцев с их свободным укладом охотничьей жизни.

Повесть, глубоко воздействующая на воображение читателя, вызывает ассоциации с «Гайаватой» Генри Лонгфелло в несравненном переводе И. А. Бунина.

Начинается повесть рассказом о том, что если бы с орлом подняться ввысь, то оттуда открылась бы земля шеванезов со следами борьбы Духов Света и Тьмы... Но вот птица снижается, и ты касаешься ногами скалы в лесной чаще. «Если у тебя добрые намерения, будь спокоен: коли ты поймешь лесную чащу, она тебя тоже поймет. Но если ты безрассудно захочешь нарушить ее покой, помни: она уничтожит тебя».

В этой связи вспоминаются и другие замечательные слова: «Мы никогда не убивали животных без надобности. Нас учили, что индеец имеет право охотиться лишь тогда, когда ему угрожает голод...»

С детских лет индейские мальчики — ути, познавая природу, привыкают всячески оберегать ее, уважать ее силу, проникать в ее тайны. Мальчики пяти лет уходят из типи родителей и начинают жить среди воинов, изучая законы племени и природы. Дети привыкают мыслить и говорить образами — их речь чрезвычайно богата интонациями, она сочна, звонка, точна.

С месяца Красных Листьев и Большой Росы, когда начинает дуть охотничий ветер Кей-вей-кеен и приближается месяц Ягод — октябрь, наступает пора охоты. Ути, которые умеют читать следы зверей, людей и приносят добычу, заслуживают похвалу старого воина — их учителя. За особые успехи на охоте, в походах, им в торжественной обстановке присваивается имя — оно органично закрепляет их мужественный поступок, они носят его всю жизнь.

Имена — это близкие по духу индейцам слова; мужские: Желтый Мокасин, Черная Ягода, Голубая Птица, Быстрая Стрела, Большой Глаз, Белая Змея, Легкая Нога, Сломанный Нож — и ласково-поэтические женские: Стройная Береза, Березовый Листок, Белая Тучка и многие другие.

Индейцы дают имена и приметным скалам: Соленые, Шепчущие, Безмолвные, а также горам, равнинам и водам.

Шеванезы сочетают в себе суровость и правоту, удивительную доброту и душевную мягкость, наивность и лучащуюся поэтичность, привычные к любым тяготам и лишениям, они обладают и удивительным жизнелюбием. Свойственные шеванезам понимание и познание природы делает их на редкость опытными людьми. Обо всем этом Сат-Ок рассказывает читателям.

Отмечая характерные повадки зверей и птиц, шеванезы наделяют этих животных именами собственными, они сравнивают с ними поступки человека, говоря: «мудрость совы», «сила медведя», «хитрость лисицы»...

Вот небольшой отрывок из описания охоты на медведя, который характеризует этих людей.

«Мы остановились только перед расселиной и спросили ветер: где черный Мокве? Но он молчал. Нам еще ничего не говорили ни нюх, ни зрение, ни слух. Но среди скал каждую минуту можно было ожидать опасности — каждое мгновение мы могли из охотников превратиться в дичь. Поэтому мы бесшумно, затаив дыхание, вошли в тень скалы, как в тень от крыльев стервятника».

А вот как автор описывает свое отношение к природе и свои переживания, когда он был подростком:

«Лучи солнца бросили на траву покрывало с таким узором, какого не выткала бы самая умелая женщина. Над лугом склонилась высокая скала, похожая на сгорбленного старца, который дремлет, положив голову на колени. При заходе солнца вода вокруг скалы становится похожей на серебряный луч. Когда я впервые пришел сюда ночью, чтобы заключить с рекой и Духом воды братство крови, ночь была тиха, как спокойный сон. Я пришел сюда один. Став на скале, я приветствовал поднятой рукой луну, чащу и отраженные в реке верхушки деревьев.

В знак союза я порезал себе руку, и красная капля крови упала в спокойное течение. В эту минуту я был уже не человеком, а рыбой, ближайшим союзником и другом Духа вод. Я разгребаю руками холодную воду, плыву по течению, потом против течения и вдруг неожиданным броском, как рыба, испуганная тенью большой птицы, кидаюсь в сторону, чтобы проплыть возле подводной скалы, едва касаясь ее поросшей водорослями поверхности. Когда я отталкиваюсь от дна, проплывающие надо мной рыбы светятся, будто светлячки в чаще, только их свет хотя и дружелюбен, но туманен и таинственен, как и весь мир моего нового союзника — Духа вод.

Потом я выныриваю. Я очень мал по сравнению с нависшим надо мной каменным гигантом. И все же я чувствую себя большим, когда сажусь на выступ скалы. Ведь, хотя я снова маленький мальчик, я заключил новое братство. Мы молчим все четверо: луна, Дух скалы, Дух вод и я».


Поэтизация природы, преклонение перед ее силами тесно срослись с моралью, сочетающей ясную гуманность и седую мудрость людей индейского племени.

Трудно представить человеку «цивилизованного» мира, с каким удивительным ясновидением они — шеванезы — решают сложные жизненные вопросы в момент грозящей им опасности.

Для них нет большей муки, чем несправедливость. Они воины только в бою и при этом пренебрежительно относятся к огнестрельному оружию. Их охотничье оружие — лук и копье.

Природа для индейцев родственно близка, дорога и священна, она открывает их героическому народу надежды на счастье, из нее они черпают духовные силы, с нею они заключают братство крови...

Повесть Сат-Ока «Земля Соленых скал», пронизанная светлой романтикой и живой поэзией, оставляет у читателя незабываемое впечатление.