О браконьерстве (Заметки охотника-туриста) | Печать |

Быков В.

 

Нет растительности — нет зверя и птицы

Бесчисленными куполами поднимаются горные вершины. В прозрачном воздухе четко вырисовываются скалистые выступы и остроконечные шапки, покрытые снегом. Второй день узкой извилистой тропой подымается наша туристская группа к необыкновенной «Горе крови» — Хан-Тенгри, состоящей из пород розового и оранжевого мрамора.

Два года назад мы делали здесь стоянку. Тогда по пологому склону дружно поднимались чудесные тянь-шаньские ели, а у подножья журчал широкий ручей.

На берегу ручья мы кипятили ароматный рябиновый чай.

После отдыха мне удалось поймать в ручье трех форелей. Саенко и Щербовский отправились побродить с ружьем. На северной окраине леса, среди кустарниковых зарослей, охотники заметили козерога. Много азартных минут пришлось им пережить, пока они скрадывали зверя. И хотя козерог вовремя убежал, оба вернулись к ручью полные веры, что в следующий раз охота будет более удачной.

Здесь в прошлый поход мы наблюдали горных индеек — уларов, слышали крики кекликов, доверчивых и любопытных птиц, и даже на мелком слое земли видели отпечатки больших кошачьих лап — следы редкого гостя в этих местах — барса-ирбиса.

Теперь же вокруг молчаливо поднимались оголенные горы. Не видно было следов зверей, не слышно криков птиц. Варварская вырубка тянь-шаньской ели сделала мертвыми эти некогда благодатные места, богатые зверем и птицей. Уничтожение горного леса было механизировано.

«Ведь гораздо проще сплавить лес по горной реке и разделать его здесь же, в горах, на пилораме, чем везти снизу к горным селениям», — так рассуждают некоторые местные руководители. Таких пилорам и заводиков немало в Тянь-шаньской области. Один из них, расположенный в селенье Большой Джар-гылчак на высоте 1700 метров над уровнем моря, уже давным-давно перепилил все старые сухостойные ели и теперь принялся за здоровый тянь-шаньский лес.

 

Кто главный враг живой природы?

Как гром среди ясного неба была для охотников статья В. Сергеева в 4-м номере журнала «Огонек» за 1960 год «Об охотниках до охотничьих обществ».

Автор стремился доказать, что главный враг живой природы не кто иной, как охотники и охотничьи общества. Можно привести много примеров, что это не так, — именно охотничьи общества призваны умножать и охранять живую природу, что они и делают в большинстве районов.

Главным врагом живой природы являются те местные организации, которые в своих узких интересах проводят вырубку лесов, и, конечно, браконьеры. Недооценивать урон, который приносят охотничьей фауне браконьеры, нельзя: они истребляют дичь в периоды, когда она беспомощна и охота на нее запрещена. Но браконьеров нельзя ставить на одну ступеньку. Чтобы вести с ними борьбу, следует разобраться в видах браконьерства и в психологии этих людей. Грубо говоря, браконьеров можно разделить на три категории.

 

Браконьер от случая

Осенний рассвет над озером Вуокси тих — не слышно криков отлетающих птиц, не плещется рыба. Все яснее вырисовываются полосы желтоватого камыша и полоска лесистого берега. Но вот утреннюю тишину всколыхнул мелодичный клекот красавцев лебедей. Над озером показалась цепочка белоснежных птиц. Медленно летят они, плавно размахивая крыльями. И вдруг грохнул выстрел. Сноп брызг взметнулся вверх — одна из птиц упала в воду. Раздался радостный крик разгоряченного охотника:

— Первый раз так повезло!

Но молодой охотник (В. Лобанов) ликовал напрасно. От берега отделилась лодка, к Лобанову подъехал общественный инспектор В. Садиков.

— Вы — браконьер! Охота на лебедя запрещена, — строго сказал он.

Выяснилось, что Лобанов не знал о запрете охоты на эту птицу. В данном случае он совершил акт не преднамеренного, а случайного браконьерства. Случаев браконьерства этой категории много. В его основе — недостаток культуры и слабая подготовка охотника. Обычно это новичок, недавно купивший ружье. Он плохо знает правила охоты и видовой состав дичи. Новичок стреляет «на авось» и, к своему удивлению, видит, как птица иногда падает. Только потом обрадованный стрелок замечает, что это или тетерка, или рябчик, охота на которых в весеннее время запрещена. Иногда такой браконьер с испугом оглядывается по сторонам и поскорее прячет в мешок незаконную добычу. Но никогда не бывает так, чтобы браконьер не рассказал в благоприятную минуту о своей «удаче» товарищам по охоте. Здесь, пожалуй, и может произойти самое худшее, если старшие не осудят его поступка.

К случайным браконьерам относится и значительная группа опытных охотников, знающих и повадки дичи и правила охоты и помнящих, когда и что можно стрелять и ловить.

Однако, если никто не видит, иной из них не прочь подстрелить при случае заодно и дичь, охота на которую в данный момент запрещена, или превысить указанную в путевке норму отстрела. Для него главное удовольствие в том, чтобы пострелять и вернуться домой хотя бы с небольшим охотничьим трофеем.

 

Браконьер сезонный

Наступила зима. На снеговом покрове появились следы лесных обитателей. В домике Н. Гладинова, жителя Лисогорского района под Ленинградом, царило оживление. Хозяин, человек среднего роста с угловатым лицом и жесткими глазами, спешно снаряжал пулями патроны, готовил бочки, соль, лыжи. Для него наступил сезон браконьерского промысла...

Тихо в лесу. Где-то пискнула бойкая синица, на ветви рябины опустилась стайка красногрудых снегирей. В молодом осиннике по берегу лесного ручья затрещали ветви: вышло трое лесных великанов — лосей. Раскатистый дублет прокатился по лесу. Передний лось — крупный самец — сделал скачок в сторону и упал, подминая кусты, окрашивая снег алой кровью.

Выждав некоторое время, к убитому животному подъехал на лыжах Н. Гладинов. Чтобы не стеснять движения, он сбросил белый маскировочный халат, развел небольшой костер, достал нож и приступил к разделке зверя. Ночью мясо можно будет вывезти на лошади, шкуру спрятать в снег.

За зиму Н. Гладинов развил бурную браконьерскую и коммерческую деятельность. Мясо одного из убитых лосей он обменял в поселке Свободное на живых кур. Мясо второго лося под видом коровьего продал за деньги.

Доходное дело так понравилось Н. Гладинову, что он стал прививать браконьерские навыки своему сыну Юрию, взяв его с собой в «поход» за третьим лосем. Здесь браконьеры и попались у туши застреленного животного.

Сезонные браконьеры находятся в курсе всех новейших орудий промысла, превосходно знают угодья своей и близлежащих областей. Им знакомы заповедники, заказники, ручьи, где водится форель, и реки, куда идет на икрометание лосось.

Под Ленинградом сезонные браконьеры ловят по ночам рыбу сетями, перегораживают узкие места, где ее ход, «лучат» рыбу — добывают ее острогой. Во время перелета водоплавающих птиц ставят в местах их скоплений «утиные переметы». Как-то осенью на болотистом берегу Волхова в маленьком озерке мы нашли такой утиный перемет — на крючках болталось двадцать семь чирков.

Близ Ленкорани трое «сезонных» браконьеров во главе с председателем колхоза Долженко в одну из суровых зим, когда лысухи громадными стаями сбились в редких разводьях и проталинах, пробились на лодке к одному из таких «окон» и набили более 1500 беспомощных птиц. «Дичь» была продана на ленкоранском базаре.

Сезонный браконьер — это злостный расхититель природы.

 

Браконьер-профессионал

Широко раскинулись просторы древнего Каспия. У берегов тянется полоса камышей. Их кромку слегка покачивает легкая волна. Наша лодка, постукивая мотором, направляется к зарослям камыша заповедного Малого Гзыл-Агаченского залива. Впереди сидит старший научный сотрудник заповедника В. С. Греков, за рулем — работник охраны Верихмет Дадашев.

Миновав часть залива, окруженного камышом, мы выехали на широкий плес, усеянный десятками тысяч уток. Птицы, увидев нас, тучей поднялись в воздух.

— Это все кряква, свиязь, шилохвость, чирки, — определил Греков, доставая фотоаппарат.

За следующей полосой камыша мы услышали гусиное гоготанье.

— Заворачивай туда, — сказал Верихмету Греков.

Мы нашли узкий проход и выехали по нему на новый плес. В конце его, метрах в восьмистах от нас, покачивались на волнах полоски гусиных стаек.

Заметив нас, птицы насторожились, а затем с громким гоготаньем поднялись в воздух. На плесе остались лишь стаи лысух и нырковых. Никогда мы не видели такого обилия водоплавающей дичи, как здесь.

— Велики богатства заповедника, — рассказывал Греков. — К осени на его просторах собирается несколько миллионов разных пород уток.

В отдельные годы мы замечали перекочевку к нам птиц от берегов Ирана, где иностранные компании отлавливают птиц самыми изощренными методами. Например, в ночное время над камышом развешиваются специальные сети с электрическими фонарями, и сотни перелетных птиц в них запутываются.

Создай на наших зимовках спокойную жизнь для пернатых — и количество их увеличилось бы в несколько раз. Природные условия у нас очень хорошие.

Вдалеке в камышах раздались выстрелы.

— Опять профессиональные браконьеры в Гзыл-Агаче, — сердито заметил Греков. — Этот район они считают своей вотчиной.

Лодка приближалась к камышам. Снова прозвучали выстрелы браконьеров, скрытых в камышах, рядом с лодкой взметнулось несколько всплесков.

— Это браконьеры попугивают нас медвежьими пулями, — спокойно заметил Греков.

— Нельзя ехать дальше, — воскликнул Верихмет и повернул лодку обратно.

— Впрочем, бывает, что профессиональные браконьеры и не ограничиваются только попугиванием, — рассказывал Греков. — За последние годы в Азербайджане было убито ими несколько человек из охотничьей охраны. До сих пор многие из нас помнят замечательного человека, майора пограничных войск, Овсицина, который после демобилизации не захотел жить на пенсии, а стал работать в охране заповедника.

Однажды во время обхода заповедника Овсицин заметил в камышах двух браконьеров. Он скрытно приблизился к ним и неожиданно появился шагах в десяти.

— Не подходи! Не подходи! — закричали браконьеры, перезаряжая ружья пулями. Овсицин шагнул вперед. Один из браконьеров в упор выстрелил Овсицину в живот.

В Ленкоранском районе встречаются здоровые мужчины, которые нигде не работают и живут исключительно за счет профессионального браконьерства. В самом деле, какой смысл браконьеру работать, если пара лысух на базаре стоит 1 рубль — 1 рубль 50 копеек, а в удачные дни он набивает более ста птиц... Многие браконьеры имеют не только свои дома, но и легковые автомашины, моторные лодки.

Профессиональное браконьерство в Азербайджане процветает не только в заповеднике, но и на свободной территории.

...Южная ночь, все окутано темнотою. Вокруг тишина, но вот в стороне, там, где начинается полоска горного леса, вспыхивает огонек, затем еще один и еще. Странные огоньки, похожие на искорки, перемещаются в темноте, их становится множество. И вот раздается выстрел, затем — второй. Другой раз до рассвета мерцают в лесу эти огоньки, и все слышится пальба.

То браконьеры бьют зимующих вальдшнепов при свете фонарей, подвешенных под стволами ружей. Вальдшнеп поднимается от браконьера в пяти шагах, но, попав в луч, он, словно бабочка, приостанавливается в воздухе, порхая крыльями. Гремит выстрел, и вальдшнеп падает на землю...

От рук браконьеров страдают не только птицы, но и крупные звери. В брачный период у диких свиней самцы утрачивают обычную осторожность. Этим и старается воспользоваться браконьер. Попав на кабаний «точок», он убивает самку, а затем в течение ночи бьет подходящих самцов.

В настоящее время в ряде районов Азербайджана из-за профессиональных браконьеров уменьшилось количество кабанов, диких коз, ими полностью истреблены олени. Редкостью в Ленкоранском районе стал фазан. А ведь некогда здесь за день можно было поднять десятки этих птиц.

Большого размаха достигло профессиональное браконьерство в Средней Азии, где особенно много уничтожается архаров и козерогов.

Лишь при численном превосходстве охраны профессиональный браконьер складывает оружие. Урон, который приносят охотничьей фауне профессиональные браконьеры, не возместим.

 

О тех, кто попустительствует браконьерам

На четвереньках, укрываясь за выступы, ползет председатель Тянь-шаньского ДОСААФа Тортумбаев к горному хребту. Тяжелая винтовка сползает со спины, лицо покраснело. В глазах светится «воля и стремление к победе». За начальником следует целый отряд — разнообразно одетые люди, кто в телогрейках, кто в толстых чапанах, тускло поблескивают винтовочные стволы.

Что же это за горный поход? Может быть, после изучения с членами ДОССАФа боевого оружия тов. Тортумбаев решил провести практические занятия? Нет, председатель Тянь-шаньского ДОСААФа собрал местных браконьеров, вооружил их винтовками и отправился «на охоту». Только за один выход браконьеры убили 15 диких козлов — тэке.

Если бы это был единичный случай, то, пожалуй, не стоило бы об этом писать, но, к сожалению, имеется немало примеров, когда различные должностные лица попустительствуют браконьерам, а случается и сами организуют браконьерские выходы. Особенно это развито в среднеазиатских республиках. В Киргизии, в Нарынском районе, жители неоднократно наблюдали колонну машин с красными крестами на кузовах, направлявшуюся в глубь гор. Человек посторонний мог подумать, что это медики поехали на санитарное обследование высокогорных животноводческих сыртов или торопятся оказать помощь пострадавшим от горного обвала. На самом же деле это работники Нарынской станции скорой помощи использовали санитарные машины для транспортировки своих приятелей — местных браконьеров.

Часто нарушается и заповедность ряда угодий. Например, в Таджикской ССР руководители Пянджского района рассматривали заповедник «Тигровая балка» как свое личное охотничье хозяйство. Законы об охотничьих запретах остаются в этом районе на бумаге.

В руки браконьеров попадает иногда и нарезное оружие.

В г. Рыбачьем, на берегу озера Иссык-Куль, один из местных браконьеров просил нас прислать ему патронов к немецкой винтовке.

— Где же вы берете оружие? — поинтересовались мы.

— А у начальника почты есть две немецкие винтовки, да вот патронов маловато, — ответил он.

Нет необходимости перечислять те мероприятия, которые проводятся в жизнь по борьбе со всеми видами браконьерства. Хочется высказать соображения о новых дополнительных мерах против расхитителей природы.

 

О дополнительных мерах против браконьерства. О природе

Говорить о сохранении животного мира забывая о сохранении леса и чистоты водоемов нельзя. Исходя из общегосударственных интересов, необходимо ввести более строгие ограничения по вырубке лесов на местах и по продаже леса колхозами со своих земель.

В высокогорных районах нецелесообразно ставить капитальные дереворазделочные предприятия. Они должны быть легкими, передвижными, чтобы по мере очистки леса от старых и сухостойных деревьев эти предприятия можно было бы без больших затрат перемещать в еще не освоенные районы. Нельзя допускать, чтобы деревья гибли от старости, не принося никакой пользы человеку, но при этом надо строго контролировать сохранение основного массива леса, оберегая его от вырубок без разбора.

В ряд районов и республик, например в Закарпатье, Азербайджан, Среднюю Азию, необходимо завозить больше топлива для населения, так как ежегодно в печах у местных жителей сгорают тысячи кубометров ценных древесных пород из горного леса. Так, в Ленкорани почти во всех горных селениях района топят печи железным деревом. («Горит долго, даже сырое, и тепла дает много-много».) Важным делом явится и дальнейшая пропаганда за бережное сохранение леса и особенно привлечение жителей данной местности к практическим работам по новым посадкам леса, расчистке его от сухостойных деревьев и борьбе с вредителями.

Сохранение леса должно сочетаться с украшением его животными. Это касается не только больших лесных массивов, но и лесных парков в городах и на их окраинах. Заниматься этим должны не только охотничьи общества, но в первую очередь общества любителей природы, администрация парка и местная общественность. Первые опыты в этом отношении оказались очень удачными: под Москвой, в усадьбе-музее «Архангельское» можно увидеть белок и птиц, принимающих корм прямо из рук посетителей. Не только детям, но и взрослым доставляет удовольствие наблюдать за ручными зверьками и птицами.

Особое внимание надо обратить в парках на прудовое рыбоводство. Необходимо разводить таких рыб, как карп, форель, карась, линь и другие. Периодически следует за соответствующую плату разрешать посетителям ловлю этих рыб спортивными снастями. Это не только доставит большое удовольствие многим рыболовам, но, при соответствующей организации, будет весьма рентабельным для парка. Главное же во всех этих мероприятиях заключается в том, что украшение городских парков животными будет способствовать воспитанию любви к живой природе, а следовательно, нанесет косвенный удар и по браконьерству.

 

О воспитательной работе и охотничьих кадрах

В борьбе с браконьерами прежде всего нужно усилить воспитательную работу. В охотничьих организациях — строже подходить к экзамену охотника по охотминимуму. Пока это остается еще пустой формальностью. Положительный опыт работы различных организаций и охотничьих обществ по дичеразведению желательно пропагандировать не только в специальных охотничьих изданиях, но и в массовой печати. В то же время необходимо широко оповещать об отдельных случаях браконьерства и принятых мерах. В воспитательной работе пора принять участие и киностудиям. Пока еще очень мало фильмов, пропагандирующих умножение богатств живой природы, а фильмов, разоблачающих хищническую сторону браконьерства, вообще не выпускалось.

Необходимо усилить и лекционную пропаганду по воспитанию любви к живой природе среди охотников и населения на местах.

Ни разу еще не поднимался вопрос о штатных руководящих охотничьих кадрах. А между тем, в первую очередь именно от них зависит борьба с браконьерством и воспитание охотников.

Нельзя смотреть на работу в правлениях охотничьих обществ как на некое «отдохновение». Между тем, в любом правлении крупного охотничьего хозяйства наряду с энергичными товарищами можно увидеть людей, которым по тем или иным причинам трудно возглавить борьбу за сохранение животного мира, приумножения богатств охотничьих угодий и борьбу с браконьерством.

На руководящую работу в этих органах нужно смелее выдвигать молодежь, готовую энергично постоять за охрану природы от любых ее расхитителей.

 

О заповедниках

Важнейшей задачей заповедников является то, что они служат базой для большой научной работы. В ленинском декрете от 14 мая 1920 года по поводу Ильменского заповедника говорилось, что заповедник «...является национальным достоянием, предназначенным для разрешения научных и научно-технических задач страны». В заповедниках тысячи различных зверей и птиц должны спокойно жить и размножаться. Это своеобразные кладовые, пополняющие поголовье животных и птиц в других районах. Любой вред, который приносит заповеднику группа людей или отдельное лицо, должен рассматриваться как расхищение национального достояния, и в соответствии с этим необходимо срочно принять меры к тому, чтобы раз и навсегда прекратить в заповедниках браконьерство.

Помимо разъяснительной работы среди населения, нужно ввести и более жесткие административные меры. Сейчас браконьер, пойманный в заповеднике, отделывается штрафом 20—30 рублей. В удачные дни он набивает по сто-двести и более уток и гусей. Разве страшен для него такой штраф! Следует штрафовать злостного браконьера за охоту в заповеднике на 300—500 рублей. Попался второй раз — давать принудительные работы по благоустройству заповедника.

Надо укрепить штат работников охраны, подбирая лишь тех, кто искренне желает оберегать нашу природу.

Желательно увеличить оклад работникам охраны и выдать им нарезное оружие.

Возможно, в некоторых заповедниках, имеющих особо важное значение, нужно установить военное патрулирование, т. е. выделять наряд из близ расположенных воинских частей.

Первые начинания в этом отношении сделаны по линии военной охотничьей общественности.

Рыболовная секция Военно-охотничьего общества Кировской области вывела браконьерство путем организации регулярного патрулирования реки военными общественными инспекторами.

В распоряжение администрации заповедников следует выделять и современные средства механического передвижения. Пока же в ряде водных заповедников медлительные катера охраны никак не могут догнать браконьеров, располагающих быстроходными моторными лодками.

 

Об инспекции и охотничьих постах

Бороться с браконьерством лишь штатным работникам охотничьей инспекции не по силам. Важную роль должны сыграть здесь общественная охотничья инспекция. В настоящее время общественные инспектора выделяются лишь охотколлективами. Этого недостаточно Правом общественных охотничьих инспекторов должны пользоваться и представители других общественных организаций. Это относится и к работникам литературы, объединенным в союзы на местах, и к спортивным организациям, ежегодно направляющим экспедиции туристов и любителей альпинизма, и к научным обществам, члены которых живут и трудятся в различных районах страны. Большую работу в этом отношении могли бы провести, например, члены Географического общества Союза ССР.

Есть в нашей стране и отдаленные малонаселенные места, где в определенные периоды в огромном количестве скапливаются звери и птицы. Практической охраны их от браконьеров нет. В таких районах нужно создать те или иные охранные посты. Это прекратит уничтожение линных гусей и других птиц и животных.

Имеются ли резервы для получения дополнительных средств, которые можно направить на охрану живой природы? Такие резервы есть.

В настоящее время сумма годового денежного взноса охотника, члена охотничьего общества, составляет в среднем три процента от месячного заработка. Думается, что очень немногие из охотников-любителей возразят, если сумму этого взноса увеличить, направив дополнительное поступление на охрану угодий и заселение их дикими зверями, птицами и рыбами.

Лучше платить дополнительный взнос, но знать, что угодья вокруг баз своего общества богаты зверем, птицей и рыбой.

Вторым источником дохода может служить организация при охотничьих хозяйствах различных звероптицеферм и расселения по угодьям промысловых зверей: ондатр, песцов, лисиц и др.

Ведь такие фермы в ряде колхозов и совхозов дают очень большой доход. Кстати, штат этих ферм оказал бы помощь егерям в борьбе с браконьерством.

Одним из источников дохода может быть и выпуск в водоемы общества мальков ценных пород рыб. Впоследствии отлов рыб спортивными снастями должен производиться за плату, с учетом веса отловленной рыбы.

Все эти денежные средства должны в первую очередь расходоваться на увеличение в угодьях численности диких зверей и птиц и на борьбу с браконьерством.