На далекой земле Гудзона | Печать |

Иевер И.



Мы стоим на утоптанной площадке. В рыхлом снегу виден глубокий и широкий след. Словно темная борозда, тянется он вдоль восточной горной цепи у залива Мюскокс-фьорд. Стадо мускусных быков, которому принадлежит след, движется в поисках пищи. Зимняя пища — это увядшая трава и замерзшая ива; их можно вырыть там, где снег рыхлый и не слишком глубокий. Когда же начались бураны, на равнине образовался твердый наст. Теперь у животных не осталось ничего от толстых жировых отложений, накопившихся за лето на спине, на ребрах и вокруг кишок. И сами мышцы тоже истощились. Быки выглядят худыми и изнуренными.

Марш через пустыню требует много сил у изголодавшихся животных. На длинной черной шерсти вплотную одна возле другой висят большие сосульки. Приходится тащить немалую тяжесть. Но стадо идет разумно. Оно продвигается цепочкой: впереди два молодых быка, за ними три телки, затем самки с детенышами и последним — огромный бык-вожак. Молодые быки в голове стада сменяют друг друга.

Таково обычное построение. Если же местность становится труднопроходимой, вперед выходит вожак. У него есть опыт. Он хорошо знает снег.

Стадо идет медленно и тяжело вдоль подножия горы. Медленно, но упорно, ровно и уверенно. Маленькое общество борется за жизнь в самой суровой стране зимы на земле. Иногда животные ложатся на снег и отдыхают, тупые, терпеливые. Глаза помутнели от голода. Дыхание вырывается со стоном и превращается на морозе в пар. Морды покрыты инеем. Вокруг белая пустынная страна. Но где-то далеко впереди, быть может, снега меньше.

В февральский день с самой высокой горы на земле Гудзона можно было увидеть в бинокль множество таких стад, движущихся по занесенной снегом стране. Они казались похожими на маленьких черных улиток, которые, не останавливаясь, упорно ползут по громадной белой простыне.

Но продолжим рассказ. Примерно в миле за стадом шел одинокий бык. Высокий и крепкий, лет четырех-пяти, с большими рогами и сильной мускулистой шеей. Он шел по следу не спеша, как бы в раздумье, и всегда держался на расстоянии от стада. Бык не был жирен, но и до худобы было далеко. Много пищи он не находил, но и сил расходовал не так уж много.

Всегда легче идти там, где уже кто-то прошел и проложил путь. Особенно если снег глубок. Среди животных, оказывается, тоже есть такие, что предоставляют работать другим, а сами семенят сзади, пожиная плоды чужого труда.

Этот бык тоже принадлежал к стаду. В нем он родился и вырос. Но никто, видимо, не мог заставить его трудиться для общего блага.

Как раз в эти дни с севера шло совсем иное стадо. Десяток длинношерстных светлых зверей. Это были волки, убийцы и мародеры. Они цепочкой бежали по горам и долинам. Они тоже искали пищу, но, кроме того, это были утонченные убийцы. Часто они убивали ради самого убийства, а съедали лишь лучшие куски. Там, где они проходили, оставались кровавые следы. Когда слышался голос волка, лисица пряталась в груде камней, заяц зарывался глубже в сугроб, а мускусные быки выстраивались в боевом порядке на высоких холмах.

Волки пришли в страну мускусных быков с северо-запада через одну из долин. Они направлялись прямо к уставшему стаду.

Вожак заметил их. Он высоко задрал голову, зафыркал, осмотрелся вокруг дикими глазами. С равнины приближалась смерть. Двенадцать кровожадных дьяволов. Здесь, в рыхлом снегу, он не мог защитить свое стадо.

Вожак бросился вперед. Огромное тело сотрясалось в тяжелых прыжках. Снежный вихрь окутал быка. Стадо цепочкой следовало за ним. Внизу, на равнине, тяжело дыша, неслись волки. Два стада сближались. Каждое спешило добраться до холма. Это было соревнование за жизнь.

Мускусные быки победили в беге. Не останавливаясь, вожак закружился на вершине. Стадо топталось вместе с ним. Быки уминали снег, готовясь к сражению, а затем приняли боевой порядок. Они стояли, образуя круг, бок о бок один возле другого, головами наружу. Телята находились внутри.

Волки атаковали сразу со всех сторон. Но всюду встретили острые рога. Карабкаясь по склону, волки проваливались глубоко в рыхлый снег, барахтались в нем, а быки в кольце двигались молниеносно. Один хищник был поддет на рог и с распоротым брюхом отброшен далеко в сторону.

В конце концов волки сдались. Усевшись у подножия холма и алчно щурясь, они злобно завыли. Приходилось отступать, чтобы поискать удачи на белых равнинах — там, где нет холмов. И волки пустились обратно по следу, проделанному стадом.

Услышав вой, молодой бык остановился. Он испуганно озирался и фыркал. Смерть была близка, а он совсем один. Вой разносился далеко по горам. Каждый раз, как он усиливался, бык вздрагивал и топтался по снегу. Его охватил страх. Он быстро повернул и бросился назад по следу.

Так бежал он около километра, спасаясь от воя и смерти. Но инстинкт взял верх. Ведь он удалялся от стада, с каждым шагом становился все более одиноким. Быстроногие волки настигнут его. Впрочем, никто не может сказать, что он думал. Может быть, просто почувствовал сильное желание найти защиту у стада. Он снова повернул и помчался назад, навстречу вою и смерти. Он больше не мог быть один.

К его чести, он отчаянно боролся за жизнь, когда повстречался с волками. Он кинулся на них, бил и рвал их своими рогами. Он подминал хищников под себя. Как все мускусные быки, он сражался до последнего дыхания. Но волки оказались проворнее, и их было много. Они перекусили у него жилы задних ног, и он сел. Но не сдавался. Тогда они напали все сразу: один впился в горло, другие в открытое брюхо. Стая хищников победила одиночку.

Дикие просторы многое могут рассказать тому, кто умеет читать их загадки. Кучки обглоданных костей, которые так часто встречаешь на земле Гудзона, — все что остается от одиноких молодых мускусных быков. Животные поплатились жизнью за то, что уклонялись от своего долга, нарушали закон стада. Там, где хозяйничают волки, никакой бык не будет достаточно силен в одиночестве. А волки встречаются не только на далекой земле Гудзона.


Перевод Ю. Легких