По тетеревам с подхода | Печать |

Соболев Г. Н.



Весенние охоты, кроме разве глухариной, довольно просты: занял удобное место, дождался прилета или пролета птицы, сделал несколько выстрелов — и конец.

Более интересной и трудной является охота с подхода на тетеревином току.

После того как часов в восемь утра закончится ток и тетерки уйдут в крепкие места, многие петухи рассаживаются на деревьях и там продолжают весеннюю песню.

Возбужденная птица, надув черно-синий зоб и степенно покачивая головой с припухшими бровями, почти беспрерывно твердит свое, вначале редкое, а затем все ускоряющееся «бу-бу» с шипящей концовкой «чу-фы».

Только изредка прервет тетерев песню, оглядится кругом, послушает и, если опасности нет, не торопясь, продолжит «бубнить» с прежним упорством.

В песенном азарте слух и зрение птицы заметно притупляются, конечно далеко не в той мере, что у глухаря, но все же достаточно, чтобы искусный и опытный охотник мог скрытно приблизиться на выстрел.

Самое главное на этой охоте — правильно выбрать район.

Лучшими угодьями являются сосняки с покровом из лишайниковых или зеленых мхов; выбрав одну из высоких елей или сосен на опушке бора или вблизи от нее, тетерев любит забраться на самую макушку и начать свое бормотание. Хвойные же деревья служат весной хорошей маскировкой для подкрадывающегося охотника.

Охотиться с подхода в угодьях без хвойного лесного массива, так же как и в бору, захламленном валежником или залитым водой, бесполезно: тетерев очень быстро обнаруживает намерения человека и снимается за 200—300 метров от него.

Услышав далеко, за 1,5—2 километра, голос тетерева, охотник определяет направление, в котором следует идти, и вначале без особых предосторожностей начинает сближение.

По мере уменьшения расстояния замедляется шаг; двигаться следует только под прикрытием деревьев, используя мгновения наиболее азартной части песни.

Показаться бдительному тетереву в 150—200 метрах — значит загубить все труды, положенные на преодоление препятствий на большом участке пути.

Косач, заметив подозрительное, замолкнет, а потом улетит. Поэтому, даже находясь в сотне метров, не следует стараться увидеть черныша: он заметит вас раньше и снимется. При продвижении следует ориентироваться только слухом. Нельзя наступать на сухие сучья или шлепать по лужам.

И вот, наконец, рядом деревья, на одном из которых сидит краснобровый певец.

Плавно, под песню, прикрываясь развесистыми лапами ели, поворачиваете вы голову, стараясь сквозь ветви определить расположение цели.

В большинстве случаев ничего не подозревающая птица сидит не там, где ожидаешь ее увидеть; однако ошибка быстро исправляется — и вот он! Прицелишься... и отведешь ружье: столько трудов стоило скрадывание птицы и такой простой конец!

Выстрел должен быть сделан на короткой дистанции, не далее 30 метров. Весенний тетерев крепок на бой, подранка же весной не найдешь.

Обычно охотники убойную дальность определяют простым правилом: пера не различаю — стрелять нельзя.

Для черныша таким мерилом является видимость бровей. Птица будет бита чисто, если цвет их хорошо различает стрелок. Патроны должны быть снаряжены дробью № 3. Лучшим калибром ружья для этой охоты будет 12; ИЖ-54-Ш 12-го калибра на дистанции верного выстрела обеспечивает попадание 4—5 дробинами.

Охота может продолжаться до 11—12 часов дня. В случае удачи за это время удастся взять 1—2 птиц.

Охота с подхода требует выдержки, настойчивости, умения применяться к окружающей растительности и хорошо маскироваться; она доставляет большое спортивное удовлетворение.

Нет нужды говорить, что стрелять по птице, пролетающей или сорвавшейся из-под ног во время подхода, ни в коем случае нельзя, если даже она показалась косачом: слишком вероятна ошибка, печальным исходом которой будет осиротевшая кладка полунасиженных яиц, и следовательно загубленный выводок тетеревят.

Поэтому охоту с подхода целесообразно разрешать только в приписных хозяйствах, где имеются большие возможности проинструктировать охотника и напомнить ему о правилах весенней охоты.