Надо внести ясность (Еще раз о лайке) | Печать |

Абрамов К. Г.

 


Свыше десяти лет назад был принят и официально утвержден стандарт так называемой восточносибирской лайки.

В основу этого стандарта было положено утверждение о том, что существующие на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири отродья лаек: амурское, эвенкийское, эвенское (ламутское) и прочие — слились и образовали эту так называемую восточносибирскую лайку.

Мы, охотники и охотоведы, кинологи, живущие на Дальнем Востоке, с недоумением спрашивали себя: как же это мы не заметили процесса слияния всех наших отродий в одно?

Проанализировав все происшедшее, мы убедились, что все наши отродья остались на месте: амурская лайка на Амуре, тунгусская (эвенкийская) на севере Приамурья, ламутская (эвенская) на Камчатке.

Ясно, что кто-то всю нашу работу поставил в нелепейшее положение.

Восточносибирской лайки как реально существующей породы нет и не было. Только профан в лайководстве Дальнего Востока мог бы сделать предложение о том, чтобы слить легкую борзоватую эвенскую лайку с амурской, и т. д. Это значило бы испортить обе породы.

И вот мы, старые охотники и охотоведы Дальнего Востока, стали перед вопросом: как же быть?

Ведь восточносибирской лайки нет в реальности, но она признана, значит на бумаге существует. Наши же ценные, каждая в своем роде и на своем месте, лайки существуют реально, но официально они объявлены несуществующими.

Можно ли при создавшемся положении вести племенную работу с местными дальневосточными лайками? Кто несет ответственность за то, что свыше 10 лет на Дальнем Востоке нет настоящей племенной работы, что она стоит упершись в эту выдуманную «породу».

В течение 10 лет я неоднократно ставил перед Главохотой РСФСР вопрос о тупике, в который завел лайководство Дальнего Востока «слиятельный стандарт», но ответа по существу не получил. Были только одни формальные отписки.

А ведь нам, людям, проведшим весь свой век в тайге, совершенно ясно: если лаек слили воедино, создав в 1948 году породоописание восточносибирской лайки, и в преамбуле объяснили ее происхождение, как результат смешения амурской, эвенской, эвенкийской и прочих отродий, то это не значит, что в натуре нет этих пород, что они исчезли с лица земли.

Ведь от Енисея до Тихого океана свыше пяти тысяч километров территории, населенной различными народностями, обладающими разным хозяйственным укладом, различными приемами охоты и различно сложившимися породами лаек, с различным их экстерьером и рабочими качествами. Надо быть совершенно оторванным от реальной действительности, чтобы утверждать все то, что утверждают в стандарте в отношении искусственно созданной восточносибирской лайки. Как, например, можно утверждать, что лайка охотников, живущих на Камчатке, уже слилась с амурской лайкой?

Даже эвенки, живущие по побережью Охотского моря, на Амуре бывают очень редко, да и то без своих оленей и без собак. Поэтому и при большой натяжке нельзя допускать смешение эвенкийских лаек с амурскими.

Кроме того, лайки оленеводов отличаются легкостью склада, борзоватостью, паратым аллюром. Все транспортные работы у этих народностей выполняются на оленях, а собаки у них только охотничьи зверовые. Наоборот, народности, обитающие в Приамурье, оленей не имеют, и все транспортные работы у них выполняются собаками.

Амурские лайки отличаются массивностью склада, пешим аллюром. Работают они главным образом по крупному зверю: лосю, кабану, медведю. В пушном промысле они применяются сравнительно редко, так как рыхлый и глубокий снеговой покров в темнохвойной тайге препятствует этому. Наоборот, прибитый ветрами плотный снежный покров «светлой» лиственничной тайги, в которой кочуют оленеводы, способствует передвижению легких эвенкийских лаек. Искусственное скрещивание амурской лайки с собаками оленеводов в силу их различной приспособленности к условиям снежного покрова рекомендовать нельзя, ибо оно не жизненно, практически вредно.

Меня, однако, удивляют не составители надуманных «стандартов», а та наша кинологическая общественность, которая идет за ними. Ведь, кроме вреда от того, что существует стандарт несуществующей восточносибирской лайки, а существующие реальные породы лаек признаны «не существующими», ничего не получается. Раз амурской, ламутской и тунгусской лаек не существует, то и работы с ними не ведется.

В свою очередь, работать с восточносибирской лайкой тоже невозможно, ибо в действительности ее нет, она надумана.

Как наша кинологическая общественность может мириться с этим? Если бы в коневодстве кем-либо было предложено слить воедино стандарты английской скаковой лошади, орловского рысака и воронежского битюга, то его, несомненно, признали бы ненормальным. Почему же аналогичное слияние стандартов, различных по экстерьеру, рабочим качествам и, возможно, различных по своему происхождению отродий лаек, до сих пор признается у нас? Например, амурская и камчатская лайки по строению своего черепа могут быть по происхождению отнесены к собаке каменного века, а эвенская (ламутская) по строению черепа близка к ископаемой собаке.

В заключение остается сказать, что настоятельной необходимостью является официальное признание стандартов следующих отродий лаек, населяющих Дальний Восток и Восточную Сибирь:

1. Амурская зверо-упряжная (описана К. Г. Абрамовым): среднего роста, широкогрудая, с мощным костяком и мощной мускулатурой, ухо невысокое, колодка почти без подхвата (подрыва).

2. Эвенкийская (тунгусская) (описана В. В. Рябовым): рослая, мощная, сухая, ухо средней или выше средней длины, колодка с подрывом.

3. Эвенская зверовая (описана М. Г. Волковым): выше среднего и крупного роста, крепкая, ухо средней и выше средней длины, колодка борзоватая, довольно бедно одетая, хвост нередко несет по-волчьи — поленом.

4. Саянская охотничья лайка (описана В. В. Рябовым): рослая, с удлиненной колодкой, псовина повышенной длины, несколько борзоватого типа.

5. Забайкальская (описана М. Г. Волковым): наиболее мелкая из всех.

6. Ездово-зверовая камчатская (описана М. Г. Волковым): крупная, волкообразная, ухо средней длины, длина псовины средняя.

Вот по крайней мере те реально существующие отродья лаек, которые являются сравнительно изученными упомянутыми авторами. Кроме того, на Дальнем Востоке имеются еще области, где существующие там породы лаек еще совершенно не изучены и никем не описаны, например лайки восточной части Якутии — Колымского края.