Птицы в Москве | Печать |

Рычин Ю.



Во многих городах нашей Родины начато интересное и полезное дело — заселение городских садов и парков птицами.

В Москве, на отдельных водоемах столицы, поселены утки-кряквы и лебеди; подкармливаются и охраняются птицы радости — сизые голуби, для которых местами открыты чердаки и построены даже специальные домики. Тысячи искусственных гнездовий развешиваются весной для птиц-дуплогнездников, в связи с чем возросло количество полезных насекомоядных птиц — синиц, мухоловок, горихвосток, трясогузок. Встречаются и свободно гнездящиеся певуны-зяблики, зеленушки, некоторые славки и другие. С половины мая и до осени живут в Москве стремительные, оглашающие воздух пронзительным свистом стрижи и, менее заметные, ласточки. Гнездятся в городе вороны, грачи, галки и вездесущие воробьи. Кроме того, река Москва и городские пруды часто посещаются (с заповедного озерца Киева) чайками. Парами, а то и небольшими косячками совершают воздушные прогулки над городом зоопарковские кряквы, а иногда и более степенные огари.

 

 

Рычин Ю.
Рычин Ю.

 

Одновременно живут в столице и такие представители птичьего мира, о которых, кроме разве наблюдательных натуралистов да отдельных охотников, очень мало кто знает. Это пернатые хищники соколы-сапсаны. Привлеченные обилием ворон, галок и голубей, эти хищники, по-видимому, обосновались здесь довольно прочно.

Автор заметки вот уже в течение двух лет наблюдает в зимнюю пору (с ноября по март) пару сапсанов у высотного здания на Смоленской площади.

Оперение сапсана буро-пепельно-серое с темными поперечными полосками или штрихами и характерными черными «усами» возле коротко изогнутого клюва. Глаза темные, «сверкающие из-под нависших бровей» (Кайгородов). Они удивительно дальнозорки; «от соколиного глаза не укрыться», говорит русский народ. Посадка сапсана стройная; держится он вертикально, как орел. В полете он легко узнается по серповидным крыльям и по некоторому сходству его силуэта со стрижом. Редкие птицы могут соперничать с сапсаном в быстроте и ловкости полета и с его смелостью.

Охотится сапсан только в воздухе; бросается на добычу с расстояния 1—1,5 км, пролетая при так называемой «ставке» до 100 метров в секунду. В этот момент разглядеть сокола нельзя, можно лишь заметить промелькнувшую тень да уловить звук рассекаемого воздуха. Бьет сапсан свою жертву на лету, поражая ее когтями пальцев. Падающую птицу он обычно подхватывает и уносит в укромное место, где поедает, предварительно ощипав ее. Сапсан — гроза многих птиц; даже вороны, яростно преследующие пернатых хищников, не решаются нападать на этого сокола. В связи с этим он (так же как чеглок и др.) может быть использован в борьбе с птицами, лишь временами наносящими урон урожаям культурных растений, а остальное время полезными, например с дроздами, скворцами, грачами и другими. Истреблять этих птиц нельзя, а отпугивание их обычными средствами не достигает цели. Достаточно напустить сокола на стаю кормящихся, скажем, на посевах кукурузы грачей или — в виноградниках — скворцов, чтобы птицы поспешно улетели и больше не возвращались.

В рыбхозах сапсан с тем же успехом может охранять пруды от налетов цаплей, чаек и других рыбоядных птиц.

В недалеком прошлом сапсан наравне со своими сородичами — кречетами и ястребами использовался в охотах на водоплавающую и степную дичь.

В наши дни охота с ловчими птицами сохранилась лишь местами, в республиках Средней Азии.

 

Рычин Ю.
Рычин Ю.
 

 

Об этом москвичам довелось получить некоторое представление осенью 1958 года, в один из дней Киргизской декады, когда знаменитые охотники Киргизии демонстрировали на московском ипподроме охоту с ловчими птицами. Фрагменты охоты с беркутом на волка и с соколом (багарыном) на крякв вызвали бурный восторг зрителей.

До 1924 года сапсаны гнездились в Серебряном бору, с 1925 по 1934 год — на территории Погонно-лосиного острова; в еще более отдаленные времена они жили на колокольнях Симонового и Новодевичьего монастырей и на Троицкой башне Кремля. Поэтому вполне возможно, что сапсаны, обитающие зимой на высотном здании, что на Смоленской площади, гнездятся где-нибудь в окрестностях Москвы, а может быть, и в самом городе.

Если сапсаны стали в Москве оседлой птицей, то членам Московского общества охраны природы, орнитологам, а также юннатам стоило бы попытаться установить местонахождение гнезда этих интересных и редких птиц и взяв его под наблюдение и охрану.