Токующий стрепет | Печать |

Маслеев С.



Вся в цветах, раскинулась степь роскошным ковром.

Не объять ее, не окинуть глазом, и нет, кажется, на свете ничего краше, как южная степь в середине мая.

Любо заночевать в степи в это время; любо слушать ночью, как позванивают чем-то пасущиеся лошади, как тренькают токующие стрепета, и эти звуки удивительно гармонируют, дополняя друг друга...

Не спится. Да как и спать весною в степи, когда на небе горят и мерцают мириады звезд и луна озаряет призрачно-серебристым светом все вокруг? Спишь и не спишь..

С полуночи пенье стрепетов становится еле слышным, вот-вот затихнет совсем, но к утру спокойное «трр-трек», сразу став громким, уже слышно отовсюду: это стрепета почуяли приближение утра.

Иду на крик стрепета.

Так хочется увидеть его вблизи, на точке!

Все громче и громче слышна его короткая «барабанная дробь» и краткий посвист крыльев: это стрепет пляшет на своем точке, взлетая перед тем, как пропеть свою песню.

Заря разгорается. Ложусь, чтобы не обнаружить себя, потом ползу бесшумно навстречу звукам. Слышу: токует совсем рядом! Лежу затаясь и с первым лучом солнца вижу красавца прямо перед собой: он сидит на утоптанном круглом точке и не шевелится.

Прошла минута-другая. Стрепет затопал, забарабанил лапками по точку, подлетел метра на два, свистнув крыльями, блеснув на солнце их белой изнанкой. Пропев свое «трр-тррек», он опустился на точек и замер в прежней позе.

Через каждые две-три минуты все повторялось снова.

Я лежал как зачарованный, ловил каждое движение стрепета и чего-то ждал еще.

И не напрасно: вскоре из-за кустов прошлогоднего бурьяна вышла скромная, коричневатая стрепетка с беловато-серой, розовеющей на солнце грудкой. Она поклевала что-то в траве и спокойно направилась к стрепету. Тот сорвался с места и стремительно побежал к ней, распустив крылья. Она прилегла и... свершилось великое в своей простоте таинство зарождения новой жизни.

Молодка встала, отряхнулась, быстро и легко направилась к бурьянам, проскользнула между ними и скрылась.

Я продолжал лежать, но стрепет уже не пел. Он сидел по-прежнему на своем точке, запрокинув голову.

Я встал. Вспорхнул мой стрепет и полетел прямо и далеко свистя крыльями, купаясь в лучах утреннего солнца.