В Хоперском государственном заповеднике | Печать |

Лещилин Б.

 


Я побывал в Хоперском государственном заповеднике, который был создан в 1935 году. Находится он на территории Новохоперского района Воронежской области, где по обоим берегам реки Хопра им занято более шестнадцати тысяч гектаров, из которых две трети — лес, а остальные — луга и озера. Заповедник был организован для охраны и восстановления поголовья выхухоля. Издавна в затонах Хопра и озерах, находящихся в пойме реки, обитал этот зверек. Местные жители называют его хохулей, а зоологи — выхухолем. Далекие предки этого зверька были современниками мамонтов, стада которых когда-то бродили на необъятных просторах нашей Родины. Выхухоль является реликтовым животным. Он сохранился в неизменном виде до наших дней. Вода — родная его стихия. Он отлично плавает, превосходно ныряет и даже бегает по дну водоемов. Для этого приспособлено и все его тело. Задние лапки зверька имеют между пальцами перепонки и служат ему «веслами», а голый, сжатый с боков, хвост заменяет «руль». Темно-бурая сверху и белая снизу шубка выхухоля непромокаема. Подшерсток ее насыщен воздухом, и, кроме того, зверек смазывает себя мускусом, который выделяется особой железой, находящейся у основания хвоста. По словам старожилов, в прошлом хвост выхухоля использовался как средство, предохраняющее меховые изделия от моли. Его охотно приобретали хозяйки и на все лето прятали на дно своих сундуков. В настоящее время мускус выхухоля используется в парфюмерной промышленности для придания большей стойкости духам. В конце XIX столетия мех зверька стал дорого цениться и на него повсеместно началась охота. В 1913 году в Нижнем Новгороде на Макарьевской ярмарке было продано шестьдесят тысяч выхухолевых шкурок. Хищническое истребление этого зверька продолжалось вплоть до Великой Октябрьской революции, и он почти полностью, в том числе и на Хопре, был истреблен. В 1920 году Советское правительство запретило охоту на выхухоля. Нужно сказать, что европейская часть Советского Союза на всем земном шаре является единственным местом, где в настоящее время сохранился выхухоль. За время существования Хоперского заповедника его научными сотрудниками проделана большая работа по восстановлению поголовья этого зверька на Хопре, кроме того, они обеспечили заселение им целого ряда мест нашей Родины.

За последние десять лет в Хоперском заповеднике было отловлено и отправлено более тысячи голов этого зверька в Литовскую и Белорусскую ССР, в Курскую, Саратовскую и Томскую области, где он успешно прижился.

Вдвоем со старшим научным сотрудником заповедника — Юрием Владимировичем Дьяковым — медленно идем вдоль одного из многочисленных озер. Решив отдохнуть, садимся на одно из деревьев, поваленное бобрами. В лесу тишина, слышно только, как в вершинах нагих деревьев глухо шумит ветер. Не спеша ведем разговор. И вдруг Юрий Владимирович замолчал, прервав на полуслове беседу. Он внимательно стал всматриваться в противоположный берег. А потом, понизив до шепота голос, сказал:

— Сидите тихо. Сюда идут лоси.

Прошло несколько минут, и действительно из леса к самому озеру вышли лоси: самка и самец с высоко поднятой головой, увенчанной рогами. Он смело и уверенно подошел к воде. Постоял и, вероятно, заметив нас, не только не испугался, но тут же вошел в воду и быстро поплыл, направляясь к тому месту, где мы сидели! Когда он достиг середины озера, Юрий Владимирович поднялся и начал громко кричать. Ему, многократно повторяясь, отвечало эхо. Это озадачило лося. На мгновенье он остановился в воде и как бы застыл на одном месте. Потом, сердито закашляв и зафыркав, повернул обратно. Выйдя на берег и встряхнувшись, он подошел к самке. Вскоре оба лося скрылись в лесу.

Как полагают научные сотрудники заповедника, на Хопер лоси пришли из лесов Тамбовской области. В настоящее время их можно встретить не только на территории заповедника, но и в соседних с ним районах Воронежской, Саратовской и Сталинградской областей. В одной из комнат музея Хоперского заповедника как живые стоят чучела пятнистых оленей. Родина их — Уссурийский край, Корея, Япония и Китай. Особенно красив пятнистый олень летом. Окраска его шкуры ярко-рыжая с небольшими белыми пятнами на боках и черной полосой на спине. Зимой он одет несколько скромнее. Его шерсть в это время бывает однотонно серого или бурого цвета. Каждую весну самцы пятнистых оленей меняют свои рога. Рога пятнистых, а также и благородных оленей — маралов во время роста до их окостенения именуются пантами. Панты покрыты кожей с бархатистой шерстью и богаты кровеносными сосудами. Как известно, вытяжка, приготовленная из пантов, применяется в народной медицине Китая и других стран Востока. Является она тонизирующим лекарственным средством. Наша же фармацевтическая промышленность изготовляет из них особый жидкий экстракт — пантокрин. Препарат этот влияет на функции сердечнососудистой системы, кишечника и скелетной мускулатуры, а также рекомендуется при заболевании нервов, общем переутомлении и т. п. Панты бывают срезанными, когда снимаются у живых оленей, и лобовыми, когда они сняты при забое животных вместе с черепной коробкой. После съемки панты подвергаются консервации. О том, как это делается, подробно рассказывает в своей книге «В дебрях Уссурийского края» В. К. Арсеньев: «Варка происходила на открытом воздухе. Над огнем на трех камнях стоял котел, наполненный водой. Китаец-пантовар внимательно следил за тем, чтобы вода была горячей, но не кипела. В руках у него была деревянная развилка, к которой бечевкой привязаны молодые оленьи рога. Обмакнув панты в воду, он давал им немного остынуть, сдувая ртом пар, затем опять погружал их в котел и опять остужал дуновением. Варка пантов производится ежедневно до тех пор, пока они не потемнеют и не сделаются твердыми. В этом виде они могут храниться много лет. Если передержать их в горячей воде дольше двух-трех секунд за раз, они лопнут и потеряют ценность».

Средний вес пары консервированных пантов пятнистого оленя — 300—400 граммов. У нас в Советском Союзе этих оленей с целью получения пантов разводят в специально созданных для этого совхозах Приморского и Алтайского края. В Хоперский государственный заповедник впервые пятнистые олени были завезены в 1938 году из дальневосточного оленеводческого совхоза «Седеми» — двадцать семь голов.

В настоящее время как в заповеднике, так и в южной части прилегающего к нему Теллермановского леса, где еще в 1940 году поселилась часть оленей, их насчитывается более трехсот голов.

Русь издавна славилась своими пушными товарами, особенно бобровыми мехами. В документах XIV—XVI столетий довольно часто упоминаются бобровники, то есть люди, занимавшиеся специально добычей бобров. В конце концов хищнический промысел этих ценных пушных зверей привел к тому, что они почти повсеместно были истреблены. К концу XVII столетия промысел их сохранился в европейской части России только на Украине и стад монополией гетманов. Бобровники здесь по своему происхождению были казаки и подчинялись непосредственно самому гетману. Они имели особое самоуправление и свой суд. Из своей среды выбирали атаманов. Бобровники освобождались от военной службы, которая для них заменялась промысловыми повинностями и денежными сборами. В 1764 году на Украине упразднена была гетманская власть и монопольное право на бобровые промыслы перешло к казне. Еще в XVI столетии на Хопре велась добыча бобров. Из ряда документов того времени видно, что здесь бортными ухожаями, бобровыми и звериными гонами, то есть местами, где водились бобры и другие звери, и рыбными ловлями владели дворцовые крестьяне города Шацка, теперь Рязанской области. К началу XIX столетия в европейской части России почти все бобры уже были истреблены и промысел их прекратил свое существование. Он сохранился лишь в Сибири.

И только при советской власти проводится целый ряд важных мероприятий по увеличению поголовья этих ценных пушных зверей. Началась большая и сложная работа по расселению бобров. В 1937 году они выпущены были в Хоперском заповеднике. Завезли их сюда из Воронежского заповедника. Сейчас на территории заповедника их насчитывается более двухсот голов. Кроме того, свои поселения образовали они вверх и вниз по течению Хопра. Вверх по реке бобры поселились в Байчуровском районе Воронежской области и на небольшом ручье Шибряе, впадающем в реку Ворону, — в Уваровском районе Тамбовской области. Во время своего переселения в эти места из Хоперского заповедника бобры по рекам Хопру и Вороне проплыли около 200 километров. Расселение их наблюдается также и вниз по Хопру. Здесь бобры живут в старицах и пойменных озерах Хоперского, Добринского и Урюпинского районов Сталинградской области. Наиболее значительное в этих местах поселение они образовали на левобережном притоке Хопра — Косарке, близ хутора Сантырского Хоперского района. На этой речке они неоднократно пытались даже построить плотину, но этому мешают жители ближних хуторов, которые выбирают все поваленные ими в воду деревья и используют на топливо. Самой замечательной особенностью бобров является их способность возводить постройки — так называемые «хатки» и плотины. Поселения этих животных в Хоперском заповеднике размещены в озерах, находящихся в пойме Хопра. В них нет течения, а поэтому бобры здесь и не сооружают плотин. Зато они понастроили немало своих «хаток».

Пройдя берегом озера еще с полкилометра, мы, наконец, остановились возле высокой кучи хвороста.

— Вот это и есть бобровая «хатка», — сказал Юрий Владимирович. — Без топора и пилы построил свое жилище бобр. И если взобраться на него даже взрослому человеку, то «хатка» свободно выдержала бы его. Под землей из «хатки» устроен ход, который ведет в воду. Обычно внутри такие «хатки» разделены на несколько помещений — камер, в которых и живет целое семейство бобров. Вблизи бобровой «хатки» было несколько поваленных на землю осин. Своими крупными и необыкновенно крепкими резцами бобр легко перегрызает толстые, 20—30 сантиметров в диаметре, деревья. Делает это он так: на небольшой высоте от земли со всех сторон широким поясом выгрызает древесину. В середине его образуется перехват, и если смотреть на такое дерево сбоку, то перехват кажется точкой, где сходятся вершины двух, мастерски вырезанных бобром, конусов.

Любимая пища бобра — кора осины, но ест он и кору ивы, ольхи, липы, тополя, татарского клена и иногда даже вяза. Летом питается он также и травой.

Юрий Владимирович обратил мое внимание на следы, оставляемые на дереве резцами бобра, и при этом заметил, что если они широки, то значит трудился здесь старый зверь. У молодых резцы несколько меньше, и поэтому и след, оставляемый ими на дереве, уже.

Указывая на одну из осин, Юрий Владимирович сказал:

— После бобра здесь побывали и лоси. Им он оказал большую услугу. Видите, лоси успели уже полакомиться корой и ветвями дерева, которое не так давно было повалено бобрами.

Такую же услугу бобры оказывают, иногда и оленям. Так что трудятся они не для себя одних. Кроме того, оказывают услугу еще и лесу. Выбирая деревья мягкой породы, через несколько лет бобры оставляют в нем только один дуб.

Осмотрели еще несколько бобровых «хаток», и, когда солнце клонилось уже к закату, возвратились в хутор Варварино, где находится контора заповедника. Здесь я и условился с работниками заповедника побывать назавтра в Калиновской лесной Даче, где находятся зубры.

 Зубры — гордость заповедника. Это самые крупные дикие животные в Советском Союзе. У зубра большая массивная голова с широко расставленными рогами. Его темная каштаново-бурая шерсть состоит из мягкого подшерстка и более длинной грубой ости. Волосы ости, удлиняясь на затылке и нижней части шеи, образуют челку, бороду и пышную бахрому подгрудника, а на верхней части шеи — густую гриву. На конце сравнительно короткого хвоста — длинная кисть волос. Летом зубры питаются главным образом травой и листьями, а зимой они поедают концы ветвей, побеги и почки деревьев и кустарников — клена, вяза, ясеня, липы, лещины, ивы и других.

Они любят полакомиться и желудями. Их зубры достают даже зимой из-под снега. Делают они это так: опустив низко голову, зубр, интересно отметить, не ногами, а мордой начинает расталкивать до самой земли снег, иногда достигающий глубины 30—40 сантиметров. При такой «работе» животного видны лишь туша и рога, а вся его большая голова бывает скрыта в снегу.

В Хоперский государственный заповедник зубры завезены были в 1955 году из Центрального зубрового питомника и Беловежской Пущи. Первый год содержались они в специально устроенном для них загоне, а потом выпущены были на вольный выпас. Зубры хорошо прижились в привольных прихоперских лесах заповедника. В мае-июне, как правило, зубрица приносит одного теленка. Она — нежная и любящая мать, очень ласкова со своим теленком и постоянно тщательно его вылизывает. Не спуская глаз, зубрицы оберегают детенышей и первое время стараются спрятать их не только от людей, но и от других зубров. В 1958 году в заповеднике две зубрицы — Грушанка и Громада — незадолго до отела отделились от остальных зубров, переплыли через реку Хопер и там укрылись в самом глухом уголке леса. Оттуда они вышли только через две недели, когда их телята окрепли и даже немного подросли. Обе эти зубрицы, возвращаясь обратно уже вместе с двухнедельными телятами, вновь переплыли через Хопер.

В 1956 году у зубров родился первый теленок, в 1957 году — второй. А в 1958 году, что было большой радостью для всего заповедника, зубрицы принесли пять телят. Таким образом, в Хоперском заповеднике из года в год растет поголовье зубров и их стадо пополняется молодняком. Содержатся зубры сейчас в одном из участков леса, который носит название «зубрового парка». Но не все время они находятся в лесу, довольно часто, особенно осенью, выходят на убранные поля соседних колхозов, нисколько не боясь ни людей, ни гула моторов тракторов, поднимающих зябь. Зубрам, когда они направляются из леса на поля, приходится постоянно переходить через дорогу, идущую на Новохоперск. Она очень оживленна, и на ней почти всегда можно видеть автомашины. Обычно зубры идут привычным для них строем — один за другим, «гуськом». Впереди самый сильный красавец бык — вожак стада Могучий. Когда зубры доходят до дороги, то Могучий останавливается на ней, пропускает мимо себя все стадо и лишь последним сходит с дороги, Не раз бывали случаи, когда во время перехода зубров появлялась автомашина. Могучий преграждал ей путь, и она вынуждена была останавливаться. Шофер ждал до тех пор, пока не сойдет Могучий и не откроет ему дорогу.

В «зубровом парке» на небольшой поляне среди леса ежедневно зуброводы Кирилл Семенович Бессарабов и Александр Кузьмич Гнучий два раза в сутки (утром и вечером) проводят подкормку животных. Летом они подкармливают зубров концентратами, а зимой и сеном. Утром, как только поднимется солнце в лесу, перекликаясь с эхом, звучит охотничий рожок Бессарабова. Его призывные звуки хорошо знают зубры: вскоре они появляются на поляне, где для них уже приготовлен корм. Иногда Бессарабов забывает захватить рожок, и тогда он складывает руки рупором и начинает подражать мелодии, которую всегда исполняет, созывая зубров, на своем незамысловатом музыкальном инструменте. Зубры отлично знают его голос и так же идут на него, как и на зов рожка.

От переправы через Хопер мы на мотоциклете едем вдвоем со старшим научным сотрудником заповедника Петром Михайловичем Решетниковым. Торопливо, оставаясь позади, убегает дорога. И вот мы, наконец, у кордона «зубрового парка». Спрашиваем у рабочих, где находятся сейчас зубры. Нам указывают на черную гладь полей, на поднятую зябь. С шляховой дороги поворачиваем на полевую — и, не проехав полкилометра, видим стадо зубров. Они лежат, за исключением двух быков — Могучего и Бархата. Останавливаем мотоциклет и прямо по пашне идем к зубрам. При нашем приближении они все и взрослые, и телята — поднимаются. Подходим ближе. До зубров остается каких-нибудь 30—40 метров. Петр Михайлович начинает звать одну из зубриц.

— Гамма!.. Гамма!..

Она смотрит на Петра Михайловича, делает несколько шагов, а потом, словно раздумывая, останавливается в нерешительности. В это время двинулся уже Могучий, направляясь в противоположную от нас сторону, а за ним и все стадо, растянувшись один за другим «гуськом». Тут же, заспешив, вслед за ними от нас ушла и Гамма.

Хоперский заповедник — одно из достопримечательных мест Воронежской области. Его научными работниками проделана большая и серьезная работа по обогащению местной фауны новыми полезными видами и по увеличению поголовья коренных промысловых животных. В лесах заповедника теперь можно встретить куницу, белку, барсука (ранее он на Хопре был истреблен почти повсеместно). В озерах и старицах встречается одно интересное и редкое в этих местах растение — чилим, или водяной орех. Цветет он белыми цветочками, а плоды, похожие на орех, как только завяжутся, все время находятся в воде. Они съедобны и содержат до 80 процентов крахмала.

Незабываемо красив Хопер летом. Вдоль реки красуются могучие дубы и стройные тополи. Над тихими плесами низко, иногда даже касаясь их зеркальной глади, склоняют свои ветви ивы. В затонах и в озерах заповедника цветут белые лилии — кувшинки. В старинных русских сказках они именуются одолень-травою. Предания давних лет повествуют о том, что белые лилии, обратившись в низенького худенького старичка с седою бородкой, с легким посохом в руках и переметного сумочкой за плечами, помогали выручать русских девушек-полонянок из тяжелой татарской неволи. Сказочно красивы в это время бывают и затоны реки, и озера. На воде всюду лежат словно выточенные из тончайшего фарфора с нежной золотисто-желтой сердцевиной крупные белые цветы. Раскрыты бывают они только утром и днем. Вечером же постепенно свертываются и превращаются в бутоны, похожие на маленькие зеленые кувшинки, которые и погружаются в воду, исчезая в ее глубинах на всю ночь.

Жарким июльским днем над рекою плывут, отражаясь в ней, кучевые белые с синими донышками облака, а теплыми тихими вечерами, сгорая, смотрятся в нее малиново-алые зори.


Хоперский заповедник летом посещают многочисленные экскурсии учащихся школ Новохоперского и соседних с ним районов Воронежской, Сталинградской и Саратовской областей, рабочие, колхозники и воины Советской Армии. Во время Великой Отечественной войны, как известно, в городе Новохоперске формировались воинские части чехословацкой армии. В 1943 году группа офицеров этих воинских соединений посетила заповедник, и в книге отзывов сохранилась их запись, в которой они отмечают, что научные работники даже во время войны отдают все свои силы изучению и разведению редких животных, и выражают им благодарность за теплый прием. В 1958 году Хоперский заповедник посетили вновь офицеры чехословацкой армии, и среди них оказался один офицер, который был здесь ранее, в 1943 году. Прошлым же летом с заповедником ознакомились научные работники Китайской Народной Республики, а также побывали туристы москвичи.

Тот, кто был в заповеднике, узнал много нового и интересного и еще больше полюбил близкую каждому из нас русскую природу.