Заметки охотника-кинолюбителя | Печать |

Парамонов М.

 


На сорок третьем году охоты с собакой и ружьем я приобрел себе кинокамеру. Сделал я это не потому, что начинаю стареть, не потому, что охота с ружьем надоела, и даже не потому, что дичи становится все меньше и меньше. Ведь всякого настоящего охотника, будь то промышленник или охотник-спортсмен (но, конечно, не хапуга-браконьер), охота прельщает и волнует до тех пор, пока он жив.

Уменьшение количества дичи заставляет охотника бережнее к ней относиться, сокращая размеры своих трофеев. Но это не может заставить охотника бросить охоту, ибо без общения с природой, без охоты привыкшему к ней человеку обойтись невозможно.

Когда я взял в руки кинокамеру, я обрел на охоте новую, не изведанную до того радость. Страстное желание во что бы то ни стало добыть зверя или птицу все чаще стало сменяться еще более страстным желанием наблюдателя — не только увидеть дичь, но увидеть ее со всеми подробностями, проникнуть в сокровенную тайну природы.

Когда удается заснять киноаппаратом удачные кадры, сцены, а тем более целый фильм и показать его своим товарищам по охоте, испытываешь неизмеримо большее удовлетворение, чем после самой удачной охоты с ружьем. На охоте с ружьем мы наблюдаем дичь до тех пор, пока она не приблизилась на выстрел. Потом будет спущен курок, и все кончится. Приближение же к дичи на дистанцию съемки — это только начало. Жизнь животного не прерывается, а попадает на экран со всеми прельщающими подробностями. При этом нужно отметить, что «стрельба» (съемка) кинокамерой бегущего зверя и летящей птицы требует большой быстроты и меткости охотника.

Вот почему охотник, взявший в руки кинокамеру, не знает горечи неудач, ибо он всегда возвращается с добычей.

Значит ли это, что охотник-кинолюбитель навсегда должен забросить ружье и собаку, заменив их киноаппаратом? Конечно, нет. Во-первых, с ружьем и собакой охотнику по доброй воле расстаться совершенно невозможно. Во-вторых, в этом и нет надобности. Даже для того, чтобы подготовить сценарий, обдумать его и наметить план съемок, сначала потребуется немало побродить с ружьем по охотничьим угодьям. Кроме того, если все время только снимать, то никаких средств не хватит на кинопленку.

Из личной практики и наблюдения за некоторыми товарищами я пришел к убеждению, что не всякий охотник, купивший себе кинокамеру, сумеет снимать природу и получать от этого моральное удовлетворение. Для этого необходимо сделаться кинолюбителем. В понятие «кинолюбитель» входит не только любовь к этому, искусству, но главным образом — упорное теоретическое и практическое изучение этого многообразного искусства.

Понятие «киноискусство» включает в себя четыре области: сценарное искусство, операторское, режиссерское и искусство монтажа. Во всех этих областях кинолюбителю приходится работать одному. Кроме того, ему надо уметь самому обрабатывать заснятую кинопленку и самому ее демонстрировать на кинопроекторе.

Сразу, конечно, всему этому не научишься, но овладеть всей этой техникой, хотя бы в минимальной степени, необходимо и вполне возможно.

Многие профессионалы запугивают начинающих любителей. Они заявляют, что за киносъемки не следует браться, если вы не имеете хотя бы десятилетнего стажа по фотографированию. В отношении людей прошлого века это верно. Современный же человек, с его грамотностью, с его развитием и с его навыками обращения со сложными машинами, может довольно быстро освоить и технику кино. Примеров этому я видел немало.

Однако это не значит, что всякий взявший в руки кинокамеру сумеет создать удачный фильм. Как я уже говорил, кино — это комплексное искусство. Технику, приемы и методы киносъемок можно изучить теоретически и освоить практически, но нельзя научиться делать хорошие фильмы, если у вас нет к этому призвания.

У нас в Московском клубе кинолюбителей часто задают лекторам такой вопрос: «Скажите нам самое главное, как научиться снять хороший фильм?»

Вопрос наивен. Можно, например, изучить технику стиха, в совершенстве овладеть ямбом и хореем, но это еще далеко не значит, что вы стали поэтом.

Таким образом кинолюбительством могут заниматься, конечно, не все охотники, но и это не значит, что заниматься им могут какие-то особо одаренные люди. Говоря прямо, трудностей много, но, несмотря на них, кинолюбительство вполне доступно для многих охотников, имеющих к нему сильное влечение и хотя бы небольшую художественную искорку, которая со временем может разгореться в большой и яркий костер.

Допустим, что одному-другому кинолюбителю не удастся заснять цельного фильма об охоте. Не беда. Ведь будут же удачно снятые сцены или всего только отдельные кадры, из которых впоследствии можно смонтировать хороший коллективный фильм.

Кинолюбительству в нашей стране придается огромное значение. При различных московских клубах и обществах создано несколько десятков секций кинолюбителей. Вот уже год работает Центральный клуб московских кинолюбителей (вечером по средам при электрозаводе; Клементовский, 12). Приказами министра культуры СССР в крупных городах организуются кинолаборатории для любителей (в Москве, Мазутный проезд, 6). Выпускается отечественная и завозится из-за границы любительская киноаппаратура. Улучшается качество выпускаемой для любителей кинопленки. Ежегодно проводятся конкурсы на лучшие любительские фильмы.

И только в наших добровольно-охотничьих организациях ничего не делается для того, чтобы помочь распространению среди своих членов этой ценной самодеятельности. Между тем в области охоты и охотничьего хозяйства кино более необходимо, чем где бы то ни было. При помощи кино можно быстрее воспитать культурных охотников, можно обучать обслуживающий персонал охотничьих хозяйств, воспитывать юных охотников. Правильно сделанные кинофильмы являются могучим средством для искоренения браконьерства. Переоценить силу кино в охотничьей области невозможно, а тематика его неисчерпаема.

Итак, значение и привлекательность этого вида самодеятельности охотников очевидны, однако многие из охотников, заинтересовавшиеся кинолюбительством, переоценивают стоящие перед ними трудности.

Постараюсь объективно на основе своего опыта ознакомить охотников — начинающих кинолюбителей с их первыми шагами в этом направлении.


* * *

Сначала посмотрим, какие технические возможности имеет у нас кинолюбитель?

Начнем со съемочной аппаратуры.

Ее можно разделить на аппараты новые, современных моделей, поступающие для продажи в нашу торговую сеть, и на аппараты подержанные, заграничные, поступающие иногда в комиссионные магазины. Разделение это условное, однако практическое.

К первой группе относятся:

а) камеры 2x8 заграничные — «АК-8», «Адмира», «Пентака» и наша отечественная — «Кама», которая скоро поступит в продажу;

б) 16-миллиметровые камеры «Кинап» ленинградского завода, выпуск которой прекращен, и «Киев 16С-2».

Ко второй группе относится все остальное, что случайными путями попадает на комиссию. Наиболее часто встречаются камеры «Болекс», «Сименс», «Мавекон», «Кейстон», «Агфа», «Кодак», «Дитмар», «Симплекс» и другие.

Перед этой массой систем начинающий кинолюбитель обычно теряется, тем более что каждая камера имеет свои преимущества.

Эту сумятицу начинающего любителя искусственно раздувают некоторые так называемые «старые кинолюбители», которые «в пух и прах» разносят отечественную аппаратуру и, захлебываясь, поют гимны заграничному.

Попробуем объективно и практично посмотреть на этот вопрос, отметив при этом, что снимать можно с успехом на всяком аппарате, если он вполне исправен и не потрепан. Но в том-то и дело, что непотрепанных старых камер очень мало. Покупающий такую аппаратуру любитель всегда рискует получить много раз ремонтированную рухлядь.

Прежде чем приобретать себе камеру, охотник должен решить вопрос о «калибре». Решение вопроса о ширине кинопленки, под которую сделан тот или иной аппарат, имеет большее значение, чем выбор калибра ружья.

Кинокамеры выпускаются под широкую пленку — 35 мм, узкопленочные— 16 мм и 8 мм.

Широкопленочная аппаратура для охотников очень громоздка и недоступна по своей цене.

Наиболее доступными по цене являются камеры размером 2х8. При работе на них пленки расходуется в четыре раза меньше, чем в 16-миллиметровых аппаратах. Однако практика показывает, что восьмимиллиметровые камеры мало пригодны для съемки охотничьих фильмов.

Дело в том, что восьмимиллиметровые камеры рассчитаны главным образом, для съемки средними и крупными планами. Дальние планы на них прорабатываются плохо. Между тем при съемке охотничьего фильма дальний план применяется часто и должен быть достаточно четким.

Вот почему нам, охотникам-кинолюбителям, нужны 16-миллиметровые камеры.

Первоклассной камерой этого типа является «Болекс», однако этот аппарат очень тяжел, как в прямом, так и в переносном смысле: стоит он очень дорого.

Из аппаратов второго класса в первую очередь надо отметить камеру «Сименс», легкую, портативную, с надежной и очень простой кассетой и с хорошей оптикой. Главным недостатком «Сименса» является отсутствие у этого аппарата турели под разные объективы, что не позволяет делать съемку с увеличением. Кроме того, как показывает практика, сложный и нежный механизм «Сименса» иногда отказывает в работе на морозе.

Неплохими являются и другие 16-миллиметровые заграничные камеры, которые имеют кассеты не меньше чем на 15 метров пленки и могущие снимать на скорости в 24 кадра в секунду. Моя практика и практика знакомых мне опытных кинолюбителей подтверждает одну непреклонную истину ту, что наша камера «Киев 16С-2» является самым лучшим и практически самым подходящим аппаратом для охотников-кинолюбителей. Коротко перечислим ее качества.

Эта кинокамера вполне доступна по цене — стоит она почти столько же, сколько стоят 8-миллиметровые «Адмира» или «Пентака». Имеет она простое и прочное устройство, в работе некапризна при любой погоде. Просветленная оптика ее отличается большой разрешающей способностью. Наличие на турели двух объективов позволяет снимать удаленные кадры с увеличением в 2,5 раза (правда, телевичок с фокусным расстоянием в 50 миллиметров очень слаб).

Не ожидая модернизации этой камеры заводом, желающие любители могут своими средствами оснастить свой «Киев» более сильным телевиком, например 135 миллиметров, подогнав к приобретенному такому объективу переходное кольцо для крепления его к турели. Также можно сменить и второй объектив на широкоугольный с фокусным расстоянием 10—12 миллиметров, который очень часто бывает нужен для съемки охотничьих сюжетов. Но и в том виде, в каком она есть, камера «Киев» больше всех других удовлетворяет запросам охотника-кинолюбителя.

Единственным недостатком камеры «Киев» является ее малый завод пружины, которая обеспечивает протягивание всего только 3,5 метра пленки. Это, конечно, недостаточно, особенно при съемке диких животных, где один кадр иногда тянется на протяжении 5—7 метров, и, конечно, «дикие артисты» не будут ждать, когда вы подзаведете пружину своего аппарата.

Однажды на охоте с флажками за лисицей у меня был такой случай.

Стою я на номере с заведенной камерой «Киев» рядом с другим охотником. Вижу: идет лисица по самой чаще, между елками. Снимать бесполезно: даже при самом большом открытии диафрагмы — 2,8 — света совсем недостаточно. Осторожно поднимаю камеру к глазу и веду за зверем, ожидая, когда он появится на более открытом месте. Вот в поле моего зрения попадает охотник. Он начинает поднимать ружье. Не могу пропустить такого кадра и нажимаю на спуск аппарата. Охотник долго ведет ружьем, ловя лисицу в редких просветах между деревьями, и, наконец, стреляет.

То ли он поторопился, то ли подумал о том, что я его снимаю, но только последовал промах. В пяти шагах от него свалилась срубленная выстрелом березка. Я продолжал снимать. А когда благополучно ушедшая за флажки лисица появилась, наконец, на открытом месте, завод пружины кончился, и самое интересное — лисица на ходу — заснято не было. Подобных примеров можно было привести еще несколько. Все они говорят о том, что завод пружины у «Киева» надо довести хотя бы до 5 метров и пусть даже за счет некоторого увеличения габаритов камеры. Есть, основания надеяться, что завод улучшит свою камеру при ее модернизации.

Первое время, когда была выпущена эта камера, среди любителей распространилось мнение о том, что она вообще не тянет пленку. И действительно, первые выпуски имели недостатки как по камере, так и по кассетам. В более поздних выпусках эти недостатки устранены.

Некоторые любители и до сих пор жалуются на то, что в начале работы нижняя петля пленки уходит, пленка захлестывает за правый ролик и камера останавливается. Происходит это по двум причинам.

Первая — неумелая или поспешно-небрежная зарядка кассеты, когда нижнюю петлю делают в несоответствии с верхней, или когда пленка своей перфорацией не точно попала на зубья протягивающего барабана, или когда пластинка кадрового окна кассеты своим выступом вышла из имеющегося для нее в кассете паза, или когда зуб грейфера не попал в перфорацию. Все это зависит не от камеры, а от снимающего. Потренируйтесь точно по инструкции, и все пойдет на лад.

Вторая причина: выступ задвижки кадрового окна кассеты иногда бывает мал (по вине завода). В этом случае при вдвигании в аппарат кассеты задвижка кадрового окна автоматически не полностью открывается. От этого зуб грейфера не попадает в перфорацию пленки, а бьет по хвосту недооткрывшейся задвижки. Пленка при этом тянется силой барабана и приемной бобышки, отчего петля уходит и движение прекращается.

С целью недопущения этого надо просто-напросто перед вставлением кассеты в камеру пальцем отодвинуть вправо до отказа выступ задвижки, или, как его иначе называют — флажок.

Я и знакомые мне товарищи убедились в том, что безотказная работа кинокамеры «Киев» зависит только от ее владельца.

Говоря о камере «Киев», не могу не упомянуть о своих ошибках в этом деле. Наслушавшись про нее плохих толков, не получив от продавцов в магазинах толковых объяснений о том, почему не идет пленка при опробывании аппаратов, я купил один из старых заграничных «шедевров». Но, как известно, дело не в «шедевре», а в его техническом состоянии. Некий «знаток» киноаппаратуры сбыл мне один из имеющихся у него аппаратов, который в процессе моей работы стал систематически разваливаться. После полугодового мучения и порчи пленки я перешел к работе на «Киеве» и убедился в том, что дурную славу «Киеву» создают или люди, не научившиеся с ним обращаться, или недобросовестные люди, обладающие иностранной аппаратурой и ничего за свою жизнь не снявшие.

Так обстоит дело с киносъемочной аппаратурой. Что же касается проекционной аппаратуры, то тут дело обстоит проще. Наши отечественные проекторы последних выпусков не уступают лучшим заграничным образцам. Хуже обстоит дело с кинопленкой для любителей. Сначала она была грубая и излишне толстая. После апрельской киновыставки в прошлом году Пятая и Третья фабрики учли критические высказывания по их адресу и стали выпускать пленку лучшего качества. Однако поступает ее в продажу очень мало. Черно-белая пленка даже в московских магазинах в продаже бывает не всегда. Что же касается других городов, то мне, например, не удалось ее найти в магазинах Курска, Харькова, Симферополя, Ялты, хотя кинокамеры «Киев» имелись в продаже в этих магазинах. Кроме того, стоимость кинопленки еще очень большая.

Из самых необходимых принадлежностей для кинолюбителя в продаже ничего нет. Однако все это, кроме монтажного пресса, легко может быть изготовлено самим любителем: бачок с улитой на 15 метров пленки, матерчатый мешок для складывания пленки во время монтажа, монтажная доска с двумя катушками, лупа и матовое стекло для просмотра пленки и еще кое-какие необязательные мелочи.

Следует отметить, что ни тренога со съемочной головкой, ни монтажный столик для охотника-кинолюбителя совершенно не нужны. Снимать на охоте приходится только с руки, и тренога только связывает подвижность оператора. Само собою понятно, что охотник-кинолюбитель должен научиться пользоваться камерой так, чтобы она не дрожала в руках.

Можно снимать фильм на негатив с последующим печатанием позитива. Однако это обходится вдвое дороже. Гораздо проще заснятую (т. е. экспонированную) пленку обращать в позитив. Этот процесс обработки пленки вполне доступен каждому любителю, стоит только поступать точно по той инструкции, которая прилагается к продающейся в магазинах пленке.

По вопросам режиссерского и операторского искусства написаны объемистые книги, которые не под силу любителю. Они и необязательны для него, по крайней мере на первое время. Практика показывает, что кинолюбитель, имеющий в своем распоряжении не так уж много свободного времени, может ограничиться на первых порах изучением самого главного, что нужно для практической работы. После, в процессе съемок, он будет расширять теоретические знания, изучая различные формулы и расчеты. Самое главное, по-моему, — по возможности подробнее ознакомиться перед началом практической работы с техникой и приемами съемки. «Евангелием кинолюбителя» была и остается книга Кудряшева: «Кино на узкой пленке», которая, к сожалению, даже у букинистов встречается очень редко.

И вот, наконец, охотник — начинающий кинолюбитель приобрел аппаратуру, необходимые материалы, ознакомился с техникой этого дела по литературе и на практике у своих товарищей, поработал над пробами и собирается приступить к съемке таких тем, ради которых он сделался кинолюбителем...

Однако в жизни часто бывает иначе. Не имея к киноработе никакого влечения, человек покупает кинокамеру «просто так себе», потому, что были лишние деньги. Потом он начинает думать о том, что ему снимать и как снимать. Он хладнокровно может снять, а может и не снять все, что ему попадется под руку. Можно с уверенностью сказать, что у такого любителя наверняка фильмов не получится. Делание даже самых коротких фильмов требует горенья, настойчивого труда и беспокойства...

Ну вот все подготовлено. Что же снимать?

Скажем в принципе: можно браться за съемку таких тем, которые хорошо вам известны. В самом деле, как можно правильно и интересно показать на экране то, в чем сам плохо разбираешься? И не потому ли у профессиональных кинооператоров и режиссеров некоторые фильмы об охоте получаются сухими, натянутыми. Все там есть: и охотники, и дичь, и выстрелы, и трофеи. Нет только главного — показа нашей действительности.

Будоражить у зрителей жгучий интерес и любовь к родной природе, зажечь в их душе искру бережливого отношения к ее богатствам — вот, по-моему, «направление главного удара» для любительских фильмов, на какую тему они бы ни снимались.

Прежде чем приступить к составлению сценарного плана, кинолюбитель должен задать себе несколько вопросов, от решения которых будет зависеть задуманная работа.

Первое — с какой целью будет сниматься фильм (или отдельные сцены)? Цели могут быть разные: показать красоту отдельных охотничьих уголков, показать технику и методику той или иной охоты, ознакомить зрителей с натаской, нагонкой и дрессировкой собак, высмеять отсталые привычки у охотников, разоблачить и высмеять хапуг и браконьеров и т. д.

Второе — на какого зрителя рассчитывается фильм? При этом подумайте, нужен ли он зрителям, не является ли он повторением старого? Фабула и конкретное содержание фильма находятся в прямой зависимости от решения этих двух вопросов. Снимать же без предварительного плана, не известно для чего, а просто «так себе» — это неоправданный расход пленки.

Первоначальный план может быть очень коротким. В нем описывается общее содержание будущего фильма. С точки зрения профессионалов, это будет нечто похожее на либретто сценария. В процессе дальнейшей работы над ним и детального обдумывания автор разрабатывает уже более детальный рабочий план, где излагает отдельные сцены в порядке их последовательности, сцены разделяет на отдельные кадры, решает вопрос о метраже каждого кадра, о переходах от одной сцены к другой и о технических способах съемки (с какой точки снимать, каким планом применять ли способы трюковой съемки и т. п.).

В ходе практического выполнения первоначальный план всегда будет изменяться в той или иной мере, да это и необходимо, особенно при работе над охотничьими темами. Однако съемки делать надо монтажно, т. е. в такой последовательности, в какой фильм должен иметь окончательный вид. Это далеко не всегда удается сделать, но стремиться к этому надо для облегчения в дальнейшем монтажа и для уменьшения количества склеек обработанной пленки.

Метраж любительских фильмов прямо зависит от содержания фильма и скорости съемки. При «немой скорости» съемки 16 кадриков в секунду — вполне достаточно будет иметь фильм на 150—200 метров, что займет на экране около 20—25 минут. При «звуковой скорости» — 24 кадрика в секунду — достаточно иметь фильм 200—300 метров.

Следует заметить, что вообще снимать надо с современной скоростью в 24 кадрика так, как все заснятые об охоте фильмы и даже отдельные сцены и кадры должны и могут быть озвучены и использованы для широкого показа или для выхода на широкий экран.

Перед выходом на съемку кинолюбителю необходимо тщательно проверить камеру и кассеты. Имеющие аппарат «Киев» пусть не пожалеют полметра пленки и попробуют ход каждой кассеты. По чистым и звонким щелчкам грейфера можно убедиться, что кассета заряжена правильно и грейфер попал в перфорацию пленки.

Нет ничего хуже, как иметь дело в поле с неправильно заряженной кассетой. Однако если при себе иметь зарядный мешок, то исправить это вполне возможно.

Однажды на зимней охоте, я заснял все шесть кассет, которые у меня имелись. После удачной охоты охотники расположились под елью, развели костер и начали делиться переживаниями. Эта картина была настолько живописна, что я не мог смириться с тем, что такой случай проходит мимо моего объектива. У меня имелся запасной ролик пленки, но все попытки перезарядить в мешке кассету на пятнадцатиградусном морозе окончились сначала неудачно. Пришлось основательно отогреть руки у костра, после чего удалось зарядить кассету и заснять интересный кадр.

После этого случая я стал всегда оставлять себе резерв неэкспонированной пленки, тем более, что на охоте всего предусмотреть нельзя.

Не вдаваясь в подробности техники съемок, которые довольно подробно описаны и у Кудряшева, и в ряде журнальных статей, мне хочется сделать несколько практических замечаний.

После показа общей картины дальним планом надо стремиться показать средними и крупными планами детали: зверя или птицу, охотников и т. п.

Вопрос о том, с каких точек и каким планом снимать кадры, должен окончательно решаться на месте, исходя из содержания данной сцены и конкретных условий съемки. Практика показывает, что эти решения должны приниматься очень быстро, так как события на охоте идут своим чередом и задержать их бывает невозможно. Вот почему всякий охотник-кинолюбитель должен обладать некоторым, если можно так выразиться, «художественными чутьем», «набить» глаз и руку на съемках и уметь быстро ориентироваться в «съемочной обстановке».

Всякий законченный фильм должен представлять собой одно целое, подчиненное главной идее автора, с последовательным развитием событий, без резких неоправданных переходов. Он не должен быть перегружен титрами (текстом на экране), ибо хорошо сделанный немой фильм будет понятен и без лишнего текста.

Однажды нам долго не попадались лисьи следы. В одном месте, на опушке осинника, мы увидели наконец свежий лисий след.

— Ну, теперь-то мы наверняка обложим лисичку, — сказал окладчик.

Думаю себе, как показать это? Снимаю так: заячий малик на жировке, идущий к нему со стороны след лисицы, окладчика, пробующего свежесть лисьего следа и поспешившего вдоль опушки леса в обход. Кажется, что зрителям станет понятно, в чем тут дело.

Снимая фильм на охотничью тему, кинолюбитель должен иметь в виду, что за один выезд в поле или в лес редко удается снять все, что намечено. Приходится запастись терпением и настойчивостью и выезжать, может быть, много раз в погоне за нужными кадрами. И чем труднее заснять эти кадры, тем интереснее охота за ними. В практике получается иногда так, что предполагаешь за два-три выезда заснять небольшой фильм, а ради него потом приходится ездить всю зиму с кинокамерой.

Несколько замечаний об окончательной обработке фильма. Обработку экспонированной пленки лучше всего не откладывать, а делать сразу. Даже если фильм еще и не закончен, обработанную пленку надо смонтировать по эпизодам и просмотреть на проекторе. При этом первом монтаже вырезать надо экономно — только явно негодные куски пленки. После просмотра заснятого кинолюбителю станет видно, какие кадры вышли, какие не получились и почему, чего не достает, что и как надо снимать дальше.

Второй и окончательный монтаж делается по окончании всей съемки. В это время просмотр и отбор пленки производятся более тщательно как с точки зрения технического выполнения, так и с точки зрения всего содержания картины. Иногда бывает жалко до слез выбрасывать прекрасный кадр, но резать приходится безжалостно, ибо он никак не соответствует общему содержанию картины. Такие куски совершенно выбрасывать, конечно, не следует, их надо сохранить, так как они могут пригодиться в другом месте.


* * *

В заключение мне хочется коснуться того вопроса, который у нас, кинолюбителей, главенствует над всеми остальными. Как справиться кинолюбителю с теми большими затратами, которые необходимы при производстве фильмов?

Материальная сторона этого дела такова: сделать даже самый маленький, 16-миллиметровый фильм в 150 метров, стоит очень дорого. Если делать с обращением, то потребуется на пленку 250 рублей, если же отдавать печатать позитив с негатива, то фильм обойдется в 445 рублей.

Если бы даже и произошло снижение цен на пленку, это не решит вопроса. Отсюда вывод — снимать охотничьи фильмы коллективно.

Вот почему огромное значение приобретает организация при добровольно-охотничьих обществах секций кинолюбителей. Коллективный труд над фильмами на охотничью тему во много раз продуктивнее индивидуального. А в материальном отношении то, что недоступно одному, вполне может быть выполнено коллективом.

Правления охотничьих обществ должны умело направить эту весьма полезную самодеятельность охотников в нужное русло. Они должна активно руководить работой этих секций. Как мне кажется, правления обществ должны ставить перед секциями задачи по созданию малометражных фильмов, утверждая планы работ секций. Само собою понятно, что мощным охотничьим организациям под силу приобретение кинопленки для выполнения намеченных секциями планов.

Кинолюбительская самодеятельность развивается очень быстро. Оставить ее без организованного руководства нельзя, иначе она не принесет той огромной общественной пользы, на которую вполне можно рассчитывать.

Мне кажется, что республиканские и союзное управления по делам охотничьих хозяйств не должны стоять в стороне от этого дела.