Дорогу высокопородной лайке | Печать |

Григорьев В. В.

 


Вопросы состояния поголовья охотничьих лаек в нашей стране являются, без сомнения, актуальнейшими в собаководстве.

Эти отечественные породы универсальных охотничьих собак, при помощи которых добывается подавляющее количество драгоценной пушнины охотниками-промысловиками, в настоящее время завоевали и продолжают завоевывать все возрастающие симпатии у охотников-спортсменов. Поэтому и понятен тот интерес охотничьих масс и собаководов к книгам и статьям, появляющимся в печати, освещающим вопросы лайководства. И правильно сделала редакция альманаха «Охотничьи просторы», начав обсуждение этого давно назревшего вопроса на своих страницах.

В статье М. Г. Волкова, напечатанной в № 10 альманаха за 1958 г., вполне правильно отмечается, что породы лаек на местах в северных промысловых районах, к великому сожалению, приходят в упадок.

Но судья-эксперт всесоюзной категории М. Г. Волков не раскрывает истинных причин этого упадка, а выступает в свете своего субъективного суждения о них, видя основное зло в новых стандартах лаек Востока, что крайне дезориентирует охотничью общественность.

Неужели М. Г. Волкову до сих пор не понятно, что в связи с интенсивным освоением северных районов нашей Родины, развитием промышленности в этих районах (т. е. в местах исконного образования, развития и применения лаек в охотничьем промысле) появились собаки других пород да и беспородные, завезенные туда вместе с приходом новых людей, которые в свободном нагуле засорили и продолжают засорять поголовье лаек.

Кроме того, с уменьшением промысла пушных зверей, связанным с индустриализацией этих районов, уходом людей на производство, а также с существовавшей до 1957 года низкой заготовительной ценой на пушнину, резко ухудшилось отношение к отбору лаек на местах, как по экстерьеру, так и по рабочим качествам, да и кормление с содержанием в силу незаинтересованности их владельцев стало крайне плохим, что также не могло не сказаться на породах.

Племенная работа с породами лаек на периферии не ведется, а продолжают иметь место самопроизвольные вязки собак, находящихся в свободном нагуле. Порода ведется от известной, подчас посредственной, суки и совершенно неизвестного кобеля, т. е. «от кобеля нашей деревни» (как в старину), это каким-то образом оправдывало себя при однопородности, изолированности собак в данной местности, но никак не может быть оправдано в настоящее время.

Госохотинспекциям, областным и районным обществам охотников, имеющим в своих штатах кинологов, а где их нет, то передовым опытным собаководам, любящим и знающим лайку, — им всем необходимо наладить культурное, плановое заводское разведение пород лаек, западносибирских, русско-европейских и карело-финских по утвержденным стандартам. Для этого нужно подобрать производителей по породам с высокими экстерьерными и полевыми качествами, составить план вязок, строго контролировать его, проводя осмотры пометов в месячном возрасте, с выдачей свидетельств или справок на них. В период выращивания этого потомства в течение первого года производить осмотры на выводках и определять качество потомства по экстерьеру, при этом строго бракуя собак, имеющих порочные данные для породы, как не пригодных для дальнейшей племенной работы. Ни в коем случае не допускать межпородного скрещивания лаек, как, например: русско-европейских с западносибирскими и т. п. Потомков, не проявивших себя в полевой работе, так же не следует пускать в вязки. Если это будет соблюдено при условии правильного кормления, содержания в будках — в вольере или на цепи, когда исключены самопроизвольные вязки, то результаты скажут сами за себя.

Кроме того, надо организовать сеть питомников, может быть и небольших, при областных госохотинспекциях, где должна вестись племенная работа с лайкой, для того чтобы восстановить поголовье чистопородных кровных лаек в промысловых районах и снабжать этим племенным материалом охотников-собаководов.

В настоящее время приходится сожалеть, что даже сеть республиканских питомников недопустимо мала.

Вот те основные причины, которые, по моему мнению, могут поднять чистокровность пород лаек.

Позиция же М. Г. Волкова по данному вопросу не нацеливает общественность на культурное, направленное разведение пород лаек, а предлагает каждому местному аборигенному отродью пришить бирку с названием коми, мансийская, амурская, хантейская, эвенская, эвенкийская, ламутская, коряцкая, забайкальская и назвать их племенными, культурными породами. Нет, так культурные породы не делались.

В другой части статьи М. Г. Волков, касаясь вопросов комплексных оценок, правил выставок, бонитировки к ним и испытаний охотничьих собак — этой основы племенного разведения собаководства, огульно охаивает их, называет их нежизненными и пригодными только для городских условий. Дело в том, что если эти правила недостаточно ясно усвоены им, как «специалистом», то говорить о них, как о нежизненных в корне, не верно. Ведь присуждаемые дипломы и выдаваемые свидетельства экстерьерных оценок имеют одинаковую силу на всей территории Советского Союза. И пора понять М. Г. Волкову, что давно — вот уже десять лет, — как ушли в область предания старые правила выставок, когда только за один экстерьер присуждались медали, а красивой и неизвестной в племенном отношении собаке присуждался чемпионат.

В настоящее время комплексная оценка выводит в класс элита с возможностью присуждения звания чемпиона собаку, отвечающую: 1) высоким породным данным с оценкой не ниже «очень хорошо», 2) известного происхождения, 3) с двумя полевыми дипломами, при этом одного из них не ниже II степени, т. е. бессомненными, рабочими качествами, и, главное, 4) при наличии апробированного полевого потомства. Разве это не прогрессивные правила для племенного разведения? И вот этого никак не может или не хочет понять судья-эксперт всероссийской категории М. Г. Волков. Это ли не отсталый взгляд на собаководство?

Непоследовательность М. Г. Волкова в своих суждениях по этим вопросам очевидна, одной и той же рукой он пишет в статье против бонитировки охотничьих собак и ею же подписывает протокол экспертизы лаек на XXV Юбилейной московской областной выставке охоты и охотничьего собаководства, где присуждается звание чемпиона породы западносибирской лайке, кобелю Хомич Зеленского А. Е.

Где же тут логика? По этому присуждению чемпионата им не было выражено никакого протеста, а вот теперь, по прошествии двух лет, этот Хомич стал плох и комплексная оценка плоха.

Чемпион породы Хомич Зеленского А. Е. имеет твердую оценку «очень хорошо» под разными экспертами на рингах не только Москвы, но и Ленинграда, дипломы, полученные им по белке, так же присуждены разными судьями, он имеет пять полевых потомков (Хмель Бруни И. Л.; Фомка Митина В, А.; Чайка II. Данилова Н. И.; Чок Прокофьева Н. Н.; Нора Юдичева Л. Е.), а из выставленных на выставки и выведенных на выводки 17 потомков от него и от разных сук получили оценки: «отлично» — 2, «очень хорошо» — 10, «хорошо» — 4 и только 1 —«удовлетворительно». Это очень высокий племенной показатель, и именно по этим данным можно судить о производителе, это и есть показатель чемпионата. Вот она та «бухгалтерия», которая так непонятна М. Г. Волкову.

Придуманные утверждения о преднамеренном снижении требований к городским лайкам, о щедром рассыпании высших оценок на выставках и выводках, о применении метода «зря доброй экспертизы» и «зря доброго судейства» судьями-экспертами для показного благополучия в вопросе племенного культурного воспроизводства лаек в таких кинологических центрах, как Москва, Ленинград, Свердловск, Мурманск и другие, описанные в статье М. Г. Волковым, абсурдны и оскорбительны для всех судей-экспертов, кинологов обществ охотников и членов секции любителей лаек и выходят из элементарных рамок этики.

Экспертиза и судейство городских лаек проводятся тем же контингентом судей, что и на периферии, а на московской, ленинградской и других крупных выставках, состязаниях и испытаниях экспертизу и судейство возглавляют крупнейшие судьи-эксперты: А. В. Федосов, Э. И. Шерешевский, А. П. Бармасов, И. С. Зажилов и другие, судившие лаек, начиная с тридцатых годов, и утверждающие в своих официальных отчетах о несомненном улучшении поголовья за последние годы как в экстерьерном отношении, так и в рабочих качествах. Короткой памяти судьи-эксперта всероссийской категории М. Г. Волкова неплохо напомнить, что в начале тридцатых годов в Москве на выставку было представлено всего 7 лаек, а в настоящее время поголовье возросло по области до 560 голов, при этом только на XXVI Московской областной выставке было экспонировано 213 лаек.

I Всесоюзная выставка собаководства, проведенная Министерством сельского хозяйства СССР на территории ВСХВ в 1958 году, показала, что экспертиза как в городах, так и на периферии нашей Родины ведется правильно, согласно стандартам, так как подавляющее большинство оценок, полученных собаками ранее на областных, городских и районных выставках и выводках, было подтверждено.

За 1958 год через испытательные станции лаек по белке, организованные Московским обществом охотников и утвержденные Госохотинспекцией при Мособлисполкоме, прошло 167 лаек западносибирских, русско-европейских и карело-финских пород. Из них получили дипломы разных степеней 72 собаки, что составляет 43 % к общему числу представленных собак. Судейская коллегия, где был главным судьей М. Г. Волков, отсудила 51 лайку из общего числа 167 и дипломировала 25 собак, т. е. 50 %, остальные же судейские коллегии судили 116 собак, дипломировав только 47 лаек, т. е. 40 %. Спрашивается, где и у кого судейство «зря доброго»?

М. Г. Волков явно противоречит фактам, подтасовывая их, а ведь именно ему лично специальным заседанием бюро секции было указано на недопустимые нарушения правил, с чем он согласился.

Хотелось бы привести некоторые факты, проливающие свет на плановое, культурное заводское разведение лаек Московским обществом охотников и как оно оценивается охотниками и общественностью.

Только за 1958 год по настоятельным требованиям и заявкам охотников — промысловиков и спортсменов — секция любителей лаек М.О.О. из 332 воспроизведенных за этот год породных щенков более 180 распределила по областям и республикам страны. Бюро получает ежемесячно более ста писем со всех концов страны с требованиями предоставить породную лайку из Москвы, зарекомендовавшую себя как в работе и экстерьере, так и в племенном отношении. Мало того, Главным управлением заповедников и охотничьих хозяйств при Совете Министров РСФСР организован новый питомник лаек в Хабаровске, и племенной материал для него в количестве 6 западносибирских лаек взят из Москвы в секции любителей лаек. Разве это не показатель работы секции, которая так незаконно охаивается в статье М. Г. Волковым?

Дисциплинированная, заводская племенная работа в секции любителей лаек М.О.О. привела к тому, что за весь 1958 год не было ни одной межпородной вязки, а осмотренное на выводках новое молодое поголовье оценено экспертами, как отвечающее хорошим экстерьерным данным. Остается только пожелать им всем показать свои рабочие качества на предстоящих испытаниях и на охоте.

В заключение не могу не остановиться на еще не решенном вопросе о лайках Востока. По единодушному мнению всех кинологов-лаечннков, лайки этой части РСФСР резко деградировали в силу уже перечисленных выше причин.

Но пока еще не поздно, можно и необходимо срочно заняться делом создания культурных заводских пород лаек Востока на основе современных методов зоотехнической науки и опыта в деле становления пород лаек: московской секцией по западносибирской, питомника ВНИИЖП по русско-европейской, ленинградской секцией по карело-финской, а также других передовых охотничьих организаций и питомников служебных собак.

Для этого Главному управлению охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР при помощи знающих дело лайководства судей-экспертов и кинологов надо изучить и учесть поголовье однотипных аборигенных отродий эвенских, амурских, эвенкийских, забайкальских, коряцких, чукотских, ительменских и других лаек по ценным и полезным признакам, подбирая лучшие экземпляры из них и тем самым создавая материал для разработки стандартов (двух, а может быть, и трех).

Следующим этапом будет последовательная селекционная племенная работа над этими породами в предлагаемых мною некрупных питомниках при госохотинспекциях и в секциях при обществах охотников.

Все, что здесь мною сказано, не ново, так как уже в марте 1958 года кинологическая комиссия по рассмотрению предложений и уточнению правил выставки, бонитировки полевых испытаний и описаний пород охотничьих лаек высказала единодушное мнение Всесоюзному кинологическому совету по вопросу о лайках Востока и стандартах на нее, которое было сформулировано следующим образом:

1. Заводского разведения лаек в районах Восточной Сибири и Дальнего Востока практически не существует, — как на периферии, так и в городах.

2. Имеющееся поголовье лаек на всем этом пространстве распадается на ряд местных аборигенных отродий, как-то: эвенская, эвенкийская, амурская, забайкальская и другие.

3. Комиссия считает, что составить единый стандарт с учетом имеющегося разнотипного поголовья в настоящее время невозможно, поэтому целесообразно дать описание основных местных отродий для проведения селекционной работы на местах.

4. Считать необходимым установить единый порядок и разработать методику с определением минимально необходимых материалов, на основании которых должно производиться описание этих отродий для изучения их и дальнейшего определения и утверждения стандартов на лаек азиатского востока РСФСР.

Как видите, лайки Востока волнуют не одного М. Г. Волкова, но только очень жаль, что до сих пор ни госохотинспекции. ни пушнозаготовительные организации (Потребкооперация), ни Главохота не возглавили претворение в жизнь этого решения, не организовали широкие массы охотников-спортсменов, судей-экспертов и кинологов для быстрейшего начала большой работы по воссозданию высококачественных, однотипных, наследственно сильных промыслово-охотннчьих пород лаек Восточной Сибири и Дальнего Востока.