Книга глаголемая «Урядник» | Печать |

Книга глаголемая «Урядник»
Книга глаголемая «Урядник»
 

 

«Книга глаголемая “Урядник”» относится к числу древнейших и интереснейших памятников охотничьей литературы. Мы перепечатываем «Урядник» из «Собрания писем царя Алексея Михайловича» (М., 1856) с несколько видоизмененными примечаниями П. Бессонова. (Прим. ред.)

 

Книга глаголемая «Урядник» (1)


Новое уложение и устроение чина сокольничья пути (2)

(1656)


Государь, царь и великий князь, Алексий Михайлович, всея великия и малыя и белыя России самодержец, указал быть новому сему образцу и чину, для чести и повышения его государевы красныя и славныя птичьи охоты, сокольничья чина.

И по его государеву указу никакой бы вещи без благочиния и без устроения уряженаго и удивительного (3) не было; и чтобы всякой вещи честь и чин и образец писанием предложен был, по тому: хотя мала вещь, а будет по чину честна, мерна, стройна, благочинна, — никто же зазрит, никто же похулит, всякий похвалит, всякий прославит и удивится, что и малой вещи честь и чин и образец положен по мере. А честь и чин и образец всякой вещи большой и малой учинен по тому: честь укрепляет и утверждает крепость; урядство же уставляет и объявляет красоту и удивление; стройство же предлагает дело; без чести же малится и не славится ум; без чина же всякая вещь не утвердится и не укрепится; безстройство же теряет дело и возставляет безделье. Всякий же читателю почитай, и разумевай, и узнавай, а нас слагателя похваляй, а не осуждай.

Что всякой вещи потреба? Меряние, сличие, составление, укрепление; по том в ней, или около ея: благочиние, устроение, уряжение (4).

 Всякая же вещь без добрыя меры и иных вышеписанных вещей бездельна есть и не может составиться и укрепиться.

Паче же почитайте сию книгу, красныя и славныя охоты, прилежные и премудрые охотники, да многия вещи добрыя и разумныя узрите и разумеете. Аще с разумом прочтете, найдете всякаго утешнаго добра; аще же ни наследите всякаго неутешнаго зла.

Молю и прошу вас премудрых, доброродных и доброхвальных охотников, насмотритеся всякаго добра; вначале благочиния, славочестия, устроения, уряжения сокольничья чина начальным людям, и птицам их, и рядовым по чину же (5), потом на поле утешайтеся и наслаждайтеся сердечным утешением во время. И да утешатся сердца ваши, и да пременятся, и не опечалятся мысли ваши от скорбей и печалей ваших.

И зело потеха сия полевая утешает сердца печальныя, и забавляет веселием радостным и веселит охотников сия птичья добыча. Безмерно славна и хвальна кречатья добыча. Удивительна же и утешительна и челига кречатья добыча. Угодительна потешна дермлиговая (6) перелазка (7) и добыча. Красносмотрителен же и радостен высокова сокола лет (8). Премудра же челига соколья добыча и лет. Добровидна же и копцова (9) добыча и лет. По сих доброутешна и приветлива правленных (10) ястребов и челигов ястребьих ловля; к водам рыщение (11), ко птицам же доступание. Начало же добычи и всякой довле — разсуждения охотников временам и порам; разделение же птицам в добычах (12). Достоверному (13) же охотнику несть в добыче и в ловле разсуждения временам и порам: всегда время и погодье в поле.

Будите охочи, забавляйтеся, утешайтеся сею доброю потехою, зело потешно и угодно и весело, да не одолеют вас кручины и печали всякий. Избирайте дни, ездите часто, напускайте, добывайте, нелениво и безскучно, да не забудут птицы премудрую и красную свою добычу.

О славные мои советники и доброверные и премудрые охотники, радуйтеся и веселитеся, утешайтеся и наслаждайтеся сердцами своими, добрым и веселым сим утешением в предъидущия лета (14).

Под сим написано царского величества рукою:

Прилог книжный или свой: Сия притча душевне и телесне; правды же и суда и милостивыя любве и ратнаго строя николиже позабывайте: делу время и потехе час (15).


Благочиние и славочестие сокольничья чина начальным людям (16)


Как государь жалует верьховых (17) сокольников из рядовых в начальные сокольники, и кому государь уряжает быть в начальных сокольниках, и кого подсокольничий и начальные сокольники приговорят быть в начальных сокольниках, того государь и пожалует.

Статьи до государева пришествия ко устроению, ко уряжению, ко славочестию нововыборнаго.

 

Статья первая

Егда же приспеет час государской милости к нововыборному, тогда подсокольничий, Петр Семенович Хомяков (18), велит переднюю избу сокольничаго пути нарядить к государеву пришествию.

И велит послать ковер диковатый и положить на ковер сголовье полосатое бархатное: а пух в нем из диких уток (19). А живет (20) то сголовье и ковер в казане (21) сокольничаго чина.

А противу государева сголовья и золотаго ковра велит поставить четыре стула нарядные, а на них велит посадить четыре птицы: а стулья поставят сим образцем. (Образца сего в подлиннике не находится. — Прим. ред.)

А промеж стулов велит сена наслать и покрыть попоною, где наряжати нововыборнаго (22).

На первый стул посадить кречета, на второй стул посадить челига кречатья, на третий стул посадить сокола, на четвертый стул посадить челига соколья. А будет не случится челига соколья, и в то место посадить сокола на четвертый стул. А сидеть птицам на тех стулах, разных всех статей первым птицам.

И позади места уряжает подсокольничий, и велит поставить стол и покрыть ковром, и с начальными сокольниками на столе кладет и уряжает наряды птичьи нововыборнаго, и нововыборнаго наряд.

И уставляет птиц нововыборнаго около стола в рядовом наряде. А держат их всех статей рядовые сокольники по росписи: первой статьи, Парфентья Яковлева сына Табалина, Андрюшка Кельин. Второй статьи, Михея Федорова сына Табалина, Алешка Комчатый. Третей статьи, Леонтья Иванова сына Григорова, Власко Лабутин. Четвертой статьи, Терентья Максимова сына Тулубьева, Гришка Молчанов. И рядовых сокольников поставляет почину же, со птицами, в лучшем платье без шапок.

А птиц держать в большем наряде, и в нарядных рукавицах, разных статей, по росписи, и без птиц в нарядных рукавицах, от стола направо и налево, возле лавок, в один человек (23).

А начальных сокольников поставляет: перваго Парфентья Табалина, третьяго Леонтья Григорова, по праву, у стола и у наряда, пред рядовыми сокольниками.

 

Статья вторая

Велит подсокольничий вздеть на нововыборнаго государево жалованье, новый цветный кафтан суконный, с нашивкою золотною, или с серебряною; к какому цвету какая пристанет; сапоги желтые.

 

Статья третья

А как нововыборный нарядится, и ему быть до государева пришествия в особой избе. А с ним быти двум человекам из старых рядовых сокольников первым, из вторыя и из третия статей: изо вторыя Микитке Плещееву, из третия Мишке Ерофееву; да и его сокольникам поддатням (24) всем быти, которые останутся за нарядом, в лучшем платье и в нарядных рукавицах.

И урядя и устроя все по чину, станет сам подсокольничий перед нарядом, мало поотступя от стола направо. А стоит в ферезее, надев шапку изкривя, и дожидается государева пришествия с начальными сокольники и со всеми рядовыми.

 

Статьи при государеве пришествии

Статья первая

Как государь царь и великий князь Алексий Михайловичу всея великия и малыя и белыя России самодержец, придет в переднюю избу сокольничья пути, и пришед изволит сесть на своем государевене месте, и старший подсокольничий с начальными сокольники, и с рядовыми старыми сокольниками, и с поддатнями, государю челом ударит.

А шапку подсокольничему сняти в ту пору, как увидит государевы пресветлыя очи. И челом ударя государю, подсокольничий отступит от стола и от наряда на правую сторону.

И мало постояв, подступает бережно, и докладывает государю, и молвит: Время ли, государь, образцу и чину быть? И государь изволит молвить: Время, объявляй образец и чин. И подсокольничий отступает на свое место.

И став на место и пооправяся добролично и добровидно, кликнет начального сокольника четвертаго и молвит: Четвертый начальный, Терентий Тулубьев, прими у Андрюшки челига, размыть (25), нововыборного статьи, и поднеси ко мне. И тот начальный сокольник, приняв челига, поднесет к нему, и он велит держать подле себя до указа.

А мало поноровя (26), подсокольничий молвит: начальные, время наряду и час красоте. И начальные емлют со стола наряд: первый, Парфентий, возмет клобучок, по бархату червчатому шит серебром с совкою (27) нарядною; вторый, Михей, возмет колокольцы серебряные позолочены; третий, Леонтий, возмет обнасцы и должик (28) тканые с золотом волоченым. И уготовя весь наряд на руках, подошед к подсокольничему, начальныя сокольники наряжают кречета; Леонтий кладет колокольцы, Парфентий кладет клобучек с совкою. А наряди начальные кречета, отступают ко прежним своим местам. И наряжают нововыбраннаго сокольника достальных птиц, в больший наряд по чину, на тех местах, где их держат рядовые сокольники.

А нарядя их, начальные сокольники станут около стола у наряда, на прежних местах своих.

 

Статья вторая

И старший подсокольничий паки подступает к государю, и докладывает: Время ли государь приимать, и по нововыборнаго посылать и украшения уставлять?

И царь и великий князь молвит: Время; приимай и посылай и уставляй.

И подсокольничий паки отступает на свое место, и станет на месте, и молвит ясно, громогласно: Подай рукавицу. И начальный сокольник третия статьи, Леонтий Григоров, поднесет ему рукавицу. И подсокольничий вздевает рукавицу тихо, стройно; и вздев рукавицу, велит ему Леонтию отступить на прежнее место свое к наряду.

И подсокольничий, пооправяся и поучиняся, и перекрестя лице свое, приимает начального сокольника четвертая статьи, у Терентия Тулубьева, челига, нововыборнаго статьи, премудровато (29) и образцовато: и велит ему отступить на прежнее свое место к наряду и приняв кречета, подступает к царю благочинно, смирно, урядно; и станет поодаль царя и великаго князя человечно, тихо, бережно, весело, и кречета держит честно, явно, опасно, стройно, подправильтельно (30), подъявительно к видению человеческому и ко красоте кречатьей.

 

Статья третья

И подсокольничий, постояв мало, пошлет по нововыборнаго рядоваго перваго сокольника первыя статьи, Кирсанка Собакина, и молвит: Кирсан, по государеву указу зови нововыборнаго Ивана Гаврилова к государской милости: се время чести и части его быти: и час приближился его веселию; чтоб шел не мешкав (31) и Кирсан молвит: Готов итти по государеву указу к нововыборному и твои речи честныя ему объявлю.

А пришед Кирсан к нововыборному, молвит: Иван Гаврилович Ярышкин, по государеву указу, прислал меня старший подсокольничий, Петр Семенович Хомяков, а велел тебя звать к государской милости и сказать тебе дивную речь: Се де время чести и части твоей быть, и час приближился твоему веселию, и чтоб итти тебе не мешкав. И нововыборной поклонится до земли, и молвит: Готов итти к государской милости; и не по моей мере такая его государская милость ко мне убогому, холопу его государеву; и иду за тобою тотчас.

И пришед, первыя статьи, первый поддатень Кирсанко, скажет подсокольничему: Нововыборный сокольник, Иван Ярышкин, на государской милости челом бьет, и идет тотчас.

И мало поноровя, придет нововыборный сокольник, Иван Ярышкин, ко дверям передния избы, и пришлет сказать подсокольничему поддатня своего, что по государеву указу пришел.

 

Статья четвертая

И подсокольничий велит ему войти по чину (под сим написано Царскаго величества рукою: Справиться, много ли их было решеткою увязаны (32). А шли перед и за ним много ли). А за ним итти старым сокольникам рядовым, двум человекам, которые с ним были, Микитке Плещееву, да Мишке Ерофееву. А вшед станут Рядом и учнут молиться, и помоляся исжидают у подъячего... речи. А в тое пору явит верховный их соколенный подьячий, Василий Ботвиньев, и молвит: Великий государь царь и великий князь Алексий Михайлович, всея великия и малыя и белыя России самодержец, нововыборный твой государев сокольник, Иван Гаврилов сын Ярышкин, вам великому государю челом бьет. И нововыборный, Иван Гаврилов сын Ярышкин, и с товарищи, поклонится государю до земли. И мало поноровя, подсокольничий молвит старым рядовым сокольникам двум человекам, которые с ним были: Рядовые, Никита и Михайло, поставьте нововыборнаго, Ивана Гаврилова сына Ярышкина, на поляново (33). И взяв его те рядовые сокольники Никитка и Мишка под руки, поставляют на поляново, между четырех птиц, сиречь на попоне. А поставя на поляново нововыборнаго, и приимают у него шапку, и с него кушак и рукавицы; отступят, и становятся за начальными сокольниками, у наряда по стороне стола, по человеку на стороне.

 

Статья пятая

А начальные сокольники, как учнут ставить нововыборнаго на поляново, приимаются за наряд нововыборнаго, и со стола емлют; первыя статьи, Парфентий Табалин, емлет шапку горностайную, и держит за верх по обычаю; вторыя статьи, Михей Табалин, емлет рукавицу с притчами, и держит по обычаю же; третиея статьи Леонтий Григоров, емлет перевязь, тясма серебряная, и держит по обычаю же. А у перевязи привешен бархат червчат, четвероуголен, а на бархате, шита канителью райская птица Гамаюн; а в Гамаюне письмо, а в письме писано установление, укрепление, обещание нововыборнаго. Четвертая статьи, держит тясму золотую. А нововыборнаго статьи поддатни, рядовые сокольники, емлют со стела последний наряд; первый поддатень, Федька Кошелев, держит вабило; вторый поддатень, Наумко Петров, держит ващагу (34) третий поддатень, Кирюшка Мослов, держит рог серебряный; четвертый поддатень, Елисейко Батогов, держит полотенцо.

 

Статья шестая

И мало подождав, подсокольничий подступает к государю и докладывает государю, а молыт: Время ли, государь, мере и чести и укреплению быть? И государь молыт: Время, укрепляй.

И подсокольничий отступает на прежнее свое место, а молыт: Начальные, время мере и чести и удивлению быть. И начальные сокольники подступят к нововыборному, и его наряжают. Четвертая статьи опоясывает тясмою, третиея статьи кладет перевязь с письмом, в бархате застегнуто; вторыя статьи кладет рукавицу с притчами, а первыя статьи стоит у наряда, держит шапку до указа.

Потом подступят, нововыборнаго статьи, четыре человека подначальные, а поднесут: Федька Кошелев вабило большего наряда, и крюком на левой стороне за кольцо прицепит; Наумко Петров поднесет ващагу, и привесит на правой стороне за кольцо; Кирюшка Мослов поднесет рог серебряный и полотенцо, и привесит рог на правой стороне за кольцо; Елисейко Батогов поднесет полотенцо, и привесит. И привеся, поотступят мало от нововыборнаго, и стоят за ним.

 

Статья седьмая

И мало постояв, подсокольничий кликнет верьховаго сокольнаго пути подъячаго, а молыт: Василий Ботвиньев, по государеву указу возьми из Гамаюна, райския птицы письмо, и чти нововыборному вслух, об обещании и послушании его добром. И подъячий, Василий Ботвиньев, подступая к нововыборному, и разстегнув птицу Гамаюна, вынимает письмо и, выняв, чтет вслух, а молыт: «Иван Гаврилов сын Ярышкин, великий государь, царь и великий князь Алексий Михайлович, всея великия и малыя и белыя России самодержец, велел тебе сказать: в прошлом во 157 годе, взят ты по нашему, великаго государя, указу в нашу государеву сию славную и от нас милостивую охоту, и был ты по нашему государеву указу в первой статье, у перваго начальнаго сокольника, Парфентия Яковлева сына Табалина, в поддатнях, и на нашею государевою охотою ходил с прилежанием и нам великому государю служил, и тешил нас великаго государя седмь лет (35) и во всем, по нашему государеву указу, того перваго начального сокольника, Парфентия Табалина, слушал, и во всякой воле его был; и птицы у тебя, начального твоего Парфентия Табалина учением и указом, добывали не по один год. И мы, великий государь, за тое службу и потеху, наипаче же за твое к начальному доброе послушание, жалуем тебе Ивана Гаврилова, сына Ярышкина, сею новою честию, в пятые новые начальные сокольники, на Игнатиево место Кельина, и пожаловали тебя платьем, и прибавкой к денежному жалованью; да тебяж жалуем, в приказ, сукна светлозеленаго четыре аршина, тафта, кирпичной цвет, четыре аршина, пара соболей. И велели тебя писать полным именем (36); да тебяж жалуючи, велели положить на стол, для чина, золотыя ефимки, дороги (37). И тебе бы, видя нашу государеву такую премногую и прещедрую милость к себе, во всем добра хотеть от всея души своея, и служить и работать верою и правдою, и тешить нас, великаго государя, от всего сердца своего, до кончины живота своего, и во всем нашем государеве повелении быть готову с радостию, и во всякой правде быть постоянну и тверду и однословну (38), и ото всякого дурна быть чисту, и за нашею государевою охотою ходить прилежно и безскучно, с радостию и охотою, и подначальных своих сокольников любить как себя, и ото всякой дурости унимать их без всякия хитрости, и им не потакать, и во всяком их плутовстве и неистовом деле не покрывать (39), и быть к ним любительну и грозну, и во всяком непослушании их себе извещать на них подсокольничему.

И будет по сему нашему государеву указу вся сия исправиши с радостию, и ты от нас, великаго государя, наипаче пожалован будешь. А будешь учнешь быти не охоч и нерадетелен, и во всяком нашем государеве деле непослушлив, ленив, пьян, дурен, безобразен, и к подсокольничему, и ко своей братье к начальным сокольникам, непокорен, злословен, злоязычен, клеветлив, нанослив, переговорчив, и всякаго дурна исполнен, и тебе не токмо связану быть путы железными, или подписану за третью вину (40), безо всякия пощады, быть сослану на Лену.

И будет хочешь добра найти, или зла, смотри на рукавицу, и там явнаго всякаго добра и зла насмотришься, и радоватися начнешь и сумневатися станешь (41).

И тебе бы видя нашу государеву милость к себе, нам великому государю работать без всякого збойства (42) и лукавства: а милость наша государева с тобою да умножится».

А как верьховный подьячий письма прочтет, и новопожалованный начальный, выслушав речи, поклонится государю до земли, и верьховный подьячий соколинаго пути, Василий Ботвиньев, поднесет новопожалованному Урядник, по чину его государю речь говорить, и новопожалованный пятый начальный, Иван Гаврилов, сын Ярышкин, учнет противу той речи государю свою речь говорить: Готов тебе, великому государю, служить верою и правдою, и обещаюся во всякой правде постоянен и однословен быть, и тебя великаго государя тешить, и ездить и радеть и ходить за твоея государевою охотою, до кончины живота своего, кроме всякия хитрости. И исправя (43) речь, государю поклоняется дважды до земли.

А как челом ударит новопожалованный начальный государю, после речи своей по чину, и подьячий верховый, Василий Ботвиньев, то письмо свертев на нем, положит в бархат и застегнет, и застегнув то письмо, станет подьячий на прежнем месте. А подсокольничий докладывает паки государя о совершении дела, а молыт: Врели горь сотьло. И государь молыт: Сшай дар (44) и подсокольничий подходит к новопожалованному весело и дерзостно, а молыт: Великия государь царь и великий князь, Алексий Михайлович, всея великия и малыя и белыя России самодержец, указал тебе свою государеву охоту отдать, челига кречатья и иныя птицы; и тебе бы ходить за его государевою охотою прилежно, с радостию от всего сердца своего, и хранить его государеву охоту яко зеницу ока, безо всякия лености, со всяким опасением, и его государя тешить до конца живота своего безо всякия хитрости; и отдает ему кречета. И он новопожалованный начальный, Иван Гаврилов Ярышкин, принимает кречета образцовато, красовато, бережно; и держит честно, смело, весело, подправительно, подъявительно, к видению человеческому, и ко красоте кречатьей: и стоит урядно, радостно, уповательно, удивительно; и приняв кречета не кланяется, доколе шапку положат.

 

Статья восьмая

И постояв мало подсокольничий, а молыт: Первый начальный, Парфентий Табалин, закрепляй государеву милость. И первоначальный сокольник, Парфентий, кладет на него шапку горностайную; и он вскоре левою рукою сымет, и первоначальный ему молыт: Бей челом государю, на его государской премногой милости, и памятуй его государеву такую неизреченную и премногую милость, до кончины живота своего и обещания не позабывай, и послушания своего не отбывай, и нашего совета не отметай. А сам первоначальный, Парфентий стоит возле новопожалованного по праву, доколе поставят на степень новопожалованного. И новопожалованный, Иван Ярышкин, челом ударит государю трижды в землю, на его государской милости.

 

Статья девятая

А как челом ударит государю, и мало поноровя тот же первоначальный, Парфентий Табалин, велит ему отдать кречета своим поддатням, и примет у него первый поддатень, Федька Кошелев. А как кречета отдаст поддатню, и первоначальный приимет челига кречатья, у старых рядовых сокольников и дает новопожалованному; и подержав мало и челига отдать велит поддатням. А как отдаст новопожалованный челига поддатню, и приимет у него Наумко Петров; и первоначальный дает ему новопожалованному сокола; и мало подержав, велит ему новопожалованному и сокола отдать поддатню, и приимет у него Кирюшка Мослов. А как отдаст сокола, и первоначальный дает ему челига соколья, и мало подержав, велит ему, и челига соколья отдать поддатню, и приимет у него Елисейко Ботогов.

А как отдаст челига, и первоначальный, Парфентгй Табалин, велит новопожалованному, Ивану Ярышкину, принять перваго кречета, который ему по государеву указу в мере и в чести дан.

И новопожалованный, Иван Гаврилов, сын Ярышкин, мало обратяся к поддатням своим, а молыт: Дарык чапу, врести дан (45), и первый его поддатень, Федька Кошелев, поднесет ему челига кречатья честника: а как новопожалованный челига приимет и первоначальный Парфентий, велит новопожалованному паки государю челом ударить. А как новопожалованный государю челом ударит, и первоначальный, Парфентий Табалин, емлет новопожалованному за руку, и поставит его в начальном месте, на которое место пожалован; и поставя на место, здравствует ему, новопожалованному начальному, подсокольничий и начальные и рядовые все сокольники, в государской милости в новой чести, и в начальных сокольниках.

 

Статья десятая

А государь царь и великий князь, мало посидев, пойдет в свои Царския хоромы. И подьячий верьховный соколинаго пути, Василий Ботвиньев, подсокольничьяго и новопожалованного начальнаго, и всех рядовых сокольников, которые в чину живут, зовет ко столу, а молыт подьячий; Подсокольничий, Петр Семенов сын Хомяков, царь и великий князь жалует тебя с товарищи, для новыя чести и меры новопожалованного, пятаго начальнаго Ивана Гаврилова сына Ярышкина, велел вам быти у стола и веселитися и утешатися с новопожалованным по чину. А государь молыт подсокольничему: Наслаждайтеся по нашей государской милости.

И подскольничий с товарищи государю челом ударит в землю на его государской милости, и челом ударя государю, подскольничий с начальными и с новопожалованным начальным, и со всеми рядовыми сокольниками, провожает государя до малых ворот. А проводя государя, подсокольничий со всеми сокольниками паки челом удари государю по обычаю.

И челом ударя государю подсокольничий с товарищи, возвратится вспять со всеми сокольниками, и идет в задние хоромы переходами перильными. И пришед в задния хоромы, подсокольничий сядет, а новопожалованному, Ивану Ярышкину, велит кречета отдать поддатню своему во всем наряде до стола. И приимет у него кречета первый его поддатень Федька Кошелев, и держит кречета до стола, во всем большом наряде, и в рукавице с притчами Ярова (46), также и всем начальным велит кречетов поддатням своим отдать.

А как примут у начальных кречетов поддатни их, и подсокольничий, Петр Хомяков, велит новопожалованному начальному, и всем начальным сокольным, статьями по чину, всякому со своими поддатнями, со всех птиц своих снимать большие наряды, и класть меньшие наряды.

И новопожалованный начальный, и все начальные сокольники, разделяся статьями, переменяют большие наряды со всех птиц своих и кладут на птицы меньшие наряды. А подсокольничий Петр Хомяков в тое пору сидит же и смотрит, чтобы снимать со птиц большие наряды бережно, стойно, тако же бы и меньшие наряды клали тихо и опасно, по чину же; а сняв наряды со птиц, отдают в казну. А наряды принимает казначей, Епуслан Дрыганов, сокольнаго пути. А как наряды переменят, и подсокольничий Петр Семенович Хомяков молыт: Начальные, время отдыхановения птицам, и нам переменению платья, и час обеда. И начальные велят поддатням всех птиц посадить на стулы, а присадя птиц, переменяют платья подсокольничий и новопожалованный, и все начальные, и все рядовые сокольники.

И переменя платье подсокольничий с товарищи, мало подождав молыт: Начальные, время веселием и утешением птиц обвеселити, насыщением живым. И новопожалованный начальный и все начальные подымут сами первых птиц, а достальных птиц велят поднять поддатням своим, и учнут их кормить живыми птицами, какия прилучатся.

А как птиц накормят, и подсокольничий Петр Хомяков велит присадить всех птиц на стулы; а кречета честника новопожалованный Иван Ярышкин, приимает паки сам на руку, и дожидаются вести как за стол идти.

А кормит их, по государеву указу, подсокольничаго и с новопожалованным начальным, и со всеми начальниками и со всеми рядовыми сокольниками, спальник Петр Иванович Матюшкин, да подьячий верховый Василий Ботвиньев.

И спальник, Петр Иванович Матюшкин, приказывает подьячему стол ставить в той же передней, где чин и образец был новопожалованному пятому начальному, Ивану Гаврилову сыну Ярышкину. А на столе приказывает класть менший наряд кречатей: четыре золотых, восемь ефимков, три идороги по чину; и велит стоять поддатням новопожалованного сокольника с разными вещьми: Наумко Петров станет со древом драгим; Кирюшко Мослов станет с лясками (47), да с путы золотыми; Елисейко Батогов станет с полотенцом и для посылки возле новопожалованного.

И подьячий Василий Ботвиньев, изготовя все по чину, известит спальнику, Петру Ивановичу Матюшкину, что все готово.

И спальник, Петр Иванович Матюшкин, посылает тогож подьячего, Василья Ботвиньева, и велит звать подсокольничаго, Петра Хомякова, и всех сокольников, к государской милости ко столу.

И подьячий Василий Ботвиньев, пришед к подсокольничему Петру Хомякову, с товарищи, а молыт: По государеву указу послал меня спальник, Петр Иванович Матюшкин, а велел тебя подсокольничаго, Петра Семеновича, за твое доброе объявление новаго образца и чина, и для чести и меры новопожалованного пятаго начальнаго Ивана Гаврилова сына Ярышкина: и мало постояв, обратяся к новопожалованному начальному, а молыт: А тебя новопожалованнаго пятаго начальнаго Ивана Гаврилова сына Ярышкина, для чести и части твоея; а вас начальных сокольников за ваше доброе послушание, во устроение и во уряжение и во украшение к новопожалованному пятому начальному; а вас рядовых чиновных сокольников, за ваше доброе и радостное хожение звать к государской милости ко столу. И тебе бы подсокольничему, Петру Семеновичу, и с новопожалованным и с начальными со всеми рядовыми чиновными сокольниками итти не мешкав: а стол уже уготовлен со всеми доброличными и красными вещьми.

И подсокольничий, Петр Хомяков, с новопожалованным и с начальными и со всеми рядовыми чиновными сокольниками, челом ударит на государской милости в землю, а молыт подсокольничий: Рады его государской милости, и паки челом бьем на его государской приснопамятной милости, что изволил он, государь, наше малое исправление, воспомянуть к себе государю; и мы с радостию готовы ити и идем. И поклоняся идет подсокольничий, Петр Семенович, а подле подсокольничаго идет по левую руку новопожалованный пятый начальный, Иван Гаврилов сын Ярышкин, вместе с чел игом кречатьим честником. А перед подсокольничий и перед новопожалованным идут рядовые сокольники, которые в чину живут. А за подсокольничим и за новопожалованным идут начальные сокольники безо птиц в два человека; да четыре человека рядовые чиновные сокольники, которым есть ставить за столом, идут в два же человека.

 

Статья перваянадесять

А как прийдет подсокольничий, Петр Семенович Хомяков, с новопожалованным пятым начальным, Иваном Гавриловым сыном Ярышкиным, и со всеми начальными и рядовыми чиновными сокольниками к передней избе, и спальник, Петр Иванович Матюшкин, велит войти подсокольничему и с новопожалованным пятым начальным и с начальными и с рядовыми чиновными сокольниками в переднюю избу. И подсокольничий с товарищи идут в переднюю избу по чину: благочинно, тихо, смирно, весело; а как войдет подсокольничий с товарищи, и спальник, Петр Иванович, велит подсокольничему, Петру Хомякову, и новопожалованному его начальному, Ивану Ярышкину, всем начальным и рядовым чиновним сокольникам садиться за стол по чину и по росписи. И подсокольничий, Петр Семенович и с новопожалованным, Иваном Ярышкиным, и со всеми начальными и рядовыми сокольниками поклонится по обычаю; и поклонясь подсокольничий с товарищи идет за стол. (Против сея статьи на стороне отмечено царскою рукою: Отче наш (48)). И в первое место, вначале у стола по праву садится подсокольничий, Петр Семенович Хомяков; во второе место вначале же у стела по леву у подсокольничаго у Петра Семеновича Хомякова садится новопожалованный пятый начальный, Иван Гаврилов сын Ярышкин; а челига отдает первому своему поддатню, Федьке Кошелеву и велит его держать против себя по конец стола, по праву у всех вещей. А начальные все садятся по конец другаго конца: в лавке и в скамье, по чину же.

 

Статья втораянадесять

И мало посидев, подсокольничий сидячи молвит: Начальные время новопожалованного челигу кречатью облегчению и разряжению быть, и утешити его насыщением живым. И начальные вестав, емлют со стола наряд первый, Парфентий Табалин, возмет клобучек; второй Михей Табалин возмет абнасцы с должником; третий, Леонтий Григоров, возмет колокольца; четвертый, Терентий Тулубьев, возмет рукавицу полевую (49). А как начальные изготовят кречатей наряд на руках, и новопожалованный пятый начальный, Иван Гаврилов сын Ярышкин, востанет и велит челига поднесть поддатню своему, а молыт: Дарык чапу врестил дан (50). А как челига к нему поднесет его поддатень, Федька Кошелев и начальные все подают новопожалованному начальному, Ивану Гаврилову сыну Ярышкину наряд по чину и по статьям: Первое, примает и кладет клобучек, второе, примает и кладет обнасцы с должником, третие, примает и кладет колокольцы. И новопожалованный пятый начальный, Иван Гаврилов сын Ярышкин, переменя с челига кречатья наряд, примает у четвертаго начальнаго полевую рукавицу, и приняв вздевает рукавицу на руку, и примает челига честника у поддатня своего, и приняв сядет, и начальные все сядут же. А подсокольничий во весь наряд сидячи смотрит, чтобы все по чину было. А посидев мало новопожалованный пятый начальный, Иван Гаврилов, сын Ярышкин, мало обратяся к поддатню, а молыт: Дрыганса (51). И первый его поддатень поднесет к нему голубиное крыло. И новопожалованный пятый начальный, Иван Гаврилов сын Ярышкин, примет голубиное крыло, и приняв кормит челига сам, сидячи. (Внизу под сим царскою рукою написано: И накормя мало челига, отдает прежнему первому поддатню, Федьке Кошелеву; а велит ему держать близь себя мало отступя, по праву у вещей.)

 

Примечания

 

(1) Слово «Урядник» означало в древности в обширном смысле изложение постановлений, правил, уряда или распорядка.

(2) Все учреждение соколиной охоты называлось сокольничьим, или сокольным путем; так в этом же уряднике встречаем выражения: изба сокольничьяго пути, казначей сокольнаго пути и пр. Слово путь в старину имело разнообразные значения.

(3) Удивительный здесь в смысле благообразного, прекрасного; так, в летописях говорится нередко про тех, что украшал церкви: удиви церковь.

(4) См. ниже примеч. 16.

(5) Рядовые, т. е. все подначальные люди, не выходящие из ряду.

(6) «Дербник очень мал... и соединяет в себе свойство сокола и ястреба, т. е. бьет птицу сверху и ловит в угон» (Аксаков).

(7) Перелазка от лазить, ходить (вероятно, особого рода перелет).

(8) Высокова сокола лёт — фигуральность языка, вместо «высокий лет сокола».

(9) «Копчик бьет сверху, черкает как сокол, на которого совершенно похож» (Аксаков).

(10) Правленый — выношенный, выученный.

(11) Рыщение, от рыскать, стремительное движение.

(12) Начало же добычи и всякой ловле — рассуждения охотников временам и порам, разделение же птицам в добычах и пр. — Это правило для охоты по чину и наряду, как по службе в некотором роде. Но в охоте обыкновенной, не следующей строгим правилам, нет рассуждения временам и порам; такой охотник называется в уряднике достоверным, т. е. доверчивым, которому достаточно одной веры, а не нужно правило и знания порядка, который верует в свою удачу и на нее только полагается. К нему не относится урядник, излагающий искусство ловчего дела.

(13) Слово вера у нас часто стоит рядом, а иногда даже равнозначащие с словами клятва, присяга, истина. Отсюда охотник по любви и страсти, достоверный, есть в то же время заклятый присяжный, истый охотник. Охота, говорят, пуще неволи. Истый, достоверный охотник, по описанию урядника, делает более и пуще того, кто подчинен правилам, рассуждению, разбирательству. Любопытно, что царь Алексей именно окружал себя такими истыми и присяжными охотниками: «Славные мои советники и достоверные и премудрые охотники», — говорит он ниже.

(14) В предыдущие лета, не в прошлые, как употребляется теперь, а в будущие, в те, которые еще впереди.

(15) «Делу время, потехе час» — перелицовка церковного выражения: «пению время, молитве час».

(16) «Благочиние и славочестие сокольничья чина: и ниже быть новому сему образцу и чину; для чести и повышенья птичьи охоты, сокольничья чина; чтобы всякой вещи честь и чин и образец писанием предложен был, хотя мала вещь, а будет по чину честна, а честь и чин и образец, всякой вещи учинен; се время чести и части его быти и час приближился его веселию; к столу государеву приглашают: за твое доброе объявление новаго образца и чина и для чести и меры новопожалованного, для чести и части твоея»... Таким образом соединяются почти постоянно рядом слова честь, часть, час и чин. Определения, которые даются этим словам, не имеют для нас большого значения, ибо отзываются «книжным мудрованием». Гораздо важнее сопоставление этих слов рядом, которое основывается на побуждении невольном, именно на том, что в языке означенные слова идут от одного корня (в наречиях славянских они нередко заменяют друг друга). Час и часть основаны на представлении деления; вследствие деления происшедшие части распределяются, откуда порядок, чин, честь; кто получает часть, долю, тот получает и честь; угощение и пир в славянских наречиях называются также от корня часть и честь. Вот почему, приглашая к государю на пир, выражаются: «для чести и части твоея».

Кроме образца, чести, части, часа и чина, объясненных выше, остальные слова, употребляемые в уряднике для выражения подобных же понятий, суть: ряд (откуда урядник, уряжение, наряд, урядство и проч.), строй (откуда устроение, стройный, стройство, безстройство и проч.), мера (откуда мерный, мерянье и т. п.). Нет возможности для каждого из этих слов подыскать определенное и частное значение, в каком употребляет их урядник: такового, вероятно, и не было. Важен общий смысл показанных слов, а таковой весьма ясен: именно все они заключают в себе, по корням, элементарные представления красоты: ими хотели выразить, какие средства доставляют вещи красоту, или высказать полное определение красоты, притом выражениями чисто русскими. В этих словах выразилось своего рода умозрение красоты (теория красоты, эстетика).

(17) Верьховой здесь, конечно, значит дворцовый; так как верх значило государевы хоромы, дворец по преимуществу.

(18) Старший подсокольничий Петр Семенович Хомяков, после Матюшкнна, соединявшего в лице своем должности московского ловчего и сокольничего и ведавшего следовательно как зимнюю, так и летнюю царскую потеху (см. Миллера, Известие о дворянах российских, Спб. 1790, стр. 180), был непосредственным начальником над соколиною охотою. Это видно из урядника: во всех церемониях он главное действующее лицо. П. С. Хомяков отличался необыкновенною зоркостью глаза, что особенно важно на охоте. Царь Алексей Михайлович оказывал ему разные милости и обогатил его поместьями. Предание о нем доселе свежо в памяти знаменитого нашего поэта, А. С. Хомякова, который происходит в прямом поколении от Елисея Демидовича Хомякова (родного дяди Петра Семеновича) и который много слышал рассказов о славном подсокольничем от покойного отца своего. Сей последний, между прочим, рассказывал, что царь Алексей Михайлович всегда добивался, чтоб ему достали такого сокола, который бы мог убить скабу, или скапу (большую водяную птицу). В царской охоте, по словам того же семейного предания, был однажды необыкновенный случай. Царь охотился с птицами около Коломны (может быть, около села Коломенского); один из лучших соколов поднялся и пропал: его откинуло куда-то ветром. Прошло несколько времени: к Петру Семеновичу Хомякову привозят этого сокола из Астрахани, где его увидали на дереве и поймали для царской охоты, как отличную птицу. По расчету времени оказалось, что сокол пролетел от Коломны до Астрахани менее чем в сутки.

(19) Символическое значение обряда, напоминающее дело охотника.

(20) Живет вм. сохраняется. В народной и старинной речи это слово досель означает бывает, существует в самом обширном смысле; ниже в уряднике «Все рядовые сокольники, которые в чину живут».

(21) В казане, должно быть вместо в казне; слово казан значит котел, но может быть оно в старину имело более обширное значение всякого вместилища, сундука, шкафа и пр., откуда объясняется слово казна — то что прячется, хранится, всякое имущество и потом уже деньги.

(22) Сено, покрытое попоною означало, вероятно, символически поле, по которому охотник должен был разъезжать на коне; отсюда — название «поляново».

(23) В один человек — порознь, каждый отдельно, точно так, как ниже, в два человека — попарно.

(24) Поддатень — помощник, подручник.

(25) Размыть или розмыть — вероятно, птица, один раз перелинявшая, помытившаяся на воле.

(26) Мало поноровя — немного погодя.

(27) Совка — часть клобучка, которая насовывалась на глаза ловчей птицы.

(28) Обносцы или обнасцы — путы для молодых ловчих птиц.

(29) Премудровато, осторожно, опасливо: в новоболгарском языке мудрися значит сдерживает себя, скромничает.

(30) Подправительно, может быть, значит подправляя перья: кречет опускает крылья, отчего высовываются задние его перья, которые охотник, держа птицу на руке, беспрестанно подправляет пальцами, для лучшего вида.

(32) Решеткою увязаны — не понятно. Решетка, кроме обыкновенного употребления, значит: 1) клетка, и особенно птичья, 2) все сотканное или связанное клетками, в роде рыболовной сети. Не особый ли прием охотников — покрываться сетками?

(33) См. выше — примечание 22-е.

(34) Ващага — сумка, в которую кладется вабило... вероятно эта сумка делалась из материи, пропитанной воском для того, чтобы кровь от вабила не марала платья.. (Аксаков).

(35) Этим определяется время написания урядника, или по крайней мере той части его, которая дошла до нас. Иван Гаврилович Ярышкин, поступивший в царскую охоту в 157 году (т. е. в 7157 (1649), служил поддатнем 7 лет, и по прошествии этого времени, т. е. в 7164 (1656) году, государь производит его в начальные сокольники. Почему в Древней Российской Вивлиофике и в Полном собрании законов урядник обозначен 1668-м годом, не понятно. Может быть, тут оба раза опечатка.

(36) Т. Е. уже не Ванька, а Иван Гаврилов; дальнейшая честь с вичем.

(37) Дорогами может быть назывались ткани, по которым ходил царь в торжественных случаях и которые потом раздавались в виде подарков и жалованья.

(38) Быть однословну, здесь значит поступать согласно с делом и приказаниями, не перечить и не возражать.

(39) В неистовом деле — в деле не истом, не истинном, не хорошем.

(40) Вероятно, это была вина в оскорблении величества.

(41) Сумневатися станешь, не наше сомневаться, а останавливаться на чем своим мнением, раздумывать, обдумывать.

(42) Безо всякаго збойства — не сбиваясь с должнаго пути.

(43) Исправя речь — выговоря речь; править в славянских наречиях значит говорить.

(44—45) Выражения «вреля горь сотьло»... и др. объясняются или «тарабарскою грамотой», употреблявшейся в старину, или сокращением некоторых слов, технически употреблявшихся на охоте и при ее обрядах.

Например:

1. «Вре-ли го-рь со-ть-ло»? т. е. «Время ли, государь, совершить дело»?

2. «С-шай дар», т. е. «совершай дар».

(46) «Рукавшца с притчами» — т. е. рукавица, на которой были вышиты разные рисунки охотничье-символического содержания. «С притчами Ярово» предполагается именительный «ярый» (возможно какой-либо «яр-тур» или «буй-тур»), как в «Слове о полку Игореве».

(47) Ляски — приманки птичьи.

(48) Прочитывая урядник, царь отмечает на поле, чтобы перед обедом прочтена была молитва.

(49) Рукавица полевая, обыкновенная, охотничья, в отличие от парадной рукавицы с притчами.

(50) «Дарык чапу врестил дан» — Государев челиг сокольного пути в мере и чести дан.

(51) «Дрыганса» — возможно: «дай крыло голубиного мяса», поскольку дальше следует: «поддатень поднесет к нему голубиное крыло (для накормления почетного челига-честника).

(52) Тулунбас; в народе говорится дать тулунбаса, ударить кулаком.

 

Своеобразным комментарием к «Уряднику» является и статья Р. Пересветова «Тайны выцветших строк» , рассматривающая «Урядник» в исторически-социальном плане. (Прим. ред.)

 

Книга глаголемая «Урядник»
Книга глаголемая «Урядник»