На Севере дальнем... (Путевые заметки) | Печать |

Знаменский Ю.

 

На Севере дальнем... (Путевые заметки)
На Севере дальнем... (Путевые заметки)
 


Москва осталась позади. Пересекли Волгу. Под крылом самолета проплывают зеленые пятна болот, необозримый океан лесов, синяя паутина рек. Впереди долгие месяцы скитаний по Печорскому Северу.

— Сыктывкар, — объясняет стюардесса.

Самолет делает круг и идет на посадку.

«Город на Сысоле» — так переводится название Сыктывкара на русский язык.

За годы советской власти Сыктывкар стал крупнейшим лесосплавным центром Европейского Севера, городом речного судостроения, с большим лесозаводом, кожевенно-обувным комбинатом, пищевой индустрией.

Столица Коми республики — это крупный научный и культурный центр. Здесь находится филиал Академии наук СССР, Педагогический и учительские институты, Лесотехнический, Сельскохозяйственный и Кооперативный техникумы. Вечерами сотни жителей города заполняют русский и коми — драматический театр, смотрят выступления республиканского ансамбля песни и пляски, новые кинофильмы.

В городе издаются две ежедневных газеты, ежемесячный литературно-художественный журнал на коми языке «Вовыв кодзув» («Северная звезда»). Коми государственное издательство каждый год выпускает десятки различных книг тиражом в несколько сот тысяч экземпляров.

«Правда» доставляется сюда в день ее выхода в Москве.

Самолет связывает столицу республики не только с Москвой, но и с Ухтой, Печорой, Воркутой и отдаленными районами республики.

Климат Коми АССР довольно суровый. На севере республики период с отрицательными температурами достигает десяти месяцев. Лето короткое и влажное. Большие площади тундры скованы вечной мерзлотой, одевающей как бы стальной броней значительные территории северо-востока республики.

В Коми республике более пяти тысяч рек. Ее крупнейшие водные магистрали — Печора, Вычегда и верховья Мезени — широко используются для перевозки грузов.

Около 70 % всей площади занимают леса. В них преобладают хвойные породы — ель и сосна, хорошо себя чувствующие на почвах подзолистого типа. Болота, простирающиеся на сотни километров, имеют большие запасы торфа.

Неисчислимы природные богатства республики. Сотни лет дремавшие в недрах, бесполезно гниющие на корню или хищнически уничтожавшиеся, они изучаются и осваиваются сейчас советскими людьми, включаются в социалистическую экономику и ставятся на службу строительству коммунизма.

Меняется географическая карта этой далекой республики. На ней исчезают «белые пятна». Появляются обозначения шахт, заводов, совхозов, новых промышленных поселков и городов.

Уголь, добываемый в шахтах Воркуты, идет в Ленинград. Нефть из Ухты дает жизнь промышленным центрам республики и отправляется в другие края и республики нашей родины. Новостройки страны получают отсюда лес.

В Печорской тайге преобладают ель, сосна и береза. Лучшие леса находятся в верховьях Печоры и в ее среднем течении. По притокам верхней Печоры — Илычу и Мылве — в значительных количествах находятся зеленомошники. Здесь наряду с елью имеется и пихта. В районах Приуралья много кедра. По реке Ижме и средней Печоре встречается береза.

На севере простирается лесотундра с еловыми и березовыми разреженными лесами, перемежающимися зарослями ерника. Дальше, за полярным кругом, начинается тундра, лежащая до берегов Баренцева моря.

До сих пор на Печоре можно встретить огромные лесные массивы, в которые еще не ступала нога человека.

В советское время в широких размерах было начато лесоустройство, охрана лесов от пожаров и лесоэксплуатация, осуществляемая с учетом требований лесохозяйственной науки.

В долине Печоры находятся замечательные заливные луга. В состав их травостоя входит около 400 видов растений. Густая трава достигает здесь высоты человеческого роста. Желтые цветы купальниц, розовые головки раковых шеек, лиловый луговой василек, скромные лютики — создают незабываемую картину.

Около 12 % территории Коми республики занимают болота.

Печорская низменность расположена как бы на границе Европы и Азии. Это налагает своеобразный отпечаток на ее животный мир. Он чрезвычайно разнообразен. Здесь можно встретить представителей промысловой фауны — тундры, лесотундры и тайги.

В тундре встречаются: песец, олень, куропатка, пеструшки. Много общего с тундрой по своей фауне имеет и примыкающая к ней лесотундра. Зато в тайге обитает уж совсем другой животный мир. Среди многочисленных представителей промысловой фауны этой зоны наибольшее значение имеют белка, куница, соболь, заяц-беляк, лисица, горностай. Около озер и рек можно встретить выдру, норку, водяную крысу. Из хищников чаще других встречаются медведь, рысь и росомаха.

Пушнина, добываемая на Печоре, занимает значительное место в общесоюзном промысле. Стоимость белки, добываемой в настоящее время на территории Коми АССР, составляет около 12 процентов стоимости белок, добываемых по всему Союзу.

50 видов млекопитающих, 197 видов птиц и 33 вида рыб известны в республике.

О богатствах Севера знали давно. Еще М. В. Ломоносов, Н. М. Карамзин, И. И. Лепехин, Ф. Н. Чернышев и другие указывали на возможность широкого промышленного использования этих природных богатств. Но отдельные энтузиасты и смелые русские люди не могли сломить косность и неповоротливость царского правительства.

Среди славных имен, которые войдут в летопись освоения богатств Севера, заслуженное место займет и имя одного из пионеров завоевания сокровищ Приполярья, промышленника и землепроходца, просвещеннейшего человека своего времени, М. К. Сидорова. Смело заглядывая в завтрашний день России, он мечтает о том времени, когда богатства Севера будут использоваться в интересах Родины.

Сто лет тому назад, в 1868 году, М. К. Сидоров приступает к закладке второй в мире нефтяной скважины, недалеко от города Ухты. По тем временам скважина Сидорова была очень глубокой. Она уходила в землю на 24 сажени.

Но отважный землепроходец не только интересуется нефтью и полезными ископаемыми. Он хлопочет о вывозке на заграничные рынки северного леса. Его привлекает пушнина. На одной из международных выставок он на свой страх и риск организует павильон северных богатств. Больше всего в этом павильоне привлекают иностранцев северные меха.

М. К. Сидоров нередко прибегал к оригинальным формам пропаганды богатств Севера. Для того чтобы заинтересовать в своих проектах деловые круги, он устраивал в Петербурге званые «северные обеды». В начале такого обеда он объявлял гостям, что будет их потчевать только рыбами Ледовитого океана, животными Новой Земли, ягодами из тундры. На этих обедах пользовались большой популярностью северные куропатки с салатом из маринованной брусники, варенье из брусники, клюквы и северных ягод, наливки из морошки и поляники, кедровые орехи.

Но дело, которому Сидоров посвятил всю свою жизнь, ему так и не удалось довести до конца. Его постигла судьба многих талантливых людей и изобретателей того времени. Истратив на освоение богатств Севера, которые сами просились в руки, более полумиллиона рублей, оставшись без всяких средств, он умирает в нищете.

На одной из заявок М. К. Сидорова о предоставлении ему права на освоение природных богатств Севера чиновник самодержавной России, генерал-адъютант Зиновьев написал: «Так как на Севере постоянные льды и хлебопашество невозможно и никакие другие промысла немыслимы... надо весь народ удалить с Севера во внутрь страны...»

Так продолжалось столетиями. Необозримая тундра и тайга скрывали от человека сказочные сокровища. Но эти сокровища не изучались и не разрабатывались, они продолжали лежать мертвым кладом.

 

II

Одним из самых молодых городов на Европейском Севере является Печора. Когда подъезжаешь к этому городу, невольно на память приходят слова географа В. А. Русанова: «Придет ли время, когда на том берегу Печоры будет построен город, а здесь разбит прекрасный парк и этим изумительным зрелищем будет наслаждаться рабочий люд». И это время пришло. То, о чем мечтал когда-то патриот своей родины — Русанов, претворено уже сейчас в жизнь.

Старожилы города еще и сейчас вспоминают, как весной 1946 года к домам, построенным на Октябрьской улице, можно было подплыть только на плотах. Неузнаваемым стал город за эти годы. Появились десятки каменных домов. И из окна идущего поезда видно сейчас ожерелье огней бывших поселков Канин и Печора, из которых возник молодой город-порт.

На берегу возникнет сейчас мощный речной порт. Через весь город пройдет широкий Печорский проспект. Декоративные растения и фонтаны образуют естественный переход в городской парк, о котором мечтал когда-то Русанов. По соседству будет сооружен стадион на 10 тысяч человек. Бульвары соединят проспект с рекой Печорой, на берегу которой идет строительство речного вокзала. На месте последнего барака, который еще стоит в Канинской части города, началось строительство трехэтажного дома. Будут построены, новые кинотеатры, дома культуры и больницы.

Река Печора играет важную роль в промысле рыбы, давая около 80 процентов всего улова по Коми республике.

Преобразование промысловой фауны, проводимое на Печоре, является частью грандиозных работ по хозяйственному освоению этого богатейшего и своеобразного района нашей Родины.

Печора и ее многочисленные притоки, реки: Илыч, Уса, Сула, Шугор, Ижма с Ухтой, Пижма, Цильма и другие водоемы богаты рыбой. В реках и озерах Печорского Севера известно более 25 промысловых видов рыб. Наиболее ценными являются лососевые: семга, нельма, сиг, омуль, чир, ряпушка, голец. Эти рыбы составляют около одной трети всего улова рыбы по Коми республике.

Но резервы рыбной промышленности Печорского Севера используются все еще далеко не полностью.

 

III

Охотой в Коми крае занимались и занимаются с раннего детства. Еще в 1904 году географ Русанов писал о коми охотниках:

«С 12 лет и до глубокой старости, до тех пор, пока не притупится острее зрение, пока не ослабеют железные мышцы, из года в год зыряне занимаются охотой. Это его родная, любимая стихия. Только тут, среди постоянных затруднений и нешуточных опасностей охотничьей жизни, развертывается вовсю сильная, находчивая, спокойно отважная натура зырянина, только в охотничьей артели зырянин всегда готов выручить попавшего в беду товарища, отдавая на это все свои силы, свое здоровье, а иногда и самую жизнь.

И сейчас жизнь юного поколения, особенно далеких таежных селений, связана с охотой, промыслом, звероводством. Но как не похожи эти интересы, да и сама жизнь на то, что было здесь до революции!

...Коле Попову двенадцать лет. Но его хорошо знают и любят не только все ребята школы охотопромыслового хозяйства, но и все охотники. Он меткий стрелок, один из первых учеников и пионервожатый.

Не проходит дня, чтобы Коля не побывал в тайге и на звероферме. С верным другом — собакой Буяном и охотниками он ходит на белку, горностаев, зайцев, куниц.

Хрустит под ногами морозный снег. Размашисто шагая на лыжах, Коля идет в тайгу. И мохнатые ели приветливо покачивают своими ветвями.

Откуда-то доносится отрывистый лай.

— Деда, а это ведь Буян зовет. Белку увидел и держит ее теперь, не пускает.

Старый охотник понимающе кивает головой. Коля сворачивает с лыжни и углубляется в тайгу.

Раздается выстрел. Дед останавливается и ожидает юного охотника. Тот подходит с раскрасневшимися щеками, в руках у него первая белка.

— Молодец, — говорит старый следопыт, и около глаз у него собираются добродушные морщинки, — корма-то у белки в этом году много. Вот она и сидит по гайнам. Там и нашел ее около гнезда твой Буян. Смотри, вот и здесь кормовая ель. Сколько чешуек-то набросала, пушистая. А сейчас, наверное, дальше пошла.

Вновь раздается лай. На этот раз уже впереди. Старый охотник поднимает голову и внимательно прислушивается. Потом он снимает с плеча ружье и поворачивает чуть в сторону. Коля осторожно идет за дедом. Вот уже виден Буян. Он поднял кверху морду с острыми, стоячими ушами и, не спуская глаз с дерева, отрывисто лает.

— Здесь где-то, теперь уж не уйдет. Буян не пустит.

Коля обшаривает глазами дерево. Но белки нигде не видно. Она плотно прижалась к ветке и стала совсем незаметной. Не зря она серой стала, сменила свой летний наряд. Дед вынимает из-за пояса топор и обухом ударяет несколько раз по стволу. В морозном воздухе далеко разносится звук и кажется, что не только здесь, но и во всем лесу стучат клювами сотни дятлов.

Буян заливается неистовым лаем и перебегает к соседнему дереву.

— Деда, вот она, видишь, как села хорошо, вся на виду. Дай я выстрелю.

— Ну, стреляй, стреляй. Только далеко ведь. И шкурку не порти. Бей пулькой прямо в голову.

Раздается выстрел. С дерева камнем падает белка. Буян в несколько прыжков оказывается около убитой белки и прижимает ее к земле лапой. Но Колина пуля попала точно, и белка не шевелится. Молодой охотник берет ее за хвост, отряхивает от снега и, высоко подняв в руке, показывает деду.

Величественные ели недвижно стоят, как сказочные великаны. И звездочки снежинок играют на них, как яркие светлячки. Охотники углубляются все дальше и дальше в тайгу. Вдалеке вновь раздается лай Буяна.

На другой день, пообедав, Коля бежит на звероферму. Из-за деревьев виднеется целый городок из проволочных клеток.

— Милка, Милочка, — зовет Коля.

Из деревянного домика выскакивает и бежит навстречу своему другу серебристо-черная лисица. Она поднимается на задние ноги и тянется мордочкой к Колиной руке.

— Подожди, Милочка.

Коля открывает дверку и входит за проволоку. Лисичка радостно прыгает вокруг него и тыкается мордочкой в руку. Потом она ловко залезает к нему на руки и языком лижет прямо в нос.

— Обрадовалась, дурашка, соскучилась, — весело говорит юный охотник своей любимице.

Милочка уже забралась в карман к своему другу и вытаскивает из него специально приготовленное лакомство — кусочек замороженной рыбы.

Потом она, с куском рыбы во рту, бежит к своему домику и исчезает в нем. Убедившись, что ее малыши спят, она оставляет около них кусок рыбы и возвращается обратно к Коле.

— Ну, Милка, прощай. Сейчас мне некогда. Я только к тебе на минутку. В школу мне нужно, сбор там у нас, разговор большой...

В пионерской комнате тепло и уютно. На полках стоят чучела зверей и птиц. По стенам развешаны таблицы и рисунки. На них изображены мичуринские плоды и ягоды, ловушки и капканы, виды далекого Черноморского побережья и высотных зданий в Москве.

Коля занимает место в конце стола и пытливо осматривает пионеров своего отряда. Потом он поднимает голову и громко объявляет:

— Сегодня нам надо решить важный вопрос — чем мы можем помочь нашему охотхозяйству. Ваня, расскажи сначала, что мы сделали по охране бобров.

Из-за стола поднимается пионер с круглым лицом и черными волосами. Он, не торопясь, развертывает бумажку, поправляет галстук и чуть глуховатым голосом спрашивает:

— Вы все помните, ребята, слова Ивана Владимировича Мичурина: «Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у нее — наша задача». Я знаю, что вы все их помните, но я это к тому, что мы ведь живем с вами, ребята, в охотничье-промысловом хозяйстве. Вот я и хотел напомнить, что наше дело переделывать природу, изменять мир диких животных. Вот у меня здесь на бумажке написано, сколько в нашей стране акклиматизировано представителей животного мира. Вот слушайте: десять видов насекомых, десять видов водных беспозвоночных, тридцать шесть форм рыб, три вида птиц и тридцать два вида млекопитающих. Что вы на это скажете ребята. Вот видите, слова-то Ивана Владимировича уже и на деле осуществляются. Новые животные переселяются на другие места и начинают жить на новых квартирах: в реках, морях, тайге, тундре и степях.

Я вот читал в одном журнале, что в Каспийское море переселили из Черного кефаль и речную камбалу. Теперь их там ловят рыбаки. Рыбы и звери по воле человека стали путешествовать с места на место. Они теперь, как туристы, ездят на поездах, пароходах и даже летают на самолетах.

Про ондатру вы тоже, наверное, знаете. Этот зверек с хорошим мехом расселен сейчас по многим районам нашей родины. Выпущены были ондатры и у нас в Коми республике. Сейчас их уже добывают охотники. Поселены на новых местах и норки, и енотовидные собаки, и белки-телеутки. Ну, я всех не буду перечислять вам зверей-путешественников. Мне надо вам рассказать только про одного зверя, которого все вы хорошо знаете — это бобр.

Вот у меня здесь учебник зоологии, по которому мы занимаемся в школе. Я его открываю, где у меня закладка.

И Ваня показал ребятам рисунок бобра, с широким хвостом, покрытым чешуйками. На другом рисунке была изображена хатка бобра, устроенная из хвороста и скрепленная илом.

— О плотинах, которые устраивают бобры благодаря сложным безусловным рефлексам, я рассказывать не буду. Это вы все знаете. Я скажу о другом. Почему нас интересуют бобры. Они дают очень ценную шкуру и бобровую струю, которая используется в парфюмерной промышленности. Да и мясо их съедобно.

Раньше бобров у нас на севере было много. Но еще до революции их здесь истребили. А вот сейчас, переделывая природу, советские люди не только организовали бобровые заповедники — Кондо-Сосьвинский и около Воронежа, но и начали выпуск бобров в различных районах нашей Родины.

Выпущены бобры и у нас, в тайге. Многие из вас, ребята, наверное, помнят, как их привезли и выпускали здесь. Вот я и хочу вам напомнить, как тогда охотники помогали бобрам.

Выпустить-то бобров выпустили, а нор они себе приготовить не смогли на новом месте. Вот и пришли им на помощь. Все делали им норы. Ходили и на сбор осины, ивы, рябины. Около каждой норы складывали корм. Началась зима. Подули холодные ветры. Как все беспокоились за бобров!

А потом еще росомахи появились. И все к бобрам подбираются. Ну, здесь уже настоящий аврал объявили. И бобров оберегали, и на росомах ходили. И ведь уберегли. Стоит пойти сейчас по реке, как нет-нет, а и увидишь бобров. Наши ведь это бобры-то. И скоро их будет много на севере, по всей тайге расселятся.

Но это еще не все. Вы знаете, что охотники сейчас уходят в тайгу на белкование. На звероферме остается совсем мало людей. Одному звероводу Дусе и рабочим не справиться со всеми лисицами. Надо и в лисьем изоляторе, и на зверокухне побывать, надо и витаминный настой приготовить для лисиц.

Лисицам нужна хорошая и свежая пища. На одном мороженом мясе их держать не станешь. Надо и рыбы им наловить. Да и мелочь всякую отстрелять можно. А потом для витаминного бульона надо ведь хвою собирать. Вот я и предлагаю объявить себя мобилизованными для заготовки кормов нашим лисицам.

Кто хочет слово взять?

Первым поднялся Игорь, сын ветврача.

— Я считаю, что это предложение мы должны обязательно принять. Нам надо взять шефство над лисицами, как берут юннаты шефство над телятами и жеребятами. Ты вот, Коля, уже давно дружишь с Милочкой. А я Рыжика люблю, и он меня хорошо знает. Но у нас ведь на звероферме около ста лисиц. Значит, каждый должен не одну лисицу взять, а несколько.

Вот и надо нам к каждому прикрепить несколько лисиц, взять шефство над ними, заготовлять им корм, заботиться о них и отвечать за то, как они растут. Это вот и будет настоящая помощь нашему зверохозяйству.

Предложение это всем очень понравилось. Так юные натуралисты северного охотпромыслового хозяйства начали помогать взрослым ухаживать за черно-серебристыми лисицами.

 

IV

Издавна известны богатейшие охотничьи угодья Троицко-Печорского района. Много в республике и других мест, богатых пушным зверем, боровой и водоплавающей птицей. В лесах Верхней Печоры и Приуралья встречается жемчужина Севера — соболь.

Среди глухой, девственной тайги, за сотни километров от населенных мест возникают охотничьи базы. Они состоят из избушки, бани и склада-лабаза. Одна из таких баз «Когель» создана в лесах Приуралья, на берегу Илыча.

Здесь круглый год промышляет зверя и птицу постоянная промысловая бригада из семи человек, и среди них знатный зверолов республики — И. Д. Растворов. Пытливый следопыт, новатор охотничьего промысла, он не только хорошо изучил все повадки зверей и птиц, относясь по-хозяйски к богатствам родной тайги, но и изобрел ловушку — дуплянку, с помощью которой успешно промышляет куницу. Своему трудному мастерству он обучил нескольких молодых охотников.

Много пушнины и дичи добывают каждый год и охотники северных колхозов — «Выль-Олысь», «Север», «Победа». Три знатных мастера охотничьего промысла колхоза «Победа» — И. П. Бажуков, М. А. и И. Е. Поповы регулярно перевыполняют государственный план сдачи пушнины в два-три раза. Большой известностью в Коми республике пользуется и бригада А. Н. Вокуева, чей портрет можно было увидеть на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке.

Если в прежнее время «пушные запасы» на севере нашей родины хищнически уничтожались и о их сохранении никто не заботился, то добыча промысловых животных в печорской тайге сейчас ведется по плану, проводится охрана полезных животных и борьба с вредными, добыча зверя строго регулируется. Во много раз увеличилась на Печоре численность куницы. Возросли и запасы выдры. Соболь, который был почти истреблен, в настоящее время заметно размножился и расселяется все шире и шире. Ондатра живет сейчас на огромных пространствах Печорской низменности и уже является объектом массового промысла.

В 1938 и 1940 годах на притоках Печоры — Большая Жешима и Кедровка — была выпущена первая партия привезенных на Север бобров. Начиная с 1950 года, на территории Коми АССР было создано еще пять новых очагов расселения бобров. В 1951 и 1952 годах производился отлов бобров в Печоро-Илычском заповеднике. Из девятнадцати бобров, выловленных в 1952 году, три бобра были выпущены в р. Пыл-ю и двенадцать отправлены в Архангельскую область. Эти бобры хорошо реакклиматизировались на новых местах и разошлись на значительные расстояния от мест их выпуска.

Недавно исполнилось 25 лет со дня организации Печоро-Илычского заповедника.

В заповеднике ведется большая научно-исследовательская работа. Здесь проведена инвентаризация фауны млекопитающих и птиц, работы по экологии, изучено колебание численности промысловых животных.

Печоро-Илычский заповедник лежит по соседству с Уральским хребтом. Это край непуганых зверей и птиц. Добираться сюда нелегко. Но поездка в эти места очень интересна.

...Вот и поселок Якша, расположенный на берегу верховьев реки Печоры — центр заповедника. Здесь же находится и знаменитая лосиная ферма, на которой ведутся научные работы по приручению гиганта северной тайги — лося.

Основные места обитания лося — светлые лиственные смешанные леса, изрезанные реками. Часто его можно встретить и по поймам рек. Сюда его привлекают обильные заросли ив, ветви которых он употребляет в пищу. Откапывают из-под снега лоси и бруснику.

В районах Севера разрешается добыча самцов лосей по специальным лицензиям.

Но в заповеднике, конечно, охота запрещена. Здесь лося берегут и о нем заботятся.

Лось — это настоящий таежный «вездеход». Он превосходно приспособлен к быстрому передвижению в трудных лесных условиях. Он легко проходит в таких местах, где лошадь оказывается совершенно бесполезной. Во время свирепых северных морозов лоси зарываются в снег и пережидают непогоду. Жесткий волосяной покров защищает их и от дождя, который стекает на землю, оставляя животных сухими.

Большое преимущество лося, как домашнего животного — это его быстрое размножение. Лосиха приносит по два теленка, и к шестнадцатимесячному возрасту они уже становятся взрослыми. Мясо лося довольно вкусное. В заповеднике угощали меня и лосиным молоком. Из него можно приготовлять сыр и масло.

На лосиной ферме содержится уже немало прирученных лосей. Они хорошо знают людей. Лесные великаны приходят на кличку. Дают запрягать себя в розвальни. Ездят на них здесь и верхом. Ходят они и под вьюком. Так, лось трудами советских ученых и охотоведов становится домашним животным. И недалеко уже то время, когда на огромной территории северной тайги, в тех местах, где отсутствуют ягельные корма, он заменит оленя.

Ближайшее населенное место от заповедника — Троицко-Печорск. Отсюда по прекрасной шоссейной дороге комфортабельным автобусом можно проехать в город северной нефти — Ухту. Какими Далекими кажутся в наше время древние пути-дороги. По Северу в прежние времена больше ездили по рекам, на лодках, при помощи весел и бечевы. Или — пешком по дремучим лесам, перетаскивая через переволоки тяжелые лодки и груз. У костров приходилось коротать таежные ночи...

Но все это уже становится историей. Вместо лодок теперь по дорогам мчатся машины, а над тайгой летают самолеты. Так, новая техника помогает преодолевать расстояния и делает далекий Север, самые глухие места близкими и доступными.

 

V

В выходной день сотни горняков Воркуты с ружьями за плечами уходят в тундру.

Хорошо в тундре весной. То там, то здесь расстилаются пестрые ковры цветов. И кажется, что они сотканы из солнечных лучей, так ярки и свежи их краски. Солнце в это время года не заходит круглые сутки. Днем и ночью оно посылает на землю свои живительные лучи. Прошла недолгая северная весна. Наступило лето. Жизнь в это время бьет здесь ключом. Из-за гомона птичьих голосов с трудом можно расслышать соседа. Тысячи гусей и уток на ягодниках откармливают своих птенцов. По берегам озер и рек встречаются их многочисленные гнезда. В непроходимых топях и на островах гнездятся осторожные лебеди. Как бы пританцовывая, рассыпая паутину своих следов, пробегают кулички. Ярко окрашенные турухтаны, задорно подняв кокетливые воротнички, устраивают боевые турниры.

Не зевает в это время и песец. Он сменил уже свой белоснежный наряд, и его трудно заметить в тундре. Вот неторопливо, как бы раздумывая о чем-то, появился он у озера. Первыми его заметили кулики. С тревожным криком они летают над зеркальной гладью воды. Беспокойно гогочут гусыни, пытаясь увести разбойника от своего гнезда. И даже полярная сова, грозно хлопая крыльями и страшно ворочая своими большими глазами, улетает от него прочь. Настоящим хозяином чувствует себя песец летом в тундре. Пестрые лемминги, гуси, утки, куропатки и их потомство — все идет ему в пищу.

Осенью начинают отрастать длинные плоские когти у куропатки. На ступне и пальцах появляются густые упругие перья. Рыжевато-бурая куропатка уже к ноябрю одевается в белоснежный наряд. Велики запасы ее на Севере, около Полярного круга. На одном километре можно насчитать по 25—30 пар куропаток, выводящих птенцов. Да и выводок у нее не маленький. Нередко в одном гнезде можно обнаружить по 14—17 птенцов.

Полярное лето приходит к концу. В это время много забот не только у куропатки, но и у других птиц тундры. Начинается линька. На озерах появляются тысячи линяющих гусей и уток. Беспомощные птицы, потеряв маховые крылья, летать не могут. Раздолье в это время песцу.

С Ледовитого океана все чаще и чаще задувают злые ветры. Они несут снежную пыль. Ледяной коркой покрываются чуть поднимающиеся над твердым снегом кустики. Все меньше и меньше становится в тундре корма. Начинается миграция куропатки на юг. Из Полярного Урала, Малоземельной и Большеземельской тундры, подгоняемые пургой, огромные стаи куропаток направляются в Усть-Усинский и Кожвинский районы Коми АССР. Залетают сюда и куропатки с островов, расположенных в Баренцевом море.

Трудно заметить эту красивую птицу, когда она притаится. Белый наряд спасает ее от когтей полярной совы и ястреба-тетеревятника.

Куропач и куропатка — заботливые родители. Защищая своих детей, они зачастую подвергают себя смертельной опасности, вступая в бой с более сильным врагом.

Куропатка летит стремительно и красиво. Старожилы говорят: «Куропатку пургой приносит». И, действительно, во время своих миграций они пользуются чаще всего попутным ветром.

Увлекательна охота на белых куропаток. Пушистые сугробы по всем направлениям опутаны многочисленными следами. В них есть что-то общее с заячьими. Их больше всего около березок и свешивающихся к снегу веток. Вот белый комок снялся и стремительно перелетел в соседние кусты, а дальше, как бы купаясь в белоснежной пене сугробов, легко скользят от одной ветки к другой все новые и новые белые шары.

Добычей белой куропатки в северных районах Коми республики занимаются ежегодно школьники, служащие, шахтеры, транспортники.

Большое количество этой вкусной птицы, мясо которой напоминает по калорийности телятину, в широких размерах используется на месте в пищу и отправляется на юг.

Только в двух районах — Кожвинском и Усть-Усинском Коми АССР каждый год добывается 200—300 тысяч куропаток. Но ее огромные запасы в этих районах, а также в Ижемском и Усть-Цилемском районах используются все еще далеко не полностью; промысел этой птицы может быть расширен.

 

VI

Коми АССР и Печорский север быстрыми шагами идут по пути расцвета. И уже в трудах ученых и чертежах проектировщиков рисуются контуры завтрашнего дня нашего советского Севера.

Комплексное использование всех богатств Печорского севера позволит превратить его в крупнейший район угольной, нефтяной и химической промышленности нашей родины.

Недалеко уже то время, когда уголь заполярной тундры соединится с уральской рудой. Новая стальная колея ляжет вдоль Урала, от отрогов Пай-Хой на юг. И благодаря этому богатейшие недра заживут по-новому, получат мощный толчок к промышленному развитию.

На очереди сооружение Камо-Вычегодского и Камо-Печорского водного пути, которые соединят бассейны Камы с бассейнами Северной Двины и Печоры, сделав реальной мечту русских патриотов о создании великой водной дороги.

И эта индустриализация Севера, создание новых промышленных центров, переделка природы — не только не сократит промысел здесь зверя и птицы, но и позволит перестроить по-новому, на научной основе, все охотничье хозяйство.

Создание Роспотребсоюзом в основных таежных угодьях комплексных промысловых хозяйств позволит еще полнее вовлечь местные ресурсы в товарооборот. В этих хозяйствах предполагается использовать в качестве штатных охотников-промысловиков местное население. Они круглый год будут заниматься охотой на пушного зверя, диких животных и птиц, заготовлять дикорастущие ягоды и грибы.

Кроме заготовок, эти охотники-промысловики будут заниматься звероводством и пчеловодством.

Наряду с промыслом, все в больших размерах будет осуществляться и реконструкция промысловой фауны. Видное место в этих работах сыграет Печоро-Илычский заповедник и Коми филиал Академии наук СССР, многочисленные охотоведы-любители.

Еще более широкий размах получит спортивная охота. Нефтяники, горняки, транспортники в свободное время будут заниматься охотой на необозримых просторах севера. Их верными помощниками станут юные охотоведы из Дома пионеров, школьники и комсомольцы.

Новую географию, новое охотничье хозяйство Европейского Севера создаст советский человек, смело покоряющий и переделывающий природы в интересах коммунизма.

 

На Севере дальнем... (Путевые заметки)
На Севере дальнем... (Путевые заметки)