Врут ли охотники | Печать |

Герман В. Е.

 

Врут ли охотники
Врут ли охотники
 


Недавно от одного «неохотника» я услышал такое изречение: «Никто и никогда так много не врет, как дипломаты перед войной, женихи перед свадьбой и охотники после охоты».

Что касается женихов и дипломатов, не берусь спорить, так как это не входит в мою компетенцию; но, как охотник, не могу не возмутиться давно-обывательским утверждением насчет вранья — и хочу рядом практических примеров опровергнуть его. В самом деле, мы, охотники, очень хорошо знаем, что на охоте иной раз происходят такие необычайные происшествия, которые любому, не искушенному в охотничьих делах человеку, могут показаться вымыслом, небылицей.

Иногда на охоте случается такое, что невозможно выдумать даже человеку, наделенному самой богатой фантазией. Отсюда, надо полагать, и пошло поверие о «вранье» охотников: слушая такие рассказы, люди, принимая их за досужий вымысел, и вывели пресловутую «формулу» «врет, как охотник».

Вот несколько таких «невероятных» эпизодов, которые действительно имели место на охоте.

 

Козы вместо собаки

Лет пятнадцать тому назад охотился я с товарищем на Приволжских озерах, вблизи города Ульяновска. Вечернюю зорьку мы стояли на небольшом, густо заросшем водяной растительностью озерке, берега которого еще гуще заросли ракитником.

Вечерний лёт уток был очень хорош, но, к сожалению, он начался слишком поздно, когда уже изрядно стемнело. Перед самым концом охоты на меня налетела пара кряковых; удачным дуплетом обе утки были сбиты. Однако при последнем свете угасающего дня я увидел, как одна из кряковых быстро шмыгнула в заросли осоки; вторая же была бита наповал.

Собаки с нами не было и, несмотря на самые тщательные поиски, мы с товарищем не смогли разыскать ушедшую в траву утку.

Ночевали мы недалеко от озерка, у костра, на высоком бугорке. Утром, еще до рассвета, мы вновь вернулись на это озерко, решив постоять на нем и утреннюю зорьку.

Лёт опять был не плохим, и, порядочно постреляв, мы решили идти дальше. Утро было чудесное — поднимающееся солнце и безоблачное небо обещали ясный и теплый день. Идя вдоль озера, мы подошли к тому месту, где вечером была потеряна сбитая крякуша. С другой стороны к этому же месту пастух пригнал стадо коз, которые быстро разбрелись по ракитнику.

И вот я увидел, как из зарослей ракитника на чистое плесо выплывает вчерашняя кряква с перебитым крылом. Конечно, последовал выстрел, и утка была взята. Что же оказалось? Раненая утка после падения ушла в заросли ракитника и затаилась в них, просидев там всю ночь. Двигаясь по ракитнику сплошной цепью, козы заставили крякушу покинуть свое убежище и искать спасения в озере, где она и была нами обнаружена.

Так козы невольно выполнили обязанности охотничьей собаки по розыску подранков.

 

Вальдшнеп зимой

Незадолго до Отечественной войны охотился я с прекрасным смычком гончих в лесах Подмосковья. Шел конец ноября, уже с неделю выпал глубокий снег и стоял изрядный мороз. Гончие подняли старого беляка, которого мы долго не могли перенять. Когда же, наконец, гон стал приближаться к моей стоянке, я, желая перехватить зайца, побежал по просеке навстречу гону.

Внезапно из-под ног у меня вылетел вальдшнеп и плавно полетел вдоль просеки. Это было так неожиданно, что я промазал первым выстрелом и только вторым сбил вальдшнепа. Птица оказалась совершенно здоровой, без каких-либо телесных повреждений, отлично упитанной и с абсолютно нормальным оперением, т. е. никаких причин для задержки с отлетом на юг у вальдшнепа не было.

 

Перепел и бекас на замерзших лугах

6 ноября 1955 года я с двумя товарищами охотился в Рязанской области на русаков. Проходя полями совхоза, мы увидели порядочный участок неубранной суданской травы, занимавшей площадь около двух гектаров.

Стебли суданки были совершенно замерзшими, а созревшие зерна высыпались на землю и были слегка припорошены выпавшим снегом.

Спаниели моего товарища, что-то прихватили в траве, заискали и неожиданно подняли на крыло... крупного перепела. Товарищ от изумления промахнулся, и перепел спокойно переместился на другой край поля, где его быстро разыскала и подняла моя собака.

Часа через два, проходя через скованную льдами речку, из совершенно обледеневшей осоки я спугнул старого бекаса и сбил его.

Так же, как и вальдшнеп, бекас и перепел были совершенно здоровыми, очень жирными и не имели никаких дефектов в оперении.

Что заставило их так поздно задержаться в Рязанской области, осталось тайной.

 

Воскресший лунь

Когда-то в далекой молодости в отличный летний вечер мы возвращались с утиной охоты. Над болотом парил огромный лунь, высматривая добычу.

Я ударил по нему крупной дробью, и лунь замертво упал в траву. Мы подняли птицу и долго рассматривали ее. Хищник был очень красив и совершенно не поврежден дробью, за исключением сквозной раны на голове. Мы решили набить из луня чучело и, положив птицу в сумку, двинулись дальше.

Каково же было наше изумление, когда лунь, казавшийся убитым наповал, вдруг начал подавать признаки жизни и задвигался в сумке.

Я извлек птицу из сумки и посадил на руку. Лунь сидел довольно спокойно, лишь слегка покачиваясь из стороны в сторону. Товарищи начали смеяться и уверять, что я похож на старинного охотника с соколом, который вот-вот будет пущен в полет за добычей.

В это время лунь широко взмахнул крыльями и поднялся в воздух.

Мы были так поражены, что, забыв про ружья, молча смотрели, как улетает наше «чучело».

 

Еще случай воскрешения из мертвых

Подобный же случай произошел со мной как-то и на охоте в Поволжье. Стрелял я по далеко пролетевшему чирку, который после выстрела комом свалился в воду. Извлеченный чирок, явно убитый наповал, был положен в сумку вместе с другой дичью. Однако, придя домой и разбирая принесенную дичь, я обнаружил, что этот чирок жив и как будто совершенно невредим.

При осмотре выяснилось, что единственная дробинка вскользь попала чирку в голову и, очевидно, только оглушила его.

Уточка довольно долго прожила у моего товарища, стала совершенно ручной и погибла случайно, попав в ведро с масляной краской.

...Три года тому назад на охоте в Западной Белоруссии мой товарищ также «убил» чирка. Подойдя к нам, он положил чирка на кочку и стал извлекать застрявшую в ружье стреляную гильзу. Успешно справившись с этой операцией, товарищ нагнулся, чтобы поднять утку, но... на кочке чирка не было.

 Нас было восемь человек, мы все отлично видели, что чирок не подавал никаких признаков жизни, лежал на кочке совершенно неподвижно и вдруг его не оказалось. Все наши поиски были безрезультатны. Чирок как будто провалился сквозь землю.

 

Чибисы в октябре

В конце октября, морозным вечером, я возвращался с заячьей охоты. На небе ярко светила луна, и тысячи блестящих искр переливались на рано выпавшем снегу.

Внезапно сзади на меня налетела большая стая птиц, которых мне не удалось рассмотреть. Сорвав с плеча ружье, я успел сделать два выстрела, и три птицы гулко ударились о мерзлую землю. Это были отлично разжиревшие чибисы.

Охотники хорошо знают, что чибисы обычно рано покидают наши края и улетают на зимовку. Почему же большая стая этих птиц оказалась в конце октября во Владимирской области, так и осталось загадкой.

 

Утонувшая утка

Однажды весной приехал я в одно из подмосковных охотничьих хозяйств, чтобы поохотиться на селезней с подсадной уткой.

На базе собралось очень много охотников, подсадных уток не хватало, и они были разыграны между нами по жребию. Мне досталась очень старая, уже забракованная и совершенно истощенная утка.

Высаженная на воду, эта подсадная не подавала никаких признаков жизни, несмотря на то, что кругом летало много всевозможных уток, слышались крики других подсадных и довольно часто гремели выстрелы. Она же неподвижно сидела в воде и своей осадкой скорее была похожа на нырковую утку, чем на кряковую, а всем своим унылым видом сильно напоминала тяжело перегруженную баржу.

Изрядно замерзнув в шалаше и не надеясь на успешную охоту с такой уткой, я пошел по берегу разлившейся речки, чтобы полюбоваться весенней игрой многочисленных куликов.

Когда я отошел от шалаша метров на 200, что-то заставило меня оглянуться. Каков же был мой ужас, когда я увидел, что злополучная подсадная тонет и что на поверхности воды торчит только ее голова, постепенно уходящая в воду. Пока я бежал к утке, она уже целиком погрузилась под воду. Пришлось изрядно потрудиться, чтобы откачать и привести в сознание «утопленницу».

Интересно отметить, что когда я сообщил об этом факте в одной из своих работ, то даже от опытного охотника Т. П. Гудашникова из Казани получил довольно-таки неприятное письмо, смысл которого сводился примерно к следующему: «Ври, да знай же меру».

 

Убитая утка сама прилетела в сумку

Один известный охотник-писатель описал следующий случай, произошедший с ним на охоте. На большой высоте на него налетели семь шилохвостей. После дуплета, на который утки, казалось бы, не обратили никакого внимания, шилохвости скрылись из глаз, но через несколько минут вернулись обратно и вновь на большой высоте пролетели над охотником.

Спустя некоторое время те же семь уток снова показались в воздухе. Едва долетев до охотника, одна из шилохвостей перевернулась в воздухе, пошла вниз и упала почти рядом с ним.

У утки оказалась сломанной плечевая кость. Получилось так, что раненая утка дважды на несколько километров улетала от охотника и дважды возвращалась к нему, чтобы упасть почти в сумку.

 

Тетерев прилетел в шалаш к охотнику

Один ленинградский охотник сидел в шалаше на весеннем току тетеревов. Петухи пели довольно далеко от шалаша, и охотник начал подманивать их, подражая чуфыканью. Один из чернышей, азартно отвечая, поднялся на крыло и сел прямо на шалаш, в котором находился охотник.

Верх шалаша был закрыт довольно редкими ветками, и поэтому охотник без труда поймал смелую птицу за ноги и втащил в свой шалаш. По окончании охоты «геройская» птица была выпущена на волю, но предварительно сфотографирована на руках поймавшего ее охотника.


* * *

Все приведенные случаи не являются вымыслом, — они произошли на самом деле. Между тем, если их рассказать «неохотникам», они не поверят и отнесут их к серии охотничьих рассказов в кавычках.

Вот поэтому-то и пошло у нас поверье о том, что охотники много врут, и родилась на свет злополучная поговорка «врет, как охотник». Давайте же условимся — не считать охотников лгунами — ведь они самые правдивые люди на свете.

 

Врут ли охотники
Врут ли охотники