Охота на зайца-беляка в глубокоснежье на юге Западной Сибири | Печать |

Даниленко Николай Дмитриевич

 


Зима в этом году в Новосибирской области выдалась как никогда суровая и снежная. Уже с середины декабря установились морозы под -30°С и ниже, так всю зиму и продержались с незначительным потеплением во время снегопадов и метелей. Особенно сильные морозы почему-то выпадали именно на выходные и праздничные дни, которые всегда ждешь с таким нетерпением. Удовольствия от охоты в сильные морозы нет никакого, а вот обморожение получить — проще простого. По молодости лет я охотился в любую погоду, теперь же, с возрастом, не вижу в этом острой необходимости.

Зимняя охота у нас разрешена до 28 февраля. И почти уже в конце февраля наконец-то потеплело до -20°С. Впереди было три выходных дня, и я, не мешкая, выехал из города в деревню, где живут моя мама и младшая сестра. Муж сестры Володя, тоже заядлый охотник на зайца, пообещал составить мне компанию.

В конце зимы, когда глубина снежного покрова у нас в лесу достигает полутора и более метров, охота на зайца имеет свои особенности. Дело в том, что беляк на поле практически не залегает (за редким исключением), а забирается в труднопроходимые колки, балки и согры, густо заросшие кустарником и молодой порослью вперемежку с упавшими деревьями, где снег мягкий и не держит охотника даже на широких охотничьих лыжах, глубоко проваливаясь под ним. А беляк за счет широких лап прекрасно держится на снегу, набивает себе настоящие тропы-дороги, по которым и передвигается.

Ходьба по такому снегу превращается для охотника в настоящее мучение, забирает много сил и времени. Отправляясь в это время на охоту, нужно правильно рассчитывать свои силы. Иначе можно в азарте охоты уйти далеко, а вернуться назад сил и здоровья не хватит. Речь, конечно же, идет исключительно об охоте самотопом, без использования автомототранспортных средств любых типов.

Охота в одиночку на зайца беляка в глубокоснежье редко бывает результативной, так как подойти по такому глубокому снегу без шума к заячьей лежке невозможно. При передвижении на лыжах по лесу разносится такой шум, что слышно за версту. Какой же заяц выдержит такую «музыку»? Так что желательно охотиться небольшой группой — в 2—4 человека.

В первый день охоты мы решили рано утром сесть на проходящий рейсовый автобус, проехать на нем около 10 км, выйти в запланированном месте и идти в сторону села, по пути посещая места наиболее вероятного обитания беляка.

Но, выйдя рано утром из дома, я был огорчен. Мороз был небольшой, около -14°С, но с ветром. На улице разыгралась такая метель, что впору было возвращаться назад, в дом. Завывающие порывы сильного ветра поднимали тучи снежной пыли, крутили ее в воздухе и заметали все на своем пути, норовя непременно задуть снег в лицо.

Подошел Володя. Посовещавшись, мы все же решили дождаться автобуса и ехать, надеясь, что в лесу ветер будет тише, и нам удастся погонять зайчишек.

Доехав до назначенного места, вышли из автобуса и попали в крепкие объятья бушующей метели. В чистом поле ветер едва не валил нас с ног. Изредка небо накрывало снежными зарядами, и тогда все вокруг еще темнело, видимость ограничивалась несколькими метрами.

Частые ветры и сильные морозы превратили снежный покров на поле в такой прочный наст, что в отдельных местах на нем можно было стоять без лыж. Передвижение по такому насту на лыжах при сильных порывах ветра напоминало катание на коньках для начинающего, когда стараешься ноги держать вместе, а они норовят разъехаться в стороны.

Перейдя поле, мы спустились в глубокую балку, где ветер был намного тише, и по ней вышли к грунтовой насыпи через болотистый участок с местным названием «Узкая гривка», от которой в сторону села по старому руслу небольшой речки тянется согра. В этих местах заяц всегда держится.

Ветер в согре практически не ощущался, лишь его заунывный вой да раскачивающиеся верхушки деревьев выдавали непогоду. Но зато снег здесь был мягкий и не держал нас на широких лыжах, оседая под ними сантиметров на 25—30.

Пройдя по согре около двух километров, мы изрядно устали и не встретили ни единого свежего заячьего следа. Вышли вновь в поле и по твердому снежному насту направились в сторону села, решив пройти по пути через примыкающий к селу участок леса, именуемый местными жителями «поскотиной», а там уж и домой возвращаться. Видимо, сегодня был не наш день.

Войдя в «поскотину», мы вновь испытали на себе все трудности передвижения по глубокому мягкому снегу: лыжи глубоко погружались в него, оставляя после себя глубокую колею.

При такой ходьбе тратится много физических сил. Через какую-нибудь сотню метров даже при сильном морозе становится так жарко, что пар валит от тебя, как после бани, одежда на груди и особенно на спине становится мокрой. А вот этого-то как раз допускать нельзя, потому что вспотевший, да еще в мокрой одежде, долго на номере не выстоишь: простыть недолго. Вот и приходится по такому снегу сильно не усердствовать в ходьбе, не гнаться за скоростью, а идти размеренно, не спеша, часто останавливаться и отдыхать.

Пройдя лесную поляну, мы подошли к довольно обширному участку, заросшему молодыми осинками. Деревца росли так близко друг к другу, что пройти сквозь них на лыжах было невозможно. Такие заросли — излюбленное место обитания зайца беляка.

Шаг за шагом, со звонким треском ломая цепляющиеся за одежду тонкие ветки и сучья, мы стали пробираться сквозь густой молодняк. Вокруг была снежная целина без единого следа. Снежная пыль от бушующей метели с чередованием мощных снежных зарядов за ночь поглотили все следы бегавших здесь прежде зверьков.

Вскоре нам повезло: вышли на свежий заячий след. По всей видимости, пробираясь сквозь густые заросли, мы подшумели зайчишку, он сорвался с лежки и пошел через густой кустарник своей старой тропой, уже изрядно запорошенной снегом, но еще слегка заметной.

В такой ситуации, при таком глубоком снеге, мы всегда выбираем один способ охоты: тропление нагоном на номер. Я знаю особенность беляка ходить кругами, редко покидать пределы густого кустарника, избегать открытых участков, поэтому предлагаю Володе занять удобную для стрельбы позицию с хорошим обзором вблизи заячьего следа, а сам иду по гонному следу.

Спустя полчаса со стороны Володи прозвучали два выстрела. На мой запрос по рации Володя сообщил, что стрелял по зайцу, но промазал. Прекращаю дальнейшее тропление и своим следом возвращаюсь к Володе. По наторенной лыжне идти легко, одно удовольствие, не то, что по нетронутой снежной целине.

Подойдя к Володе, узнаю, что заяц вышел недалеко от него, но густые заросли, сквозь которые пришлось стрелять, не позволили произвести точный выстрел. Заяц ушел без видимых следов ранения. Обсудив ситуацию, меняемся с Володей ролями. Теперь он в роли загонщика идет по следу, а я остаюсь на номере.

Но вскоре Володя по рации сообщает, что заяц не пошел на очередной круг, узким участком леса (перешейком) перескочил в соседний колок, а из него ушел через поле в дальние угодья. На дальнейшее его преследование у нас уже не было ни времени, ни сил. Мы вышли навстречу друг другу, выбрали место для отдыха, попили горячего чаю с бутербродами и пошли домой. По моим расчетам, беляк, улизнувший от нас, должен непременно вернуться обратно. Поэтому мы решаем завтра снова прийти сюда и найти этого хитреца.

Раннее утро следующего дня встретило нас крепким морозом. Метель ночью прекратилась, но температура понизилась до -34°С. Взяв в руки лыжи, мы пешком направились по дороге до «поскотины», где накануне от нас улизнул заяц. Слабый ветерок едва ощущался, но он был встречным, при ходьбе приходилось прикрывать лицо рукавицей, чтобы не обморозить щеки или нос. В утренние часы всегда самый сильный мороз, но уже конец февраля, и к обеду, когда солнце поднимется высоко, должно обязательно потеплеть.

За разговорами незаметно дошли до назначенного места. Сойдя с дороги и встав на лыжи, мы по вчерашней своей лыжне вскоре вышли к перешейку, через который заяц накануне ушел от нас. В глаза сразу бросились свежие заячьи следы по нашей запорошенной лыжне. Сомнений не было — заяц вернулся на свою территорию. Это нас обрадовало: не нужно будет долго ходить в поисках нового свежего заячьего следа. Вот он, самый что ни на есть свежайший след!

Заячий малик по нашей лыжне довел нас до места вчерашней стрельбы. Здесь заяц потоптался, сделал несколько коротких сдвоек в разные стороны, как бы обследуя участок, затем спрыгнул с лыжни в нетронутый мягкий снег, и вскоре его след исчез в глубине густых зарослей.

Окинув взглядом местность, пересеченную в нескольких местах глубокой колеей от наших охотничьих лыж при вчерашней ходьбе, я порекомендовал Володе удобную для стрельбы позицию, а сам пошел нагонять на него вернувшегося зайчишку.

Пройдя сквозь густой осинник, я вскоре вышел к покинутой заячьей лежке, устроенной под упавшей березой, от которой уходил гонный заячий след. Осторожный зверек не стал дожидаться охотника и подпускать к себе на выстрел, а как только услышал, что по его следу идут, тут же покинул свое убежище. Незамедлительно извещаю об этом Володю по рации и продолжаю тропление.

Вскоре заяц успокаивается, об этом говорят его короткие прыжки с частыми остановками. Заяц ведь тоже себе на уме. Он прекрасно знает, когда и какую дистанцию нужно держать ему от охотника. В густом кустарнике и при глубоком снеге скорость моего передвижения, если можно так выразиться, «в час по чайной ложке». Поэтому и заяц никуда не спешит: немного отбежит — сядет, послушает. Он прекрасно понимает своим заячьим умом, что здесь догнать его я ни при каких обстоятельствах не смогу. Вот он и куражится: и далеко не отбегает, и на глаза не попадается. А путь себе старается выбирать в самых труднопроходимых зарослях, где без лыж-то с трудом можно пробраться, а на лыжах — и говорить нечего. Если охотиться в одиночку, то за таким зайцем можно проходить весь день, так ни разу его и не увидев, лишь попусту потратив силы и время.

Вот так, пыхтя и чертыхаясь от ходьбы по пояс в снегу, перебираясь через завалы от упавших деревьев, я сделал круг по кустарнику и стал подходить к тому месту, где, по моим расчетам, должен стоять Володя. Вот-вот должен прозвучать выстрел, который поставит точку в этой захватывающей охоте с таким матерым и хитрым зверьком, который заслуживает всяческого уважения, так как уже второй день водит нас за нос кругами на таком небольшом участке густого леса.

Вслед за зайцем выхожу по его следу на вчерашнюю свою лыжню и иду по ней к Володе. Сквозь ветки кустарника уже вижу его, стоящего на номере у березы в каких-нибудь тридцати-сорока метрах от меня. Но почему не было выстрела? Вот лыжня делает небольшой поворот в его сторону, и тут мне все становится ясным. Следы на снегу говорят о том, что заяц, не добегая по лыжне до поворота, останавливается, садится, на мгновение замирает столбиком, прислушиваясь и осматриваясь, а затем резко делает большой прыжок с лыжни в сторону и уходит в заросли. Видимо, что-то его насторожило, может быть, заметил со стороны охотника на номере какое-то шевеление. Но это все мои предположения.

Подхожу к Володе:

— Ну что, видел зайца?

— Нет, — отвечает, — не было его.

— Так он же в каких-нибудь тридцати шагах от тебя пробежал.

— Да не может такого быть!

— Пошли, сам увидишь.

Подходим к месту скидки зайца с лыжни.

— Невероятно, но как я не заметил его? — удивляется Володя.

Возвращаемся к месту, где был номер. Становлюсь на место Володи и смотрю в направлении лыжни. Колея глубокая, но хорошо просматривается лишь до поворота. Этим заяц и воспользовался. Передвигаясь по лыжной колее, он был не заметен глазу охотника, хотя самого охотника перед поворотом лыжни наверняка «срисовал» и тут же, не мешкая, в одно мгновение ушел в сторону. Не заяц, а настоящий профессор!

С лыжни заяц ушел на узкий перешеек между колками, решив, видимо, уйти от преследования по вчерашнему своему маршруту.

В этот раз поступаем следующим образом. Володя остается у заячьего следа, а я выхожу из леса и стороной по краю поля двигаюсь на перешеек, где и становлюсь на номер. Свежих заячьих следов через перешеек не видно, значит, заяц остался где-то в лесу. Сообщаю по рации Володе о своей готовности, и он начинает тропление.

Однако, спустя минут двадцать Володя сообщает, что заяц развернулся и ушел в обратном направлении, откуда я его перед этим выгнал. Делать нечего, нужно возвращаться к Володе и на месте вырабатывать новый план тропления.

Подойдя к Володе, начинаю внимательно рассматривать заячьи следы и делаю вывод, что это утренние следы зайца. Я их уже видел, когда мы подходили к этому месту.

За годы увлечения охотой на зайца троплением у меня как-то сама собой выработалась привычка зрительно запоминать расположение следов на местности. Это мне часто здорово помогало при троплении не потерять свежий след среди оставленных ранее.

Заяц где-то скинулся, а Володя этого не заметил и пошел другим следом. Так нередко бывает. Тот, кто охотился на зайца, прекрасно знает, как мастерски тот умеет запутывать свои следы. Бывает, ходишь кругами по его следу, а выходного найти не можешь.

Но Володя со мной не соглашается и стоит на своем: не мог он просмотреть скидку. Спорим недолго. Чтобы найти истину и в то же время не упустить зайца, предлагаю Володе идти моим следом к перешейку на номер, а сам, дождавшись сообщения от Володи, возвращаюсь к заячьему следу у лыжни и иду по следу Володи, внимательно посматривая по сторонам. Поначалу заячий след был одиночным, затем заяц встал на свои вчерашние следы, которые практически не отличались от свежих. Пока следы шли по нетронутому мягкому снегу, просматривались хорошо, но как только заяц пошел по вчерашней моей лыжне, след его стал едва заметен. К тому же сегодня по лыжне уже прошел Володя и разобрать на снегу практически ничего невозможно. Тщательно всматриваюсь в лыжню и неожиданно замечаю, что едва просматриваемый в некоторых местах заячий след ведет не только в прямом направлении, но и в обратном. Значит, заяц где-то впереди сделал сдвойку и повернул назад, выходит я тоже просмотрел его скидку. Разворачиваюсь и иду в обратном направлении. А вот и разгадка. В густом кустарнике заяц сделал едва заметную скидку, которую Володя и проглядел. Да и немудрено. Я ведь тоже ее не заметил и прошел, хотя и шел по следу, чтобы найти именно эту скидку. Довольно длинный прыжок с лыжни в сторону за упавшую сухую валежину, затем еще один такой же прыжок уже вдоль валежины всеми четырьмя лапами в одно место, так что в снегу остались две едва заметные ямки, переходящие в дальнейшем в нормальный заячий след, невидимый со стороны лыжни. Ну и мастер, ну и хитер! Оторвался от преследования, где-то залег и насмехается над нами.

Теперь все встало на свои места. Сообщаю по рации Володе, что заячий след найден и ведет в его направлении, так что надо быть настороже.

Вскоре прозвучал долгожданный одиночный выстрел, по которому еще до сообщения по рации я догадался: трофей взят!

Выхожу из густого кустарника к перешейку и вижу улыбающегося Володю с трофеем. Я разделяю его радость, ведь удалось взять не просто зайца, случайно выскочившего из-под куста, а зайца «трудового», матерого, можно даже сказать, настоящего профессора! Два дня увлекательной охоты увенчались успехом. Закрытие охотничьего сезона состоялось и получилось действительно удачным.

Расчистив от снега у поваленного дерева небольшую площадку для отдыха, мы развели костер, устроили на снегу импровизированный стол и стали с наслаждением поглощать свой нехитрый обед, запивая горячим чаем из термоса и бурно обсуждая только что завершившуюся охоту, вспоминая интересные случаи былых охот. И не беда, что все наши продукты так замерзли, что их с трудом удавалось откусывать, не беда, что от мороза коченели руки и их постоянно приходилось отогревать у огня.

Прекрасное настроение и полное удовлетворение от прошедшей охоты переполняло наши души. Хотелось долго так сидеть, дышать свежим морозным воздухом, ощущать приятный запах дыма и тепло от костра, слушать тишину зимнего леса и любоваться его красотой. Но все хорошее когда-то заканчивается. Короткий зимний день был на исходе, нужно было собираться домой.

Выйдя из леса, я остановился и обернулся. Вот и закончился очередной охотничий сезон — скоро пригреет солнышко, растает снег, природа проснется от долгого зимнего сна, все вокруг оживет, зазеленеет, лес наполнится пением птиц, жужжанием мух, комаров...

И в преддверии приближающейся весны хотелось крикнуть: «До свидания, зима, до свидания, затаившиеся в непроходимых чащобах зайцы, до новых встреч на охотничьей тропе в новом охотничьем сезоне!»


г. Новосибирск,  2010 г.

 

Добавить комментарий

Уважаемые пользователи!
Данное сообщение адресовано, в первую очередь, тем, кто собирается оставить комментарий в разделе "Наши авторы" - данный раздел создан исключительно для размещения справочной информации об авторах, когда-либо публиковавшихся на страницах альманаха, а никак не для связи с этими людьми. Большинство из них никогда не посещали наш сайт и писать им сообщения в комментариях к их биографиям абсолютно бессмысленно.
И для всех хочу добавить, что автопубликация комментариев возможна только для зарегистрированных пользователей. Это означает, что если Вы оставили свой комментарий не пройдя регистрацию на сайте, то Ваше сообщение не будет опубликовано без одобрения администрации ресурса.
Спасибо за понимание,
администрация сайта альманаха "Охотничьи просторы"

Защитный код
Обновить