Ствол | Печать |

Больдт Константин Егорович

Краткое понятие об изготовлении различных стволов

Изготовление оружия не входит в нашу программу, но, тем не менее, мы скажем несколько слов о приготовлении ствола, для того, чтобы дать понятие о некоторых различных стволах, встречаемых в торговле.

Простые железные стволы приготовляются следующим образом: берут железную полосу известных размеров, нагревают ее по частям до красного каления и свертывают ее по частям же в трубку, наблюдая, чтобы один продольный край примыкал к другому; сваривают трубку, т. е. нагревают по частям до белого каления и соединяют ударами молота продольные края, при чем и придают стволу надлежащий вид, вставив предварительно в трубку железный стержень, называемый костылем; высверливают канал, обтачивают наружность, полируют канал (спирально или продольно — вдоль) и т. д. Шов и волокна железа в изготовленном таким образом стволе идут вдоль ствола, обстоятельство, на которое надобно обратить внимание: всякий, разумеется, знает, что кусок дерева, например, у которого волокна параллельны, гораздо легче может быть разломан по направлению волокон, чем поперек; то же самое относится до железа. Зная это и принимая в соображение, что пороховые газы в стволе действуют от оси к окружности, по направлению радиусов, т. е. что разрушительное действие пороховых газов на стены ствола можно сравнить с силою, стремящейся разъединить параллельные между собой волокна ствола, ясно видно, что простые железные стволы охотничьих ружей, у которых стены ствола тонкие, большой прочности иметь не могут.

Непрочность, происходящая от расположения волокон железа — вдоль ствола, подала мысль расположить волокна иначе, и возникли сначала так называемые крученые стволы в конце прошлого столетия (имеется в виду XVIII в. — Ю. Ш.), а впоследствии т. н. витые или ленточные стволы.

Для приготовления крученого ствола брали обыкновенный железный ствол, нагревали часть его до красного каления, вставляли в него костыль, утверждали один конец ствола неподвижно, а другой медленно приводили в движение около оси ствола, вследствие чего разогретая часть закручивалась, т. е. волокна в нагретой части вместо прямого положения, которое имели вдоль ствола, приняли винтовое направление. Потом нагревали такую же часть ствола, прилегающую к закрученной части, и закручивали, как выше было сказано, нагретую вновь часть ствола, и т. д. до тех пор, пока весь ствол не был закручен. Крученые стволы скоро были вытеснены ленточными или витыми стволами.

При изготовлении ленточного или витого ствола металлическая полоса свертывается в трубку не так как выше было сказано о свертывании полоски простого железного ствола, а навивается на костыль спирально, т. е. волокна и шов образуют спираль. Дальнейшее производство витых стволов одинаково с производством простых железных.

Витые стволы могут быть весьма различны; скажем несколько слов о главнейших видах:

  1. о витых железных;
  2. о витых проволочных или просто проволочных, как их обыкновенно называют;
  3. о дамасских;
  4. о гвоздевых.

Полоска металла, употребляемая на изготовление витых железных стволов, состоит из одного железа, но большею частью из железа разных сортов. Для приготовления полоски из нескольких сортов железа, кладут попеременно друг на друга пластинки железа разных сортов, нагревают их все вместе и вместе же подвергают ковке до тех пор, пока все пластинки не образуют одну общую массу, которую потом расплющивают в полоску известной длины, ширины и толщины, соблюдая при этом, чтобы разные сорта железа, в полоске плашмя положенной, находились в вертикальных слоях. Полоска, будь она приготовлена из одного или нескольких сортов железа, навивается на костыль и сваривается, как сказано выше; если полоска сделана из нескольких сортов железа, то по отделке ствола его кладут, заткнув предварительно канал с казенной и дульной частей, в серную кислоту, смешанную с водой, отчего металл по наружности, вследствие различного действия кислоты на различные сорта железа, получает едва заметный узорчатый вид.

Полоска для изготовления витых проволочных стволов состоит из железных и стальных прутьев: кладут рядами попеременно железные и стальные прутья друг на друга, сперва, например, кладут рядом несколько железных прутьев, потом на них рядом же кладут несколько стальных прутьев, потом опять ряд железных и т. д.; прутья нагревают, подвергают ковке и расплющивают в полосу, соблюдая при этом, чтобы в полоске, плашмя положенной, железные и стальные прутья находились в вертикальных слоях. Когда ствол отделан, его кладут в серную кислоту, смешанную с водою, отчего металл по наружности получает узорчатый вид, т. е. железо получает темный, а сталь светлый цвет.

Для образования дамаска из предыдущего, например, соединения железных и стальных прутьев, берут эту массу после того, как прутья скованы в одно целое, и закручивают ее наподобие каната или, как выражается полковник Хоукер, закручивают ее наподобие того, как закручивают мокрое белье для выжимания из него воды. Потом три подобным образом закрученные куска кладутся рядом, плотно один к другому, так, чтобы у смежных кусков наклон оборотов шел в противоположную сторону, и свариваются. Наконец расплющивают массу в полоску надлежащих размеров, навивают на костыль и т. д.

Гвоздевые стволы приготовляются следующим образом: отделяют от старых подковных гвоздей все гвозди, сделанные из дурного железа, равно как и находящиеся между ними нечистоты (грязь — Ю. Ш.), кладут хорошие гвозди в особо устроенный барабан, приводимый в движение водою; в этом барабане гвозди освобождаются от ржавчины и полируются до светла. К этим гвоздям прибавляется сталь, обыкновенно хорошие экипажные рессоры, которые разрезаются на мелкие куски, освобождаются от нечистот и полируются в барабане.

Гвозди и куски рессор, в известной пропорции хорошо между собой перемешанные, свариваются в одну общую массу, из которой изготовляются полосы, которые навиваются на костыль и т. д.

Для образования гвоздевого дамасского ствола берут кусок вышесказанной массы (то есть сваренные вместе гвозди и сталь), выковывают продолговатый брус и закручивают его в дамаск, а потом уже приготовляют полосу. Гвоздевые стволы становятся все реже и реже, по случаю трудности добыть хорошие ручные гвозди.

Каждый из описанных выше ленточных или витых стволов, содержащих железо и сталь, имеет свои выгоды и недостатки; первое место между ними бесспорно занимают гвоздевые стволы, не закрученные в дамаск. Который же затем представляет наибольшую прочность и дает наилучшие результаты при стрельбе, определить трудно; скажем только, что различными средствами можно достичь цели, и что главное при изготовлении охотничьих ружей заключается в качестве употребляемого металла и в умении и добросовестности оружейника.

Большая часть торговцев в Англии называет витые или ленточные стволы гвоздевыми, но между ними лишь очень небольшая часть действительно сделаны из гвоздей.

Вид канала

В охотничьих ружьях канал может иметь троякий вид:

  1. цилиндрический;
  2. усеченный конус;
  3. два усеченных конуса, соединенных цилиндром.

В стволе с цилиндрической пустотой калибр по всей длине ствола одинаков. В стволе с пустотою в виде усеченного конуса канал постепенно расширяется от дула до казенника (например, калибр № 16 у дула, а в начале казенной части калибр № 15; о калибрах поговорим в следующей главе, а скажем здесь мимоходом, для большей ясности, что чем более № калибра, тем калибр менее, — например калибр № 16 менее калибра № 15). В стволах же третьего разряда первая треть канала, считая от казенной части, имеет вид сужающегося к дульной части усеченного конуса, вторая треть имеет вид цилиндрический, а последняя треть — опять вид усеченного конуса, но расширяющегося к дулу (например, в начале казенной части калибр № 15, в средней части № 16, а у дула опять № 15).

Несколько слов об отношении между собой качества металла, ковки ствола и вида его канала

Качество металла, ковка ствола и вид канала (предполагая, что все размеры ствола верны) оказывают важное влияние, как показала многолетняя практика и опыты многих известных оружейников:

  1. на безопасность при производстве выстрела и
  2. на силу боя дробин; а вид канала кроме того еще
  3. на отдачу,
  4. на загрязнение ствола и
  5. на заряжание.

Стволы, изготовленные хорошим оружейником из металла доброкачественного и имеющего хорошо отполированный, совершенно цилиндрический канал, стреляют хорошо, т. е. дробь летит верно, далеко и бьет с достаточною силою, самое производство выстрела безопасно и отдача незначительна, предполагая, разумеется, что количество пороха и дроби надлежащее и что калибр средней величины.

Стволы же, наоборот, приготовленные из металла недоброкачественного и имеющие также канал цилиндрический, хорошо отполированный, могут стрелять верно, но большею частью бьют слабо, т. е. на охоте не убивают дичь.

Слабый бой ствола с цилиндрическим, гладко отполированным каналом однако же не всегда есть признак недоброкачественности металла; нет, ствол может быть приготовлен из металла доброкачественного и все-таки бить слабо от того, что часть необходимых в металле качеств может быть уничтожена при изготовлении стволов.

Действительно, при сваривании стволов температура белого каления уничтожает часть необходимых в металле качеств, которые ковкою восстанавливаются, и то тем в большей степени, чем долее она продолжается; поэтому лучшие стволы куются до совершенного охлаждения, и даже после охлаждения еще раз куются нетяжелыми молотками. Таким образом, в стволе, приготовленном из металла доброкачественного, ковкою восстанавливаются те необходимые качества, которые высокой температурой отчасти были уничтожены.

В двустволках эти необходимые качества металла вторично уничтожаются спайкой стволов, и особенно когда они спаиваются медью, для чего нагреваются до красно-белого каления и уже более не куются.

Поэтому если ствол с гладко отполированным цилиндрическим каналом бьет слабо, то можно для увеличения силы боя ковать его в холодном состоянии — это средство рекомендует известный английский оружейник Гринер.

Но если этой ковкой не усиливается бой ружья, то причина слабости его заключается в недоброкачественности металла, и тогда прибегают к искусственным средствам для усиления боя, а именно:

  1. дают каналу вид усеченного конуса; или
  2. делают внутренность ствола шероховатою. В прежнее же время давали стволу, для той же цели, вид двух усеченных конусов, соединенных цилиндром.

Объясним вкратце, почему сила боя от трех вышеприведенных изменений в стволе увеличивается, и сделаем об них несколько замечаний.

1. Расширением канала в казенной части увеличивается сила удара потому, что пыж и дробь, последовательно проходя через ряд усеченных конусов, все более и более сужающихся к дулу, встречают большее сопротивление от стен ствола, нежели пыж и дробь в канале цилиндрическом, т. е. пыж и дробь оказывают пороховым газам большее сопротивление, вследствие чего увеличивается их сила (т. е. сила пороховых газов), как мы сказали вначале.

Кроме увеличенной силы боя достигается, расширением канала в казенной части, также большее сосредоточение дроби (большая кучность).

Этим последним обстоятельством воспользовались оружейники шарлатаны и стали расширять канал в казенной части весьма значительно, чем достигли еще большего сосредоточения дроби, прельщающего неопытных покупателей охотников; но этим значительным расширением канала в казенной части уничтожается то действие, которое расширением собственно имели в виду, т.е. увеличение силы боя, которая при употреблении обыкновенного заряда значительным расширением не только увеличивается, а напротив, уменьшается, как показала практика.

2. В стволах с расширением в казенной и дульной частях канала конический вид в казенной части имеет то же самое назначение, что и вообще коническая пустота в описанном стволе, т. е. имеет назначение усилить бой ружья; расширение же в дульной части имеет двоякую цель. Во-первых, дать дробинам, которые от расширения канала в казенной части принимают более сосредоточенное направление, возможность рассыпаться в стороны и тем увеличить поражаемое пространство, а во-вторых, не позволить дробинам ударяться о самую тонкую часть ствола, т. е. об дуло, и, таким образом, по возможности уменьшить дрожание ствола, вредно действующее на правильность полета снаряда вообще. Подобные стволы в прежнее время преимущественно изготовлялись в Испании.

Оба вышеописанные в 1 и 2 пункте ствола, предполагая, что стены их одинаковой толщины со стенами ствола с цилиндрическим каналом, легче могут разорваться, нежели последний, так как трение пыжей и дроби о стены двух первых стволов более, нежели в последнем; в первом на всем протяжении ствола, а во втором на протяжении первой трети, считая с казенной части, вследствие чего увеличивается вредное действие газов, т. е. увеличивается давление на стены и дно канала.

От увеличенного давления пороховых газов на дно канала увеличивается отдача ружья; наконец оба ствола с каналом нецилиндрическим загрязняются гораздо скорее стволов с каналом цилиндрическим.

Что касается до стрельбы пулей из стволов с каналом нецилиндрическим, г. Манжо говорит, что неохотно согласится выстрелить из подобного ствола, заряженного полным зарядом.

Стволы с каналом коническим, при обыкновенной толстоте стен и при употреблении обыкновенного заряда, бьют сильно и не представляют опасности только в таком случае, когда разность между диаметрами в казенной и дульной частях есть самая незначительная, т. е. когда калибр в казенной части только одним номером более калибра в дульной части (например, калибр № 16 у дула, а № 15 в начале казенной части), и когда при заряжании и стрельбе охотник соблюдает большую осторожность. О стволах с каналом, расширенным в казенной и дульной частях, можно сказать то же самое — если диаметр канала в начале казенной части только одним номером более диаметра канала в средней части ствола.

3. Шероховатостью внутренней поверхности ствола также имеется в виду задержать пыж и дробь и тем придать пороховым газам большую силу, и, следовательно, дробинам более сильный бой, что действительно и достигается, но только при первых выстрелах; после некоторого числа, около 15 выстрелов, ствол до того загрязняется, что затрудняется заряжание и уменьшается сила боя вследствие слишком сильного трения пыжей.

Вредное действие газов, при вышесказанном устройстве, всегда увеличивается, т. е. увеличивается давление на стены и дно канала, следовательно, увеличивается разрушительное действие газов на ствол, также как и отдача.

<…>

Калибр

Основание конструкции гладкоствольного оружия, следовательно, также охотничьего ружья, есть калибр или диаметр канала; ибо чем более калибр, тем тяжелее снаряд, т. е. а) тем тяжелее пуля (при определенном, разумеется, виде ее) и б) тем более вес употребляемого за раз количества дроби (как мы увидим в этой же главе);

1) чем тяжелее пуля, тем менее потеря начальной скорости от сопротивления воздуха и тем, следовательно, более ее дальность и верность полета, но, как и сила удара;

2) чем более вес употребляемого за раз количества дроби, тем более будет число дробин или вес каждой из них, отчего в первом случае увеличивается вероятность поражения, а во втором — сила удара дробин и дальность их полета.

Но с другой стороны, с увеличением калибра, т. е. с увеличением веса снаряда, надобно увеличить заряд, и вследствие того делать стены ствола толще и всему ружью давать больший вес.

В настоящее время калибр военного оружия обозначается линейной мерой, у нас, например, линиями и точками; прежде же для обозначения калибра говорили: ружье стреляет пулями такого веса, что на фунт идут, например, 10, 12... 30 или 32 штуки. По числу пуль, идущих на фунт, калибр получил название по номерам — название, сохранившееся до настоящего времени для охотничьего оружия.

Калибр № 16, например, обозначает, что на фунт идут употребляемых пуль 16 штук.

В некоторых государствах, например, во Франции, употребляют только калибры, которые обозначаются четными числами от 8 до 32 включительно, а в других, например, в Англии, калибры, обозначаемые всеми числами подряд, как четными и нечетными, также от 8 до 32 (во Франции, впрочем, в последнее время также стали употреблять калибры нечетные).

Чем более номер, которым обозначается калибр, тем менее диаметр канала, и наоборот, чем менее номер калибра, тем диаметр более.

Это название калибра по числу пуль, идущих на фунт, не совсем определенно, потому что фунт фунту не равен; новый французский фунт (т. е. 1/2 килограмма) на 21 золотник более русского фунта, а английский фунт более русского на 91/2 золотников. Поэтому калибр № 16 французского ружья более калибра № 16 английского ружья, а калибр № 16 английского ружья более калибра № 16, рассчитанного по русскому фунту.

Чтобы дать, однако же, понятие о величине калибров, номерами выраженных, приводим таблицу, заимствованную из сочинения г. Манжо. В этой таблице также показана длина стволов.

 

Таблица, показывающая диаметр канала и длину французских стволов для калибров разных номеров

№ калибра
(т.е. число пуль
на нов.франц.
фунт=½ кг)
Диаметр канала
в линиях, в начале
дульной части
Длина ствола в дюймах по расчету
 в 46 калибровв 48 калибров
10
7,6435,14
36,67
127,2833,4934,94
147,1332,8034,22
166,9331,8833,26
186,7731,1432,50
206,5430,0831,39
226,3829,3530,62
246,2628,8030,05
266,1428,2429,47


Лучше было бы обозначать калибры, как в военном оружии, — линейной мерой, что с некоторого времени и входит в употребление.

Всего более употребляется калибр № 16, из которого можно стрелять пулей, употребляемой для военного оружия 7-линейного калибра, но также употребляется часто калибр № 14. Калибр менее № 16 невыгоден, как при стрельбе круглой пулей, так и при стрельбе дробью: при стрельбе круглой пулей из ружья, коего калибр менее № 16, пуля, по случаю своего малого веса, претерпевает большое сопротивление со стороны воздуха, теряет значительную часть своей начальной скорости и поэтому летит неверно; при стрельбе дробью из ружья малого калибра, вес за раз употребляемой дроби незначителен, и, следовательно, также незначительна вероятность поражения или сила удара. Калибр более № 14, например, № 12 или 10, на обыкновенной охоте при стрельбе дробью, употреблять не следует, ибо это уже значит не охотиться, а просто уничтожать дичь; кроме того, ружье большого калибра слишком тяжело для стрельбы без подставки и, наконец, отдает весьма сильно, если заряд надлежащей величины (если заряд менее надлежащего, то ружье большого калибра стреляет дурно). Большой калибр можно употреблять только при голубиной стрельбе, где задевается самолюбие и интерес стреляющего (эта стрельба обыкновенно идет на пари) и при стрельбе по гусям и уткам; при последней стрельбе ружье прикрепляется к известному поворотному, к лодке, утвержденному механизму, который не позволяет ружью ударять в плечо стреляющего или же кладется на подставку. Наконец, ружье большого калибра употребляется на охоте, где требуется употреблять очень крупную дробь. Прежде при стрельбе круглой пулей по медведю и другому дикому зверю ружье большого калибра было в большом употреблении.

 

Зазор

В гладкоствольном оружии необходим для удобного заряжания пулей довольно значительный зазор, потому что при воспламенении пороха только часть порохового состава (около 3/5 всей массы) переходит в газообразное состояние, а остальная образует пороховой остаток (пороховую грязь), который все более и более загрязняет канал и затрудняет заряжание.

Зазор оказывает важное влияние на стрельбу:

  1. через него прорываются пороховые газы, иногда в большем, иногда в меньшем количестве, вследствие чего выстрелы бывают различны;
  2. газы, прорывающиеся между пулей и внутренней поверхностью канала ствола, придают пуле неправильное вращательное движение около ее центра тяжести, которое еще более увеличивается сопротивлением воздуха, и, наконец,
  3. газы, прорываясь через зазор, сжимают пулю, лишают ее правильного вида и заставляют рикошетировать о стены канала.

Казалось бы, что надобно уменьшить зазор по возможности, но так как от этого заряжание слишком затрудняется, то он должен заключаться в известных пределах.

Зазор для охотничьих ружей трудно определить в точности; приблизительно можно принять величину зазора для пули, которую завертывают в пластырь, в 5 точек, а для пули, которую в пластырь не завертывают, — еще менее.

Так как настоящий зазор зависит от калибра оружия и диаметра пули, и так как пули при отливке могут получать разные диаметры, то надобно обратить особенное внимание на верность размера формы, служащей для отливки пуль, равно как и на самое литье пуль и приготовление пластырей. Пластырем называется небольшой кусок материи, особенным образом приготовленный, который употребляется при заряжании ружья пулей для уничтожения зазора (можно заряжать ружье пулею и без пластыря).

Примечание. Так как зазор отчасти уничтожается употреблением пластыря, то отчасти уничтожаются и сказанные три неудобства, от него происходящие; круглая пуля, выстреленная из гладкоствольного ружья, не может иметь верного полета на больших дистанциях, и что необходимо для меткой стрельбы пулей, на расстояниях, превышающих 100 шагов, употреблять нарезное оружие. До 100 шагов круглая пуля из гладкоствольного ружья летит довольно верно.

 

Заряд, пуля, дробь

Для меткой стрельбы чрезвычайно важно, чтобы заряд ружья был надлежащей величины. Слишком малый заряд не может сообщить снаряду достаточной скорости, отчего дальность полета бывает мала, — обстоятельство, заставляющее давать ружью на всех расстояниях, особенно при стрельбе пулей, больший угол возвышения, отчего она (пуля) поднимается выше, и уменьшается, как позже увидим, меткость выстрелов. От излишне большого заряда отдача бывает сильна и беспокоит стреляющего, который, опасаясь действия отдачи, при самом спуске курка невольно производит движение, расстраивающее положение наведенного в цель ружья.

Величина заряда зависит от калибра ствола и его длины, от вида канала, веса снаряда, пыжа, сорта и доброты пороха и др.; трудно поэтому сказать, какой он именно должен быть величины. Можно сказать вообще, что для получения приблизительного заряда, надобно сделать цилиндрическую мерку, внутренняя вышина и ширина (диаметр) которой равняется калибру ружья. Относительно веса пули заряд приблизительно равен 1/8 части веса пули, плотно входящей в ствол, т. е. входящей в ствол без зазора.

Вес пули при данном виде и при данном диаметре соответственно калибра ружья зависит от чистоты свинца и способа приготовления. При неправильном отливании образуется внутри пули пустота, уменьшающая ее вес. Литая пуля легче штампованной.

Вес круглой пули калибра № 16 приблизительно равен 7-ми золотникам. В последнее время вошла в употребление, для гладкоствольных охотничьих ружей, цилиндро-сферическая пуля по типу Минье с пустотой внутри (иногда называется бельгийской пулей — Ю. Ш.).

Количество дроби, также как и количество пороха, трудно определить положительно; множество охотников желают иметь большее количество дроби для увеличения вероятности поражения; другие же, и как нам кажется, более справедливо, желают иметь меньшее количество дроби для увеличения дальности и силы боя при обыкновенном заряде.

Приблизительная мерка дроби та же самая, что для пороха.

Вес дроби значительно более веса пули.

Ниже приведена таблица, заимствованная из сочинения г. Манжо, показывающая приблизительный вес пороха и дроби для французских калибров.

Дробь по величине дробин разделяется на номера.

Надлежащее количество пороха и дроби каждый охотник сам должен определить для своего ружья.

 

Таблица, показывающая наиболее употребительное количество пороха и дроби для разных калибров

№ калибров (т.е. число пуль

на нов.франц. фунт = 1/2 кг)

Вес пороха в золотникахВес дроби в золотниках
 8 1,37 14,32
 10 1,18 12,53
 12 1,12 10,74
 14 0,99 9,84
 16 0,93 8,95
 18 0,87 8,05
 20 0,81 7,16
 22 0,75 6,23
 24 0,68 5,37


Примечание. Ружье, заряженное пулей, отдает менее, нежели ружье, заряженное дробью, одинакового с пулею веса. Дробь самая мелкая (самого высокого номера) производит самую сильную отдачу. Ствол, заряженный песком, одинакового веса с весом самой мелкой дроби, производит отдачу весьма опасную.

 

Длина ствола

При определенном заряде относительно веса снаряда с увеличением длины ствола дальность выстрела возрастает до известного предела. Верность полета снаряда и верность прицеливания возрастают до бесконечности при увеличении длины ствола и расстояния между прицелом и мушкою. Казалось бы поэтому, что длина ствола должна быть доведена до такого предела, при котором получается наибольшая дальность полета снаряда.

Но, с другой стороны, при слишком большой длине ствола заряжание затруднительно, а прицеливание, так как центр тяжести подается значительно вперед, будет неудобно.

Длина ствола должна быть определена таким образом:

  1. чтобы снаряд имел достаточную дальность, силу удара и правильность полета;
  2. чтобы без особого усилия и утомления можно было прицеливаться.

В прошлом столетии (в ХVIII в. — Ю. Ш.) обыкновенно делали стволы охотничьих ружей от 42-х до 45-ти дюймов длины, но уже в конце того же столетия опыты показали, что сказанной длины стволы, при стрельбе дробью не стреляли далее и вернее стволов, имевших от 34-х до 36-ти дюймов длины.

Ныне же употребляются стволы длиною от 28-ми до 30-ти дюймов, коих дальность нисколько не уступает дальности старинных стволов 42-х и 45-ти дюймов длины. Правда, применение ударного пороха к охотничьим ружьям позволило немного уменьшить длину стволов, ибо струя огня, образующаяся при воспламенении пистона, действует сильнее на заряд, нежели пламя, образующееся на открытой сверху полке кремневого замка, т. е. содействует скорейшему воспламенению и сгоранию пороха, и, кроме того, придает пороховым газам часть своей собственной силы.

Для стрельбы же пулей и крупной дробью 30-ти дюймовый ствол слишком короток; увеличив его длину на 8 или на 10 калибров, дальность увеличивается, чего не надобно упускать из виду, особенно при устройстве ружья, из которого предполагается стрелять пулей.

Лучшая длина, вместе с казенником, для стрельбы дробью в поле — от 32 до 34-х дюймов, а около 30-ти дюймов — для стрельбы в лесу.

Примечание. Длинные стволы вообще менее нуждаются в искусственном трении, нежели короткие; в очень коротких стволах не мешает весьма незначительно расширить канал от дула до казенника (дать каналу конический вид), чем, как мы выше видели, снаряд долее подвергается преследованию газов, сила коих увеличивается.

 

Вес ружья

Тяжелое ружье неудобно для действия вообще и обременяет охотника; с другой стороны слишком легкое ружье при определенной длине, будет непрочно, а отдача сильна.

Вес охотничьих ружей (кроме уточницы) обыкновенно делается не более 8-ми фунтов.

 

Наружность ствола и толстота стен

Стволу огнестрельного оружия по наружности придается вид конический, потому что пороховые газы производят самое сильное давление на стены канала, пока снаряд не тронулся заметно с места, а потом, по мере передвижения его, действие газов на стены постоянно уменьшается.

Так как пороховые газы во все стороны производят одинаковое давление, то давление на стены канала по направлениям от оси к окружности одинаково, почему и толщина по окружности одинаковая.

Толщина стен должна быть, по крайней мере, такая:

  1. чтобы ствол мог выдержать двойной и даже тройной заряд;
  2. чтобы он представлял достаточное сопротивление внешним ударам;
  3. чтобы он сохранил достаточную прочность даже при долговременном употреблении и чистке. Чем более калибр, тем более толстота стен, и, наоборот, чем менее калибр, тем менее может быть толстота стен.

Опытом доказано, что стволы толстостенные, дробью заряженные, стреляют хуже стволов тонкостенных. В этом убедился г. Гринер (о Гринере см. комментарии — Ю. Ш.), стреляя дробью из толстостенных стволов, предназначенных для штуцеров, но еще не нарезанных. Кроме того, в пользу сказанного говорят старинные тонкостенные стволы известных мастеров.

Слишком значительная толстота стен казенной части, относительно дульной, не выгодна, ибо может случиться, что ствол в дульной части, при таком устройстве, расширяется более, нежели в казенной, т. е. что канал, при прохождении снаряда, получит вид конуса, расширяющегося к дулу, что для стрельбы невыгодно.

Толстота стен гладкоствольных охотничьих ружей в дульной части приблизительно равна 4 точкам, а в казенной — приблизительно в три раза больше.

В старинных хороших стволах разность между толстотою стен казенной и дульной частей была менее значительна.

<…>

 

Полировка внутренности стволов

Как на оружейных заводах, так и у оружейников, внутренность стволов полируется двояким образом: продольно и спирально.

Последняя полировка производится на станках весьма скоро; первая производится от руки гораздо медленнее, но зато эта полировка есть единственная полировка, которая может придать стволу те качества, которые требуются от хорошего во всех отношениях ствола.

Стволы, спирально отполированные имеют при опытах большую силу удара (этой полировкой пыж задерживается в стволе, чем, как мы знаем, увеличивается сила пороха), но это не надолго, ибо пороховая грязь слишком скоро пристает к этим стволам и оказывает тогда слишком сильное сопротивление пороховым газам, вследствие чего начальная скорость дробин уменьшается, а отдача увеличивается; кроме того, в этих стволах свинец значительно пристает к стенам и заряжание затруднительно.

Стволы же продольно отполированные, напротив того, получают, преимущественно после нескольких выстрелов, наибольшую силу удара и верность, которые сохраняют даже после значительного числа выстрелов и всегда заряжаются легко.

 

Стволы двустволок

До сих пор мы говорили о стволах вообще, и только мимоходом, в нескольких местах коснулись двустволок; скажем еще несколько слов о разделении двустволок и о способе соединения между собой двух стволов.

Двустволки можно разделить:

  1. на двуствольные ружья, т. е. двустволки с двумя гладкими стволами;
  2. на штуцерные ружья, т. е. двустволки с одним штуцерным и одним гладким стволом;
  3. на двуствольные штуцера, т. е. двустволки с двумя штуцерными стволами.

Стволы двустволок спаиваются или медью, или оловом.

Спайка медью, которая в большом употреблении, и которая прочнее соединяет между собой стволы, имеет вредное влияние на стрельбу по той причине, что для спаивания стволов этим металлом, надобно подвергнуть их температуре красного каления, что, как мы знаем, уничтожает необходимые в металле качества.

При спайке же оловом стволы нагреваются до температуры гораздо меньшей, не уничтожающей в столь значительной степени необходимые в металле качества.

В Англии почти все стволы хороших двустволок спаиваются оловом, чему отчасти надобно приписать их отличный бой. В последнее время спайка оловом стала вводиться и в других странах.

Железная полоска, находящаяся между обоими стволами, называется планкой. Эту планку обыкновенно доводят на одну высоту с верхней поверхностью обоих стволов, но иногда ее также делают в виде желоба.

Последней планке некоторые охотники приписывают следующие преимущества:

  1. вес двух соединенных стволов менее;
  2. планка желобом требует более аккуратной спайки, потому что не прикрывает погрешностей этой работы;
  3. дрожание стволов, соединенных планкой в виде желоба, правильнее, и следовательно не так уклоняет снаряд, как стволы, соединенные планкой возвышенной, и, наконец,
  4. прицеливание планкой в виде желоба удобнее, ибо образовавшееся между обоими стволами углубление способствует направлению прицельной линии.

Выгоды, приведенные в трех первых пунктах, справедливы, но они столь незначительны, что можно ими пренебречь. Что же касается 4-го пункта, то мнение, там высказанное, несправедливо, особенно при быстром прицеливании.

Планка возвышенная почти во всеобщем употреблении.

 

Узаконенная проба стволов

Каждый ствол, до поступления в продажу, следовало бы подвергать: 1) пробе для узнавания его прочности, т. е. для узнавания представляет ли он достаточно сопротивления пороховым газам и 2) строгому осмотру, т. е. нет ли в стволе таких пороков, которые впоследствии могут быть причиной разрыва ствола.

Законы большей части государств действительно постановляют, что стволы до поступления в продажу должны быть подвержены известной пробе, и снабжены, если пробу выдержать, известным клеймом, но эти постановления преимущественно относятся до тех местностей, в которых изготовляется значительное количество стволов, а до тех местностей, в которых изготовление стволов незначительно — не относятся. Так, например, во Франции, оружейные фабриканты в Сент-Этьенне обязаны законом подвергать свои стволы пробе, между тем как оружейники в Париже законом к тому не обязываются.

Опишем только пробу стволов в Бирмингеме, Литтихе (старое название города Льежа в Бельгии — Ю. Ш.) и Сент-Этьенне, как главных центров, в которых изготовляются стволы охотничьего оружия, и только несколькими словами упомянем о пробе в нескольких других местах.

Проба стволов вообще производится следующим образом: насыпают в ствол определенное количество пороха, покрывают его куском бумаги, который шомполом незначительно прибивают, и досылают до бумаги пулю, которую также покрывают куском бумаги (перед заряжанием затравка затыкается для того, чтобы воспрепятствовать пороху высыпаться); потом кладут ствол горизонтально, в галерее, где проба производится, на устроенный особенным образом стол, затравкою вниз и притом так, чтоб гнездо упиралось в пороховую дорожку, которая проводится через стол и выводится из галереи через отверстие, пробитое в стене. Когда таким образом на столе положены все стволы, которые должны быть подвержены пробе, затворяют ставни, запирают двери, и воспламеняют посредством раскаленного прутика порох, выведенный наружу через отверстие в стене. Отворив после выстрела дверь и окна, удостоверяются шомполом, действительно ли все стволы выстрелили. Если законом положено пробу производить двумя выстрелами, то второй выстрел производится тотчас после первого. Стволы, выдержавшие пробу, т. е. которые не разорвались и не раздулись, подвергаются осмотру. На стволах, признанных годными к употреблению, выбивается клеймо.

Описав пробу вообще, переходим к некоторым частностям.

В Бирмингеме (также в Лондоне) стволы разных калибров пробуются тем количеством пороха и пулей такого веса, как показано в нижеследующей таблице.

Каждый ствол пробуется двумя одинаковыми выстрелами.

Порох прибивается бумагой; также и пуля. После выстрела стволы, выдержавшие пробу, не вымывают в продолжение 24 часов, по прошествии суток их осматривают; тогда уже яснее видно, вследствие действия порохового остатка на металле, нет ли в стволе таких пороков, которые впоследствии могут быть причиной разрыва ствола. В Бирмингеме стволы двустволок пробуются отдельно, т. е. неприпаянные один к другому.

 

Таблица для пробы стволов в Бирмингеме и Лондоне

Обозначение

калибров по числу

пуль в фунте

Калибр в линиях

Вес пороха для

пробы в золотниках

Вес пули для

пробы в золотниках

 2 13,41 35,06 52,8
 4 10,64 17,74 26,4
 6 9,30 11,55 17,56
 8 8,45 9,08 13,2
 10 7,84 7,01 10,56
 12 7,38 6,6 8,78
 14 7,01 5,78 7,54
 16 6,71 5,29 6,6
 18 6,45 4,99 5,81
 20 6,23 4,13 5,28
 22 6,03 3,71 4,75
 24 5,86 3,49 4,36
 26 5,70 3,49 4,06
 28 5,56 3,49 3,77
 30 5,44 3,09 3,50
 32 5,32 3,09 3,30
 34 5,21 2,88 3,10
 36 5,12 2,88 2,90
 38 5,03 2,68 2,78
 40 4,94 2,68 2,64
 42 4,86 2,48 2,51
 44 4,79 2,48 2,38
 46 4,71 2,26 2,29
 48 4,65 2,26 2,18
 50 4,59 2,26 2,11

 

Примечание. Калибры, которые обозначаются числами нечетными, мы не проставили в таблице, но для них также подробно определены вес пороха и вес пули для пробы.


В Бирмингеме два клейма: одно, изображающее два скипетра крест на крест, корону и буквы (здесь и далее буквы латинские — Ю. Ш.) В, Р, С, а другое, изображающее два скипетра, корону и букву V. Чем более калибр ствола, тем клеймо больших размеров, что дает всякому, хорошо знакомому с бирмингемскими клеймами, возможность определить, не расширен ли канал после пробы более, чем нужно было для окончательной отделки ствола (стволы подвергаются пробе не вполне еще оконченными).

Раздутые стволы возвращаются оружейникам, которые ковкой придают им первоначальный вид и вторично представляют на пробу.

Лондонские оружейники изготовляют незначительное количество стволов; большую часть стволов для своих ружей они приобретают из Бирмингема, снабженные клеймом; несмотря на клеймо бирмингемское, многие лондонские оружейники подвергают эти стволы вторичной пробе и притом пробе более сильной в том отношении, что стволы двустволок пробуются спаянными один к другому. Вот причина, почему мы часто видим у ружей лондонских оружейников два клейма — и лондонское, и бирмингемское.

В Лондоне два клейма: одно, изображающее корону над буквами С и Р, другое, изображающее корону над буквой V.

В лондонском клейме проставляется число, обозначающее № калибра и ясно показывающее, имеет ли ствол тот калибр, при котором он был подвержен пробе.

Гринер говорит, что проба в Бирмингеме неудовлетворительна, потому что:

  1. огромное количество пороха, употребляемое при пробе, не успевает сгорать до вылета пули из дула (отношение веса пороха к весу пули как 3 к 4), и поэтому не оказывает столь сильного действия на стены ствола как бы можно предположить, рассматривая таблицу;
  2. порох, который успел сгореть до вылета пули из дула, не оказывает надлежащего действия на стволы высших сортов по той причине, что эти стволы не утверждены неподвижно и поэтому при выстреле могут подаваться назад (простые стволы при пробе не могут податься назад потому, что за ними находится окованное бревно, в которое ударяются казенники), и, наконец,
  3. проба производится при других условиях, чем производится стрельба на охоте, т. е. проба производится пулей, а стрельба из гладкоствольных охотничьих ружей преимущественно — дробью; это различие в снаряде оказывает значительную разницу в его сопротивлении пороховым газам, и, следовательно, также на силу пороховых газов, и действительно: дробь, одинакового веса с весом пули, оказывает пороховым газам большее сопротивление, нежели последняя; а если к этому прибавить, что вес дроби, употребляемой при заряжании ружья на охоте, более веса пули, употребляемой при пробе, то ясно, что дробь при стрельбе на охоте оказывает гораздо большее сопротивление пороховым газам, нежели пуля при производстве узаконенной пробы.

По всему этому Гринер полагает, что обыкновенный охотничий заряд оказывает на ствол почти столь же сильное действие, как огромный заряд, употребляемый при узаконенной пробе стволов, и что было бы гораздо лучше пробовать ствол охотничьего ружья наибольшим количеством пороха, который только может сгореть в стволе, и дробью, но весом вдвое или втрое более того количества, которое обыкновенно употребляется на охоте.

В Литтихе стволы пробуются двумя выстрелами, из которых второй немного слабее первого. Вес пороха для пробы показан в следующей таблице.

 

Таблица, показывающая вес пороха, употребляемого в Литтихе для пробы стволов

Обозначение калибров

по числу пуль в новом

франц. фунте = 1/2 кг
 Вес пороха в золотниках
 1-я проба
 2-я проба
 6 7,02 4,45
 8 6,55 4,21
 10 6,08 3,98
 12 5,62 3,74
 14 5,15 3,51
 16 4,68 3,28
 18 4,21 3,04
 20 3,98 2,92
 22 3,74 2,81
 24 3,51 2,57
 26 3,28 2,46
 28 3,04 2,32
 30 2,81 1,99
  


Пули употребляются с постоянным зазором, т. е. с зазором в 1/2 точки.

Порох и пули прибиваются отдельно куском плотной серой бумаги. После пробы стволы осматриваются внутри только в таком случае, если производящий пробу сомневается в их прочности. Стволы с такими пороками, которые впоследствии могут быть причиной разрыва ствола, повреждаются так, что уже более починить их невозможно, а стволы с пороками, признанными годными к исправлению, означаются буквой R.

На годных стволах ставится клеймо, т. е. буквы L, E, G в овале, а под ними звездочка.

Стволы по совершенной отделке снабжаются еще другим клеймом, показывающим, что толстота стен не уменьшена более, чем необходимо было для окончательной отделки.

Стволы, которые предполагается отправить не совершенно оконченными в другие места, снабжаются клеймом меньшего размера; это же клеймо ставится на небольшие карманные пистолеты.

В Литтихе полиция обязана осматривать, и действительно осматривает, оружейные магазины, магазины железных и других торговцев, все мастерские, в которых стволы изготовляются и поступают или могут поступить для окончательной отделки, с целью убедиться, действительно ли все стволы литтихские подвергаются установленной пробе.

В Сент-Этьенне стволы пробуются тем количеством пороха и пулей такого веса, как показано в нижеследующей таблице.

 

Таблица, показывающая вес пороха и пуль, употребляемых при пробе в Сент-Этьенне равно и диаметр этих пуль

Обозначение

калибров по числу

пуль в новом франц.

фунте = 1/2 кг

Вес пороха

в золотниках

Вес пуль

в золотниках

(удельный вес

свинца = 11,352)

Диаметр пуль плотно

в ствол входящих,

в линях

 10 6,08 11,71 8,01
 12 5,62 9,73 7,53
 14 5,15 8,38 7,16
 16 4,68

 7,30

 6,84
 18 4,21 6,54 6,58
 20 3,98 5,85 6,35
 22 3,74 5,42 6,15
 24 3,51 4,87 5,98
 26 3,28 4,49 5,82
 28 3,04 4,16 5,68
 30 2,81 3,88 5,54
 32 2,57 3,65 5,42

 

Примечание. Промежуточные калибры 11, 13, 15 и т. д. пробуются тем же количеством пороха и дроби, как ближайшие большие калибры, т . е. 10, 12, 14 и т. д.


Сент-Этьеннское клеймо — две пальмы накрест, три звездочки и корона. В этом клейме означается номер калибра.

По мнению г. Манжо (о Манжо см. комментарии — Ю. Ш.), пробы в Литтихе и в Сент-Этьенне представляют вполне достаточную гарантию прочности ствола: по его мнению, ствол, выдержавший одну из этих двух проб, может выдержать двойной и даже тройной охотничий заряд, а что если стволы иногда разрываются на охоте, то это вследствие неправильного заряжания или небрежности охотника.

Парижские оружейники пробуют свои стволы зарядом пороха весом от 1,6 до 2,3 золотника и дробью весом от 14 до 18,7 золотника.

В Зуле стволы охотничьих ружей обыкновенно пробуют двойным зарядом пороха против обыкновенного охотничьего заряда и пулей, соответственно калибру. Годные стволы получают два клейма: одно изображает курицу, а в другом слово «Suhl».

На некоторых других заводах Германии пробуют те стволы охотничьих ружей, из которых преимущественно стреляют дробью — двойным зарядом пороха и пулей с пластырем, а охотничьи штуцера — пулей по калибру и порохом одинакового веса с весом пули. На некоторых заводах все стволы пробуются тремя золотниками пороха и верно по калибру пригнанной пулей.

Сравнивая оба вышеприведенных мнения о пробе, т. е. г. Гринера о пробе в Бирмингеме и г. Манжо о пробах в Литтихе и Сент-Этьенне, видим, что мнения эти существенно между собой отличаются:

г. Манжо находит, что пробы в двух последних местах вполне удовлетворительны, а г. Гринер находит, что проба в Англии неудовлетворительна, а между тем, все три пробы, в сущности, между собой немного отличаются (английская проба сильнее).

Не пускаясь в рассуждения о том, чье мнение более справедливо, скажем только, что, по нашему мнению, действительно лучше было бы пробовать стволы увеличенным количеством пороха и дроби, например, порохом и дробью весом в 11/2 или 2 раза более того веса, который обыкновенно употребляется на охоте.

Что стволы на охоте действительно часто разрываются, это факт; происходит ли разрыв от того, что обыкновенный заряд охотничьих ружей оказывает одинаковое действие на стены ствола как пробный заряд, от того ли, что в стволах от узаконенной пробы может уменьшиться связь между частицами металла или, наконец, от того, что ружье было неправильно заряжено, этого мы не беремся решить; скажем только, что клеймо не всегда доказывает прочность ствола при его употреблении впоследствии, а если мы к вышесказанному еще прибавим, что закон о пробе стволов различными способами может быть обойден, и в Англии, в особенности, действительно часто обходится, то ясно, что одно клеймо, без других данных о стволе, не может внушить полного доверия к его прочности.

Господин Гринер говорит пространно о тех способах, которыми оружейники недобросовестные обходят закон о пробе; приводим только один пример: один английский оружейник изготовил из довольно порядочного металла короткие стволы, пистолетные, которые выдержали пробу и были снабжены клеймом; из этих коротких стволов оружейник не изготовил ни одного пистолета, он предпочел изготовить из них ружейные стволы, приварив к каждому стволу, из какого ни попало железа, трубку надлежащих размеров. Этим обманом оружейник занимался несколько лет, и собственно только для того, чтобы иметь в экономии разность между платой при пробе ружейных стволов и стволов пистолетных.

Кроме того, говорит г. Гринер, в Англии можно приобрести множество стволов, которые никогда не были испробованы, а все-таки снабжены клеймом, фальшивым, разумеется, но так искусно сделанным, что лица, производящие пробу и снабжающие стволы клеймами, часто не брались решить, действительно ли спорное клеймо есть клеймо законное или клеймо фальшивое. Фальшивое клеймо можно иметь за самую ничтожную сумму, т. е. за 25 копеек серебром.

Принимая в соображение все вышесказанное о пробе, кажется, что никто уже не будет сомневаться в необходимости обращаться для приобретения прочного ствола к оружейнику добросовестному, который дорожит своей репутацией и из-за денежных выгод не решится подвергнуть опасности жизнь своих ближних, и который поэтому прилагает все старания для изготовления стволов по возможности прочных, или который, если он не сам изготовляет стволы, а приобретает их покупкой, знает, у кого он их приобретает.


(Печатается по изданию К. Больдт. Руководство к изучению охотничьего оружия. Издание 2-ое. СПб., 1864. Из II и III глав.)

 

Ю. В. Шокарев

Комментарии к книге К. Е. Больдта


Главной своей целью автор считал помощь молодому охотнику, «отправляющемуся в первый раз в оружейный магазин для приобретения охотничьего ружья, который... редко знает, на что ему непременно надобно обратить внимание для того, чтобы выбрать хорошее и прочное оружие».

При изложении материала К. Больдт подробно описывает главные части охотничьего ружья — ствол, замок, ложу и прибор, дает основные сведения о баллистике нарезного оружия, приводит данные о системах нарезного оружия, а также об основных моделях только что появившихся охотничьих ружей центрального боя, дает советы по уходу и содержанию охотничьего оружия.

При описании изготовления стволов К. Больдт, наряду с технологией изготовления, сообщает очень интересные наблюдения о сопротивлении материала ствола разрыву, исходя из особенностей ковки.

Весьма любопытно его описание изготовления так называемого крученого ствола, а также очень редкий вариант приготовления «гвоздевого» ствола.

Интересные сведения сообщает Больдт о зависимости боя ружья не только от качества металла, но и от способа ковки, а также вида канала ствола. Правда, весьма спорно его утверждение, где он идет вслед за Гринером, об увеличении силы боя ствола при холодной ковке.

Следует обратить внимание на данные К. Больдта о несовершенстве определения калибров ружья по весовому признаку (номер калибра зависит от числа пуль, получаемых при отливке из одного фунта). Именно поэтому, согласно автору, калибры французских ружей при линейном измерении больше английских, а последние больше русских.

К. Больдт делает вывод о необходимости единообразия при измерении калибров, что возможно только в линейных мерах. К сожалению, условный весовой принцип определения калибров существует до сих пор. Для истории оружия очень интересна таблица соответствия номеров калибров французских ружей линейному измерению. Ниже будет дан перевод линий и дюймов в миллиметры.

Весьма любопытны рассуждения К. Больдта о наиболее выгодных калибрах для охоты, из которых следует, что калибр более 14 (например, 12 или 10) на охоте при стрельбе дробью употреблять не следует, так как «это уже значит не охотиться, а просто уничтожать дичь». По мнению автора, 10 или 12 калибры можно использовать только при стрельбе по гусям и уткам или на стрельбище по голубям.

Для современного охотника будут интересны соображения Больдта о зазоре в гладкоствольном стволе между пулей и каналом ствола, который влияет на точность стрельбы пулей. Правда, в настоящее время это может быть актуально только при самодельной отливке пуль.

Весьма подробно К. Больдт исследует зависимость размера порохового заряда и дробового снаряда и приводит соответствующую таблицу. Правда, она сообщает данные в русских золотниках, поэтому ниже дается их перевод в граммы.

Интересно замечание автора, что ружье, стреляющее пулей, имеет меньшую отдачу, чем ружье, заряженное дробью одного веса с пулей. А также, что самая мелкая дробь производит самую сильную отдачу.

Весьма любопытны сообщения К. Больдта о длине стволов. Для ХVIII века нормальными были стволы охотничьих ружей длиной 42—45 дюйма (1066—1143 мм), а ко времени написания книги они уменьшились до 28—30 дюймов (711—762 мм), что связано с появлением капсюлей и более сильных порохов. В настоящее время они еще короче.

Также правильны замечания К. Больдта, связанные с пайкой стволов медью или оловом. Правда, выводы он делает не совсем верные. Пайка медью не столько уничтожает, как пишет автор «необходимые в металле качества», сколько искажает состреливание стволов двустволки.

Интересны наблюдения К. Больдта о роли высоты и формы межствольной планки на результаты стрельбы.

Раздел о пробе стволов дает много интересного материала о правилах испытания стволов в разных странах. Эти данные сегодня уже просто уникальны, поскольку данная тема отсутствует в современной оружейной литературе, во всяком случае, в русскоязычной. По этой причине раздел приводится почти полностью. Особых комментариев здесь не требуется, сообщаем только, что город Литтих в Бельгии сегодня именуется Льежем.

Перевод старых русских мер в современную метрическую систему:

  • 1 дюйм — 25,4 миллиметра;
  • 1 линия — 2,54 миллиметра;
  • 1 точка — 0,254 миллиметра;
  • 1 золотник — 4,26 грамма.

Данная книга является ценным источником сведений не только по конкретным вопросам баллистики или эксплуатации оружия, но и по истории охотничьего оружия периода 1850—1860-х гг.

В дальнейшем изданы еще три книги К. Больдта по вопросам стрельбы и по военному искусству: «Об обучении стрельбе в России, Пруссии, Австрии, Англии и Швеции, с изложением главных оснований и критического разбора». СПб, 1879; «Прибор для пристрелки винтовок системы Больдта». Луцк, 1883; «Систематический сборник из разных уставов». СПб, 1886.

Как видно из приведенного списка, две книги были изданы уже после смерти Больдта, что свидетельствует о значении его исследований для теории и практики военного дела.

К. Больдт указал в предисловии к «Руководству», что пользовался при описании западноевропейского оружия немецким переводом сочинения известного английского оружейника Гринера «Die Geheimnisse der englischen Gewehrfabrication und Buchsenmacherkunst» («Тайны английского оружейного дела и ружейного искусства»), а также сочинением другого известного оружейника Манжо «Traite du fusil de chasse et des armes de precision» («Трактат об охотничьем ружье и об оружейной точности»).

Действительно, в тексте неоднократно присутствуют ссылки на этих двух авторов (Больдт считал Манжо французским оружейником, но он работал на самом деле в Брюсселе, а писал на французском языке — Ю. Ш.). Современные читатели, скорее всего, не знают указанных авторов, пользовавшихся в то время большой популярностью, поэтому сообщаем краткие сведения о них.

Гринер Вильям (Greener William, 1806—1869) — известный английский оружейник, изобретатель и автор многих работ по оружию. Начинал свою деятельность как оружейник в 1829 г. в Ньюкастле, с 1844 по 1869 г. работал в Бирмингеме, а в 1851—1852 гг. — в Лондоне. За свое оружие получал награды на Всемирной выставке 1851 г. в Лондоне и на Парижской выставке 1855 г.

В 1835 г. сконструировал расширяющуюся пулю, в 1850—1851 гг. создал модель ружья для английской армии, предложил и ряд других изобретений. Был весьма популярен как автор книг, среди которых его знаменитая книга «Ружье» (1835 г.), а также «Искусство артиллерийской стрельбы» (1845 г.) и «Артиллерийская стрельба в 1858 году» (1858 г.). Выступал и как общественный деятель. Его материал о недостатках на испытательных станциях в Великобритании послужил принятию закона парламентом, направленного на их устранение.

В России более известен его сын Вильям Веллингтон Гринер-младший (1834—1914), который был тоже оружейником, изобретателем и автором многих книг по оружию (наиболее известная «Ружье и его развитие» (1881 г.) была переведена в России в 1884 г.).

Манжо Анри (Mangeot Henri) — известный бельгийский оружейник и автор книг по оружию (упомянут в 1845—1860 гг.). Имел звание придворного оружейника, работал в Брюсселе. Основную известность завоевал в сотрудничестве с Х. Комблейном при создании револьвера системы Манжо-Комблейн.

 

Добавить комментарий

Уважаемые пользователи!
Данное сообщение адресовано, в первую очередь, тем, кто собирается оставить комментарий в разделе "Наши авторы" - данный раздел создан исключительно для размещения справочной информации об авторах, когда-либо публиковавшихся на страницах альманаха, а никак не для связи с этими людьми. Большинство из них никогда не посещали наш сайт и писать им сообщения в комментариях к их биографиям абсолютно бессмысленно.
И для всех хочу добавить, что автопубликация комментариев возможна только для зарегистрированных пользователей. Это означает, что если Вы оставили свой комментарий не пройдя регистрацию на сайте, то Ваше сообщение не будет опубликовано без одобрения администрации ресурса.
Спасибо за понимание,
администрация сайта альманаха "Охотничьи просторы"

Защитный код
Обновить