Счастливый человек (к 80-летию В. А. Игнатьева) | Печать |
Лапсин Геннадий Михайлович

 


Незавидна судьба детей, родители которых подверглись политическим репрессиям в годы сталинского режима: стресс, потеря родителей, имущества, высылка на окраины страны и т. д. Все эти ужасы пришлось пережить в детстве Виктору Александровичу Игнатьеву. Но он не ожесточился сердцем, не превратился в бессердечного и жестокого человека, напротив, сохранил жизнерадостность, сочувствие к людям, желание всегда и всем придти на помощь.

 

Счастливый человек (к 80-летию В. А. Игнатьева)
Счастливый человек (к 80-летию В. А. Игнатьева)
 

В.А. Игнатьев, 2005 г.


Родился Виктор Александрович 26 октября 1929 г. в Ленинграде. Его отец, Александр Дмитриевич Игнатьев, 1897 года рождения, был участником гражданской войны. Родившийся в крестьянской семье, он, благодаря своим способностям и целеустремленности, за четыре года, вместо пяти, окончил Ленинградский технологический институт, получив специальность инженера-механика, и начал трудовую деятельность на Ленинградском заводе «Большевик», который раньше назывался «Петроградский орудийный завод». За хорошую работу был премирован в середине тридцатых годов легковым автомобилем «Москвич» первой модели. В те времена легковые автомобили имели лишь высшие партийные деятели, советская номенклатура и высококлассные специалисты. Летом на машине всей семьей ездили за город, где жили в простых крестьянских домах. Александр Дмитриевич тогда занимал должность начальника крупного инструментального цеха завода. В 1937 г. он был арестован, машину и все домашнее имущество, разумеется, конфисковали. Только через несколько десятков лет стало известно, что он умер в заключении 8 июня 1940 года. В 1957 г. реабилитирован.

Дед Виктора Александровича по материнской линии — Иван Федорович Курочкин тоже был из крестьян, но, переехав в Петербург, стал высококвалифицированным рабочим-металлистом, мастером на все руки. Так круто поменять крестьянский уклад жизни на городской и преуспеть в нем мог только очень талантливый и высокоорганизованный человек. Заводское начальство не раз отправляло его за границу сдавать готовую продукцию. Революция застала Ивана Федоровича в Америке. Он там остался, в советскую Россию вернулся много лет спустя, но совершенно другим человеком, преклоняющимся перед культом денег.

Мать — Феодосия Ивановна — родилась в 1903 г. в Смоленской губернии, но с младенческой поры жила в Петербурге. В 1915 г. окончила курс начального обучения 6-го Литейного женского городского училища. В 1919 г. получила «Удостоверение Кабинета переписи и Класса обучения на машинках А. К. Громова». Среднее образование удалось получить только в возрасте тридцати лет, обучаясь на электротехническом отделении Ленинградского электротехнического комбината.

В июле 1937 г. она, как жена осужденного по политическим мотивам, была выслана из Ленинграда на неопределенный срок.

Так семилетний Витя Игнатьев с матерью и бабушкой оказался в Бухаре. Первые впечатления были яркими и необычными. На улице его удивила, в первую очередь, огромная птица с длинным клювом. Взволнованный он вбежал в дом и узнал от матери, что это аист. Ни мать, ни бабушка не знали узбекского языка. Кроме того, в Бухаре в то время проживало много таджиков. Витя, играя с детьми, быстро выучил таджикский и узбекский языки. Со временем он разговаривал с местным населением без акцента, чем вызывал удивление у взрослых. До сих пор помнит на таджикском языке ходовое мальчишеское выражение тех лет: «Один раз ударю — два раза умрешь!»

С 1937 по 1947 г. он учился в русской школе. Мать работала машинисткой, бабушка на фабрике. В военные годы рабочий день был не нормированный, у женщин практически не оставалось времени, чтобы уделять внимание детям, тем не менее Феодосия Ивановна стремилась воспитать сына трудолюбивым и честным человеком. Витя выполнял большинство домашней работы вплоть до мытья полов. С бабушкой ходил в степь собирать бурьян для топки печи. В редкие выходные дни бабушка ходила в узбекские кишлаки менять вещи на зерно. Витя выходил ее встречать, помогая нести нелегкую ношу. А однажды в одном из заброшенных строений нашел большой пакет с деньгами и отнес в милицию.

Учился все годы хорошо, получал почетные грамоты, но на золотую или серебряную медали по окончании средней школы не вытянул.

С детства его тянуло к природе, а находилась она сразу за домом: необозримые степи с редкими куртинами саксаула, многочисленные арыки, неогороженные фруктовые сады и везде полно дичи. В то время было много фазанов, зайцев, голубей, в арыках плавали дикие утки. Хотелось что-нибудь добыть, а начиналось все с бросания камнями в воробьев, затем рогатка, поджига, редкая и волнующая возможность пострелять из пневматической или малокалиберной винтовки. Страстно мечтал иметь свое настоящее ружье! И, наконец, к неописуемой радости Вити, отчим подарил ему на пятнадцатилетие старенькое одноствольное курковое ружье двадцатого калибра. Жизнь сразу обогатилась реальными впечатлениями и радостями от охоты, значительно превосходящими книжные похождения героев Джеймса Фенимора Купера. Витя страстно полюбил охоту. «Лежу на спине во время краткого послеобеденного отдыха на охоте и смотрю на небо, по которому плывут легкие облака. Этот миг мне кажется счастливейшим в жизни, я уверен, что большего счастья уже быть не может!» — вспоминал он впоследствии.

Все выходные дни Витя проводил на охоте, с каждым разом набирался опыта и постепенно научился стрелять по вертикально взлетающим фазанам, бегущим зайцам. Но не хватало боеприпасов. Эту проблему он решил сам: дробь лил из расплавленного свинца, а дымный порох изготавливал в домашних условиях из селитры, желтой серы и древесного угля. Сначала при выстреле в стволе раздавалось шипение, затем вылетали снопы искр и клубы черного дыма, но в процессе усовершенствования получилось вполне приличное взрывчатое вещество, с помощью которого он довольно успешно добывал различную дичь. В этом проявилась нестандартное мышление и генетическая предрасположенность к самостоятельному «рукотворству». Вскоре перешел на более эффективный артиллерийский и винтовочный бездымный порох, продаваемый фронтовиками. За день охоты проходил много десятков километров и добывал 4—5 фазанов, реже зайца или утку. Мясо дичи было весомым вкладом в семейный рацион на целую неделю.

Нет сомнений, что жизнь в Бухаре в военные годы была менее голодная, чем в блокадном Ленинграде, где семья Игнатьевых могла и не выжить. Как говорится: не было бы счастья, да несчастье помогло!

После окончания средней школы перед Виктором не стоял вопрос в какой вуз поступать. Конечно, в Московский пушно-меховой институт!

В 1947 г. на отделение охотоведения звероводно-охотоведческого факультета был конкурс — четыре человека на место. Среди абитуриентов было много фронтовиков, естественно, им отдавалось предпочтение при зачислении. Тем не менее, Виктор Александрович поступил в желанный вуз. В Пушно-меховом институте было хорошее оборудование и великолепный профессорско-преподавательский коллектив, душой студентов был профессор П.А. Мантейфель. Виктор Александрович учился старательно, в 1952 г. он окончил институт, получив специальность «биолог-охотовед».

Распределением выпускников тогда занималось Министерство сельского хозяйства, которое направило его на работу в Бийский оленетрест. Возникает резонный вопрос: почему биолога-охотоведа направляют на несвойственную его профессии работу? По-видимому, министерству выгоднее было использовать молодого охотоведа как зоотехника, так как специалистов с высшим образованием в отрасли катастрофически не хватало, а специализированных промыслово-охотничьих хозяйств было еще слишком мало. К тому же, основой совхоза было пантовое оленеводство и звероводство, что соответствовало направленности обучения на звероводно-охотоведческом факультете.

Молодого специалиста сразу назначили старшим зоотехником Шебалинского оленеводческого совхоза, расположенного в горах Алтая. После равнинного Подмосковья горный Алтай произвел на Виктора Александровича неизгладимое впечатление. Он упивался красотами горных кряжей, бурными потоками хрустально чистой воды многочисленных рек и ручьев, чистым воздухом, напоенным ароматами трав, хвойных и лиственных деревьев, а на склонах живописных долин глаз радовали и грели охотничью душу стада диких маралов и косуль, кормящихся горным разнотравьем, медведи и другие охотничьи животные.


Счастливый человек (к 80-летию В. А. Игнатьева)
Счастливый человек (к 80-летию В. А. Игнатьева)

В.А. Игнатьев в Шебалинском оленесовхозе, 1955 г.


Шебалинский оленесовхоз был многоотраслевым хозяйством, раскинувшимся в горной тайге на площади 30 тыс. га (300 квадратных километров). В хозяйстве была одна ферма маралов — около тысячи голов, две фермы пятнистых оленей — около 3 тысяч голов, звероферма серебристо-черных лисиц с маточным поголовьем самок — 300 голов, имелся и крупный рогатый скот, лошади, свиньи, куры. Вскоре к совхозу присоединили шесть животноводческих колхозов со всей живностью. В совхозе поголовье коров увеличилось со ста до тысячи, овец до 30 тысяч, всего было десять видов различных животных, кроме этого миллионы пчел на горных пасеках.

У молодого неопытного специалиста, не изучавшего в институте зоотехническую науку, в подчинении оказались восемь зоотехников, не имеющих приличного образования, и много рабочих разных специальностей. Впору было потерять голову. В первое время Виктор Александрович больше молчал, чем говорил. Бывало его, теперь уже заместителя директора, спрашивали, как решить ту или иную проблему, а он о ней и представления не имел. Приходилось наводящими вопросами выяснить суть вопроса и определить, как сам оппонент видит путь его решения. Тогда совместными усилиями решали возникшую проблему. Разумеется, молодой охотовед постоянно учился и зоотехнии, и работе с людьми.

Здорово помогало Виктору Александровичу то обстоятельство, что он, незлобный, отзывчивый человек с вечной улыбкой на лице, умел заметить в каждом работнике доброе начало и всячески его развивал и поддерживал. Наиважнейшие черты его характера — умение выслушать собеседника, мягкий, ненавязчивый юмор — помогали решать самые сложные вопросы человеческих взаимоотношений, а с ними и производственные вопросы.

К тому же молодой специалист обладал высокой работоспособностью — днями не слезал с седла, объезжая верхом по горной тайге стада красавцев-пантачей, яков, овец, лошадей и крупного рогатого скота. Свойственно ему было обостренное стремление внедрять новые методы организации вверенного ему производства. Со временем все это принесло положительные плоды.

В первый же год его обязали вести курсы оленеводов. Ох, как трудно пришлось Виктору Александровичу! После целого дня верховой езды по горным распадкам, вечерами приходилось готовиться к занятиям. Читал зоотехническую литературу часами, а «выстреливал» слушателям необходимые знания в какие-то полчаса. На второй год было уже легче, а на третий год на его занятия потянулись мараловоды из других совхозов, курсы стали межсовхозными. Постепенно он набирался опыта, совершая лишь иногда незначительные производственные промашки.

Благодаря его усилиям и целенаправленной работе с людьми, надои молока в совхозе увеличились, достигнув 3000 литров в год на одну дойную корову. По тем временам это был весьма высокий показатель, тем более, что совхоз не располагал высокопородным поголовьем крупного рогатого скота.

 

Счастливый человек (к 80-летию В. А. Игнатьева)
Счастливый человек (к 80-летию В. А. Игнатьева)

Пятнистые олени на ферме «Арбойта» загоняются в панторезный станок для срезки пантов


Но самой важной задачей главного зоотехника было производство качественных пантов маралов и пятнистых оленей. И как можно больше, и с наименьшей себестоимостью. Панты шли на экспорт по очень высокой цене для государства, но мизерной для совхоза. Для маралов сено готовили за горными перевалами в тридцати-сорока километрах от зимовки животных и перевозили на конях через горные кручи с большими потерями времени и денежных средств. Однажды на каком-то совещании в личной беседе один из бригадиров соседнего совхоза высказал мысль, что выгодней было бы не выполнять «сизифов» труд — то есть не перевозить сено, а перегонять к нему на зиму оленей. Виктор Александрович разработал в деталях план перегона и внес его на рассмотрение руководства. На производственном совещании все одобрили этот проект. Но был огромный риск потерять полудиких животных в безбрежной тайге. На вопрос: «Кто будет отвечать, если маралы разбегутся?», — главный зоотехник моментально выпалил: «Директор!», вызвав дружный смех присутствующих. Перегон прошел успешно. Совхоз получил значительную прибыль и стал участником Выставки достижений народного хозяйства СССР, директора и В. А. Игнатьева наградили Золотыми медалями ВДНХ.


Счастливый человек (к 80-летию В. А. Игнатьева)
Счастливый человек (к 80-летию В. А. Игнатьева)

Перегон стада маралов с мараловодческой фермы в урочище «Бертка» для зимнего содержания


Стремление Виктора Александровича к внедрению новых методов хозяйствования натолкнули его на мысль выпускать пятнистых оленей из так называемых парков, огороженных высокой бревенчатой и частично металлической изгородью, в дикую тайгу, используя опыт А. А. Салганского в степной зоне. Дело в том, что, находясь постоянно на огороженной территории, бедные животные выедали всю растительность до земли; требовалось много дополнительного корма в виде добавок из семян злаковых растений. Олени настолько привыкали к зову «кормачей», привозивших корма, что бежали к ним сломя голову, нисколько не боясь человека.

Опыт начался успешно, выпущенные из ограды олени разгребали копытами снег и охотно поедали траву, но, вспугнутые пробежавшей через стадо дикой косулей, разбежались. Основное стадо все-таки вернули в парк, но двести оленей остались в тайге. Директор был в ярости, требовал возместить ущерб из зарплаты главного зоотехника. Но постепенно удалось отыскать и собрать почти всех совхозных животных, а экономический эффект оказался огромным. В дальнейшем пастьба пятнистых оленей за пределами изгороди нашла широкое применение. В течение каких-то двух-трех лет красивые животные из полудиких превращались, по сути, в домашних.

Пятидесятые годы прошлого столетия были годами «оттепели» во всем хозяйстве огромной страны, особенно в сельском, которое стояло на пути экстенсивного развития: распахивались целинные земли, возникали новые совхозы и целинные поселки, значительно улучшалось материальное положение сельского жителя. На этой волне поддерживалась любая инициатива по внедрению передовых методов хозяйствования и снижения себестоимости выпускаемой продукции.

Виктор Александрович успешно внедрил сменно-групповой подсосный метод выращивания телят под коровами-кормилицами. Суть его заключалась в том, что каждая корова в период лактации в два периода выращивала восемь телят. Коров не надо было доить, а телят поить потому, что они, как метко выразился Виктор Александрович, перешли на самообслуживание. В результате производительность труда телятниц возросла втрое, повысились их заработки, снизился падеж телят, здоровье их улучшилось, повысились привесы. И самое существенное было в том, что для кормления телят выделялись ослабленные коровы, с различными дефектами вымени, например, с нефункционирующими одним-двумя сосками. По окончании лактации у таких коров функционировали все соски, улучшалось здоровье. Эффект был колоссальный. В районной газете его назвали «золотой жилой». В масштабах страны его внедрение сулило весьма высокие дивиденды, но он не нашел широкого применения, поскольку требовал очень творческого подхода, особенно при переводе телят от коров-кормилиц на грубые корма.

В горной тайге было много диких копытных животных, птицы и, конечно, волков, медведей, рысей. В совхозе для охраны домашних животных имелось боевое нарезное оружие. Редкие часы, свободные от работы, Виктор Александрович с удовольствием посвящал охоте. Тогда вся страна отдыхала только один день в неделю. На охоту выезжали на верховых лошадях в субботу после окончании рабочего дня, ночевали в охотничьих избушках, станах пастухов и под открытым небом. Основным объектом охоты служила косуля, которой в послевоенное время было очень много.

В Горном Алтае Виктор Александрович прошел суровую школу, завоевал уважение, стал хорошим специалистом, закаленным и уверенным в себе человеком. Он проработал в должности главного зоотехника семь лет, в то время как некоторые его однокашники в такой должности не выдерживали больше года. Он полюбил свою работу и природу Горного Алтая, и если бы ему там удалось создать семью, — никогда не поменял бы место жительства.

С 1959 г. В. А. Игнатьев — специалист Новосибирского областного управления сельского хозяйства. Он не побоялся круто изменить профессию. После трехмесячных курсов в Московской Академии сельского хозяйства им. Тимирязева стал зоотехником по рыбоводству, а затем в течение пятнадцати лет был директором областной рыбоводно-мелиоративной станции. И снова пришлось осваивать почти с нуля новую профессию, так как трехмесячных курсов, конечно, было мало, а в Пушно-меховом институте дисциплину «Рыбное хозяйство» почему-то не преподавали, хотя в программе она значилась.

Новая работа захватила его целиком и полностью. В ускоренном режиме он штудирует необходимую литературу, изучает передовой опыт лучших рыбоводных хозяйств европейской части страны. Под его руководством было построено два крупных совхозных карповых питомника и ряд мелких, которые обеспечивали мальками карпа многочисленные спускные пруды. В Новосибирской области, да и во всей Западной Сибири, была создана новая отрасль сельского хозяйства — прудовое рыбоводство. В 1974 году Виктор Александрович успешно защитил кандидатскую диссертацию по рыбоводству.

В 1977 году ему предложили должность начальника производственно-рыбоводной лаборатории «Новосибирскрыбпром», которую он охотно принял и увлеченно, с пользой для рыбной отрасли, проработал на этой должности десять лет.

В Новосибирской области много крупных рыбохозяйственных водоемов — озера Чаны, Сартлан, Убинское, а также Новосибирское водохранилище и река Обь. Было где развернуться творчески мыслящему человеку. Началась трудоемкая и увлекательная работа по созданию изобилия ценных видов рыб в этих естественных водоемах.

Высокий профессионализм Виктора Александровича и неуемная энергия новатора помогли разработать простую, но весьма эффективную методику подсчета личинок сиговых и других видов рыб. Это позволило прекратить многолетние разногласия между «Рыбпромом» и питомником, инкубировавшим икру, при определении количества отгружаемых личинок рыб. Практические советы В. А. Игнатьева способствовали также повышению выживаемости мальков сиговых рыб. А новый ускоренный метод спуска выростных прудов с сеголетками сазана напрямую в нижележащее озеро через трубы большого диаметра в Убинском питомнике позволил сократить срок облова в пять-шесть раз. Отпала необходимость в работах по вылову и перевозкам рыбы, к тому же рыба при ускоренном спуске пруда полнее выходила из неспускаемых участков. Специалисты-рыбоводы могут считать это фантастикой, но так было в реальной жизни.

Новосибирский Рыбпром значительно увеличил вылов ценных видов рыбы за счет постоянного внедрения передового опыта и новинок рыбной отрасли Ростовской и других областей европейской части Союза.

Виктор Александрович участвовал в заготовке большого количества икры сиговых на севере Томской области для ее инкубации в Новосибирском питомнике. Он выезжал на север вместе с рыбоводами и контролировал весь ход заготовки икры, ее транспортировку в соответствии с необходимым кислородным и температурным режимом. Одновременно увеличивали и производство молоди сазана. Скоро все озера Новосибирской области буквально кишели рыбой. Уловы сиговых и сазана составляли тогда половину от всей добычи.

С сожалением приходится констатировать, что в настоящее время в Новосибирской области уловы рыбы упали втрое, а вылов ценных пород не превышает десяти процентов.

Работая в рыбной отрасли, В. А. Игнатьев не терял связи с однокашниками-охотоведами, вел переписку с большинством из них, поддерживал дружеские отношения с охотоведами Новосибирской области. Огромная загруженность на работе не позволяла ему много времени уделять охоте. С каждым годом он все реже и реже отдавался своему любимому занятию.

У охотоведов пушмеховцев выпуска 1952 года прекрасная традиция — встречаться каждые пять лет, которую они осуществляют до сего времени. Мне посчастливилось присутствовать на одной такой встрече, организованной В. А. Игнатьевым в Подмосковье, на даче друга-однокашника Бориса Смирнова. И в этом он подхватил и развил инициативу и организаторскую деятельность С. А. Корытина по регулярным встречам выпускников своего курса. Количество присутствующих, по понятным причинам, не превышало десятка человек, но меня приятно удивил их оптимизм, жизнелюбие и верность студенческому братству охотоведов. На одной из прошлых встреч Виктор Александрович прочитал юмористические зарисовки про своих однокашников, которые мысленно вернулись в дни своей бесшабашной молодости, хохотали от души, прося автора повторить наиболее интересные моменты «давно минувших дней».

Ободренный таким успехом, Виктор Александрович написал и издал в 1999 г. книжку «Биологи-охотоведы» — о выпускниках МПМИ 1952 года, получившую высокую оценку охотоведов и не только. Вскоре книга была доработана, дополнена новыми материалами и уже в следующем году переиздана большим тиражом. О своих однокашниках Виктор Александрович написал с любовью, большой душевной теплотой и мягким юмором. Книга отражает неистребимое братство охотоведов, преуспевших на ниве охотхозяйственной деятельности и развития охотоведческой науки.

Еще более масштабную встречу охотоведов В. А. Игнатьев организовал в 2002 году в «Доме охотника и рыболова» ассоциации «Росохотрыболовсоюз». В этом он нашел горячую поддержку А. А. Улитина, бывшего в то время председателем «Росохотрыболовсоюза» и О. К. Гусева — главного редактора журнала «Охота и охотничье хозяйство». На этой     встрече было 49 выпускников МПМИ.

Еще до этой встречи из обширной переписки с охотоведами выяснилось, что разработкой темы о выпускниках МПМИ, о самом этом институте и об охотоведческом образовании в целом давно занимается сокурсник В. А. Игнатьева, профессор, доктор биологических наук С. А. Корытин, и у него уже много готового материала. (Сергей Александрович Корытин — автор замечательной книги «Звери и люди» (к истории охотоведения в России). — Вятка: 2002. — 576 с. — Ред.)

В 2001 году эти два охотоведа, два однокашника решают вместе написать книгу об истории Московского пушно-мехового института, его преподавателях, выпускниках и становлении охотоведческого образования в стране, собрав воедино уже накопленные тем и другим материалы. Виктор Александрович собирал материал о выпускниках Пушмеха, а также москвичах, начинавших обучение в Москве, а закончивших, в связи с реорганизацией МПМИ, в Иркутске. Работа проведена колоссальная. Только огромная любовь и верность охотоведческому братству, удивительная способность к эпистолярному жанру и усидчивость позволили Виктору Александровичу успешно закончить кропотливую работу. Он переписывался с сотнями выпускников и членами их семей. Более чем за полвека судьба разбросала пушмеховцев по необъятным просторам страны от Ленинграда до Командорских островов и от Кушки до Мурманска. Найти адреса всех людей, связанных с МПМИ, было непросто. Все охотоведы отнеслись к идее написания книги с большим пониманием, активно и душевно сообщали обо всех подробностях своей жизни, работе и пристрастиях. Виктор Александрович приобрел огромное количество новых друзей и соратников.


Счастливый человек (к 80-летию В. А. Игнатьева)
Счастливый человек (к 80-летию В. А. Игнатьева)

Книга «Храм Дианы на Пехре»


Работа над книгой «Храм Дианы на Пехре» — такое название дали ей авторы — длилась шесть лет в суровые годы становления России, вызывала в душах многих неверие в затею. Были немалые разногласия между авторами и в подборке материала, и в трактовке положения охотничьей отрасли как советского периода, так и современной России, были сложности и материального характера. Не сразу и не всегда удавалось все выяснить и согласовать — один автор живет в Кирове, другой — в Новосибирске, оба солидного возраста, так что общение было трудным. Но, несмотря ни на что, они продолжали работать. В 2006 году книга увидела свет и нашла широкую признательность у охотоведов и всех, кто связан с охотничьей отраслью в нашей стране.

 Виктор Александрович не по годам бодр, здоров, у него высокий жизненный тонус. В повседневной жизни придерживается гармонии в сочетании физических упражнений, работы на даче с умственными занятиями. Ведет общественную работу в семейно-дружеском клубе «У самовара Игнатьевых», на заседаниях которого обсуждается широчайший круг вопросов, значимых для каждого из присутствующих. Состав участников этих встреч весьма широк: журналисты, писатели, врачи, учителя, ученые, молодежь, соседи по дому, просто знакомые. Клуб широко известен не только в Академгородке, но и далеко за его пределами.

Виктор Александрович счастливый семьянин. С женой Лидией Георгиевной, верной помощницей во всех его начинаниях и делах, счастливо прожил треть века; у них трое детей и четыре внука.

Пожелаем Виктору Александровичу в год его восьмидесятилетия крепкого здоровья, счастья и новых творческих успехов.

 

г. Новосибирск

28.08.2008 г.


От редакции:

Мы знакомы и с творчеством В. А. Игнатьева, и с ним лично. Поэтому нам захотелось несколько дополнить очерк Г. М. Лапсина об этом человеке, тем более, что он был без заголовка (просто «К 80-летию В. А. Игнатьева), у присланных фотографий не было подписей, очень интересно было узнать подробнее о Клубе «У самовара Игнатьевых». То есть у нас был повод обратиться с вопросами к самому юбиляру. Ответ пришел незамедлительно. Виктор Александрович предложил назвать очерк «Счастливый человек» и подробно изложил, почему именно таким он себя считает. Предоставим слово ему самому (его письма-очерки даем в сокращении).

 

Семейно-дружеский клуб «У самовара Игнатьевых»

Идея этого клуба возникла и переросла в традицию из обычных встреч с друзьями, когда каждый рассказывал о чем-то интересном — о поездках, командировках, читали стихи. Жена предложила пригласить соседей по подъезду (4 этажа, 16 квартир). Одна семейная пара рассказала об истории Новосибирска, они же говорили о художниках с демонстрацией слайдов. Потом мы стали приглашать не только соседей, но и интересных людей из числа знакомых. Начиналось это в 1985—90 годах, встреч на разные темы прошло уже около сотни: по 5—6 раз в году, зимой. Обычно собираемся в нашей квартире в Академгородке (13—17 человек). Я обзваниваю людей, жена готовит пироги, чайный стол и является душой Клуба. Если тема очень интересна и может собрать много участников, проводим встречу в библиотеке, в Доме ученых. Всех участников назвать трудно, но среди них были — контр-адмирал Г. С. Мигиренко, настоятель храма о. Борис, профессора В. Е. Ларичев, П. Г. Олдак, врач-целитель Федоров, В. К. Журавлев (он участвовал в 13 экспедициях на место падения Тунгусского метеорита), В. Н. Пакин — изобретатель «Ионификатора Пакина», который обогащает и очищает воздух и помогает в борьбе даже с онкологическими заболеваниями, орнитолог Г. Д. Серов, поэт Ю. М. Ключников, офтальмолог В. А. Сазонов, сказительница Е. В. Дедова и т. д. Темы: «Отцы и дети», «О художниках», «О поэзии», «Об астрономии», «Философия смерти», «Жизнь замечательных зверей», «Замечательные люди в моей жизни», «День памяти» — об ушедших близких и т. д.


Счастливый человек (к 80-летию В. А. Игнатьева)
Счастливый человек (к 80-летию В. А. Игнатьева)

«У самовара Игнатьевых». 23 января 1994 г.


30 марта 2008 года у нас была встреча на тему «Обмен опытом по поддержанию здоровья». Мы много знаем, как поддерживать здоровье, но делаем мало — по лени, из-за косности, от нехватки времени, как нам кажется.

Я рассказал о нескольких составляющих здоровья, хотя их много больше:

1. Психическое равновесие.

Лев Толстой считал, что каждый человек должен быть счастливым. Если этого нет, надо над собой поработать. В основе — хорошие отношения в семье. У нас дома радость, шутки, мы с женой обсуждаем разные вопросы, интересующие и ее, и меня. Жену Лиду считаю своей половинкой. «Каждый выбирает для себя/ Женщину, религию, дорогу». Я свою дорогу и свою женщину выбрал и ни в чем перед ней не погрешил за наши совместные 34 года. Часто и с удовольствием общаемся с детьми и внуками, радость приносит подготовка и проведение клубных встреч. Переписка с десятками выпускников МПМИ и работа над книгой давала огромный положительный заряд эмоций. Книга вышла. Теперь, получив свободное время, стал много читать, делаю выписки и наиболее интересные размножаю и рассылаю друзьям. Меня стали называть просветителем. Благодарят. Чувство нужности людям — это ли не радость?! Стараюсь помогать бабулькам донести груз, особенно летом в садах. А молодым женщинам, даже незнакомым, делаю комплименты — о красивой внешности, умении хорошо одеться. Вижу, как «девочки» расплываются в улыбке, и мне радостно. Больше, конечно, от чувства юмора, которое очень скрашивает жизнь.

Некоторые считают, что нужно культивировать только положительные эмоции. Я полагаю: нужен весь спектр эмоций — от восторга жизнью до ненависти к врагам и подлецам. Конечно, не стоит на них зацикливаться, а отвести им небольшой закуток души, пусть там гниют, облитые нашим презрением. А остальная, огромная часть души пусть ликует от радости жизни, от общения с замечательными людьми. Мне нравится позиция наших дочерей: раз нельзя повлиять на что-то, нечего и волноваться. Но до этого надо дорасти.

2. Физическая культура.

Утреннюю зарядку я делаю 70 лет, а серьезно начал заниматься физкультурой только в 35 лет. Сейчас у меня зарядка занимает 10 минут, а перед этим 5 минут бег на месте, потом душ (после горячего — прохладный).

Летом — садово-огородные работы, а зимой два-три раза в неделю хожу в сад, чищу снег, придумываю другие нагрузки, полезные для дома или общества по 1—2 часа (до пота). Каждый день стараюсь выходить на улицу.

Раньше летом, в самую жару — сильнейший насморк, жизни не рад. Но заметил, что если до этого серьезно нагружаю себя (езда в город на велосипеде), никакой аллергии нет, все лето без насморка.

Делаю, конечно, не все, что надо и можно — лень, консерватизм. Но даже этот минимум помогает.

3. Питание и борьба с лишним весом.

Много овощей, немного фруктов, рыба, каши, бывает и мясное, но надо бы поменьше. Жена хорошо готовит — пища разнообразная и вкусная, что затрудняет борьбу с лишним весом. Не едим всухомятку, не садимся за стол без квашеной или сырой капусты или овощного салата.

А вообще, могу сказать, как Никита Селянинович: «Я мужик неприхотливый, был бы хлеба кус» или Велимир Хлебников: «Мне мало надо!/Краюшку хлеба/ И каплю молока/Да это небо,/ Да эти облака!»

4. Борьба с болезнями.

Мне, как биологу, наши преподаватели хорошо вбили в голову, что человек — многократно компенсированная система, снабженная всеми средствами защиты своего здоровья — надо только прислушиваться к себе и немного помогать организму. Пример — роль чеснока и дремлющие (по 40 лет, а то и всю жизнь) болезни. Дремлют и пусть себе дремлют, нечего о них и думать!

Я лет 30 назад сильно простудился, катаясь на лыжах, получил урологическое заболевание. Хотел бросить лыжи, так как была болезненность. Один врач говорит: ни в коем случае не бросай, а еще увеличь нагрузку. Я стал заниматься усиленной гимнастикой («велосипед», перегибание через стул). К урологу пошел — говорит: нужна операция. А у меня вроде уже ничего и не болит. Продолжаю заниматься гимнастикой, к врачам перестал ходить. А недавно проверился — все спокойно, никаких операций не надо. В результате интенсивной утренней зарядки образовался хороший мышечный корсет, спина прямая, а прямой позвоночник — лучшая профилактика многих болезней.

Три года назад упал и получил сильный удар головой о дорогу — шапка слетела. Подумал: «если бы были мозги, было бы сотрясение». К счастью, все обошлось — то ли, правда, мозгов совсем нет, то ли хороший тонус организма помог. Многие в моем возрасте мучаются радикулитом. Я — нет, все суставы очень подвижны, до сих пор поднимаю и ношу большие тяжести, выручают сильные мышцы. Как поет Высоцкий: «Ах, вы, кони, мои кони, мышцы сильные спины...».

Уговорили купить согревающие носки с какими-то медными нитями и магнитные стельки, якобы имитирующие влияние магнитных силовых линий Земли, от которой мы будто бы оторвались. Ну, с носками как в басне: он их понюхает, он их полижет и даже наденет иногда — носки не действуют никак. Добротные шерстяные домашней вязки куда лучше, утепляющий эффект налицо. А магнитные стельки и вовсе сразу положил на полку. Вместо этого для восприятия магнитных силовых линий Земли хожу дома босиком и голой подошвой сразу ощущаю если и не силовые линии, зато мусоринки на полу, отчего сразу начинаю мыть полы, после чего и силовые линии проступают,  и в доме становится свежее. На такой отсталый взгляд, конечно, не стоит равняться. Наши дети-внуки используют эти новинки, в кроссовках той же фирмы чуть ли не спать ложатся и довольны. Это как в песне: «Надо верить, очень верить этим синим небесам, и тогда нежданный берег из тумана выйдет к нам»...

Нашим Клубом заинтересовались в редакции газеты «Наука в Сибири», хотят прислать корреспондента. А тут оказалось, что я руковожу еще и Интернет-клубом — так расценили мою просветительскую деятельность по рассылке через Интернет выписок из биологических, исторических, политических и литературных произведений. Друзья-охотоведы продолжают присылать свои книги.

Ну, как тут скажешь, что ничего особенного в нашей жизни не происходит?! Да каждый день приносит столько нового, интересного, что только успевай осваивать! Вот проф. П. Г. Олдак преподнес свою книгу «Мировоззрение и верования в мире XXI века», изданную на его полупрофессорскую зарплату. Ему 85 лет, он хочет умереть «в строю». Я помогаю ему, чем могу. Или друг нашей семьи — участник двух войн В. Д. Смирнов. В свои 86 он интенсивно работает, выпуская книги по вопросам экономики сельского хозяйства, ежегодно 9 мая открывает купальный сезон в Обском море, а дома обливается холодной водой и выглядит совсем молодцом.

Единственным темным пятном в моей жизни в последние годы явилась несогласованность с моим соавтором при работе над книгой «Храм Дианы на Пехре». Он включил в нее ряд разделов и положений, противоречащих моим жизненным, нравственным и политическим убеждениям. Кроме того, я не смог прочитать окончательный вариант книги, верстка плохо вычитана, в книге масса ошибок и опечаток (я посчитал — 420! Получилось, например, что одни персонажи защищали диссертации до своего рождения, другие рождались при Царе Горохе). Это очень прискорбно.

В ноябре жена Лида сломала правую руку и до января она была в гипсе. А мне понадобились старые ватные брюки, в которых я всегда работаю на морозе. Они давно ждали починки, Лида все говорила: «Надо купить новые». Но зачем мне новые, когда и в этих хорошо, вот только надо починить. Я разыскал материал для починки, но он был отвергнут да и рука еще плохо действовала. Положение как у Чехова — «Моя жена актриса, и когда я говорю, что мои носки порвались и большой палец правой ноги уже вылезает наружу, она отвечает — носи, голубчик, на левой». Сравнение с Антоном Павловичем примирило меня с действительностью, и я сам пришпандорил ту заплату.

Возвращаясь из гостей, я иногда пою. Жена говорит, что громко петь неприлично. Да почему неприлично-то?! Чтобы развеять это опасение, я заручился справкой руководителя вокальной студии Дома ученых, что для увеселения жителей Академгородка мне не только разрешается, но даже рекомендуется петь на улицах. Пойте, люди! И ваша жизнь станет ярче! А мой репертуар уличного пения пополнился еще одной, знаковой: «Ям-щик, не го-ни ло-ша-дей!».

Столько интересного в жизни, столько еще надо попробовать! Вот, например, моя жена готовит вкусное варенье из черенков ревеня. Я предложил пустить в ход и листья, так как они мясистые. Лида согласилась сварить — получилось вкусно, пускаем его в качестве начинки для пирогов. Потом я обратил внимание, что ботва свеклы тоже очень сочная, а, кроме того, мне, бывшему зоотехнику, известно, что от нее коровы хорошо прибавляют молоко. Мое предложение сварить варенье из свекольной ботвы встретило решительный отпор. В конце концов Лида согласилась сварить такое варенье при условии, что есть его буду я. Сварили — теперь вот второй год питаюсь свекольной ботвой. Зато много остается ягод смородины для приготовления вина, обеспечиваем им и себя, и друзей, и семью дочери.

Итак, многое, что раньше не использовалось, теперь идет в дело. Очередь за тем, чтобы начать варить суп из топора. Но топор мне жалко — он хорошо служит по прямому назначению и очень мне нужен в хозяйстве.

Ваш Виктор Игнатьев


г. Новосибирск, Академгородок Декабрь, 2008 г.


Немало еще разных полезных нововведений приводит Виктор Александрович в своих письмах. Много в них и выписок из книг (надо сказать, всегда очень интересных, выбранных так, что передают сущность всей книги).

А в последней почте, кроме писем-очерков, мы обнаружили ксерокопию областной социальной газеты «Голос», в которой опубликован некролог о Викторе Игнатьеве, написанный... им самим. Какой же надо обладать жизнестойкостью, каким запасом чувства юмора, чтобы отважиться на такое!


Счастливый человек (к 80-летию В. А. Игнатьева)
Счастливый человек (к 80-летию В. А. Игнатьева)

Газета «Голос»


Предваряет он свой некролог знаменитой фразой «Смеяться, право, не грешно/ над всем, что кажется смешно».

Есть там и обращение к остающимся: «Эх, люди-курицы, почему же вы не понимаете, что жизнь прекрасна, и не стоит ее отравлять напрасными жалобами и распрями. Ведь когда споют “За упокой”, будет поздно!»

Миру давно известно, что юмор продлевает жизнь, поэтому мы совершенно уверены, что необходимость в написании подлинного некролога о Викторе Александровиче отдаляется на очень долгое время и горячо желаем нашему дорогому юбиляру именно этого.

 

Добавить комментарий

Уважаемые пользователи!
Данное сообщение адресовано, в первую очередь, тем, кто собирается оставить комментарий в разделе "Наши авторы" - данный раздел создан исключительно для размещения справочной информации об авторах, когда-либо публиковавшихся на страницах альманаха, а никак не для связи с этими людьми. Большинство из них никогда не посещали наш сайт и писать им сообщения в комментариях к их биографиям абсолютно бессмысленно.
И для всех хочу добавить, что автопубликация комментариев возможна только для зарегистрированных пользователей. Это означает, что если Вы оставили свой комментарий не пройдя регистрацию на сайте, то Ваше сообщение не будет опубликовано без одобрения администрации ресурса.
Спасибо за понимание,
администрация сайта альманаха "Охотничьи просторы"

Защитный код
Обновить