Желтый глаз | Печать |

А. Романовский

 

I

Золото вверху и золото внизу. Вверху — властный, живой комок, брошенный в бирюзу, а внизу — бархатное волнистое марево. Огненно дышит желто-голубая страна, зажатая в клешню Амударьи и Сырдарьи. Жизнь ее цепко прижалась к водным жилам и прожилкам, буйно, вмертвую она запутала их берега, на тысячи голосов радость свою возвестила.

От Нукуса до Шакал-Тугая всего пятнадцать километров. От бесчисленных рукавчиков, отводов и оросительных каналов все это дно мешка, образуемого дельтой Амударьи, промокло, отсырело. Лихо тут взметнулись из песков бамбукоподобные тростники, свирепо распушились ежи колючих кустарников, а зеленые змеи лиан наглухо стянули непроницаемую душу дебрей. Человек здесь прокладывает себе дорогу-просеку топором и упорством. Он неустанно вплетает в дикие космы зарослей голубые ленты арыков, которые отвоюют ему у пустыни новые метры пастбищ и бахчей. Кое-где между холмиков приютились его аулы. Уж много лет в этом углу, невдалеке от городка, люди боролись только за воду. Но вот однажды маленькие пастушата с воем ворвались в ближайший аул. Обезумев, они кричали:

— Желтый глаз! Желтый глаз!

Так прошла по окружью первая весть о его приходе. Много дней после того было омрачено борьбой человека со зверем. Но Желтый глаз был неуловим. Он был тогда молод и радостен жизнью, которая упруго и трепетно наполняла его тело, туго затянутое в шкуру, опаленную солнцем. Его мышцы расправлялись, как стальные пружины, и бросали его на несколько метров вперед. Когда старшие родичи на одном из отдаленных приаральских озерков заметили, что он стал не по праву забегать вперед, они прогнали его от себя. После недолгих скитаний, Желтый глаз появился в Шакал-Тугае. Он беззаботно приблизился к человеку, еще не зная того, что такая дерзость безнаказанно не проходит. Завидев однажды стадо баранов, он ворвался в середину его, распугал, перебил, разметал. В его глазах кипело солнце его страны. Здесь он впервые и увидел людей — этих двуногих, которые с визгом убежали от него. На этот раз он только в недоумении посмотрел им вслед.

Желтый глаз сразу понял свои выгоды. Он перестал шуметь и отпугивать баранов, потому что их мясо оказалось нежнее кабаньего. Он стал даже оберегать ближнее стадо от шакалов и других хищников. И округа подчинилась его власти. Желтый глаз стал искусным пастухом.

Не раз ему приходилось встречаться и с человеком. И всегда этот двуногий зверь трусливо поворачивал от него и жалобно завывал. Иногда Желтый глаз выходил из зарослей и поднимался на один из холмов. Он чутко ловил неприятные кислые запахи, которые доносились из ближайшего логова двуногих. Отсюда он видел, как они появлялись иногда кучками по дороге. Обычно каждый из них сидел на спине другого зверя — более крупного, но такого презренного в своем бессилии. По спине Желтого глаза волной проходила шелковистая судорога негодования. Он видел, какое там происходило смятение, когда замечали его, — слышались звуки наподобие лая, и четвероногие послушно уносили тех, которые вцепились им в спины.

Желтый глаз провожал их долгим и неподвижным взглядом. Он презирал этого трусливого двуного зверя, сидящего на чужой спине.

 

II

Иосиф Иванович минут пять неподвижно смотрел в привораживающее золото костра. Он заскучал о далеких песках и небе — голубом, как купола Баракалы. Спустя минуту он начал вслух вспоминать об этих далеких днях.

— Джул-барс! (Джул-барс по-тюркски — тигр.)

Я взглянул налево. А там, знаете, тянулись такие небольшие холмики и на них было много могильников. Ну, обычное кладбище, их много там — мазары, как называют их туземцы. И вот, друзья, на одной из этих могил я и увидел тигра. Да, представьте себе. Он был ясно-ясно виден. До него было всего каких-нибудь шагов полтораста. Я было за ружье. Но Курбан-бай пришел в ужас и закричал:

— Кы-то из вас видел, как пустын угасает? Никы-то? Рассказать об этом, друзья мои, к сожалению, нельзя, над видеть.

И он замолк, созерцая образ воспоминаний. Два его спутника, прислонившись к темноте, молча курили. Иосиф Иванович раздумчиво продолжал:

— Я помню один вечер. Вы знаете, вечером пески как будто охают, тихо так, или звенят что ли. Со мной тогда было несколько туземцев. Мы ехали в Дурт-куль. Вдруг мои спутники страшно перепугались и — в сторону… — Чи-то, говорю, такое?

А Курбан-бай машет мне и кричит:

— Нельзя стрелять! Джул-барс молится…

Курбан-бай рассказал мне, что джул-барс раз в год приходит из пустыни к мазарам. Тогда он молится за умерших. Ты не веришь? И я не верю, но Курбан-бай верит, и он не даст стрелять.

Зверь был великолепен. Он лежал на могильной плите во всю длину, с поднятой головой. Голова была направлена в нашу сторону. И весь он, от круглых ушек до хвоста, отчетливо рисовался на вечереющем небе. Кругом стояла тишина пустыни, и в ней — только этот неподвижный зверь на могиле.

 

III

Сначала Желтый глаз не сомневался, что ему покорна вся округа, — достаточно было одного его окрика, чтобы трепет охватил все живое. Но потом он убедился, что из всех зверей один ему не покорился, и это был тот — двуногий, трусливый. Этот зверь, обычно не в одиночку, а стадом, смеет врываться в его владения. Он роет землю, отчего в ней появляются трещины, он копается в этих щелях и заливает их водой. (Здесь подразумевается прорытие оросительных каналов — арыков.) Треск и лающий гомон нарушают тишину дней.

Изучая двуногих, Желтый глаз прокрадывался к самому становищу врага. Этот двуногий зверь, очевидно, кем-то был разъярен, а потому он и поднялся на задние лапы. Но где его враг? На кого же он идет боем? Желтый глаз недоумевал. Он обходил становища с разных сторон, бесшумно протаскивая сквозь заросли свое гибкое, могучее тело. Застывая на месте, он видел, что противник его беззаботен, не чует его. Но стоило только Желтому глазу показаться, чтобы трусливый зверь бежал к стаду, а когда их было несколько, то, не подпуская к себе для честного боя, они бросали навстречу Желтому глазу огонь и гром, которые иногда царапали его до крови. Желтый глаз фыркал от злости и скрывался в чаще. Одно он почуял, что этот навсегда взбесившийся и вставший на дыбы зверь — его заклятый враг. Но прежде чем вступить с ним в борьбу, Желтый глаз начал изучать его повадки. Он всюду, где только мог, следовал за ним по пятам. Он высматривал и испытывал его силу, его ухватки. Он не раз убеждался, что, наряду с дерзостью, этот зверь страшно труслив, — и Желтый глаз возненавидел его всем своим звериным нутром.

 

IV

По делам экспедиции мне нужно было попасть из Чимбан в Нукус, — продолжал рассказчик. — Всего сто восемьдесят три километра. Ехал один. У меня тогда был чудесный конь — Дельфин. Он сверху был белый, а книзу серый. Я страшно к нему привязался. Он всегда знал, куда я еду, и мне не нужно было следить за ним. Со мной тогда было ружье — замечательная четырехстволка — два для дроби и два для пуль. Чтобы не таскать на себе лишней тяжести, я всегда прикреплял его в дороге к седлу. В седле же была и кобура с револьвером. А на себе я оставлял только кинжал, самый обыкновенный, охотничий, вроде финского ножа. Ну, к вечеру въезжаю в Шакал-Тугай. Сплошные заросли тростника и колючего кустарника. Пробраться сквозь них без дороги совершенно невозможно. Такие дебри, топором рубите — не возьмет. Ну, дорога мне известная — десятки раз ездил. Сердце у меня совершенно спокойно. Я опустил вот так поводья и задремал. Еду и мечтаю… Хм-м… Вот до Нукуса остается каких-нибудь пятнадцать километров, а в Нукусе ждет меня душистый чай, вкусный виноград, встреча с милыми приятелями и, наконец, сладкая, сладкая подушка после долгого пути… Ведь для усталого путника это же самые прекрасные вещи! Вот еще несколько километров — и я буду их полным обладателем.

Только вдруг сквозь дремоту чувствую, что Дельфин мой что-то упирается. Мне так неприятно расстаться с моими мечтами. Но, наконец, я встряхнулся и стал понукать Дельфина. Не понимаю, в чем дело. Уговариваю его:

— Ну, Дельфинчик, ну, милая коняша, ступай! В Нукусе и для тебя будет отдых.

Ни в какую! Тогда вышел я из себя, нагайкой — раз, раз! Ну, Дельфин мой ломает дурака да и все тут — пляшет, встает на дыбы. Никогда этого не было. Что за черт, думаю. Место знакомое, спокойное. Слезаю. Взял его за повод, прошу, тяну:

— Ну, Дельфиша, пойдем! Чи-то с тобой?

Протащил я его так несколько шагов. Дорога слегка заворачивала вправо. Вдруг мой Дельфин как рванет, повод оборвал и был таков. В эту минуту мы выходили из-за куста. Я обернулся… и замер от страха. Впереди, в нескольких шагах от меня, через арык был перекинут мостик, обыкновенный в том краю, с глиняными стенками. И на этом самом мостике, можете себе представить, лежал джул-барс. Ну, чи-то вы скажете? Вот так — голову на лапы и лежит. У него были круглые ушки и круглые глаза. Ах, какие глаза! Я запомнил их. Желтый круг и сверху вниз черная черта. Ах, какая же это красота! Он в упор глядел на меня и чуть-чуть помахивал хвостом. Как кошка — слегка направо и слегка налево. Ну, а у меня один кинжал. Я был в ужасно глупом положении. Не правда ли?

Иосиф Иванович приподнялся, бросил на вздрагивающие угли стебелек, который вертел в руках, и с минуту вопросительно помолчал. Потом, снова укладываясь, несколько смущенно продолжал:

— Я задом отступил на шаг, потом на другой, на третий… А когда зашел за куст, повернулся и пустился наутек. Прощай, Нукус и сладкая подушка! Я бежал долго, пока не встретил туземцев. Они ведь видели, как перед вечером через их аул проехал всадник на белом коне. И вдруг этот конь прискакал один.

Я рассказал им о встрече. И вот, вместо приятного отдыха и встречи с друзьями, я должен был вернуться в кишлак. В Нукус я попал только на другой день. И уж сердце мое в дороге не было спокойно. Вы, конечно, понимаете, что на этот раз я уж и не дремал…

 

V

Желтый глаз стал дерзок в своей ненависти к двуногому зверю. Он не мог простить ему губительных набегов на подвластные ему девственные заросли. Война была неизбежна. Желтый глаз искал теперь схватки с ненавистным зверем. Он начал с того, что выследил пастушонка при стаде. Когда тот неосторожно приблизился к кустам, Желтый глаз в два прыжка был около него и, прежде чем тот пикнул, в минуту разорвал его и в первый раз насладился кровью человека. С тех пор он стал дерзко и неустрашимо проникать и в самое гнездо противника. Обыкновенно в полночь он приходил в один из ближайших кишлаков. Бесшумной тенью бродил по уличкам, впрыгивал на ограды и заглядывал в груды камней, теснившихся по сторонам. Бесновались в загонах овцы, храпели лошади, а собаки, поджимая хвосты, не смели даже выть, они только жалобно повизгивали. Всеми своими мускулами, каждой каплей крови Желтый глаз чуял своего двуногого врага и в нетерпении и ожесточении по-кошачьи точил когти о столбы и деревья. Попробовал бы тот высунуться в эту минуту и встретиться с ним!

Однажды, издеваясь над своим противником, Желтый глаз остался в кишлаке до утра и притаился на крайней крыше, примыкавшей к ограде селения. Рядом, напротив, шла другая ограда, так что между ними оставался только узкий проход.

Когда утром погнали крупное стадо, Желтый глаз вскочил на ограду, а оттуда, в насмешку над врагом, спрыгнул на спины животных. Обезумевшее стадо в смертельной давке и с оглушительным ревом ринулось вперед, а Желтый глаз, прыгая с одной спины на другую, скоро выбрался из кишлака и быстро скрылся за первым холмом.

Двуногие до того растерялись, что не успели даже разбежаться. Если бы Желтый глаз мог смеяться, то, наверное, хохотал бы до упаду над всей этой кутерьмой, которую он произвел во вражеском стане.

Теперь он зорко следил за двуногими и не оставлял ни одной их оплошности без того, чтобы не заставить их жестоко расплатиться за нее.

 

VI

Справа, сквозь высокую стену сосен, уже просачивались брусничные струи зари. На костре тускло вспыхивали две головни. Лесные провалы из черных стали мутными. Иосиф Иванович, прихлебывая из кружки, продолжал слегка отсыревшим голосом:

С нами тогда был и Колышев. Ну, кы-то не знал Василия Васильевича Колышева? Его знала вся округа. Это был отважный и заядлый охотник на тигров. Он был очень полезен нашей экспедиции. До мелочей знал нравы зверей. Мы знали каждую его черточку: и эту седенькую, круглую бородку, и добрейшую улыбку, и его подбодряющие слова! Я с ним крепко подружился. Мы отъехали от Дурт-Куля всего километров на тридцать и остановились в тростниках. Сбатовали лошадей морда к морде, раскинули палатки и стали варить кашу. Обычно из съестного возили с собой крупу, хлеб там и прочее, а мяса для еды всегда добывали охотой. Но на этот раз почему-то в нашем хозяйстве вышла проруха: не было мяса, и кашу приходилось варить пустую. Колышев лег было в шатер, но не мог успокоиться. Он был человек крепкий и любил покушать. Поэтому он встал и говорит мне:

— Ты, Юз, костер разводи, кашу вари, а я пойду фазанчика подстрелю, чтобы в кашу мясо было.

— Слушай, — говорю, — Василий Васильевич, как бы тебе не нарваться на джул-барса!

— Да полно! Я в этих местах десятки раз бывал и никогда никого не встречал. Здесь джул-барсы не водятся, — успокоил он меня.

А сам продолжал снаряжаться. Тогда я пристал к нему, чтобы он хоть в один ствол загнал пулю или лучше взял бы мою четырехстволку, но Колышев только рукой махнул:

— Вот еще буду носиться с твоей пушкой. — И ушел.

А я себе помешиваю кашу. Сижу и прислушиваюсь. Спустя некоторое время, слышу выстрел — значит, думаю, фазанчик есть! Потом еще выстрел — другой фазанчик. Затем было еще несколько выстрелов. А уж смеркалось. И вдруг я и мои спутники явственно услыхали грозное мяуканье:

— У-у-а-а-у-у!..

Пронеслось — и сразу воцарилась гробовая тишина. Это ревел джул-барс. Днем камыши совершенно мертвы, вы не услышите там ни одного звука. Вам даже кажется, что там совсем нет никакой жизни. Но стоит только зайти солнцу, как камыши наполняются звуками и жизнью: тут и шакалы воют, и дунгузы рыкают, и всякое другое зверье заливается. Кругом вой стоит. Но как только рявкнет джул-барс — мгновенно все смолкает. Наступает абсолютная тишина.

Один раз только взревел джул-барс. Мы замерли. Подошел ко мне Шевченко и говорит:

— Дело неладно. Надо Колышева искать.

И мы пошли в тростники. Ночь была изумительная. Легкий морозец. Впереди низко-низко — не как у нас — над самым горизонтом дрожали крупные, яркие звезды. И над головой целый шатер звезд. Мы ходили, кричали, но в темноте трудно было что-нибудь разобрать. И мы не нашли Колышева. Мы надеялись, что он давным-давно вернулся к кострам и преспокойно дожидается нас. И вернулись. Но его не было…

Тревога напала на всех. Большая беда для экспедиции потерять человека…

Тревожная была ночь. Лошади сбились к огню — значит поблизости был джул-барс. Мы бросали кверху зажженный тростник, чтобы дать знак Колышеву. Но он не являлся.

И наутро, знаете, — наутро мы нашли его… На берегу арыка, километрах в двух от стоянки. Он лежал на другом берегу. Ноги к самой воде, чуть примерзли даже, лежит ничком — голова на правую руку, левая в сторону откинута, а поддевка на спине вся разодрана, и лохмотья смешались с кровью. На нашем берегу я нашел его кинжал и кучу срезанного тростника, тут же валялось и ружье его, — оба патрона были выпущены. Ах, как я попенял ему, что он не взял пуль!.. Около ног Колышева лед не притаял. Мы поняли так, что он был мертв и застыл. С нами был фельдшер. Мы перебросили через арык срезанный тростник и переправили фельдшера первым. А сами не спускали с него глаз и следили за каждым его движением на том берегу. Он долго щупал застывшее тело, наклонялся к нему и, наконец, крикнул:

— Жив! Жив!

— Мы перенесли Колышева и отправились в Дурт-куль — сначала на верблюде, потом на арбе. Он все время был без сознания. Так наша экспедиция и лишилась милого товарища. Я долго его потом не видел… — рассказчик замолк.

Спустя минуту он медленно поднял голову и вдруг, спохватившись, сказал:

— Не пора ли нам?

Восток уж наливался ярким румянцем. Мохнатые лапы, тянувшиеся из темноты, снова стали ветками. От теплины пахло отсыревшими головнями.

Охотники быстро поднялись, взяли ружья и отправились к реке, чтобы захватить зорю. По дороге спутники Иосифа Ивановича попросили его закончить рассказ. И тот продолжал:

— Я много потом охотился, много объездил мест. Когда мы возвращались в Дурт-куль, мы не думали уже найти Колышева в живых после тяжелого пути в арбе. Въехав в город, я прямо на Дельфине, никуда не заезжая, направился к больнице.

— Жив, — спрашиваю, — Колышев?

— Жив, — говорят.

Я быстро вбежал. И какая же была встреча! Я так и кинулся к нему. Мы обнялись по-братски.

— Выжил, — говорит он мне. — Только теперь, Юз, я полный инвалид. Пять ребер, брат, вырезали, и обе ноги не действуют.

И рассказал.

— Тогда, — говорит, — как вошел я в тростники, фазанов попадалось мало. Убил только пару.

Это — те два выстрела, что мы слыхали первыми.

— Дошел до арыка, вижу, на том берегу тростник гуще, и оттуда, стая за стаей, вылетают фазаны. Низко так. Слетят к воде, напьются и опять в ту сторону. Стрелять отсюда, думаю, нет смысла, — все равно будут падать на том берегу. Меня охота разобрала. Дай, думаю, перейду. Вынул кинжал и начал тростник резать, чтобы через арык перебросить. Только это я как-то случайно повернулся и вдруг вижу — с того берега из густого тростника высунулась громадная голова — голова и передние лапы. Джул-барс присел перед прыжком и нацеливался в меня. Я бросился к ружью, когда джул-барс был уже в воздухе. Больше, брат, я ничего и не помню.

Ах, как я ему предлагал свою четырехстволку с пулями! Вы поймите — дробь на джул-барса! Я мерил джул-барсов — около трех метров, если вытянуть во всю длину с хвостом. И вес до двухсот шестидесяти килограммов. А тут два заряда дроби… Вы понимаете — два заряда утиной дроби!

Но выстрел или огонь, очевидно, все таки испугали джул-барса. Он на лету сделал конвульсивное движение и промахнулся — вместо того, чтобы попасть на грудь своей жертвы, как обычно делают джул-барсы, он перелетел через нее. Но задней лапой все-таки задел по спине. Задел только — и от этого косвенного удара Колышев перелетел через арык — метров за шесть — с развороченной спиной.

 

VIII

Желтый глаз появлялся то тут, то там, перебегая иногда на десятки километров. Он был жесток и неуловим в борьбе. Он чуял, что его выслеживают, и всегда ловко избегал опасности. Долгие дни борьбы сделали его зрелым и хитрым. На группы врагов он не нападал, но и не упускал их из виду — и стоило одному из группы отстать, как он расплачивался за это своей жизнью. Немало уж двуногих корчилось под тяжелой лапой Желтого глаза, не один раз перегрыз он трепетное горло своей ненавистной жертве.

Так началось и в этот раз. Желтый глаз выследил двуногих, которые расположились в редком тростнике. Вскоре один из них отделился и пошел вглубь. Желтый глаз притаился по ту сторону арыка. Вот двуногий враг рядом, вот он, по обыкновению, начинает хозяйничать в зарослях — сбивает птиц, крушит тростники.

Гневным янтарем вспыхнули желтые глаза, огненной ненавистью вскипело сердце звериное. Подполз Желтый глаз к самому берегу, упруго сжал тугой лук тела, бросок — и он в воздухе. Но — прямо в глаза — огонь и гром. От острого укола дернулся кверху, задней лапой попал во что-то мягкое, живое и с яростью оттолкнулся. Впереди была непонятная тьма, вместо глаз торчали острые занозы — и Желтый глаз заревел. Это был вопль отчаяния. Он слышал потом, как кричали его враги, очевидно, преследуя его, и шел от них, натыкаясь на стволы и колючки. Он не мог понять, что сделал с ним враг. Отчего он не знает, куда и как двигаться? Желтый глаз тер себе морду лапой, стараясь вытащить колющие занозы — ранки от дроби — и чуял кровь. Неуверенно и неловко тащился он в чащу. Хищники недоумевали, но, по привычке, отбегали в сторону.

Настал день. Желтый глаз лежал, не понимая, что значит эта полная тьма, эта непрерывная ночь, потому что не знал, что он ослеп. Время от времени он махал лапой около морды, как будто стараясь что-то сдернуть. Вот он сейчас заденет, что-то там откроется, и он сразу все увидит. Бодро встряхнется и снова начнет борьбу с ненавистными врагами. А голова горела и никла. Мучила жажда. Чутьем подполз к воде. Совал морду в холодную воду — голова приятно ныла.

К вечеру дун-гузы сутолочно шли на водопой. Вдруг передние отчаянно зарыкали и ринулись назад, давя встречных — в необычном месте, у кабаньего водопоя лежал сам властитель тростников. Но стадо в недоумении заметило, что властитель на этот раз не наказал никого, не рявкнул, словом, никак не изъявил своего гнева. Остановились, повернули тупорылые морды — и вернулись. В некотором отдалении от Желтого глаза недоуменно остановились…

На переполох явились шакалы, разогнали дун-гузов и заняли их место. Они переглядывались, и с каждым часом на шаг приближались к нему.

Желтый глаз предчувствовал неизбежное восстание своих недавних рабов.

На следующий день он ощутил голод. Теперь он лежал в забытьи, и только по временам вскидывал голову, когда привычное ухо ловило недалекие звуки, но тяжелая, горячая голова снова падала.

Ночью шакалы своим полукругом прижали его к воде. Когда они слишком дерзко приближались, Желтый глаз гневно фыркал и заносил лапу — полукруг немного раздавался, но не надолго. С каждым часом Желтый глаз заметно слабел. К вечеру его снова окружили шакалы. И, собрав разбитые силы, чуя смерть, Желтый глаз заревел, как бы давая знак тому — двуногому, что он победил.

Шакалы, однако, не разбежались, поджав зады, от этого грозного окрика, а только на минуту отпрянули. Потом они стали смелее. Какой-то дерзкий подкрался было сбоку, но лег под тяжелой лапой Желтого глаза. Дальше началась агония. Шакалы лезли, напирали, притиснули. Желтый глаз в отчаянии ринулся в этот рычащий и лающий мрак — и вмиг десятки челюстей впились в его когда-то могучее тело…


(Печатается по изданию: «Всемирный следопыт». — 1927 г. № 6.)

 

Добавить комментарий

Уважаемые пользователи!
Данное сообщение адресовано, в первую очередь, тем, кто собирается оставить комментарий в разделе "Наши авторы" - данный раздел создан исключительно для размещения справочной информации об авторах, когда-либо публиковавшихся на страницах альманаха, а никак не для связи с этими людьми. Большинство из них никогда не посещали наш сайт и писать им сообщения в комментариях к их биографиям абсолютно бессмысленно.
И для всех хочу добавить, что автопубликация комментариев возможна только для зарегистрированных пользователей. Это означает, что если Вы оставили свой комментарий не пройдя регистрацию на сайте, то Ваше сообщение не будет опубликовано без одобрения администрации ресурса.
Спасибо за понимание,
администрация сайта альманаха "Охотничьи просторы"

Защитный код
Обновить