Памяти выдающихся деятелей советского охотоведения | Печать |

Милёнушкин Ю. И.

 


Около двадцати лет назад советское охотоведение, наша охотничья литература понесли тяжелую утрату. В ноябре 1937 г. неожиданно погиб в Гатчине Николай Анатольевич Зворыкин, а в январе следующего года в Москве сошел в могилу из-за тяжелой болезни сердца ближайший его друг Сергей Александрович Бутурлин.

Оба они оставили неизгладимый след в истории отечественного охотоведения и самую теплую память в сердцах всех, кто знал этих необыкновенных людей. Они имели много общего между собой, их деятельность была направлена к одной цели — развитию и процветанию советского охотоведения и биологической науки. Оба они начали работать каждый в своей области — еще до Великой Октябрьской социалистической революции, но подлинный расцвет их творчества приходится на советские годы. С самого начала существования советской власти они активно включились в строительство новой жизни и своими трудами заслужили уважение и благодарность потомков.

Можно сказать без преувеличения, что в нашей огромной и многонациональной стране нет ни одного грамотного охотника, или просто любителя природы, ни одного зоолога, который не знал бы имен С. А. Бутурлина и Н. А. Зворыкина.

Николай Анатольевич родился в 1873 г., Сергей Александрович — в 1872 г. И тот, и другой не были по своему формальному образованию охотоведами, но с ранних лет они страстно полюбили природу и охоту и посвятили ей свои богатые способности и всю свою жизнь, отмеченную редкостным трудолюбием.

Н. А. с молодых лет начал энергично заниматься истреблением волков. Гибель его любимой легавой собаки, растерзанной волками, послужила внешним толчком к этой своеобразной профессии волчатника, более всего прославившей имя Н. А. Зворыкина в охотничьих кругах. На литературное поприще Н. А. формально вступил в 1914 г., когда были опубликованы его первые рассказы в журнале «Русская мысль», но по существу его деятельность как писателя-охотника началась в 20-е годы в московских журналах и издательствах. Сразу же стало очевидно, что этот крайне скромный и неторопливый человек обладает ярким и своеобразным талантом. М. М. Пришвин по поводу одного из первых произведений Н. А. Зворыкина сказал, что он «даже в деловом изложении остается художником».

С. А. Бутурлин в противоположность своему другу — ни разу не выступал в роли писателя-беллетриста (Но писал — и печатал — стихи, в частности в одном из сборников «Нашей охоты». — Прим. ред.). Первые его печатные произведения были научными зоологическими работами. В дальнейшем он опубликовал много трудов по различным вопросам охотоведения, в частности и в особенности по охотничьему оружию. Стрельба, особенно пулевая, была одним из любимейших его занятий, но и здесь он выступал не как спортсмен, а как ученый-исследователь, глубоко изучивший конструкцию оружия, теорию выстрела. Это был один из важных пунктов его сближения с известным русским специалистом по оружию А. П. Ивашенцовым. Вместе они увлекались и научным фотографированием, в результате чего появилась превосходная для того времени большая книга «Охота с фотокамерой» (1913 г.).

С. А. рано увлекся орнитологией и путешествиями, к которым всякий истинный охотник всегда чувствует влечение. Свои первые научные экспедиции С. А. совершил под руководством известного зоолога проф. Б. М, Житкова.

 

Памяти выдающихся деятелей советского охотоведения
Памяти выдающихся деятелей советского охотоведения
 

 

С. А. быстро завоевал мировую известность как ученый-орнитолог. Он был в числе двадцати иностранных ученых, допускаемых по уставу в число членов Британского орнитологического общества. Собранные им во время многочисленных экспедиций научные коллекции были огромны. Он описал 15 новых для науки родовых групп птиц и около 200 новых видов и подвидов. С. А. Бутурлину принадлежит крупная научная заслуга в составлении полного списка птиц СССР. Вместе с Г. П. Дементьевым, ныне крупным советским орнитологом, он выполнил огромную работу по написанию пятитомного «Полного определителя птиц СССР». Широкой известностью пользовались в течение долгого времени еще и сейчас не потерявшие своего значения книги С. А.: «Определитель промысловых птиц» (1933), «Что и как наблюдать в жизни птиц» (1934, 1948), «Наставление к собиранию птиц» (1919) и др.

Ряд работ опубликовал С. А. и по млекопитающим (лоси и др.). Литературное наследство С. А. Бутурлина очень велико. Он напечатал около двух тысяч различных работ — книг, статей, рецензий. Одних книг написано им около 30. В числе их, помимо многочисленных брошюр и небольших монографий, такие капитальные работы, как упомянутые уже труды по орнитологии «Настольная книга охотника» (3 издания), «Дробовое ружье» (8 изданий), «Охота с камерой» (совместно с А. П. Ивашенцовым), «Стрельба пулей» (два тома).

 

Памяти выдающихся деятелей советского охотоведения
Памяти выдающихся деятелей советского охотоведения
 

 

Будучи одним из лучших знатоков Севера, С. А. Бутурлин активно включился в ту огромную работу по переустройству Севера и всей жизни населяющих его народностей, которую вели Советское правительство и Коммунистическая партия. Он с увлечением трудился в Комитете Севера вместе с крупным деятелем нашего государства и партии П. Г. Смидовичем. С. А. написал много статей о природе Севера, и особенно о его охотничье-промысловом хозяйстве.

И С. А. Бутурлин, и Н. А. Зворыкин рассматривали охотоведение как огромную и увлекательную область знания, как науку и неутомимо пропагандировали эту точку зрения, завоевавшую себе признание только в советские годы. Вспомним, что в капиталистической России, не говоря уже о помещичьей, дореформенной, охотоведения как науки не существовало и процветал взгляд на охоту только как на спорт. Даже такой крупнейший и передовой специалист, как Л. П. Сабанеев, отразил этот взгляд в своем знаменитом «Охотничьем календаре», служившем основным руководством всем русским охотникам в течение более полувека. Тогда станет понятным, какую большую работу пришлось провести лучшим представителям русской охоты, чтобы создать основы советского охотоведения. В числе основоположников этой области знания С. А. Бутурлин занимает почетное, а быть может, и первое место по энциклопедичности охотничьих знаний. Трудно назвать среди наших крупнейших охотников специалиста таких энциклопедических знаний и одновременно такого научного авторитета. Зоологию, орнитологию в первую очередь, оружейное дело, законы об охоте, экспедиционное дело, научную фотографию, специфику охотничьих промыслов на Севере — все это он знал с исключительной глубиной и полнотой. К этому надо добавить выдающуюся литературную продуктивность покойного ученого, работавшего среди большого числа таких энтузиастов охотничьего дела, как Б. М. Житков, А. А. Умнов, В. Я. Генерозов, А. А. Зернов, Е. Н. Пермитин, Г. Е. Рахманин, Н. И. Яблонский и многие другие представители старшего поколения советских охотников. Среди них на видное место мы должны поставить и Н. А. Зворыкина, служившего делу нашей охоты, прежде всего, своим талантливым пером подобно тому, как это делал в течение многих лет с несравненным блеском М. М. Пришвин.

«Ведь охота — целая наука, — писал С. А. Бутурлин. — Вернее сказать, она охватывает целый ряд отдельных отраслей очень» многих и разнообразных наук». В своей «Настольной книге охотника» он попытался реализовать это принципиальное положение.

Такой же глубокий взгляд на охоту развивал Н. А. Зворыкин. Он писал, что «охотник рассматривает окружающий его животный мир не только как источник добычи, но и как интересную область для исследования». Не будучи ученым, он по-своему содействовал развитию науки о природе, оставив нам столько ценных, глубоко правдивых и тонких наблюдений и описаний жизни птиц и зверей, что его трудами пользовались, пользуются и еще долго будут пользоваться ученые-зоологи. А наблюдателем Николай Анатольевич был поистине незаурядным: проведя всю жизнь среди лесов и полей, он научился проникновенно читать великую книгу природы и стал признанным знатоком повадок диких зверей и птиц. Его книги «Повадки животных» (3-е изд., 1939 г.) и «Как определить свежесть следа» — яркое тому свидетельство. Стоит отметить, что среди наших авторов специально о следах животных писали только двое: Н. А. Зворыкин и А. Н. Формозов, превосходная книга которого «Спутник следопыта» выдержала много изданий и пользуется всеобщим признанием.

Жизнь волка Н. А. Зворыкин знал с несравненной полнотой и глубиной. Читая его книги, очерки и рассказы о волках, словно воочию видишь всю жизнь волчьей семьи. Велико было и искусство Н. А. как окладчика.

Человек большой душевной теплоты, он превосходно понимал охотничью собаку и, пожалуй, во всей нашей литературе нет произведений, так оригинально и глубоко написанных, как его книги «Оценка легавой на охоте» и «Обучение легавой». Жаль, что последняя из названных книг не вошла в его «Избранные произведения», изданные в 1955 г.

Интересно отметить, что Н. А. Зворыкин создал один из наиболее ярких охотничьих образов в лице своего любимого учителя егеря Федулаича. В своей статье о Н. А. Зворыкине Н. П. Смирнов писал, что «в галерее охотничьих образов Федулаич по своей характерности может по праву занять место после Данилы Л. Толстого и Феопена Дриянского» («Записки мелкотравчатого»). Нельзя не согласиться с этой высокой оценкой!

Вспоминая С. А. Бутурлина и Н. А. Зворыкина, нужно сказать об их организационной и популяризаторской деятельности, направленной на развитие советского охотоведения.

Н. А. занимался главным образом организацией борьбы с волками, в частности в заповедниках. Из последней поездки с этой целью в Кавказский заповедник он вернулся за несколько дней до своей смерти.

Не было, пожалуй, ни одного советского охотничьего журнала, где С. А. Бутурлин не состоял бы консультантом. Переписка его была необыкновенно велика: десятки корреспондентов со всех концов страны поддерживали с ним регулярную связь, сообщая различные сведения, касающиеся охоты, присылая шкурки для определения и т. п. Великое множество и начинающих и опытных охотников обращалось к С. А. за советами и через редакции журналов, и лично. Очень многие приходили к нему на дом, где лампа на письменном столе ученого всегда горела далеко за полночь. И всех он встречал с исключительной теплотой и вниманием. «Охотнику всегда рад», — неизменно говорил С. А. какому-нибудь впервые, явившемуся к нему молодому человеку в ответ на его извинения по поводу причиненного беспокойства.

Жизнь и деятельность С. А. Бутурлина и его ближайшего любимого друга Н. А. Зворыкина может служить вдохновляющим примером для молодых советских охотников и любителей живой природы, а их многочисленные работы долго еще будут источником полезных и интересных сведений о природе и охоте.

 

Литература о жизни и деятельности С. А. Бутурлина и Н. А. Зворыкина

Марков Е. Л. Памяти С. А. Бутурлина //  ж. «Монадире», 1938, с. 48.

Миленушкин Ю. И. С. А. Бутурлин. Некролог // ж. «Монадире», 1938, с. 46—47.

Миленушкин Ю. И. Памяти профессора С. А. Бутурлина // ж. «Природа», 1948, № 10, с. 101—102.

Миленушкин Ю. И. Основоположник советского охотоведения // ж. «Охота и охотничье хозяйство», 1957, № 1.

Дементьев Г. П. Памяти Сергея Александровича Бутурлина // Зоол. журн., 1938, т. 17, вып. 6, с. 963—975.

Житков Б. М. С. А. Бутурлин // Известия Гос. геогр. об-ва, 1938, т. 70. с. 326—328.

Рузский М. Д. Памяти орнитолога С. А. Бутурлина // Труды Биолог, науч.-иссл. ин-та Томского Гос. ун-та им. В. В. Куйбышева, 1939, т. 6, с. 216—217.

С. А. Бутурлин. Некролог // Газета «За советскую пушнину», 1938, № 5 (283), 27 января 1938.

Бутурлин С. А. Н. А. Зворыкин. Некролог // ж. «Монадире», 1938, № 2, с. 33.

Смирнов Н. П. Н. А. Зворыкин — исследователь и художник // В книге Зворыкин Н. А. Избранные произведения, М., ФиС, 1955, с. 5—20.

Миленушкин Ю. И. Николай Анатольевич Зворыкин. К 20-летию со дня смерти // ж. «Охота и охотничье хозяйство», 1957, № 11.

Миленушкин Ю. И. Николай Анатольевич Зворыкин и его наследство // ж. «Монадире», 1938, № 11—12, с. 23—26.

Миленушкин Ю. И. Николай Анатольевич Зворыкин // В книге Зворыкин Н. А. «Повадки животных, изд. 3-е, М., Медгиз, 1929, с. 2—7.