Назревшие вопросы | Печать |

Лесков В.


(О правильном применении минеральных удобрений)

За последние годы охотники многих областей встревожены резким сокращением дичи. Особенно тревожатся охотники-спортсмены центральных областей и Украины, где численность зайца-русака, тетерева, серой куропатки, дрофы, стрепета и даже перепела настолько сократилась, что охотничьим обществам пришлось строго нормировать отстрел дичи (разрешают бить за одну охоту одного зайца и две птицы, а иногда и совсем запрещают охотиться).

Охотники и охотоведы приводят немало причин, способствовавших сокращению численности дичи: преступный отстрел зайцев ночью из автомашин с фарами; браконьерство; весенняя охота; чрезмерно ранние и растянутые сроки охоты; недисциплинированность многих молодых охотников, безрассудно стреляющих все, что бежит и летит, вплоть до соловья; неблагоприятные климатические условия весной, во время выплода-молодняка; эпизоотии; размножение енотовидных собак, а иногда и лисиц; увеличение числа охотников в послевоенные годы. Но главными причинами сокращения числа зайцев-русаков охотники считают методически неправильное применение минеральных удобрений на колхозных и совхозных полях. Многие охотники также убеждены, что от засевания полей семенами, протравленными некоторыми ядовитыми химикалиями, а частично и от опыления почвы и всходов дустами гексахлорана и ДДТ, применяемых против льняных блох и прочих насекомых, гибнут птицы, поедающие протравленные зерна и отравленных жучков и личинок.

Без научных лабораторных анализов и глубоких исследований нельзя с достоверностью утверждать, насколько минеральные удобрения и химикалии, применяемые для протравки семян, влияют на размножение и численность дичи. Однако, имея ряд прямых и косвенных доказательств о неправильной методике применения минеральных удобрений в ряде районов и факты высевания семян, протравленных такими ядовитыми веществами, как парижская зелень, таящая в себе мышьяк, медным купоросом, мышьяковистым натрием и гранозаном, — мы не можем не высказать по этому поводу свои соображения.

Мне за последние три года приходилось охотиться во многих районах центральных областей РСФСР и беседовать с охотниками разных специальностей: колхозниками, агрономами, биологами, охотоведами и рабочими. Охотники — колхозники Гжатского района (Смоленской обл.), Старожиловского района (Рязанской обл.), Загорского, Дмитровского, Волоколамского районов (Московской обл.) — уверяли, что находили на полях трупы русаков, куропаток, перепелов и даже дроздов и жаворонков. К сожалению, никто из этих охотников не удосужился подобрать павших зайцев и птиц, отправить их хотя бы в областные управления по делам охоты для лабораторных исследований, чтобы установить причины гибели.

Охотоведы уверяли, что в Главное управление по делам охоты при МСХ СССР неоднократно поступали тревожные сигналы о падеже русаков и птиц от неправильно применяемых химикалий, и даже утверждали, будто охотники с мест присылали туда павших от ядовитых веществ зайцев и птиц.

Если это так, то почему эти давно назревшие и волнующие широкие круги охотников вопросы не получили должного освещения на страницах печати? Почему не создается общественное мнение вокруг этих вопросов, чтобы предотвратить в дальнейшем гибель дичи?

Разумеется, что каждый охотник и любой гражданин Советского Союза рады, что применение минеральных удобрений на полях нашей Родины с каждым годом ширится, обеспечивая все более обильные урожаи зерна, трав, льна, хлопка и т. п.

Мы можем лишь, радуясь этим достижениям, ставить вопрос о правильной методике применения минеральных удобрений на наших полях, чтобы обеспечит полную сохранность фауны. Ведь ни для кого не секрет, что в Чехословакии и Германской Демократической Республике также широко применяются минеральные удобрения на полях, однако там зайцев и косуль множество. Все дело, очевидно, не в самих удобрениях, а в методике и способах их применения.

Попытаемся в этом разобраться.

В первую очередь, рассмотрим, какие минеральные удобрения применяют наши колхозы и совхозы на своих полях, во вторую — как их применяют. В основном применяются: суперфосфат, хлористый калий, сульфат аммония, аммиачная селитра и гранулированная селитра, фосфатная мука, азотистые вещества, редко бор.

Применяются двояко: с заделыванием химикалий в землю, а при подкормке посевов — с распылением на поверхности почвы. Если в первом случае минеральные удобрения не могут быть доступны для животных, то во втором они вполне для них досягаемы.

Встает вопрос: могут ли зайцы, косули или пятнистые олени, которых немало выпущено в Подмосковье, отравляться  минеральными удобрениями, оказавшимися на поверхности почвы. У меня лично этот вопрос не вызывает сомнении. Калийные соли в некотором отношении напоминают вкус поваренной соли, к которой не только копытные животные, но и зайцы тянутся интуитивно, чувствуя потребность пополнить  свой организм солью, недостаточно ею насыщенный из-за питания пресными травами. Молодые, особенно рахитичные, животные также интуитивно льнут к фосфористым веществам, чувствуя потребность в фосфоре для укрепления костей. Например известно, что молодые крысы охотнее поедают приманку, отравленную фосфором, чем старые.

Вся беда в том, что калийные соли и фосфористые удобрения колхозы и совхозы некоторых районов применяют небрежно, не соблюдая мер осторожности. Во время одной охоты осенью 1957 года вблизи г. Рогачево (Коммунистический район, Московской области) за селом Александрово на опушке леса я наткнулся на кучу калийных солей, пролежавшую недели под открытым небом; на озими же белели комья минеральных удобрений, величиной с кулак и больше.

Такую же картину наблюдал я на полях колхозов вблизи деревень Клинники, Барково, Никольское, Федоровское (Загорского района Московской обл.) в 1956 году и в Лазаревском районе (Тульской обл.) — в 1955 году. К кучкам и комьям минеральных удобрений, оставленных на поверхности земли, вели следы русаков, отчетливо приметные на мягкой разрыхленной почве. Два-три года тому назад в этих районах было еще не мало зайцев-русаков. Теперь их там почти не стало.

Известно, что даже селитра, являясь азотнокислым калием, может быть для животного организма смертельна, если она попадет в большой дозе. Селитра может вызвать у животного изнуряющие рвоту и понос, болезненные сокращения мышц, аритмию, судороги и смерть от коллапса.

По нашему мнению, пора со всей решительностью поставить перед руководителями колхозов и совхозов вопрос о правильном применении подкормки посевов минеральными удобрениями; надо запретить оставлять их кучками под открытым небом на полях, а при распылении на поверхности почвы не оставлять на нивах комья и тщательно перекапывать землю на том месте, где лежали навалом химикалии. Этот вопрос в первую очередь касается Министерства сельского хозяйства СССР и райисполкомов, которые обязаны контролировать работу колхозов и совхозов, чтобы последние с минеральными удобрениями на полях обращались осторожно и применяли их по определенной, преподанной им методике.

Второй, не менее назревший и важный вопрос, — протравка семян ядовитыми веществами. Мы ничуть не сомневаемся (да и кто это может опровергнуть?), что зерна, протравленные парижской зеленью, мышьяковистым натрием или даже медным купоросом, губят не только куропаток, стрепетов, перепелов и жаворонков, но в лесных районах и тетеревов, вылетающих весной токовать на поля и затем клюющих протравленные, посеянные и частично оставшиеся на поверхности зерна.

В обращении с ядами в практике некоторых колхозов встречаются прямо-таки возмутительные случаи.

Можно ли, например, поощрять и передавать в виде опыта другим колхозам метод борьбы с зайцами и мышами, какой пропагандирует И. И. Улин в книжке, озаглавленной «Передовой колхоз» (М.: Гос. изд-во сельскохозяйственной литературы, 1952).

Описывая достижения колхоза им. Сталина (Конобейский район Рязанской обл.), автор говорит: «Чтобы предохранить окулянты от мышей и зайцев, с поля убирают все сорняки, сухие листья и мусор. Питомники окапывают канавами, в которые закладываются приманки — зерно, промоченное в пятипроцентном растворе мышьяковистого натрия».

«Оригинальный» способ борьбы с зайцами избрали руководители этого колхоза: сыплют зерно, протравленное мышьяком, в канавы и оставляют под открытым небом — травитесь зайцы и любые птицы. Я бы хотел спросить этих, с позволения сказать, руководителей: кто дал им право так обращаться с ядом?

Что же следует предпринять, чтобы предотвратить гибель птиц от ядовитых химикалий? Академия сельскохозяйственных наук должна внимательно изучать влияние ядовитых химикалий на организм животных и применять для протравки зерен только безвредные для птиц вещества. А такие вещества отыскать безусловно можно. Ведь изобрели же наши ученые крысид (альфа и афталтиомочевину), способный отравлять крыс и мышей ничтожными дозами: для крысы достаточно в среднем 4,5 мг, для мыши — 1 мг этого яда, в то время как кролик от 4 г крысида только начинает заболевать, а птицы от него и вовсе не гибнут. Мы считаем, что в первую очередь этими важными вопросами должны заняться наши охотники — химики и агрономы. Нужно изучить также опыт братских демократических стран по применению химикалий в сельском хозяйстве: у них в этом деле многому можно научиться.