Краса лесов — косуля | Печать |

Дебрин И. И.



Самой доступной и заманчивой добычей охотника среди парнокопытных животных в семействе оленей является дикая коза, или косуля.

В пределах Советского Союза косуля распространена очень широко.

Посмотрите на карту нашей родины — и вы мысленно представите табунки, пары и одиночки этих благороднейших, грациозных животных в Полесских и Славских лесах южной Прибалтики — за Неманом, в лесах Литвы, Латвии, Эстонии, в Белорусском полесье, Закарпатье и Молдавии.

За последние годы, благодаря усилению охраны, косули стали появляться в лесах Псковской, Великолукской, Смоленской, Брянской, Орловской, Воронежской областей. Расширяются места обитания косули на Украине. К востоку от среднего Поволжья, захватывая средний и южный Урал, Башкирию и Зауралье, всю Сибирь, Забайкалье и советское Приморье Дальнего Востока, — зона распространения косули необозрима, как океан.

В предгорьях и лесостепных районах советской Средней Азии, Алтая и Саян косуля также обычна.

В соседних с нами странах косуля обитает во всей Западной и юго-восточной Европе, в Малой Азии, в северо-западной части Ирана, в лесах Монгольской Народной Республики, в Корее, значительной части Китая (от северо-восточной части страны до восточного Тибета).

 

Необходимые биологические замечания

По количеству промысловой и спортивной добычи копытных в СССР косуля, бесспорно, занимает первое место. Добыча ее исчисляется десятками тысяч голов. В нашей стране косуля образует три подвида:

Европейская косуля отличается мелкими размерами, небольшими и слабо раскинутыми рогами, крайне сближенными у основания. Бугорки на рогах этих косуль очень мелкие. Вес их бывает от 12 до 14 кг.

Сибирская косуля резко отличается от европейской более крупными размерами. Ее вес достигает 59 кг. Рога большие и красивые, они широко расставлены и очень сильно покрыты бугорками («жемчужинами»).

Дальневосточная косуля несколько мельче сибирской, имеет рыжеватый зимний мех и темно-рыжую летнюю окраску.

Разобщенный характер мест обитания косули вызван не только преследованием ее человеком. Как доказано в последние годы советскими биологами А. Н. Формозовым и А. А. Насимовичем, на расположение мест обитания косули в значительной степени влияет глубина снежного покрова, сильно ограничивающего возможности существования не только косули, но и других копытных животных. Средняя максимальная высота снежного покрова в 50 см ставит предел расселению косули на север как в Европейской, так и Азиатской частях страны. Особенно много обитает косуль в области, где снег выпадает на глубину не более 20—10 см (лесостепь Забайкалья, Уссурийский край, Приморье и т. п.).

Лесостепь — излюбленное место обитания косули. Наиболее типичными для них являются холмистые или пологие гористые, поросшие лесом участки поблизости от чистой воды. Лес они предпочитают лиственный или смешанный, в чисто хвойном живут лишь при наличии лиственного подлеска. Густые кустарники являются для косуль совершенно необходимым условием жизни. Косули встречаются даже в степной полосе, но только там, где по балкам и оврагам имеются заросли кустарника или высокие травы. Сплошного леса косули избегают и придерживаются окраин, опушек и лесных полян. Открытые поляны для них, видимо, столь же необходимы, как и кустарники. В сибирской тайге косули держатся только там, где находят прибрежные луговины или травяные болота. Очень часто они живут в сравнительно открытых и высокотравных местах, поблизости от отдельных участков лесов или рощ. В Польше, Германии и Чехословакии селятся в лесопарках. В отдельных случаях косули переходят даже довольно большие степные местности, но при условии высокой травяной растительности или посевов. Косули прекрасно уживаются и в густонаселенных районах, но при условии охраны и строго ограниченной и нормированной охоты на них. Это располагает в дальнейшем к широкому расселению косуль в лесостепной зоне. Примером могут служить равнинные леса Латвии, Литвы, Калининградской области, Западной Украины.

Питается косуля преимущественно почками, побегами и корой деревьев и кустарников: ивы, тополя, осины, березы, в южных местностях — дуба, ясеня, бука, вяза, рябины, черемухи и даже крушины.

Косули с удовольствием едят желуди, буковые орешки. При недостатке кормов выкапывают из-под снега мох, лишайники и травы. В трудные для них зимы охотно кормятся сеном. Летом питаются травами. Косули любят посещать лесные поляны, лужайки, поля, засеянные клевером. К осени жируют на ягодниках.

Пьют косули несколько раз в день, предпочитая проточную чистую воду, но пользуются и застойными источниками.

В восточных районах весной и летом охотно посещают солонцы. Жируют (питаются) косули преимущественно утром и вечером. Излюбленные места кормежки: опушки, поляны, просеки. Косуля на кормежке ведет себя неспокойно, она непрерывно движется, озирается по сторонам. Отдыхают косули зимой, как я наблюдал в Полесском спортивно-охотничьем хозяйстве Калининградской области, в чаще леса, раскапывая себе круглые лежки до земли. В ясную погоду они располагаются на опушках, пригреваемых солнцем.

В спокойном состоянии косули двигаются шагом или рысью. Потревоженные, бегут легкими скачками, распластываясь над землей. Прыжки их очень велики и достигают до 6 метров и даже более в длину и в 2—2,5 метра в высоту. Но на большое расстояние с такой скоростью косуля бежать не может и быстро выдыхается. Тропы косуль заметны тем, что они ходят часто по одному и тому же месту, след в след, пробивая по снегу и по чернотропу узкие, характерные тропинки, особенно заметные при переходах через просеки и канавы.

Косули склонны ко всякого рода кочевкам. В октябре и ноябре они небольшими группами начинают уходить с гор в долины; они идут медленно, останавливаются для жировок, иногда сбиваются в большие стада. Эти переходы совершаются из года в год по одним и тем же путям.

Весной, как правило, косули откочевывают в обратном направлении. Такие перекочевки особенно характерны для Забайкалья и Приморья.

Другой тип кочевок носит характер массовых переселений, когда косули идут очень большими стадами, двигаясь не сплошной массой, а в разбивку. Направления таких перемещений неопределенны и не регулярны. Такие перекочевки совершаются на большие расстояния, — косули идут быстро и внезапно заселяют те места, где их раньше совсем не было. Причина таких кочевок зависит от состава кормов или неблагоприятных климатических условий (глубокие снега, гололедица, наводнения и ливни летом), которые также вызывают резкое изменение кормовых условий.

Как и у большинства из семейства оленей, беременность у косуль продолжается около девяти месяцев, но развитие эмбриона (зародыша) происходит только в течение последних 5—6 месяцев. Для отела беременные самки уходят в чащи и заросли по опушкам и полянам, иногда даже в глубь леса. Телятся в самых глухих местах, в зарослях кустарников, в высокой траве, в камышах, часто неприступных болотах или по берегам озер или ручьев.

Отел происходит с конца апреля по конец июня, но большая часть самок телится в мае. В первом помете самка имеет одного теленка, более взрослые — обычно двух, редко трех.

Первые 4—5 дней теленок (козлик) очень слаб, почти не встает, и самка в это время заботливо дежурит около детей. Потом она начинает постепенно отходить для пастьбы и водопоя, но недалеко, держится всегда настороже и в случае опасности отводит ее, самоотверженно защищая детей. Теленок, немного окрепнув, начинает бродить за матерью, но на очень небольшое расстояние. При появлении опасности затаивается, плотно прижимаясь к земле, подобрав под себя ноги, вытянув шею и заложив уши. Со второй половины июня козлята неотступно следуют за маткой и постепенно начинают переходить на питание травой.

К августу маленькие козлята становятся уже вполне самостоятельными.

Способность к размножению у молодых косуль наступает лишь на третьем году. Живут косули до 15—20 лет, хотя точно предел их возраста неизвестен.

Главный, злейший враг косуль — волк, особенно опасный зимой. Волки устраивают «засады» и «загоны» на косуль. Далее следует лисица, которая иногда нападает даже на взрослых косуль. В Сибири много косуль погибает от рысей; в тайге — от росомах, менее — от медведей. На Дальнем Востоке их преследует харза. Страдают косули от многих паразитов-насекомых, особенно оводов, клещей и различных глистов.


Косуля играет видную роль в охотничьем промысле. Она дает высококачественное мясо и жир. Шкура идет на изготовление замши, рога — на мелкие поделки; из осенних шкур изготовляют прочную и теплую одежду (дохи). В Забайкалье, на Дальнем Востоке и других районах страны, по последним данным, добыча косуль исчисляется десятками тысяч голов.

Спортивная охота на косулю, если она проводится организованно, в угодьях, где это животное разводится и оберегается, как это делается в странах Западной Европы, не составляет больших трудностей. В таких угодьях косули приваживаются к определенным местам, что достигается постоянной подкормкой животных в зимнее время.

Умело размещенные в угодьях кормушки с клевером, сеном или ветками осины, ивы, бука, ясеня приучают косуль придерживаться одних мест и способствуют созданию определенных троп (переходов).

 

Охота с вышки

Преимущество пребывания на вышке от обычной засидки на земле заключается в том, что охотник получает больше впечатлений. С вышки он дальше видит, а своим присутствием меньше беспокоит зверя. Неслучайно в Германии, в Польше, в Чехословакии почти во всех лесах устраиваются вышки для охоты не только на косулю, но и на других копытных зверей, в частности на кабана и оленя. Правда, охота с вышки сугубо индивидуальная, она редко допускает одновременное нахождение на вышке нескольких человек, но пребывание на ней двух лиц вполне возможно и допустимо при условии, конечно, если эти охотники действуют дружно и согласованно.

Охота с вышки практикуется с помощью нарезного охотничьего оружия, хотя возможна и стрельба из дробового ружья.

Эта охота не позволяет распугивать зверя, вести преследование или поднимать излишнюю стрельбу. По существу, на этой охоте добывается только выборочный зверь. Если охотнику разрешается добыть козла-самца или козла с дефектными (уродливыми) рогами, то он уже не должен стрелять по первым появившимся животным, ибо среди них могут оказаться самки. Вышка ограничивает и число выстрелов. С нее добывается преимущественно одно животное, остальные после первого выстрела скрываются. Сознательный охотник удовлетворяется одним метким выстрелом.

Устройство вышки, если она делается не кое-как, а капитально и на длительное время, достаточно трудоемкое дело. Прежде чем строить вышку, охотнику приходится много понаблюдать за косулями, проследить в разное время года места их переходов, места кормежек, выбрать удобное место для обозрения местности и только тогда уже приступить к строительству вышки.

Вышка устанавливается на опушке леса, на перекрестке лесных дорог, просек, на краю стены леса, у луговых полян или полей. Обычно верх вышки, ее помост, иногда даже с крышей, защищающей от дождя, укрывается в тени зеленых крон деревьев. Она не выпячивается из кромки леса, а укрепляется у второго или третьего ряда деревьев. Поэтому, если смотреть с поляны на кромку леса, то очертания вышки не должны выделяться; наоборот, они должны сливаться с общим фоном деревьев.

Для охоты с вышки устанавливаются специальные правила, которые рассчитаны на строго ограниченный, выборочный отстрел зверя и только в определенное время года.

Ведя наблюдения за косулями с вышки в предвечерние часы в середине лета 1945 года в районах Верхней Силезии в Польше, приходилось видеть табунки, насчитывающие по 22 косули всех возрастов, но без малышей. Они выходили на поля клевера. Позднее, в 1948 году, в Калининградской области, на больших лесных полянах Полесского спортивно-охотничьего хозяйства поздней осенью приходилось наблюдать на рассвете табунки, переходящие через поляну, до семи голов, при наличии в них двух-трех козлов.

Следует отметить, что косулю — самца или самку ни в коем случае нельзя смешивать с диким или домашним козлом. Они сходны лишь только по названию. Рога у самца косули плотные; отсюда они относятся к семейству плотнорогих, или оленей.

У настоящего козла, как дикого, так и домашнего, рога полые, состоящие из рогового чехла, одетого на костный вырост лобной кости. Самцы косуль ежегодно в конце осени сбрасывают свои рога, а у козлов они вырастают и держатся всю жизнь; поэтому они относятся к семейству полорогих.

Сходство между домашним или диким козлом и косулей состоит лишь в том, что они относятся к одному и тому же отряду парнокопытных, к группе жвачных и классу млекопитающих животных.

 

Охота из засады

Суть этой охоты, ее условия и способы — почти такие же, как и с вышки, то есть подкарауливание зверя. Успех зависит от предварительных наблюдений за поведением животных, но пределы видимости охотника, находящегося в скрадке — на земле, значительно уменьшаются по сравнению с обзором местности с вышки. Осложняется эта охота еще и тем, что любой зверь быстрее почует человека, находящегося на земле, чем над землей; точно так же он легче слышит и малейший шорох на засидке. Пребывание на засидке, на земле местами бывает нежелательно и в смысле неподготовленной внезапной встречи с опасным зверем. Зато такая засидка может быть быстро сменена. Надоело сидеть или стоять на одном месте — осторожно переходи на заранее избранное другое место.

Правда, здесь речь идет только об охоте на засидках в светлое время дня. Ночью перемещаться с одной засидки на другую ни в коем случае нельзя, особенно если охотник не уверен в том, что, кроме него, в этой местности никого другого нет. Хождение ночью в лесу, в степи или в поле, где одновременно могут находиться на засидках несколько охотников, очень опасно и нередко приводит к несчастным случаям. В таких же условиях при охоте из засады или на засидке с земли следует очень осторожно, умело пользоваться нарезным охотничьим оружием, от прямого, горизонтального выстрела которого пуля идет далеко. По косуле лучше всего стрелять картечью, подпуская поближе зверя, и — наверняка. Стрелять далеко, «на авось», при любой охоте нельзя.

 

С подхода

Более активной и распространенной бывает охота на косуль с подхода. Эта охота трудная, особенно если косули встречаются редко. Там, где косуль водится много, охота проще.

Испытав на практике опыт этой охоты в лесах Калининградской области, я хорошо знал место, где наверняка мог увидеть пасущихся или перемещающихся косуль. Утром охота с подхода протекает более успешно, чем вечером или днем. Кажется, что утром косуля менее осторожна; вероятно, это происходит потому, что за ночь ее внимание к опасности притупляется. Она смелее гуляет и меньше озирается по сторонам.

Характерный случай охоты с подхода был у меня в октябре 1951 года. Обнаружив накануне посещение косулями небольшого заболоченного и заброшенного поля, расположенного среди массива крупного и смешанного леса, утром я решил застать косуль на жировке. До места охоты пройти нужно было километра три-четыре. Я вышел за час до рассвета и осторожно продвигался сильно заросшей просекой к месту охоты. В лесу часто слышался таинственный треск и шорохи. Тогда там были еще не редкостью кабаны, олени и зайцы, но больше всех встречались характерные, четкие следочки косуль. На случай встречи с кабаном я неизменно ходил со своим заветным охотничьим карабином.

Заброшенное поле врезалось в массив леса буквой «Г». Оно обильно заросло высокой крапивой, конским щавелем, бурьяном и полынью. Последняя, по-видимому, и привлекала сюда косуль. Миновав лес, я вышел на опушку, где поле отделялось от деревьев неглубокой канавой, заросшей молодыми ольхами.

Потемневшая от первых заморозков крапива придавала дикому полю мрачный вид, похожий на своеобразное необитаемое болото. Но это только так казалось. Вступив в пределы высокого разнотравья, можно было сразу же убедиться, что это не черное, необитаемое болото, а чудесное кормовое поле для косуль и кабанов, следы пребывания которых виднелись всюду, образуя целые лабиринты выбитых ими тропинок. И как бы в подтверждение выбора места для охоты с подхода вскоре я увидел в противоположном конце поля две белых точки «салфеток» удирающих в лес косуль. Это заставило меня быстро отпрянуть с края поля и укрыться за стенку кустарника, тянущегося вдоль канавы. А слева, в сотне шагах, как из-под земли, выросла новая пара косуль; они шли не торопясь, параллельным моему движению курсом. Сзади шел красивый рогач-козел. Увядающая трава почти полностью скрывала животных, но головка, шея, плечи и верхушка спины их как будто плыли в темной массе зелени, быстро исчезая из глаз. Медлить было нельзя ни секунды — я выстрелил по рогачу. Он как бы утонул в однообразной пучине, а испуганная косуля после нескольких прыжков быстро скрылась в опушку леса. Поиски козла оказались не сложными. На какую-то долю секунды в момент выстрела я заметил характерную белесую веточку травы, около которой упал козел, и, ориентируясь на нее, вышел точно к цели.

Охотничья сноровка приобретается годами. Главный ключ к ней — умение (если не искусство) наблюдать. Охота с подхода, или, как ее считают, «скрадом», неразрывно связана с выслеживанием. Понаблюдаешь за природой, найдешь места, где водится тот или иной зверь, места кормежек и переходов — будешь иметь удачу. Не захочешь понаблюдать, понадеешься на случайную встречу со зверем — будешь выхаживать огромные пространства, но ничего не увидишь.

Все звери, а копытные в особенности, обладают прекрасным чутьем. Поэтому поиски любого зверя, будь то косуля или кабан, должны производиться всегда против ветра или хотя бы поперек ветра.

Приемы охоты с подхода или «скрадом» применимы ко многим видам зверей, исключая только охоту в ровной открытой степи, где подойти к пасущимся сайгакам или джейранам невозможно. Зато в горах, при охоте на туров, серн, архаров, горных козлов охота с подхода остается самой распространенной. Правда, иногда эта охота сочетается с проведением облавы, нагона животных на организованную засаду стрелков. Такая охота обычно бывает коллективной или групповой, с участием уже не менее двух-трех охотников.

Очень важно запомнить, что охота с подхода проводится только с рассветом. В ранние утренние часы все копытные животные, а косули в особенности, пасутся или перемещаются с кормежки на дневку менее настороженно, чем в сумерки или днем. Косули утром спокойно выходят на поля, пересекают поляны, дороги, просеки и дольше задерживаются на них. То же происходит в таежных сопках и в горах. Днем и в светлое, предвечернее время косули и другие копытные животные пасутся на открытых местах только там, где их не беспокоят. В шумных местах они выходят в поля, на вырубки или на луга только с наступлением темноты.

Наиболее успешной охота с подхода бывает после ненастья. В дождливую и ветреную погоду, когда в лесу стоит сплошная капель, косули также стремятся выйти на открытые места, и подойти к ним в такое время легче, чем в сухую осеннюю погоду. В районах Урала, Сибири и Забайкалья охота с подхода чаще всего практикуется по свежевыпавшему снегу, особенно в ветреную погоду. Под шум ветра, в снегопад, на пересеченной местности косули подпускают на 50—100 шагов.

В тихую порошу выслеживать косулю по снегу приходится чрезвычайно осторожно. В таких случаях время встречи со зверем буквально измеряется шагами. Один, два, три шага — остановка, осмотр местности; два, три шага вперед — остановка, осмотр местности. При этом недопустимы крутые повороты головы или движение руками. Надо идти крадучись, как бы сливаясь с фоном деревьев или кустарника. После первого выстрела по косуле надо быть всегда готовым к появлению неожиданной цели. Кормившиеся животные не всегда правильно слышат направление выстрела и нередко бегут в сторону охотника, или новые поднимаются с лежки и слушают, стоя на месте. Нередко они убегают лишь после второго и третьего выстрелов.

Одежда и обувь имеют большое значение на любой охоте, но при скрадывании зверя с подхода их роль особенно велика. Охотник должен одеваться в легкую, но теплую куртку, в мягкие, нешуршащие штаны. Лучшей обувью сибиряки считают ичиги или унты; вполне применимы и легкие подшитые валенки.

Цвет одежды должен соответствовать окружающей местности. Зимой рекомендуется грязновато-белесый маскировочный халат. Для осенней охоты по чернотропу хорошо иметь грязно-желтый или светло-коричневый (камуфлированный) пятнистый халат. В это же время удобной бывает легкая куртка на ватине из солдатского сукна.

 

Облавная охота

Во всех районах СССР, где водятся косули, наиболее распространенной является облавная охота (загоном). В районах Северного Кавказа и Закавказья эту охоту считают «гаевой». Обложить, обойти место, где предполагается зверь, значит сделать «гай» (загон). Кавказские гаевые охоты обычно бывают смешанными, т. е. охота проводится ни на какого-либо определенного зверя, а на всех зверей, разрешенных в данном сезоне к отстрелу. Поэтому там загонщики применяют стаи самых различных зверовых собак. Применение зверовых собак оправдывается тем, что горно-лесистые колючие заросли бывают обычно совершенно непроницаемыми и преодолеть их загонщик не может.

Линия расположения стрелков при гаевой охоте называется пересадой. Обычно она совпадает с какой-нибудь седловиной или перешейком между двух гор или высот.

В других местах, как, например, в западных районах страны, где косули держатся оседло, организация облавной охоты не отличается большой сложностью. Зная квартал или участок леса, в котором держатся или выслежены косули, вполне можно сделать загон минимальным числом охотников.

В Калининградской области мне приходилось быть участником многих успешных облавных охот на косуль, когда один лишь загонщик выставлял зверя на линию всего двух стрелков. Еще более удачными были облавы, когда в оклад входили два квартала леса длиною 1600 метров и шириною — 400 метров.

Стрелковую линию с учетом бокового ветра заняли за час до начала гона пять охотников. Загонщиков было четверо. Благодаря опыту и организованности загонщиков они прочесывали лес не торопясь, без лишнего шума, и двигались на стрелков ровной линией. Просека, разъединяющая массив оклада от свободного заболоченного квартала, куда шло направление загона, оставалась за спиной охотников. Стрелковая линия была строго прямой. Каждый охотник бесшумно углубляется внутрь оклада метров на 10—15 и молча рукой дает знать один другому о местонахождении своего номера. Таким образом, сзади охотников оставалась кромка леса, просека и две канавы. Это облегчало положение для стрельбы в угон, если зверь, допустим, прорвется за линию стрелков. Малейшие разговоры, курение, обламывание веток, ходьба на линии стрелков — исключены.

Когда облава сопровождается шумом ветра, дождя, шелестом деревьев, внимание охотника несколько рассеивается, но если она происходит в тихий, пасмурный день, то он чуть ли не за километр слышит, а потом и видит каждую потревоженную загонщиками пичужку.

Как и везде, в правилах облавных охот предусматривается соблюдение безупречной железной дисциплины каждым стрелком и загонщиком. Воля каждого участника облавной охоты подчинена начальнику или руководителю команды. До конца облавы ни в коем случае нельзя сходить с номера, даже если зверь убит или ушел раненым. Преследовать подранка или обрабатывать тушу убитого зверя можно только по окончании загона и с разрешения руководителя охоты. Лучшим расстоянием для стрельбы косули на облавной охоте считается 30—40 шагов. Не рекомендуется подпускать ее слишком близко. Это нередко приводит к досадным промахам. Также не следует стрелять косулю «на штык» и «в угон»: получаются подранки. Лучше всего стрелять животное в область шеи и по лопаткам (наиболее убойное место).

В правилах любой облавной охоты от стрелков и загонщиков требуется строжайшее соблюдение прямолинейности расположения номеров и движения загонщиков. Всякие зигзаги с той и с другой стороны приводят к несчастным случаям. Загибы и повороты стрелковой линии допустимы только в пересеченной местности. Что касается загонщиков, то они обязаны гнать зверя ровной цепью. Они всегда должны слышать или видеть друг друга. Загонщик обязан не отставать от своих соседей справа и слева, не забегать вперед их и не допускать разрыва в цепи. От порядка движения загонщиков во многом зависит успех облавы.

 

Против травли косуль

В отдельных районах Урала, Прибалтики и Северного Кавказа под видом спортивной охоты до сих пор практикуется такая хищническая, истребительная охота на косуль, как охота с гончими. Эта охота недопустима прежде, всего потому, что никакого спортивного удовлетворения владелец собаки (охотник), по существу, не имеет. Любая гончая или похожая на нее собака, обладающая чутьем, азартно гоняет косулю с голосом или молча, стремясь поймать и задавить ее.

Многие собаки, ублюдки гончих, завезенные в западные районы Прибалтики из центральных районов Союза и ранее никогда не знавшие следов косули, при первых же встречах с этим животным предпочитают его зайцу, лисице и принимаются нещадно гонять их. Такое преследование косуль приводит к тому, что они изгоняются из своих излюбленных мест обитания, иногда загоняются, погибают в зубах собак или становятся хронически больными.

Вред и опасность от охоты с крупными гончими наносится не только благородным животным — косулям или оленям, но и кабанам. Хищническая, мясозаготовительная охота с крупными и паратыми гончими и всяческими ублюдками, дополняющими стаю гончих, привела к тому, что даже в районах Дальнего Востока, почти всегда обильных копытными, местами совершенно вытравливаются целые семьи молодых кабанов.

 

Будущее косули

По опыту охотничьих хозяйств ряда стран известно, что косуля легко уживается по соседству с человеком и успешно размножается в густонаселенных районах, имеющих леса и парки.

Первым и непременным условием для успешного разведения косуль должно быть полное отсутствие волков. Говорят, что в Германии еще в начале XX века установлен памятник последнему волку, убитому на территории страны, и с тех пор появление там волков считается у охотников чрезвычайным происшествием. Неслучайно косуля стала символическим украшением многих картин и литографий, отображающих природу Германии, Австрии, Чехословакии. Даже близ крупных промышленных и шумных городов там нередко встречаются косули.

Попытки развести косуль в Завидовском, Переславльском, Румянцевском и других охотничьих хозяйствах под Москвой пока не увенчались успехом. Они быстро подвергались преследованию волков, истреблялись браконьерами, а отдельные особи беспорядочно откочевывали куда попало в поисках своих сородичей.

Наиболее успешно сравнительно значительное поголовье косуль сохраняется в заказниках и охотничьих хозяйствах Латвийской и Литовской. ССР. Там сами охотники сознательно относятся к охране копытных животных и более настойчиво истребляют волков.

В лесах Московской области, где волков, живущих оседло, остались уже единицы, имеются все условия к тому, чтобы начать плановое и массовое расселение косуль. Для этих целей надо отлавливать самых крупных и наиболее жизнестойких косуль из районов Прибайкалья, Урала и выпускать в определенные, строго охраняемые угодья по 50—100 голов в течение одного сезона; тогда может быть толк. Через год-два при надлежащей охране, обязательной зимней подкормке и уходе косули быстро размножатся и станут широко распространяться.

Косуля при наших лесных просторах никогда не может оказаться опасной или вредной для лесного хозяйства. К сожалению, она остается еще крайне беззащитной от множества врагов, и регулировать плотность ее обитания нетрудно.

В нашей стране все природные богатства должны быть разумно использованы на благо трудового человека. Наши леса, поля, луга, горы и болота должны заселять косули — чудесные, красивейшие животные, прекраснейший объект для разумной спортивной охоты.