Славный юбилей | Печать |

Гусев В. Г.

 

(К семидесятипятилетию П. А. Мантейфеля)

В октябре 1957 года в Московской ветеринарной академии отмечалось семидесятипятилетие профессора, лауреата Сталинской премии, орденоносца Петра Александровича Мантейфеля а пятидесятилетие его научной, педагогической и общественной деятельности.

Чествование профессора отнюдь не носило ведомственный характер. Десятки поздравлений со всех концов страны поступили от государственных и общественных организаций, не говоря о многочисленных учениках Петра Александровича. Профессора поздравляли академики и пионеры, работники искусства и таежные охотники, представители печати, торговли и Советской Армии.

В чем секрет популярности этого скромного труженика довольно специфичной отрасли биологической науки?

Петр Александрович не является автором многотомных научных трудов — его печатные работы невелики по объему, но читатель любит и ценит их...

С раннего детства Мантейфель полюбил замечательную природу нашей страны, он всю жизнь посвятил творческому ее изучению. Научился понимать ее так, что ему стали доступны самые сокровенные тайны лесов, полей и их обитателей.

Любовь и интерес Петра Александровича к природе никогда не были созерцательными, а работы его никогда не носили чисто теоретического характера; он не был ученым-одиночкой, а всегда работал на благо народа. В одной из своих работ, написанной более 20 лет назад, Мантейфель пишет: «Изучением биологии соболя мы еще раз ярко подчеркнули, что лишь комплексными методами, где наблюдения в природе и эксперимент представляют одно неразрывное целое, можно решать сложные биологические проблемы. Созерцательное изучение природы есть лишь первый этап работы, дающий сырой материал и выдвигающий ряд вопросов (проблем), направленных к решению сложных природных констелляций (комплекс факторов) методами эксперимента и проверкой полученных выводов в широкой практике (в зоофермах, охотничьих хозяйствах, заповедниках, природных участках).

Нет такого вопроса, которого нельзя было бы решить этим комплексным методом, особенно если за него берется организованная энергичная молодежь. Пора бы многим лабораториям изменить методы работы, брать темы, выдвигаемые жизнью, решать их не на шаблонном ограниченном круге подопытных лабораторных животных, а на разнообразном биоматериале зоосадов и зоопарков. Идя по этому пути, мы быстро завоюем природу и научимся не только рационально пользоваться естественными природными богатствами, но и управлять природой, подчинив ее воле человека» (Соболь, КОИЗ, 1934).

Студентом Московского сельскохозяйственного института в 1908—1909 гг. (под руководством профессоров Прянишникова и Кулагина) Мантейфель проводит опыты по мелиорации крестьянских полей и борьбе с сельскохозяйственными вредителями.

С 1910 г. Мантейфель работает при кафедре академика Вильямса по изучению флоры и фауны юго-восточной России. В этот период он участвует в экспедициях по изучению Призайсанских степей, Ханства Хивинского, Кызылкум, Ферганской долины и других отдаленных районов страны, в те времена почти неизученных.

В период 1921—1924 гг. Мантейфель ведет научную работу в области отсталого тогда сельского хозяйства, а с 1924 года переходит в Московский Зоопарк, где занимается научной и административной работой.

Работая в Зоопарке, Петр Александрович проводит колоссальную работу по изучению биологии животных, в особенности охотничьих зверей и птиц.

Талантливый наблюдатель, экспериментатор, организатор и воспитатель, он становится во главе созданной им группы научных работников, юных натуралистов и охотников-практиков, мобилизуя их на разрешение научных и хозяйственных проблем, умело выделяя основные из них.

«Петр Александрович особенно интересовался соболями и белками. Эти животные составляют главное пушное богатство нашей страны», — пишет в своих воспоминаниях один из его учеников (Г. Успенский. По заповедным дебрям, 1956).

Под руководством Мантейфеля успешно разрешается проблема разведения в неволе соболей; выясняется целый ряд особенностей биологии зайца, белки и других пушных зверей, ведутся работы по обогащению и реконструкции нашей фауны.

Профессор вынужден был вести тяжелую борьбу с учеными-консерваторами, сторонниками формальной биологии, которые выступали против реконструкции фауны, и в частности против расселения в нашей стране новых видов животных. Новое, передовое всегда побеждало в нашей стране, и сегодня мы знаем, что дало стране расселение соболя, белки и бобра, акклиматизация ондатры, нутрии, норки и целый ряд других работ, которые когда-то приходилось отстаивать с боем.

Для Мантейфеля и его учеников не было больших и малых, научных и ненаучных проблем. Мобилизуя основные силы на разрешение самых существенных вопросов, Мантейфель умеет всюду найти интересные объекты для натуралиста и талантливым экспериментом извлечь материал, полезный для народа.

Работа юннатов, выясняющая отношение мухи к тому или иному цвету, дает вывод о возможности новых путей борьбы с мухами; наблюдения за волнистыми попугайчиками дают толчок к разработке теории о роли внешних раздражителей в жизни животных.

Энтузиаст советского охотничьего хозяйства и один из создателей современной охотоведческой науки, Мантейфель с 1930 г. преподает студентам-биологам — охотоведам и звероводам Московского зоотехнического института ряд биологических дисциплин, осуществляя с 1936 г. руководство кафедрой биологии и биотехнии.

Вот что пишет Успенский об одной из лекций Петра Александровича, прочитанной им на бульваре, ввиду недостатка аудитории в институте:

«О чем же говорил Петр Александрович на этой лекции? Он не столько говорил, сколько спрашивал, а мы, к стыду своему, очень плохо ему отвечали. А весь разговор касался только маленькой птички — синицы-гаички, которая прыгала между ветвями липы у нас над головами.

Что же в ней особенного? На вид птичка довольно-таки невзрачная, петь как следует не умеет, так, какая-то “золушка” в светлом доме природы. Но когда наши скудные знания о синичке были исчерпаны, профессор начал рассказывать сам и поведал про нее такое, что после лекции эта птичка показалась нам прекрасной сказочной жар-птицей и заслужила у нас настоящее уважение». (По заповедным дебрям, 1956).

Замечательный лектор и популяризатор, Мантейфель одинаково просто, доходчиво и увлекательно читает лекции о биологии животных и охотничьем хозяйстве для ученых, студентов, колхозников и пионеров. Любовь к своему предмету и отличное его знание сообщает его выступлениям ту «живинку», которая всегда обеспечивает связь с аудиторией.

Особенно любит Петра Александровича молодежь, воспитанию которой он отдал немало сил. Десятки юных натуралистов, работавших под его руководством, стали крупными учеными, сотни его учеников продолжают начатое им дело во всех концах страны.

«Дядя Петя» — любовно назвали его юные биологи Московского Зоопарка; и сегодня воспитанники кружка биологов зовут его этим именем, хотя многие из них стали сами докторами наук и головы их посеребрила седина.

Меня, как одного из учеников Петра Александровича, всегда поражала разносторонность, энциклопедичность его познаний. Биология животных, ботаника, биохимия, почвоведение и целый ряд других смежных дисциплин всегда обеспечивали ему возможность разностороннего разрешения проблемы и проведения остроумного эксперимента.

Отдавая много сил развитию охотничьего хозяйства страны, Петр Александрович понимал и учил нас, что только при участии широких масс можно добиться желаемого эффекта. Поэтому он сам никогда не жалел труда для популяризации любимого дела пером и словом. Более трехсот газетных и журнальных статей, десятки вышедших под его редакцией книг, его труды о биологии животных — «Соболь», «Жизнь пушных зверей» и чудесные «Рассказы натуралиста» — учат нас любить и понимать природу, так же как и снятые при его участии биологические кинофильмы «Сила жизни», «В глубинах океана», «Закон великой любви» и другие, получившие высокую оценку зрителя.

Совмещая преподавательскую, научную и административную работу, Петр Александрович заведует кафедрой Московского зоотехнического института (ныне слитого с Московской ветеринарной академией); до последнего времени он руководил научной работой Всесоюзного научно-исследовательского института животного сырья и пушнины, не отказывая в консультации государственным и общественным охотничьим организациям.

К своему семидесятипятилетию Петр Александрович пришел украшенный не только сединами, но и многими заслугами, отмеченными Родиной.

Пожелаем ему здоровья, многих лет плодотворной работы и обобщающего труда по вопросам созданной им науки — биотехнии в охотничьем хозяйстве.