В межсезонное время | Печать |

Соловьев П.

 


В межсезонное время, когда нет охоты, охотник может заняться наблюдением за жизнью зверей, птиц, насекомых, превратившись в натуралиста, а это очень интересное и полезное занятие.

Чем больше мы наблюдаем жизнь окружающих животных, тем глубже знакомимся с их повадками и нравами. Мы узнаем, какие животные вредны для человека, а какие полезны (и насколько полезны или вредны).

На первый взгляд кажется, что зайцы — самые невинные, симпатичные, заслуживающие сострадания зверьки, а на самом деле они приносят большой вред для незащищенных молодых насаждений и могут их уничтожить совершенно, обгрызая кору и ветки.

На первый взгляд кажется, что дикие козочки — воплощенная невинность; на самом же деле и они приносят вред лесному хозяйству, обгрызая ветки и макушки молодых деревьев.

Лисица слывет за разбойницу в животном царстве. Такова она и есть в лесных районах, — пожирает в большом количестве зайцев и охотничьих птиц. Но в степных районах лисица приносит больше пользы, чем вреда, потому что истребляет не столько зайцев, сколько полевых мышей — вредителей сельского хозяйства.

Люди, незнакомые с жизнью зверей и птиц, считают всех ястребов и сов вредными. В действительности же бывают и полезные и вредные ястреба; совы же более полезны, чем вредны (кроме филина, который очень вреден для охотничьего хозяйства).

Самыми вредными считаются у нас ястреб-тетеревятник и ястреб-перепелятник. Этих ястребов нужно уничтожать. Но есть ястреба, которые приносят большую пользу сельскому хозяйству, истребляя полевых мышей. Над обширными полями часто можно заметить пустельгу, которая, быстро махая крыльями, долго стоит на одном месте, а потом отлетает на другое место и опять останавливается. Одним своим видом этот сокол украшает наши поля, но он приносит и пользу. Он стоит на одном месте в воздухе, выслеживая мышей. Поймав мышь, съедает ее на месте, опять взлетает и, как верный сторож, становится на часы.


Из вороновых самыми вредными считаются серая ворона и сорока. Это — хищники. Они разоряют гнезда, поедая яйца и птенцов маленьких певчих птичек и охотничьих птиц. Кроме того, большие стаи ворон приносят значительный вред, «вымолачивая» хлеб, стоящий на полях и около гумен. Малая польза, которую они приносят, «убирая» отбросы, не может возместить их большого вреда. Этих птиц надо уничтожать.

Серые вороны — птицы довольно умные и осторожные. В детстве я пробовал ловить их силками, но безуспешно. К расставленным силкам они и близко не подходят. Охотника они узнают издали по ружью и не подпускают на выстрел. У этих птиц очень зоркие глаза и хороший слух. Воруя хлеб или цыплят, они всячески «изощряются». Недаром народ прозвал эту птицу «ворона». Мне пришлось наблюдать, как вороны воровали маленьких утят. Мальчик лет восьми пас большое стадо уток с утятами на мочилах, близ деревни. Недалеко от мочил в низком месте поднимался живою стеной ольшняк, а в нем постоянно держались серые вороны. Задремал мальчик на берегу мочила, а утки тем временем пошли к ольшняку, а за ними потянулись, попискивая, и утята. Близко подошли утки к ольшняку, а вороны не дремали. Неспешно и как бы невзначай подлетела одна пухлая, по-видимому старая, закоренелая в преступлениях ворона к стае утят, схватила одного утенка и мигом унесла в ольшняк. Это было сделано так быстро, без крика и шума, что старые утки как будто и не заметили беды. А пастушок все дремал, а может быть, и сладко спал. Другая ворона вырвалась из ольшняка, схватила еще утенка и понесла...

Домашние птицы, особенно куры, чувствуют в вороне своего врага, и когда она пролетает близко от них, издают тревожные звуки, и цыплята прячутся.

Я долго и внимательно наблюдал за жизнью вороновых и мог убедиться, что все они являются хищниками.

Сороки и сойки на первый взгляд кажутся нехищными птицами, так как сороки очень интересны по виду и нраву, а сойки красотой оперения могут соперничать даже со снегирем. К тому же эти птицы не так пугливы, как вороны и вороны, и иногда подпускают к себе человека, даже охотника, совершенно близко, особенно сойки. Однако и эти птицы являются беспощадными хищниками, а сороки к тому же замечательно ловкие и даже наглые воровки.

На одном колхозном дворе меня убедительно просили отвадить сорок, которые целой стаей повадились летать на птичий двор и приносили значительный убыток, воруя яйца и выедая куриный корм. Рано утром я засел в укромном месте и стал ждать. Ждать пришлось недолго. Минут через пятнадцать застрекотала сорока на вербе около самого птичника. Ей откликались откуда-то другие сороки, и скоро они вереницей потянулись к птичнику. Затем, недолго думая, они всей ватагой слетели вниз, к дверям птичника, прыжками приблизились к корыту с кормом для кур и принялись за еду. Я не решился стрелять в них, так как тут же были и куры. Сороки кур нисколько не боялись и поспешно наполняли свои желудки, изредка лишь переговариваясь на своем сорочьем языке: «чи-чи». Наелись сороки и преспокойно улетели; птичница невольно вспугнула их, выйдя из дому за чем-то во двор.

Но сороки в тот же день показали себя и с другой стороны. Я сказал птичнице, чтобы она оставила несколько яиц в куриных корзинках, а сам опять засел наблюдать с ружьем. Долго не прилетали сороки, и я уже решил закончить свои наблюдения, как вдруг что-то зашуршало в соломе. Я посмотрел на крышу птичника и уловил взглядом только сорочий хвост. Сорока юркнула в птичник. Интересно то, что воровка подлетела к птичнику молча и довольно ловко и моментально шмыгнула в него через полуоткрытую дверь. Через некоторое время она вылетела и присела на крыше. Я застрелил ее, а затем мы с птичницей обнаружили, что одно яйцо разбито и выпито. С тех пор я начал настоящую войну против сорочьей стаи и за неделю, навещая птичник, застрелил четырех сорок. Это сильно повлияло на остальных, которые постоянно прилетали к птичнику. Они стали страшно пугливыми. Некоторое время даже боялись подлетать к птичнику и держались от него на почтительном расстоянии — приблизительно на полкилометра, в зарослях ивняка. Я ходил за ними туда, но они были настолько осторожны, что, уже издали заметив меня, улетали в соседний лес и прятались там. Интересно отметить, что и на следующий год сороки не забыли первую «науку». Они подлетали к птичнику, но, заметив, что я подходил с ружьем, немедленно улетали в кусты и там держались целый день; вообще же стали настолько пугливыми, что мне не удалось больше застрелить ни одной из них.

У вороновых очень острая и долгая память. Не даром в народной мудрости говорится, что пуганая ворона куста боится. Безусловно, у вороны выработался твердый инстинкт опасаться человека, потому что он никогда не любил ворону как ненужную, вредную птицу и, пожалуй, преследовал ее с давних времен.


Несмотря на всю воронью осторожность, охотники часто стреляют ворон, выполняя охотничью обязанность уничтожать вредных хищных птиц. Иногда вороны собираются в большие стаи, взлетают высоко-высоко и начинают играть. Они ловко и быстро бросаются вниз и опять взлетают вверх, и так летают продолжительное время, неутомимые и веселые. Такая воронья игра наблюдается чаще всего осенью, на закате солнца, перед морозом. Вообще же вороны летают лениво, и этим пользуются охотники. Ворону, пожалуй, легче, чем другую птицу застрелить налету. Правда, вороны и в полете своем не лишены осторожности. Не каждая ворона полетит вблизи охотника; чаще всего вороны летают вне выстрела: или слишком высоко, или слишком далеко. Но это бывает только тогда, когда охотник стоит на виду. Если же охотник встанет под какое-нибудь укрытие, то он скоро сможет добыть ворону. Нужно только выбрать такое место, которое любят посещать вороны. Такими местами являются отдельные группы деревьев и перелески. Этим простейшим способом я застрелил немало ворон. Другой способ — это подкрадываться к сидящим воронам. Этот способ менее добычлив, однако вполне применим, если есть какие-нибудь укрытия, за которыми можно красться.

Можно охотиться на ворон и на засидках, то есть, засесть в какое-нибудь укрытие и поджидать, когда вороны прилетят на облюбованное ими место. Но этим способом много ворон не убьешь. После первой убитой вороны другие вороны вернутся в тот день на это место не скоро, а может быть, и совсем не вернутся.

Самой добычливой бывает охота на молодых ворон в июне. В это время и старую ворону застрелить довольно легко: она тоже часто подпускает охотника на выстрел, находясь при своих детенышах, которых заботливо кормит первое время по вылете их из гнезда.

Такими же способами можно охотиться и на сорок. Если сороки не испуганы, то к ним можно иногда приблизиться и не прячась за укрытия.

Вороны и сороки в июне держатся всем выводком, причем зорко следят, чтобы к их птенцам не подобрался какой-нибудь хищник. При первой опасности они отлетают дальше и тревожным карканьем или стрекотаньем побуждают своих птенцов следовать за ними, уводя их таким образом от опасности.


Итак между сезонами охоты на настоящую охотничью дичь для охотника-любителя открыты сезон охоты на пернатых хищников и наблюдения над жизнью живой природы.

Хорошо в это время где-нибудь вдали от проезжих дорог и населенных мест затаиться на краю лесной поляны в укромном месте, чтобы живые твари тебя не видели, и наблюдать. Вот стая пестрых дятлов пронеслась над лесом с быстротою стрелы, с громким криком, и ты удивляешься. Дятел — птица, любящая одиночество и летающая сравнительно медленно и тяжело, а тут вдруг целая стая, и несутся все дятлы в этой стае, как будто вперегонки. А вдали, за лесом, неожиданно показывается ястреб-перепелятник... Вот он машет крыльями уже над самым лесом и вдруг бросается на жертву. Это серая ворона затаилась в сучьях сосны, а ты и не заметил ее. Ястреб ее заметил и яростно бросился на нее. Но ворона тоже хищница, и между двумя хищниками завязывается борьба. Страшен загнутый вниз клюв ястреба, страшны когти его, но страшна и ворона. Клюв у вороны огромный и необыкновенно сильный. Получила ворона удар крылом и клювом, и хищник уже расправил когти, чтобы схватить жертву. Но жертва оказалась необыкновенно сильной. Ворона изловчилась и схватила своим крепким клювом ястреба, как щипцами, за когтистую ногу. Рванулся ястреб всею силою вперед, с большим трудом вырвался и полетел скорее прочь, а нога его повисла, безжизненно болтаясь, будто сломанная. А может быть, и вправду ворона сломала ногу ястребу.

Кончился бой хищников, и опять водворилась тишина. Лишь нагретый воздух струится вверх.

А то сидишь у реки и любуешься, как играют стрекозы над водою, над водяными травами и как они ловят мошек и мушек. Стрекозы тоже хищники. Но на хищников есть другие хищники. Вот маленькая серенькая птичка срывается с сука прибрежного дуба и молниеносно схватывает стрекозу. Довольна пичужка своею добычею и, опустившись на сучок дуба, поедает ее.

А над болотом вьется «божий козелок», или «барашек», а по-настоящему бекас — небольшая ценная охотничья болотная птица.

Славная птица — бекас! Недаром народ назвал его такими нежными именами. Взлетает он высоко в небо и оттуда бросается вниз, издавая своими крыльями звуки наподобие козленка или барашка, и так в продолжение целого утра или вечера. Иногда же и днем бекас предпринимает свою таинственную игру в воздухе.

Однажды мне пришлось быть свидетелем интересного происшествия в царстве природы. Шел я по берегу небольшой речушки и заметил на полянке меж кустами сороку. Это было в начале мая, когда травка чуть-чуть пробивается из земли. Сорока прыгала то вперед, то назад и как будто чему-то удивлялась. Вот она скривила голову набок и отпрыгнула назад раз, отпрыгнула два и взлетела на сучок молодой ольшинки. Я затаился за кустом и стал наблюдать, что будет дальше. Недолго сорока просидела на деревце, опять слетела вниз, на полянку и опять начала «удивляться». Кто-то маленький стремительно наползал на нее, и она отступала дальше и дальше... Я вышел из-за кустов, и сорока улетела. Подойдя к маленькому существу на полянке, я узнал в нем небольшую ящерицу. Маленькое беззащитное животное было в страшнейшей ярости, как мне показалось. С широко открытой беззубой маленькой пастью ящерица бросилась на меня, и я попробовал отступить. Ящерица яростно наступала на меня, и я понял, что беззащитное существо защищается не силою, а вынужденной смелостью.

Ящерица — это самое беззащитное полезное животное, правда, тоже хищник для мелких насекомых. Ящерица спасается от опасности тем, что проворно бегает и быстро скрывается под сухою травой, листвою или во мху. Но эта ящерица была застигнута врасплох. К ней подлетела сорока, когда она перебегала через гладкую полянку и ей негде было укрыться. Волей-неволей ей пришлось открыть свою пасть и броситься на сороку... Если бы ящерица спасалась бегством, то мигом была бы проглочена сорокою. Удивив и напугав сороку и защитив таким образом жизнь, она решила продолжать то же самое и с человеком. Я взял маленькое пресмыкающееся за бока и пустил на воду, чтобы охладить его воинственный пыл, а главное, посмотреть, умеют ли плавать ящерицы. Убедившись, что ящерицы плавать не могут (не то, что лягушки или змеи), я вытащил ящерицу из воды и пустил на моховую кочку: беги, смелый зверек, и впредь побеждай своею смелостью сильнейших...