По белкам с подхода | Печать |

Корин Н.


Бить белку поздней осенью и ранней зимой принято с лайкой.

Но не менее интересна и охота на белку с подхода — без собаки.

Ноябрьским морозным утром, надев короткий полушубок или теплый пиджак и старые, обхоженные и подшитые валенки, отправляетесь вы на охоту. Вместе с рассветом приходите в темный еловый лес. Высоченные, густые, разлапистые темно-зеленые ели по верхней кроне увешаны оранжево-желтыми спелыми шишками. Под каждой чешуйкой в шишке запрятано жирное семечко, которое и поедается белкой. Кормясь, белка лущит шишку до основания, сбрасывая чешуйки и стержни от шишек на землю. Вот по этим признакам, или, как принято называть у охотников, по «поеди», легко установить места обитания белки.

Тихо идете вы по темному лесу, пристально смотрите на елки. Вот плавно падает сверху одна денежка-чешуйка, за ней вторая, третья; вглядываетесь и видите: почти на самой макушке, удобно устроившись на сучке, сидит серая белка, с аппетитом ест вкусные еловые семечки. Прицел. Плавный нажим пальцем на спусковой крючок, и на землю шлепается сбитая белка. Это старая. Очень любопытны молодые белки. Заметив вас, молодая белка, вместо того чтобы притаиться, обязательно спустится пониже и, разглядывая вас, зацокает: «цко-цко-ко, цко». Тук! — и эта готова.

А вот вы заметили слабое покачивание еловой ветки и услышали чуть уловимое шуршание; глядите же внимательней — это белка сорвала шишку и грациозно и быстро перебирается к основанию сучка — поближе к стволу. Можете установить по часам — три, четыре минуты — и, перегоняя последние чешуйки, к подножию ели упадет облущенный кругом стержень от шишки.

Любят белки в хорошее осеннее утро, после сытного завтрака, поиграть и побегать друг за другом винтом, вверх и вниз по стволу дерева.

Идите тихо по лесу, не шумите и не торопитесь (валенки нужны не только для тепла, а главным образом для бесшумной ходьбы). Ну, а дальше: выдержка, наблюдательность, хорошее зрение и приличный слух — и будете с белкой.

При охоте с лайкой найти белку, конечно, можно быстрее, зато обнаружить ее на густой ели много труднее. Испугавшись собачьего лая, белка надолго затаивается, и иной раз приходится простаивать под елкой долгие минуты, прежде чем удастся высмотреть и сбить зверька.

Был у меня приятель Андрей Ильич Щеткин, имел хорошую бельчатницу лайку Лапку. Бывало, по лесу идем вместе, а там расходимся; если он — вправо, я — влево. Часто приходилось слышать, как подолгу лает на одном и том же месте его Лапка, а он ходит, ходит вокруг ели, потом начнет стучать по стволу обухом топорика, стараясь выпугнуть затаившегося зверька. При выходе же из леса опять вместе сойдемся. Глядишь, у Щеткина 5—6 штук, а у меня, даром что без собаки, — 7, а то и 8. Андрей Ильич за весь день ни разу не видел, как белка срывает шишку, как разгрызает семечки, как денежками-чешуйками сорит сверху... Все это если и видела, то его собака; его же дело — спешить на лай Лапки, не замечая интереснейших явлений лесной жизни.

Стрелять белку нужно неполным зарядом и сравнительно крупной дробью — третьим номером.

Сбитая белка всегда падает мордочкой книзу — парусит пушистый хвост. Легко раненная — она спешит уйти «верхом», перепрыгивая с сучка на сучок или с дерева на дерево. Тяжело раненная — захоранивается на ели и висит, держась коготками передних лапок, до полного изнеможения сил. Поэтому если после выстрела белка не упала и не пошла «верхом», значит она тяжело ранена: ждите — и не уходите.

Охота на белку с подхода знакомит охотника с поведением любопытного зверька, развивает в нем выдержку и наблюдательность, заостряет зрение и слух, совершенствует меткость стрельбы.