На кабаньих тропах | Печать |

Дебрин И. И.

 

Спортивная охота на дикого кабана широко распространена у нас на Дальнем Востоке, в Забайкалье, в республиках Средней Азии, на Северном Кавказе, в Азербайджане, в Прикарпатье, в Прибалтике и Белоруссии. По удельному весу только спортивной добычи зверя (не считая промысловых заготовок) отстрел диких свиней в общей добыче дикого зверя занимает очень большое место. Но охотники многих районов, к сожалению, почти не знакомы с этим захватывающим видом спортивной охоты.

Чтобы восполнить хотя бы частично некоторый пробел в описании охоты на кабана, хочется привести несколько эпизодов из личного опыта, накопленного в послевоенные годы.

 

На первой засидке

Впервые мы познакомились с условиями охоты на кабанов в Азербайджане, в районе слияния реки Аракса с Курой. В пойме этих рек образуется полоса мелководных, заболоченных озер Сары-Су, заросших труднопроходимым камышом. Камышовые «джунгли» там иногда простираются на десятки километров вокруг. Вот в них-то и находит себе убежище множество диких кабанов, кочующих по Муганской и Мильской степям.

Из биологии кабана известно, что это очень древнее, устойчиво сохранившееся животное на земле. Кабан — мощный, выносливый зверь, обладающий тонким чутьем и острым слухом. Питается он корневищами и плодами различных растений. Живет до 35 лет. Вес кабана достигает 120—150 кг, но отдельные старые кабаны бывают по 300 кг и более.

Брачный период у кабанов бывает в ноябре-декабре. В марте-апреле у диких свиней появляется потомство, обычно 5—8, иногда и до 12 поросят.

С вечера мы вышли на кабанью засидку, точнее на кабаний переход. Место для засидки было определено еще засветло, днем.

Из диких зарослей непролазных, колючих кустарников кабаньи следы вели к прибрежным водорослям чилима (водяного ореха), обильно покрывавшего отмели одного из озерков. Здесь и решено было подстерегать кабанов, выходивших на кормежку.

Прийти к месту засидки вовремя мы не успели, и наше опоздание на каких-нибудь полчаса испортило охоту.

Мы продвигались к месту засидки тогда, когда кабаны уже встали с места дневки и были на ходу. Успев занять засидку, мы услышали лишь потрескивание удаляющегося в темноте стада кабанов в противоположном от нас направлении. Кабаны услышали и почуяли охотников, прежде чем охотники кабанов.

Над нами протянули несколько стай диких гусей и казарок... Потом все смолкло. Затем справа послышалось, глухое тревожное урчание.

Одинокий кабан не дошел до места засидки метров 200, остановился, долго пыхтел, стараясь разобраться в чем дело, и, злобно, протяжно хрюкая, удалился в том же направлении, куда скрылось стадо его сородичей.

Первая охота на засидке прошла без выстрела. Зато мы извлекли урок — запаздывать нельзя. На засидку всегда надо приходить не менее чем за час до захода солнца.

 

Не зря стрекочет сорока

Возвращаясь с вечернего утиного перелета по илистой отмели одного из заливов озера Мегман, в пойме нижнего течения Куры, я услышал вдруг стрекотание испуганных сорок...

Столь необычное стрекотание таких осторожных птиц ночью заставило прислушаться. Я укрылся за тенью небольшого острова. Впереди — вправо и влево на поверхности воды — чернели водоросли чилима. Едва заметные просветы в камыше обозначали кабаньи тропы, ведущие к озерку. Вскоре сороки смолкли, но еле уловимое на слух потрескивание камыша продолжалось справа. Сомнений не было — это шли кабаны. Патроны, заряженные для уток, заменяю зарядами с картечью, по 9 штук на заряд для ружья 12 калибра. Картечь уложена тщательно, по 3 штуки в ряд. Порох бездымный — «Сокол» — 2,2 г. Выстрел должен быть надежным.

...Шорох кабанов приближается. Они идут осторожно. Треск камыша то и дело затихает. Кабаны останавливаются, прислушиваются... Холодный воздух при полной тишине тянет слева направо. Не совсем выгодно, если кабаны вдруг выйдут справа. Полная луна купается в сияющем озере. Водоплавающие птицы беспечно перекликаются друг с другом и полощутся почти рядом со мной. Кабаны все ближе и ближе. Перед выходом к воде они вдруг опять затихли, а потом сразу, с большим шумом, выскочили из камыша и припали к воде. Они с жадностью пили воду у самой кромки берега. В туманной дымке кабаны казались преувеличенно высокими, хотя это была семья молодых, еще не перезимовавших поросят. Они вели себя крайне настороженно и суетливо бегали по берегу озера.

Почти затаив дыхание, я не менее двух часов неподвижно простоял в холодной воде в ожидании выхода зверя... Занемели ноги, руки, шея, а расстояние до кабанов не сокращалось... Они не торопились подходить ближе, забираться в холодную воду, доставать чилим и копошились у берега. Ветер тоже не вполне выгодно тянул от меня, и кабаны могли мгновенно скрыться. Два кабана справа повернулись боком и сошлись вместе. Приподнимаю ружье и нажимаю на гашетку. Мгновенный дублет нарушил ночную тишину. Стадо свиней смело, как ветром, а за терпение и выдержку я был вознагражден хорошим трофеем — молодой кабан был поражен наповал, за 60 шагов четырьмя картечинами.

На следующий день в 200 метрах от первого был найден и второй кабан. А вообще-то стрелять по кабану не только ночью, но даже днем дальше 25 шагов не рекомендуется. Подранки чаще всего пропадают для охотника.

 

История одной лайки

С учащимся 7-го класса неполной средней школы комсомольцем Мишей Дудкиным я познакомился осенью 1948 года. Его отец тогда работал сторожем одного из лесных хозяйств Калининградской области. Миша привык жить в лесу, и потому он внешне казался несколько замкнутым и молчаливым. Каждый час свободного времени он стремился провести вне дома, до самозабвения отдаваясь наблюдениям за природой. У Миши был его неразлучный спутник по охоте — исключительно интересная и редкая разновидность лайки — собака Шарик.

История этой собачки довольно любопытна. В конце лета 1945 года знакомый Дудкиных подобрал маленького щенка и принес его за пазухой в лесную сторожку семьи Дудкиных. Он подарил Мише совсем малюсенького кутенка, присвоив ему самую незавидную кличку Шарик. Тогда щенку было не больше месяца. Он был крайне мал, от природы — куцый, черный, как уголь, и с острыми, как у лисицы, ушами.

Двухмесячным Шарик едва не погиб. Он попал под колесо автомашины и остался на всю жизнь без правой передней ноги...

Однажды, когда хромоногому Шарику было около года, мать и сестра Дудкины взяли его, вместе с другими взрослыми дворовыми собаками, в лес. В зарослях малинника и крапивы женщины встревожили стадо кабанов. Две большие дворняжки, почуяв кабанов, удрали домой. Перепуганные женщины тоже оставили сбор малины. А маленький трехногий Шарик перешел в наступление на крупных и не знакомых ему зверей. Он злобно лаял на кабанов и вскоре принудил их покинуть заросли малинника. С того дня Шарик все смелее вел себя при встрече с кабанами, проявляя при этом незаурядное чутье и злобность. Он безошибочно прихватывал запах кабанов за 200—300 метров и всегда бросался с громким лаем остановить их.

Малый рост и тихий ход Шарика были преимуществом этой необыкновенной собаки — взрослые кабаны ее не боялись и почти всегда переходили к обороне. Шарик же благодаря своей изворотливости и сметке никогда не попадался под клыки разъяренного секача. Юный охотник Михаил Дудкин, обладая такой хорошо обученной в лесу собачкой, имел через год исключительный успех в охоте на кабанов. В 1948 году с помощью Шарика он один добыл 6 крупных кабанов. А за 1949 год было взято только за один осенне-зимний сезон 54 кабана.

 

Нападает ли кабан на человека?

Опасна ли охота на кабана и нападает ли кабан на человека? Такой вопрос часто возникает у охотников, не знакомых с охотой на кабанов. Чтобы ответить на него, приведем случай, происшедший на охоте в лесах Полесского района Калининградской области.

Первая пороша располагала к безошибочному окладу кабанов. Два следа крупных зверей вели в глубь отъемистого квартала хвойного леса, примыкающего одной стороной к заболоченному лугу, другой — к непролазной, захламленной гари.

Большая группа стрелков заняла номера на дороге, идущей вдоль просеки. Трое охотников с гончей собакой Гобой пошли в загон. Вскоре хозяин собаки увидел две лежки, с которых только что ушли кабаны. Он решил проверить направление следов, уходящих в еловое мелколесье. Гобой в эти минуты оказался где-то в стороне. Пройдя метров 100 по свежим следам, охотник увидел огромного секача, устремившегося прямо на него из чащи. Михаил Тимофеевич вскинул ружье в тот момент, когда до кабана оставалось всего 10 метров; произошла осечка и какая-то секунда растерянности... Под удар кабана попала кисть левой руки. Повернувшись, отскакивая от нападающего зверя, охотник получил удар клыками в правую руку. В то же мгновение он, не теряя самообладания, успел выстрелить в кабана из левого ствола почти в упор, но промахнулся... Выстрел отогнал кабана, и он быстро, не меняя направления, выскочил на номер руководителя охоты. Выстрел по встречному кабану в голову оказался несмертельным. Второй выстрел руководителя охоты тоже не уложил зверя. Разъяренный, окровавленный кабан наступал прямо на стрелка. Трудно сказать, чем бы закончилось такое нападение, если бы не выручил выстрел соседа, после которого кабан отвернул в сторону и в 50 метрах упал мертвым. Это был старый, огромный, до предела истощенный кабан-одинец. Его костлявая туша с длинной, взъерошенной щетиной весила около 170 кг.

Кабаны-секачи и особенно свиньи с поросятами нередко яростно защищаются от нападения собак, убивают и даже загрызают их. Но на человека кабан бросается исключительно редко. Только раненый или испуганный, когда он бежит со свойственной ему манерой, не сворачивая, по прямой, он сбивает охотника одним ударом, если тот стоит на его пути и не успевает отскочить на 2—3 шага в сторону.

Охота на кабаньих тропах интересна и увлекательна именно тем, что готовиться к ней нужно всегда вдумчиво и серьезно.