Три книги | Печать |

Миленушкин Ю. И.

П. А. Мантейфель, «Рассказы натуралиста». Е. Спангенберг, «Из жизни натуралиста». Дм. Зуев, «Времена года».

С каждым годом пополняется наша художественная литература, посвященная природе и охоте. Здесь у нас немало книг своеобразного типа: произведения, написанные для детей или юношества, с увлечением читаются взрослыми; книги, рассчитанные на людей, знакомых с природой только по литературе да по коротким выездам из большого города, стоят на полке у бывалых охотников и рыбаков, в жизни которых числятся многие десятки дней и ночей, проведенных у костров в лесу или на берегу водоема. И эти люди, умеющие понимать голоса птиц и зверей, ходить по топким болотам, метко стрелять и ловить осторожную крупную рыбу, читают с душевным удовольствием такие «детские» книги, а если они написаны понимающими людьми, то каждый раз черпают из них что-то новое для себя, помогающее им глубже познавать великую книгу природы.

И в самом деле, кто читатель охотничьих произведений Пришвина, Паустовского, Арамилева, Соколова-Микитова, Бианки? Дети, юноши или убеленные сединами охотники и рыбаки? Одно можно сказать: эти книги не требуют специальной научной подготовки. А если такие произведения иллюстрированы хорошими, да еще понимающими природу художниками, то ценность их особенно возрастает для читателей самых различных категорий.

К числу таких произведений относятся вышедшие за последнее время «Рассказы натуралиста» П. А. Мантейфеля, «Из жизни натуралиста» Е. Спангенберга и «Времена года» Дм. Зуева.


Сборник коротких очерков проф. Мантейфеля выходит уже в третий раз; он давно и прочно завоевал себе место на полках и юных натуралистов, и охотников, и просто любителей природы. В последнем издании, о котором сейчас идет речь, на титульном листе написано: «Для учащихся средней школы». Вероятно, эта надпись понадобилась только потому, что книга издана Учпедгизом. Однако такую надпись можно было бы сделать на очень многих книгах, да и непонятно, что в ней специфического для средней школы? Думается, что подобная «ведомственная рубрика» может только отпугнуть от книги взрослого читателя. А жаль!..

В книге 58 коротеньких рассказов или очерков, много иллюстраций. Выполнены они, кстати сказать, лучшим нашим художником-анималистом А. Н. Комаровым, творчество которого неизменно радует читателей охотников и натуралистов уже в течение нескольких десятков лет. Не пора ли издать альбом лучших охотничьих рисунков А. Н. Комарова? Такое издание явилось бы прекрасным подарком как для охотников, так и для художников.

Рассказы П. А. Мантейфеля читаются очень легко и с неослабевающим интересом. Просто, ясно и очень доступно написанные миниатюры отражают большой опыт автора — тонкого наблюдателя, следопыта и вместе с тем ученого. Такое редкое сочетание придает особую ценность рассказам П. А. Мантейфеля. Читатель получает из них множество интересных и полезных сведений, причем многие из них, пожалуй, не удается встретить в научной литературе. Таковы, например, рассказы «Без тренировки», где говорится о том, какие неожиданные и гибельные последствия имеет для дикого животного лишение его привычных движений, или «Корабль пустыни», из которого читатель узнает, чем объясняется удивительная способность верблюда подолгу обходиться без воды и какое значение имеют для этого животного мозоли.

Особенность рассказов проф. П. А. Мантейфеля, однако, не в том, что они в интересной и простой форме обогащают читателя занимательными и полезными сведениями из жизни зверей и птиц. Почти в каждом рассказе виден оригинальный и пытливый ученый-натуралист и вместе с тем педагог. Примечательно, что о чем бы ни рассказывал автор — о прыжках ли тигра или о повадках питона, или о потребности в соли у диких животных — он, как правило, умеет показать читателю, каким образом производятся самые интересные наблюдения и открываются новые факты и как безгранично в этом отношении поле деятельности для всякого любителя природы.

Простая, непритязательно написанная книга П. А. Мантейфеля словно зовет к новым наблюдениям жизни зверей и птиц. Только по представлениям профанов она изучена достаточно хорошо. И хотя этот ненапечатанный призыв в первую очередь обращен к юным натуралистам — нашей будущей смене, книгу П. А. Мантейфеля с большим удовольствием и пользой будут читать и перечитывать все охотники и натуралисты, независимо от своего возраста и степени опытности.

Нет нужды говорить подробно о недостатках книги, все они не имеют принципиального значения. Не все рассказы равноценны, некоторые сравнительно бледны. Иногда встречаются неточности (например, упоминание на стр. 20 несуществующего и никогда не существовавшего института паразитологии). Досаду вызывает плохая бумага и низкое качество красок на цветных иллюстрациях.

Жаль, что автор избегает пользоваться в своих рассказах диалогом, живым разговорным языком. Правда, его предельно скупое изложение имеет свои неоспоримые достоинства, но обращение к живой человеческой, особенно народной, речи может только повысить ценность рассказов натуралиста. Кстати сказать, автор умеет прекрасно пользоваться чудесным родником народной мудрости и самобытного русского языка. Да и как могло бы быть иначе, если учесть и одаренность автора и его огромный опыт общения с простыми русскими людьми — охотниками и рыбаками! Чтобы убедиться в том, достаточно прочитать первые страницы разбираемой книги, которые озаглавлены «Интересная жизнь». Превосходна там короткая (в стиле автора, неизменно стремящегося к недельной сжатости изложения) беседа со старым рыбаком о ловле стерляди. Великолепно место, где старый Максим Григорьевич рассказывает о том, как он наблюдал драку двух больших медведей. На вопрос «А сильно ли ревели медведи?» он, подумав, ответил: «Да, подходяще». Право, трудно сказать лучше!..


Объемистая книга Е. Спангенберга радует читателя уже при первом перелистывании. Красивый твердый переплет с гордой фигурой оленя, цветной фронтиспис, изображающий семью лосей на краю весеннего лесного болота, и множество чудесных рисунков А. Н. Комарова придают книге исключительную привлекательность. Многие иллюстрации настолько хороши во всех отношениях, что просто просятся в альбом или на стенку.

Книга Е. Спангенберга состоит из двух основных разделов, названия которых уже дают известное представление о характере и содержании всего произведения: 1. Детские годы. 2. Университет и мои странствования. В этой второй части, занимающей почти всю книгу, автор рассказывает о своих поездках по различным местам нашей необъятной Родины. Соответственно изложение разбито на шесть глав: «По Уссурийскому краю», «По Закавказью», «По пустыням и озерам Казахстана», «В горах Киргизии», «По стране пустынь — Туркмении», «В дельте Волги». В конце, под рубрикой «Обо всем понемногу», помещено 15 коротеньких рассказов о различных животных.

Автор сам формулирует достаточно ясно задачу, которую он ставил перед собой: «Рассказывая в этой книге о своей жизни, большую часть которой я провел с ружьем и записной книжкой, о жизни зверей и птиц на свободе и в неволе и о наших друзьях — собаках, я, конечно, делал это с известной целью. Мне хотелось привить юным читателям любовь к нашей замечательной стране, к нашей богатой природе, к животным» (стр. 522). Стоило бы добавить еще: и к населяющим ее людям! С большой симпатией и теплотой и вместе правдиво изображает автор в своих рассказах людей самых различных национальностей, с которыми он много встречался в своих охотничьих странствованиях.

Книга Е. Спангенберга во многом похожа на сборник рассказов П. А. Мантейфеля — и там и тут глубокое знание природы и любовь к ней, страстная душа охотника и наблюдателя, и там и тут стремление научить читателя видеть в окружающем нас мире растений, зверей и птиц отнюдь не только объект охоты и приятного времяпрепровождения, но прежде всего безграничное поле увлекательных наблюдений. В противоположность П. А. Мантейфелю, автор не скупится на строки: он подробно рассказывает о своих поездках, описания природы и быта перемежаются у него с живыми диалогами. За книгой Спангенберга читатель порой весело посмеется, подивившись интересным приключениям охотника, а порой задумается, и рука его невольно потянется к полке, где стоят справочники и руководства по зоологии и географии. Полезная и интересная книга!


Сильно отличается от обеих этих книг сборник очерков Дм. Зуева «Времена года». Имя автора хорошо известно читателям Москвы по его маленьким очеркам, печатавшимся в течение ряда лет в газетах под рубрикой «Заметки фенолога». Эти живые, своеобразно написанные заметки неизменно привлекали внимание любителей природы, и только одно портило впечатление от них — неумеренное стремление автора к «красивости» изложения, неумелое злоупотребление метафорами. А это неизбежно ведет к искусственности, с которой так плохо мирится глубокое чувство природы.

Рецензируемая книга — первый сборник очерков Дм. Зуева. В него вошли в переработанном виде ранее печатавшиеся произведения. В книгу они включены в обработанном и, надо сказать, иногда улучшенном виде. Однако и здесь сказалась отмеченная нами только что досадная черта творчества Дм. Зуева. То и дело встречаются у него дешевые сравнения, говорящие о недостатке художественного вкуса: жаворонок — солист полей, птица — самолет, Млечный путь — трасса и т. п.

В книге 104 очерка, распределенные на 12 групп — по месяцам. Иному месяцу посвящается 10—15 очерков, иному всего 5 (октябрь, декабрь). Написаны очерки очень сжато. Но эта краткость иная, нежели в произведениях П. А. Мантейфеля: у Дм. Зуева преимущественно описания природы, а у П. А. Мантейфеля характеристики животных, их повадок при почти полном отсутствии пейзажа.

В лучших своих новеллах Дм. Зуев умеет сжато и ярко передать черты любимой им природы Подмосковья — будь то в морозный день января или в знойную пору июльской жары, в бору, где «пахнет смолой и земляникой», или на широких плесах Московского моря, заросших кувшинками...

В его очерках во множестве рассеяны народные поговорки, пословицы, приметы и т. п.

Нельзя не отметить, что книга Дм. Зуева чрезвычайно выигрывает и в привлекательности, и в познавательной ценности благодаря поистине превосходному оформлению. Великолепно, с большим вкусом сделан переплет (худ. П. Зубченков), хороши рисунки Ф. Глебова и И. Бруни, некоторые из многочисленных фото на вкладных листах исключительно хороши (например, Сорокопут, стр. 80—81, Березовая роща, стр. 64—65, В камышах, стр. 48—49, На пышном снегу, стр. 208—209, В лосиных местах, стр. 192—193). Досадно, что наряду с такими высокохудожественными иллюстрациями в книгу попали и явно слабые (например, После дождя, стр. 112—113, Над плавнями, стр. 144—145, В жаркий полдень, стр. 96—97).

Необходимо сделать ряд замечаний и по содержанию текста. В книге встречаются неточности и неудачные места, касающиеся главным образом охоты, видимо, плохо знакомой автору. Например, сведущие люди никак не поверят автору, когда он заявляет, что на утиных перелетах «опытные охотники бьют без промаха» (стр. 148). Стрельба на перелетах — одна из труднейших (плохое освещение, большая быстрота полета уток), и на ней совершенно неизбежно значительное число промахов.

Нельзя также, как пишет Дм. Зуев, манить лисицу (мышиным писком) на 600 шагов: она слышит писк мыши лишь на 250—300 шагов. Подманивать вальдшнепа на тяге (на манок или путем подбрасывания шапки, как рекомендует автор) — недостойно настоящего охотника. Утверждать, что на уток охотятся с легавыми — значит не знать утиной охоты. Не следует писать, да еще в подписи к рисунку на вкладном листе: «Голубка лесная». Такой птицы вообще нет. Да и кого имеет в виду автор? Диких голубей у нас в Подмосковье три вида: витютень, клинтух и горлинка, и все они — лесные.

Надо пожелать автору более серьезно (и более художественно) писать об охоте, совершенствовать свое мастерство и всячески стремиться к простоте. Разве не она составляет великую силу и тайну творчества настоящих художников слова?