Подарок | Печать |

Мунгонов Б. М.


Соболь уходил. Крепчал вечерний мороз, и над темно-зеленой, зубчатой стеной тайги стояло малиновое зарево заката.

Охотник, не унывая, неторопливо переставляя широкие лыжи, зорко оглядывал огромные деревья. Заметил, как качнулась упругая лапа ели. «Нет... не уйдешь!» — думал Галдан. Потом с волнением напоминал себе: «Ведь скоро новый год...» Для него этот соболь был не обычным. Молодой охотник бурят Галдан хотел сделать Родине новогодний подарок — поймать десять живых соболей. Девять он уже поймал и передал в государственный питомник. Соболь, которого он гнал сегодня, был десятый. С утра гнал его Галдан вместе со своим верным помощником — собакой Бардой. Соболь то «перелетал» с дерева на дерево, то убегал, оставляя в пушистом снегу отпечаток своего тела, то мчался через открытые ветрам поляны, царапая снежный наст.

Недалеко залаял Барда. Галдан прислушался. Лай собаки уходил вправо, нарушая таежную тишину. «К Байкалу погнал», — сказал сам себе Галдан и, разогнав лыжи, заскользил под гору. Белым клубком завихрилась за его спиной снежная пыль. А закат, меж тем, угасал, темнела тайга, и небо между черных ветвей, присыпанных снегом, казалось синим и низким.

Барда лаял совсем близко и на одном месте. «Похоже — загнал», — подумал Галдан, тормозя лыжи. Впереди, между деревьями, показался голубоватый просвет. Лыжи вынесли Галдана на поляну, поросшую мелким ельником, обсыпанным снегом. Посредине поляны стояла одинокая сухая лиственница. Возле лиственницы прыгал Барда.

Галдан сбросил лыжи, пошел, продираясь сквозь ельник, стряхивая с него хлопья снега. Барда, увидев хозяина, залаял еще сильнее, задирая кверху острую морду. Галдан внимательно осматривал лиственницу. Наконец увидел соболя — он прижался к большому горбатому суку; на фоне неба четко выделялась его маленькая головка, беспокойно двигавшаяся на гибкой и длинной шее.

— Сидишь?.. — тихо спросил обрадованный Галдан. — Ну, посиди, посиди... Галдан подмигнул собаке. Собака взвизгнула и, глядя на соболя, заскулила от нетерпения.

Далеко за Байкалом, над его береговым хребтом, бледнела, угасая, полоска зари.

Галдан сиял вещевой мешок, вынул из него сеть, тонко звякнувшую колокольцами. Сеть была сплетена из крепких белых ниток.

— Ты покарауль его, пока я управлюсь, — говорил вполголоса Галдан Барде. — Он втыкал в снег вокруг дерева колья. Потом начал навешивать на колья сеть, отогнав от дерева собаку. — Ну, теперь сиди, пока не надоест. Только без хитростей, — довольно сказал он, подмигнув соболю, и неторопливо пошел к черневшей тайге. Барда, оглядываясь, трусил за ним. Они оба уселись под большой елью. Галдан вытащил из мешка хлеб, поровну поделил его с Бардой.

В небе далекими огоньками светились звезды. Задул с Байкала порывистый ветер. Загудела тайга.

Оба — и Галдан, и собака — сидели неподвижно. Острые уши Барды беспокойно двигались. Галдан не спускал глаз с дерева, темневшего на белом снегу. Оба ждали, не звякнет ли колокольчик. Не в первый раз так, часами, приходилось сидеть им, карауля дорогого зверя.

Мороз крепчал. Галдан тихонько шевелил пальцами ног, обутых в теплые унты. Собака привалилась к его коленям седой от мороза спиной.

Сколько так просидели они, Галдан не знал. Тонко, еле слышно звякнул колокольчик. Барда вздрогнул, рывком бросился к дереву. Колокольчики прозвенели еще раз, будто их кто-то тряхнул, а потом залились непрерывным звоном.

«Попал... Не упустить бы», — думал Галдан. Проваливаясь в снег, он бежал вслед за собакой. Соболь темным пятном барахтался на белом снегу, запутавшись в сеть. Барда прихлопывал его сразу обеими лапами, пытаясь прижать к снегу. Галдан встал на колени, достал из вещевого мешка маленькую клетку и руками в рукавицах схватил пружинистое, бьющееся в его ладонях тело зверька. Осторожно освободил его из сети и сунул в клетку.

Через несколько минут возле лиственницы горел костер. На сковородке жарилось сало. Теперь, когда соболь был пойман, можно было погреться, спокойно поесть перед долгой дорогой домой. Галдан сидел перед костром, держал на поднятом колене клетку. Соболь метался, тыкаясь головой в решетку, и в его злобных глазах поблескивали отсветы костра.

— Молодец, Барда! Смотри, красавца какого поймали... Вот это подарок, — радостно говорил Галдан. Барда смотрел на хозяина, виляя хвостом.

За костром стеной поднималась тайга. Было так тихо, что слышалось постукивание лапок зверя о пол клетки. Потрескивали сухие сучья, охваченные огнем...