Бобры в Сибири | Печать |

Бобры в Сибири
Бобры в Сибири
 

 

Сосновский Г. Г.


В целях увеличения ценных видов промысловых животных в охотугодьях Уватского района Тюменской области, в 1935—1937 годах Кондо-Сосвинским государственным заповедником в притоки реки Демьянки (правый берег Иртыша) были завезены и высажены речные бобры в количестве девятнадцати голов обоего пола.

Из материалов обследования мест обитания и численности бобров в июне-июле 1954 года видно, что бобры обитают в настоящее время на следующих притоках Демьянки: в реках Намытьяга, Тялез, Перил и Трамбал — по одной семье; в реке Б. Куньяк — две семьи; в реке Б. Катыс — четыре семьи; численность бобрового поголовья с момента выпуска увеличилась в 3,4 раза.

Для своего обитания бобры обычно выбирают в узких руслах речек сближенные берега, где удобно рыть норы и строить плотины для подъема воды; вследствие этого выше плотины образуются широкие плеса, на которые затем бобры сплавляют по течению, — иногда на большом расстоянии, — сваленные ими по берегам речек и разделанные на чурки различной длины деревья, за исключением березы, которая намокает и тонет во время длительного пути.

В непосредственной близости к плотине бобры копают норы, обычно с выходом в воду.

На речках, имеющих естественные заводи и омуты, бобры плотин не делают и роют норы вблизи омута или глубоководной заводи, куда и сплавляют подгрызанную на берегах древесину.

Заготовку древостоя, от самого тонкого до сорока и более сантиметров в диаметре, бобры производят непосредственно на берегах речек, валя деревья поперек русла и отступая вглубь от берегов до ста и более метров.

Стволы толстых деревьев бобры на чурки не разделывают, за исключением вершин и толстых сучьев. Разделанные из них чурки перетаскиваются бобрами на берега для сплава к омуту или плотине.

Остающиеся на месте валки у пня толстые стволы служат также кормом бобров (полностью используется только кора деревьев).

Деревья мелких диаметров разделываются на чурки длиною от тридцати до сорока и более сантиметров и перетаскиваются к воде для сплава к жилищам; таким образом, создаются запасы кормов каждой бобровой семьей на весь зимний подледный период обитания.

Кору с этих чурок бобры поедают подо льдом, благодаря особому строению полости рта (плотно смыкающиеся губы).

При недостатке запаса кормов бобры роют под снегом ходы из нор к ближайшим кустарникам тальника и питаются его корой до весны.

В навигационный период бобры валят преимущественно мелкий древостой подряд, поедая кору на месте; у крупных осин и берез у шейки пня они обгрызают кору вкруговую, причем у березы береста срывается и поедается только мягкий, сочный луб.

С развитием прибрежной и водяной растительности бобры переходят на зеленый корм и поедают также зеленые молодые ветки и кору тальника, подрубая его сплошной валкой.

На обгрызенных пнях и комлях поваленных крупных осин остаются ясные следы бобровых резцов; по ним возможно определить возрастной состав и численность бобрового поголовья, обитающего в непосредственной близости к данной «лесосеке».

Резцы старого бобра по ширине равны 2,5—3 мм, молодых бобров 1,5—2 мм и резцы молодняка («сеголеток») 0,5—1 мм.

Темные (старые) следы резцов на пнях и стволах деревьев свидетельствуют о том, что бобры обитают здесь уже давно и нора находится поблизости.

Более ясные и менее затемненные следы резцов говорят уже о некотором отдалении бобрового жилища, а совершенно свежие следы резцов — это знак того, что бобры находятся в настоящее время именно здесь.

Помимо этих признаков, обитание бобров может устанавливаться по их свежим тропам на траве и следам на сырых илистых почвах речных берегов; по величине их возможно определить и примерный возрастной состав семьи.

В норе обычно живет одна семья, состоящая из взрослых самца и самки и двух-трех бобрят, которые обитают с родителями не менее двух лет; когда же мать-бобриха снова родит маленьких бобрят, бобрята старшего возраста расселяются или выше по течению на той же речке, или переходят на другие притоки реки Демьянки, поднимаясь вплавь вверх по течению иногда на очень далекие расстояния.

Гон бобров начинается в марте и растягивается до половины апреля. Беременность самок продолжается три с половиной месяца. Бобрята родятся в полном опушении, зрячими. Мать кормит их молоком полтора-два месяца; бобрята с трех-четырехнедельного возраста начинают питаться зеленью и корешками различных береговых и водных растений.

Миграции бобров наблюдаются ранней весной, после ледохода, и продолжаются до конца июля - начала августа, причем летом, по-видимому, передвигаются в поисках мест обитания молодые бобры, ушедшие из своих семей вследствие рождения нового приплода.

К осени бобры, как правило, миграций не производят; они оседают еще летом на местах перекочевок, создавая здесь запасы кормов на зиму (как уже говорилось выше).

По собранным сведениям и маршрутным наблюдениям следует, что в бассейне реки Демьянки бобровое поголовье, за редким исключением, подвержено почти ежегодным перекочевкам то в пределах одной и той же речки, то на другие притоки, иногда за сотни километров.

Причины таких перекочевок никем еще не изучались.

По-видимому, это явление зависит от ежегодных высоких вешних паводков, в некоторые годы затопляющих коренные берега реки Демьянки и ее притоков (как это наблюдалось в 1941—1947 годах).

Эти паводки, затопляя бобровые норы в берегах речек, отрицательно влияют на воспроизводство и вынуждают бобровые семьи к поискам более покойных и лучших условий для обитания.

Истощение запасов древостоя и его отдаленность от нор бобровой семьи, по-видимому, также может вынудить к ее перекочевке на новое место.

Притоки реки Демьянки не имеют постоянных удобных станций для образования больших бобровых колоний. Часто кормовые условия обеспечивают только временное обитание трех-четырех бобровых семей.

В интересах конкретного уточнения мест обитания и численности поголовья бобрового стада, в бассейне реки Демьянки следовало бы провести осенью, перед ледоставом, обследовательскую работу несколькими партиями одновременно.

 

Бобры в Сибири
Бобры в Сибири