Белые куропатки | Печать |

Белые куропатки
Белые куропатки
 

 

Криницын М.

 


В бассейнах рек Индигирки и Колымы белая куропатка — самая распространенная птица. На куропатку охотятся здесь с сентября по апрель.

Куропатка не боится даже самых больших морозов (у нас они доходят до 60 и больше градусов), делает малые перелеты в одном и том же районе и только в сильно снежные зимы оставляет привычные пастбища и перебирается в места, где выпало меньше снега или его сдуло сильными ветрами.

На ночь куропатки прячутся в снег, — им не дают покоя горностаи, а иногда и лисы. Если, разыскивая куропаток, вы натолкнулись на следы горностая, — можете сразу менять направление: куропатки отсюда улетели.

В полосе лесотундры живут оба известных вида белых куропаток: куропатка, обитающая у русел реки ручьев, так называемая обыкновенная, которую по-местному называют «русловкой», и тундряная куропатка, живущая в сопках, заросших карликовой березкой и ягодниками, называемая здесь «горной».

Разница между «русловой» и «горной» куропатками во всех отношениях — большая.

Русловка покидает береговые лозовые и тальниковые заросли только на период гнездования и держится поблизости от берега, где-нибудь на ягодниках.

Горные же куропатки спускаются с сопок только в середине зимы, когда карликовая береза вся находится под снегом. Покормившись внизу, они на ночь улетают обратно в сопки.

Крик петухов того и другого вида как при тревоге, так и на току совершенно не похож один на другой.

Русловой петух орет очень громко, издавая какой-то лающий трехсложный крик, примерно «кадэу, кадэу» и густой односложный «аг-аг-аг...» На току, когда петух спокоен, он издает мягко трещащую гортанную трель.

Совсем по-другому «кричит» горный петух. Как при тревоге, так и на току его крик напоминает трескотню кедровки, только он более мягок и более низок по тону.

Голос самок походит на мяукание кошки; у горных он нежен, у речных более груб.

Пища тех и других куропаток одинакова только летом и ранней осенью, до снега — это зелень, голубица и брусника. С наступлением зимы русловки кормятся почками лозы и тальника, а горные — почками карликовой березы и реже горной ольхи. С весны они переходят на прошлогодние ягоды.

По весу горная куропатка значительно уступает русловой.

Зимой и русловые и горные куропатки имеют снежно-белый цвет. Отдельные экземпляры попадаются со стойким розовым отливом. К весне у петуха-русловика оперение на шее принимает медный оттенок, у горного окраска оперения не меняется, только брови становятся ярко-красными. Позже, ближе к лету, оперение самок принимает серые тона. Разнятся обе куропатки и по характеру. Если русловая куропатка должна быть отнесена к очень осторожным и чутким птицам, то горная, наоборот, к самым спокойным и бесхитростным.

К речным куропаткам нужно подкрадываться со всей осторожностью; зимой лучше в белом халате; к горным можно подходить спокойно, во весь рост.

Из-за сурового климата охотничьи собаки, кроме лайки, в наших краях не выживают. Лайки же местные, как правило, хороши лишь на белку. Поэтому охотимся мы на куропаток только по следу.

В порошу определить свежесть следа не трудно; но если после снегопада прошло несколько дней, требуется порядочный навык, чтобы установить его давность. Многие охотники для этой цели пользуются простым, но достаточно надежным способом: поддевают осторожно рукавицей снег с отпечатком следа и наблюдают за его состоянием. Если он рассыплется или растрескается, значит след свежий, если останется целым — старый.

В периоды октябрь-декабрь и март-май охотникам сильно помогают вожаки куропаточьих табунов — петухи. В это время они с восходом солнца скликают свой табун. Их крик далеко слышен в тайге. На крик и нужно идти.

В середине зимы петухи почти безмолвны. Но и в эту пору, при хорошем слухе и безветренной погоде, их можно услышать метров за двести по характерному треску ломаемых веток.

Так же как всем куриным, куропаткам требуются для растирания пищи острые твердые камешки. Это часто заставляет их выходить зимой на дороги или к земляным карьерам.

Еще одна важная особенность отличает русловых куропаток от горных. Последние при тревоге, а часто и без нее садятся на лесины. Русловые куропатки на лесины не садятся и только во время кормежки (примерно с марта по май) их можно увидеть на высоких лозовых кустах и ветлах. Объясняется это недостатком почек на низких кустах. На лиственницах мне их никогда не приходилось видеть.

Казалось бы, что охота на горных куропаток является наиболее простой. Однако необходимость подниматься нередко на весьма крутые сопки и бродить по ним то вверх, то вниз заметно усложняет и затрудняет эту охоту.

Только одну зиму пришлось мне удачно поохотиться на горных куропаток, — помогла этому пологая сопка, километрах в семи от моего жилья.

Забрел я сюда в начале зимы и сразу был поражен обилием следов. Самих куропаток я не застал: они, по-видимому, покормившись, поднялись на верх сопки (дело было в обед). Придя сюда вторично с восходом солнца, я поохотился на славу; но походить вверх и вниз по склону сопки пришлось до изнеможения.

В следующий раз решил я прийти до восхода солнца с тем, чтобы заметить, куда будут спускаться на кормежку куропатки.

При слабом свете солнца я только слышал шум полета куропаток, самих же их, белых, как снег, не видел.

Помог, однако, непредвиденный случай. Следом за куропатками откуда-то прилетела сова — она летает совершенно беззвучно, но выдает себя неприятным криком. Крик совы, по-видимому, хорошо знаком куропаткам: почти все они, услышав его, поднялись с земли и уселись на лесины, зная, что сова с дерева их не возьмет.

Это было исключительное зрелище. На многих деревьях, не покрытых в это время снегом, виднелись как бы крупные белые яблоки... На одной лиственнице я насчитал пятнадцать куропаток. С первой же лиственницы я сбил шесть штук.

Я частенько стал посещать эту сопку. Посещала ее и сова. Ее мне ни разу увидеть не пришлось, хотя бывали случаи, что она «плакала» где-то рядом со мной. А очень хотелось избавить куропаток от их исконного врага.

Когда снег закрыл кусты карликовой березы и куропатки стали спускаться вниз, охота моя на этой благодатной сопке прекратилась.

Со значительно меньшими успехами возвращался я с охоты на речных куропаток: на зиму они собираются также в большие табуны, но охраняются с разных сторон несколькими петухами.

Сидят эти сторожа на лозовых кустах и при малейшей тревоге подают первый предупредительный тихий сигнал — «коо, коо». Как только опасность приближается, крик их становится пронзительным и табун поднимается.

Подняв табун, нужно наблюдать, где он сел, и подходить вторично. Через три-четыре таких подхода куропатки, то ли потому, что они голодны и охотник мешает им кормиться, то ли из-за усталости, подпускают на выстрел и поднимаются неохотно.

Более простой бывает охота на русловок в затяжные осени, когда птицы успели побелеть, а снега еще нет. Тогда они забираются в густые лозовые кусты, выбираясь оттуда только на рассвете и вечером. В это время даже после выстрела куропатки не улетают, а делают лишь малые перебежки.

У куропаток очень много врагов. Сова, горностай, лиса, ястреб, филин — все они охотятся на беззащитную птицу...

Тем более приходится сожалеть, что до настоящего времени на куропаток разрешена охота петлями. Этим способом уничтожается масса птиц.

 

Белые куропатки
Белые куропатки