Зверовая спортивная охота | Печать |

Зверовая спортивная охота
Зверовая спортивная охота
 

 

Зайцев М. Т.

I. Охота на волков

Охота на волков дает хорошие результаты только в том случае, если она умело подготовлена.

Одно из основных условий в подготовке волчьей охоты — это предварительный учет волчьих семей; умение правильно определить места обитания зверя (гнёзда, логова), кормовые участки и переходы — решает успех охоты.

Еще в 1925 году Н. И. Тулубьев в своей статье «Жизнь волка на карту» (журнал «Охотник», № 4) писал о том, какое практическое значение имеет это для охотников-волчатников. Академия наук СССР уделила много внимания методике количественного учета волков и опубликовала в 1952 году одноименную статью кандидата биологических наук В. В. Козлова.

Существует несколько методов учета волков. В весенне-летнем сезоне, когда волчья семья не покидает гнезда, местонахождение его легко определить подвывкой-вабой. Но учет гнезд-логовищ имеет для охотников практическое значение не только в текущем сезоне, но и в будущем. Если выводок в прошлом сезоне был уничтожен полностью, вместе с волчицей, — почти всегда на этом же месте другая волчица, из другой волчьей семьи устраивает свое логово. Волки очень любят обжитые места; на этом основаны и самые добычливые способы охоты: розыск гнезд и не менее эффективный отстрел на подвывку (вабу).

Облавные охоты и другие способы летне-осенних охот также не могут дать хороших результатов без предварительного обнаружения волчьего гнезда.

Осенние и зимние охоты требуют от охотника умения разыскать волчьи переходы, которые они совершают с известной периодичностью по своему кормовому участку. Учет волчьих семей в зимнем сезоне, определение переходов и мест дневок производятся по следам. След волка имеет некоторое сходство со следом большой собаки. Умение отличить следы волков от собачьих помогает охотнику не делать пустых окладов на охотах по белой тропе. Отпечаток следа передней лапы волка более продолговатый, лапа его сжата, у собаки же — распущена. Два передние пальца волчьей лапы длиннее боковых; когти у волка крупные, и отпечаток их на снегу виден значительно лучше, чем у собаки. Передвигаясь шагом или чаще рысью, волк оставляет след прямолинейной цепочки. У собаки при движении шагом или рысью «нарыск» напоминает извилистую цепь или широко растянутую спираль.


Волки обитают почти на всей территории СССР, хотя и в значительно меньшем количестве, чем в дореволюционное время. Нет их лишь в таежных сибирских лесах, на Сахалине и в Калининградской области; недавно полностью уничтожены они в Крыму и почти совсем — в Тамбовской области.

Волки принадлежат к семейству собак. Волк — прародитель собаки. Спасибо ему за хорошее потомство, в котором он дал человеку лучшего друга — собаку, но волки, как хищники, должны быть уничтожены полностью в ближайшие годы.

Волки разделяются на несколько географических рас или подвидов; но где бы они ни встречались: в лесу, в степи, в тундре — они никогда не соединяются в стаи, а живут в семье, которую возглавляет волчица. Волки — моногамные животные; соединившись в пары, они остаются неразлучными; оба родителя принимают активное участие в воспитании волчат. Течка у волчиц происходит в январе или начале февраля. Беременность продолжается 62—63 дня. В выводке бывает пять-семь (иногда до десяти) щенков. Волчица кормит волчат молоком, а самец приносит ей пищу; потом оба родителя кормят волчат отрыжкой. Переярки обычно держатся летом недалеко от гнезда.

Волк не трогает пасущийся вблизи гнезда скот, а ходит за добычей за три-четыре километра от него. Самый эффективный способ для определения места логова летом (осенью) — подвывка. На вечерней заре на вабу (голосом матерого) почти всегда выходит старый волк, чтобы прогнать со своего кормового участка пришельца из чужой семьи. Пользуясь этим, можно иногда убить матерого волка. На следующее утро волчица ответит вабильщику на голос матерого волка, обнаружив примерное расположение логова. Если не удается разыскать логово с первой зари, нужно вабить голосом матерого на следующее утро. Волчица не только ответит, но и прибежит, показав по росе след к логову.

Еще совсем недавно в плакатах и брошюрах управлений охотничьего хозяйства в весенне-летнем сезоне были рекомендованы только два способа уничтожения волков: розыск логовов и облавные охоты с загонщиками. С июня по сентябрь охоты на волков считали малоэффективными. В это время волчата уже уходят одни на водопой, ловят мышей и, отбегая от логова на четыреста-пятьсот метров, делают много троп. Розыск волчьих логовов в летние месяцы облегчается, но возможность поймать волчат без волкогонных собак почти исключена, так как они убегают и умеют таиться. За последние пять лет отстрел волчат на вабу дает самые лучшие показатели.

Для того чтобы начинать охоту на вабу, достаточно заметить следы волчат, не разыскивая самого логова. Произведенные на этом месте два-три выстрела будут слышны на логове и заставят волчицу покинуть его. Стронутая с гнезда, она убегает довольно далеко; волчата сначала следуют за нею, а потом, пробежав двести-триста метров, западают. После выстрела на волчьих тропах и подходах к логову расставляют трех-четырех стрелков, а один, умеющий вабить, начинает, подражая голосу волчицы, тихо скулить и слегка подвывать. Волчата на вабу подбегают в одиночку. Длинный летний день и необходимое терпение позволяют охотнику отстреливать щенков с утра до наступления темноты. Иногда, если выстрелы редки, выбегает и волчица. Ее необходимо стрелять, независимо от расстояния, так как, возвратившись к логову, она постарается немедленно увести волчат. После захода солнца легко проверить, остались ли не истребленные щенки. Для этого полным голосом, подражая матерой, начинают вабить, отойдя подальше от гнезда. Оставшиеся волчата обязательно отзовутся.

Для успешного проведения охоты важно научиться хорошо вабить и знать места прошлогодних логовов, на которых обычно появляются новые выводки (если даже убита старая волчица). Учиться вабить нужно у имеющего опыт вабильщика. Если такого специалиста нет, можно научиться, выходя по зорям на подслух на перекличку старых волков с волчатами. Обществам охотников можно рекомендовать для этой цели выращивание волчиц. Известный сибирский охотник Ф. А. Бабин не раз выращивал и дрессировал волчиц. Алтайские охотники также использовали волчиц для подвывания, и как «подсадных» — в период течки.

Особенно эффективен наиболее современный способ истребления волков — с самолетов.

Во избежание безрезультатных вылетов, необходимо и в этом случае заранее подготавливать охоты: выкладывать привады и, определив место дневок волков, летать не в разведку — на розыск, а прямо на отстрел. При стрельбе с самолета необходимо выработать свою меру упреждения. Нужно выбрасывать точку прицеливания на расстояние от полутора до трех четвертей метра. Необходимо учитывать, что скорость самолета всегда превышает скорость движения волка (даже когда он идет «на махах»).

Аэросани легкой конструкции позволяют на ходу «читать» след, а следовательно, и ехать от привады прямо на место дневки волчьей семьи.

Один из старейших способов охоты на волков — гаевая охота с загонщиками в летне-осеннем сезоне. К сожалению, эта охота требует большого количества стрелков и загонщиков. Если при помощи вабы проверено местонахождение логова и слаженно работает загон, гаевая охота всегда дает хорошие результаты.

Еще добычливее охота на волков с флажками. Но поскольку этот же способ применяется и при охоте на лисиц, его описание сделано мною в главе «Охота на лисиц». Для успешной охоты с флажками необходима еще более тщательная подготовка.

В наши дни находились охотоведы, которые рекомендовали, не выкладывая привад, устраивать охоты на волков и лисиц на ходу. Они называли свои «методы» звездным пробегом. Он заключается в том, что в определенном месте, там, где имеются волчьи следы (или где по слухам — звери «держатся»), бригада охотников разбегается на лыжах в диаметрально противоположных направлениях для того, чтобы разведать переходы и на ходу устроить окладную охоту. Один или два раза благодаря счастливой случайности такая охота дала положительные результаты, и это послужило поводом к тому, чтобы рекомендовать подобный способ.

Если практика показала, что применение самолетов для розыска волков на дневке, когда человек с высоты двухсот метров может невооруженным глазом различить зверя в степной местности, все же нецелесообразно, то какая надежда у «пеших» охотников разыскать, обложить и отстрелять зверей в зимний, короткий день? Напрасно некоторые волчатники ссылаются на покойного В. М. Хартулари, приписывая этот метод ему. Зная В. М. Хартулари по совместным охотам с 1929 года, должен сказать, что он никогда не начинал зимнего сезона, не выложив восемнадцать-двадцать привад. Вспоминают случаи, когда Хартулари, перебрасывая в новые места бригаду охотников, останавливал автомашину и делал удачную охоту с флажками. Но это — счастливое исключение, основанное на охотничьей стратегии; не система, а лишь эпизод. Заставлять молодых охотников разбегаться на лыжах в «звездном пробеге» в районе, где волки и лисицы не прикормлены, — то же, что ловить карася на крючок без приманки.

Заслуживает внимания способ прикармливания волков и лисиц в определенных, выбранных самим охотником местах, удобных для охоты. Так, сибирский охотник Ф. А. Бабин прикармливает волков и лисиц, выбрасывая в намеченных местах внутренности боровой дичи, добытой во время летне-осенней охоты. Внутренности, разлагаясь, распространяют «душной» запах, привлекающий волков и лисиц. При регулярной подкормке звери привыкают к этим местам и часто их посещают. Зимой Бабин выкладывает на таких местах привады и ставит около них капканы или охотится с ружьем. Недостаток этого способа заключается в том, что зимой привада замерзает и теряет свою пахучесть, и звери лишь по старой привычке приходят на знакомые места.

Этого недостатка не имеют зарытые в землю привады, снабженные отдушинами на поверхности земли. Устройство таких привад довольно простое. Роют яму глубиной до двух-трех с половиной метров. На дно ее кладут тушу павшего животного — лошади, коровы или большой свиньи. Над тушей делают потолок из жердей, на высоте одного метра от дна ямы. Потолок утепляют соломой и сеном и засыпают землей, оставляя небольшую отдушину. Эту отдушину вначале закрывают пробкой, сделанной из соломенного жгута, чтобы изолировать тушу от доступа холодного воздуха и ускорить гниение. Поверхность земли над засыпанной ямой укрепляют решеткой из деревянных кольев, замаскированных землей, с таким расчетом, чтобы волки не могли раскопать и достать тушу. Когда туша начинает издавать сильный запах, «пробку» вынимают. Распространяемый привадой «душной» запах волки и лисицы улавливают своим острым чутьем издалека. Возле такой пахучей привады и выкладывается падаль для прикармливания зверей.

Необходимо следить за тем, чтобы волки в районе привады, т. е. на своем корчовом участке, не кормились на скотомогильниках или случайно выброшенными тушами павших животных. Если есть такие источники питания, их необходимо заливать керосином или карболовым раствором; тогда звери есть их не будут. Выкладывая кормовые привады, охотник не должен забывать, что бродячая жизнь волчьей семьи и лисиц связана с необходимостью разыскивать корм. Если выложенных привад достаточно для питания зверей, они будут постоянно возвращаться к тем пунктам, в которых выложены привады, а следовательно, будут передвигаться по путям, намеченным самим охотником.

Охота на приваду начинается примерно с сентября.

Необходимо в заключение предостеречь охотников от малоэффективных способов охоты на волков с поросенком, с подхода по белой тропе и нагоном.

Многолетняя практика по истреблению волков подтверждает, что даже в местах, изобилующих волками, охотники, выезжавшие с поросенком, почти никогда не переживали тех волнующих впечатлений, которые оставляют литературные описания этого давнишнего способа охоты. Волки не шли на повизгивания поросенка и встречались только случайно, не приближаясь на выстрел.

Охоты с подхода и нагоном носят также исключительно случайный характер.

Эти виды охоты ориентируют молодых охотников лишь на бесполезную затрату времени.

Волк — зверь осторожный, имеет хорошее зрение, прекрасное чутье, и это помогает ему избежать встречи с охотниками.

II. Охота на лисиц

В отличие от волка, на которого охота разрешена круглый год, лисицу разрешается отстреливать лишь в определенные сроки, устанавливаемые обязательными постановлениями для каждой области, края и республики. Красивая, ценная шкурка лисицы и уничтожаемое ею количество грызунов-вредителей в значительной степени окупают тот ущерб, который она наносит охотничьей фауне, особенно боровой дичи.

Распространена лисица по всей нашей стране: в лесах, степях, тундре, горной местности и, в отличие от волка, также в горной и равнинной тайге.

Очень часто лисица обитает вблизи человеческого жилья. В феврале-марте часто слышится лай лисицы. Сидя по-собачьему и задрав голову кверху, она с коротким подвыванием подлаивает — подзывает самцов. Самцы также отвечают лаем и собираются по нескольку около самки. Спарившись, лисицы живут вместе. Беременность продолжается 51—53 дня. Норы лисицы копают под корнями деревьев, в сухих местах около болот, в оврагах, на вырубках и т. п. местах.

Маленькие лисята очень похожи на волчат. Для безошибочного определения достаточно помнить, что у лисенка хвост с белым кончиком.

В отличие от волков, у лисиц не бывает переярков, так как половая зрелость у самок наступает с десятимесячного возраста, после чего каждая из них спаривается, размножается и кормит лисят вместе с самцом.

Лисицы часто болеют чесоткой, туляремией и бешенством, распространяя эти болезни на домашних животных и даже на людей. Для пресечения эпизоотии в местах широкого распространения рекомендуется производить организованный поголовный отстрел лисиц и заливать их норы раствором извести или карболовой кислоты.

Иногда в августе или сентябре встречаются лисицы, производящие впечатление больных, — они передвигаются с большим трудом. Это объясняется тем, что у них на подошвах лап выпали волосы и не выросли и не обмялись (не прилегли) вновь выросшие; лисица поэтому ходит, как на иглах. Такое явление для периода август-сентябрь у лисиц вполне естественно и признаком заболевания служить не может.

Проще всего отстреливают лисиц на засидках. Этот способ общедоступен и с успехом применяется даже начинающими охотниками. Там, где заложены в землю пахучие привады, лисицы в поисках корма совершают свои ежедневные обходы. Для охоты на засидках привады выкладываются отдельно от тех, которые рассчитаны на подготовку охот с флажками; выстрел на засидках может заставить насторожиться зверей, и они несколько дней не будут появляться на приваде. Приваду хорошо выбрасывать на лесных полянах, у стогов сена, на опушках леса, у сенных сараев. Маскировочные укрытия для охотника делаются также из местных растений, которые легко находить вокруг выложенной привады.

Если лисица привыкла ходить в населенные пункты в поисках кур, приваду можно выложить около сараев, за огородами, конечно, на расстоянии ружейного выстрела от места засидок. Лисица приходит на приваду с наступлением сумерек; поэтому выкладывать приваду нужно с таким расчетом, чтобы последние отблески заката освещали кормежку зверя и давали возможность охотнику верно прицелиться. В лунные ночи эта охота еще интереснее и добычливее.

Иногда бывает, что хорошо прикормленный зверь перестает ходить на приваду; чаще всего это бывает от запаха, распространяемого курильщиками. Достаточно накуриться перед охотой, чтобы зверь уловил запах табачного перегара на значительном расстоянии. Нельзя при подходе на засидки пересекать (портить, как говорят охотники) след лисицы; лучше подъезжать на лошади или заходить со стороны, где нет лисьих следов; иначе, заметив пересечение своего следа, лисица на приваду не пойдет.

Интересна и добычлива охота на лисиц с подхода и «на манок». Для того, чтобы начинать эту охоту, надо разыскать место, где лисицы «мышкуют». Лисица начинает «мышковать», т. е. ловить мышей, с восходом солнца по опушкам леса или на полянах. Места «мышкования» видны издали по множеству следов, оставленных лисицей, и по разрытому снегу, из которого она выкапывала мышей. Кроме кормежки, лисица, мышкуя, удовлетворяет свои «охотничьи» инстинкты и поэтому очень увлекается — играет, прыгает, подбрасывает пойманную мышь и иногда не замечает приближающегося к ней по опушке охотника в белом халате.

Если лисица «мышкует» далеко от опушки и подходить к ней приходится по открытому месту, лучше ее подманить. Лисица хорошо подходит на звук, напоминающий писк мышей. У нее очень хороший слух. Достаточно два-три раза издать такой звук, чтобы она уловила его и насторожилась. Опытный охотник довольно легко «приближает» зверя на выстрел.

На голос попавшего в капкан зайца лисица охотно идет и на большое расстояние.

Многократно описанные охоты на лисиц с подъезда на лошади, с применением борзых собак, нагоном, а также с гончими собаками — недостаточно эффективны.

Охота с гончими хороша лишь в том случае, если собаки действительно являются «лисогонами». Собак набрасывать лучше всего там, где лисица мышкует. Лисица — зверь местовой и поэтому ходит обычно на кругах, так же как и заяц, хотя по размерам и по форме путь тонной лисицы не имеет ничего общего с правильными кругами гонного зайца. Правда, иногда лисица делает большие и правильные круги, но иногда кружится и путает гончих на площади пяти га или в самом же начале гона уходит в нору. Норится лисица с большой осторожностью.

Первый круг лисица начинает на опушке, потом переходит в лес, идя по отъемным местам и избегая дорог, полян на широких переходах и высоких берегов. Успех охоты зависит от самих охотников. Достаточно закурить, и табачный дым, далеко уловленный острым чутьем лисицы, заставит ее изменить намеченный круг и больше к тому месту не возвращаться. Перемещения охотников во время гона также должны быть строго рассчитаны не только потому, что они создают шум, но и оставляют следы. Запаха человеческих следов лисица боится не меньше шума. Гонная лисица не пересекает человеческий след; дойдя до него, она бросается в сторону и также меняет круг. Паратые (резвые) гончие заставляют ходить лисицу на более правильных кругах, хотя они бывают несколько больше. Пешие гончие пугают лисицу и дают ей возможность кружить на маленькой лесной площади. Охотник не должен допустить, чтобы лисица норилась во время гона. Для этого, как только собаки погнали, одному из стрелков следует стать у норы. Охотник должен правильно учесть и возможный лаз гонной лисицы. На переходах из отъема в отъем его нужно искать в более узкой части поляны. Там, где есть овраги, бугры, лощины — лаз надо предполагать в низких местах. Идя через болотистые места, лисица выбирает наиболее сухие.

Охота на волков и лисиц с флажками отличается захватывающим интересом и большой добычливостью.

Этот вид охоты привлекает особенно много охотников-спортсменов, являясь одновременно и широко распространенным способом промысла. Раньше флажки применяли только как подсобное средство при окладных, гаевых охотах для того, чтобы направить зверя от цепи загонщиков на линию стрелков. Флажками затягивали при этом две стороны (стенки), соединяющие цепи стрелков и загонщиков прямыми линиями. Когда начинался гаевый гон, волков и лисиц по коридору из флажков выставляли на охотников. В связи с тем, что волки иногда прорывают цепь загона и уходят, стали применять круговой оклад флажками, при котором свободной остается только часть круга, занимаемая стрелковой линией.

Как первый, так и второй способы имеют существенные недостатки. Часто охотник успевает сделать лишь два выстрела по одному или двум волкам, а остальные уходят, прорывая стрелковую линию. Для таких охот с флажками нужно много загонщиков и стрелков. Надо хорошо знать территорию оклада, чтобы не завести загонщиков в непроходимые болотистые места, по которым, в случае разрыва линии загонщиков, волки обязательно прорвутся всем выводком. Этих недостатков лишен широко распространенный способ замкнутого круга, при котором волки не имеют возможности прорваться днем в том случае, если все они выходят на одного стрелка. Сплошная линия флажков заставляет их вернуться в оклад или броситься по линии замкнутого круга под выстрелы соседних номеров. Хорошо зафлаженный замкнутый круг, если он закончен поздно вечером, удерживает волков в окладе всю ночь и, таким образом, дает возможность производить отстрел хищников на следующий день. Иногда волки не выходят из оклада несколько дней и делают вдоль линии флажков целую тропу. Особенно успешно этот способ оклада применяли в период 1939—1941 гг. московские команды охотников под руководством В. М. Хартулари. Однако и в этом способе есть отрицательные стороны. Бывает так, что егерь, гоняющий волков по замкнутому кругу, выбивается из сил, стрелки на номерах мерзнут, а волки ходят около флажков внутри круга, но вне выстрела. Попытки усилить гай, сделать его более энергичным и шумным приводят к тому, что волки бросаются в панике и могут прорваться через линию флагов.

Точно так же ведет себя и лисица. Затянувшийся оклад почти всегда кончается прорывами зверей через линию флагов.

Гораздо эффективнее оклад «с открытыми лазами». Заключается он в следующем. Оклад делается по принципу закрытого круга. Стрелок занимает позицию в местах привычных переходов зверей, в предполагаемом направлении их хода из данного оклада, а также с учетом направления ветра. У этой позиции делают небольшой разрыв в линии флажков (три-четыре метра). Если старые следы не видны и окладчик не имеет опыта определения волчьих лазов, то достаточно сделать в линии флажков разрыв, и волки пойдут по нему, мимо стоящего невдалеке охотника. Описываемый способ имеет большие преимущества. Выбор места (номера) правее открытого лаза дает возможность стрелять зверя влево от себя, что значительно удобнее, чем стрелять с поворотом вправо. Волк, идущий на открытый лаз, подставляет под выстрел левую переднюю лопатку — самое убойное место. Если на номер вырывается несколько волков, охотник, выстрелив по первому, отпугивает остальных от открытого лаза и направляет назад в глубину круга оклада или вдоль линии флажков под обстрел охотников, стоящих на соседних номерах. Частые выстрелы всегда заставляют оставшихся в окладе зверей возвращаться в глубину круга.

При этом способе оклада не требуется большого количества загонщиков; вполне достаточно одного, чтоб «подшуметь», «стронуть» с лежки волков или лисицу. Звери при таком загоне идут тихо, привычными для них переходами, и обязательно выходят на открытый лаз. Стрелять волка или лисицу приходится в то время, когда они останавливаются у открытого лаза или переходят на шаг, заметив разрыв в линии флагов. При такой охоте достаточно двух или трех стрелков. Иногда и один стрелок при одном загонщике отстреливает всех зафлаженных зверей. Если у открытого лаза лежит несколько убитых волков и возникает подозрение, что волки к этому месту не пойдут, необходимо передвинуть стрелков на другие номера. Перестановка стрелков допустима только тогда, когда окладчик вышел к стрелковой линии.

Открытый лаз устраивается на новом месте, а старые разрывы флагов соединяются и закрываются. Эти места желательно флажить в два ряда; расстояние от первой линии до второй — два-три метра. Отстрел лисиц на открытых лазах производится особенно эффективно. В окладе могут участвовать всего два человека (загонщик и стрелок). Оклад в некоторых случаях продолжается тридцать-сорок минут; в короткий зимний день по хорошо прикормленным лисицам можно сделать два-три оклада.

К числу причин, отрицательно влияющих на успех зверовых охот, следует отнести, в первую очередь, пугающие волков и лисиц запахи, напоминающие им о близости человека, а следовательно, и о грозящей опасности. Кроме табачного дыма, волка пугает запах туалетного мыла, духов, одеколона. Не следует надевать на охоту пересыпанные нафталином меховые вещи. Охотник должен иметь специальное охотничье обмундирование, лишенное всех упомянутых запахов. Лучше всего одевать старую одежду, сшитую из серого солдатского сукна. Такую одежду волк и лисица видят часто на лесорубах, лесниках и других «местных» людях и привыкают к ней. Не следует также проверять круг или флажить его, минуя дороги и просеки; зверя не особенно пугает шум и шорох, производимый человеком на дороге, тропе или просеке; эти звуки для него привычны. Ошибочно также представление и о том, что надо как можно скорее зафлажить, чтобы ни волк, ни лисица не успели убежать. Многие стараются разматывать флаги, передвигаясь по кругу бегом. Поскрипывание же снега под ногами охотников заставит зверей насторожиться и — обычно — подняться с лежки. Ходить нужно нормальным шагом, таким, каким ходят по лесу лесорубы и лесники. Несомненное преимущество имеют флажки в мотках. Как бы осторожно охотник ни пользовался катушкой, он неизбежно зацепится за куст или сук, а эти звуки при неоднократном их повторении всегда пугают зверя.

Движения охотника на номере должны быть ограничены до минимума и бесшумны. Если охотник кашляет даже, как это принято, в шапку или изредка шевелит мерзнущими ногами и делает резкие повороты верхней части туловища, — можно сказать с уверенностью, что стрелять ему не удастся. Нельзя взбрасывать ружье к плечу, когда зверь уже подошел на выстрел. Волк, испуганный порывистым движением, всегда успевает повернуть круто назад, как бы перекидываясь на задних лапах через спину и одновременно делая прыжок. В этом случае возможен только выстрел на вскидку. Стрелять же нужно, плавно поднимая ружье к плечу, метко и быстро выцеливая зверя, лучше всего под его левую переднюю лопатку. Волк очень крепок на рану. Стрелять его рекомендуется из ружей 12-го калибра и только картечью; самая убойная картечь — 28 штук на заряд 12-го калибра, правильно уложенная по 7 штук в ряд.

Лисицу стреляют крупными номерами дроби.

 

Зверовая спортивная охота
Зверовая спортивная охота