Охота под водой | Печать |

Попов Е.


Охота под водой
Охота под водой


Однажды мы решили поохотиться с острогой и фонарем, но не со шлюпки, а под водой, с помощью легководолазного костюма.

Узнав у местных рыбаков излюбленные места рыбных ночевок, в один из темных вечеров мы загрузили шлюпку аккумуляторами, острогами, легководолазными костюмами и вышли в Черное море.

Постепенно исчезли очертания прибрежного хребта.

Вскоре из темноты вырос знакомый силуэт опрокинутой в море скалы, и мы осторожно стали приближаться к месту охоты.

За кормой расплылись круги последних гребков, и все замерло. Проверив работу гидрофонаря, я надел легководолазный костюм и, отдав последние указания своим помощникам, с острогой в руках бесшумно соскользнул в довольно прохладную морскую воду. Держась за борт рукой, еще раз проверяю работу аппаратуры и иду на погружение.

Вот мои ноги стали в чем-то запутываться, и не успел я сообразить, что это водоросли, как из-под них, подобно брызгам раскаленного металла, фосфоресцируя, быстро выплыли встревоженные мной мелкие рыбешки. Я — на грунте. Глубина свыше десяти метров. Дав наверх сигнал о своем благополучном спуске на дно, я с нетерпением стал ожидать включения фонаря.

Вскоре его слегка синеватый луч врезался в черную пелену подводной ночи. Я вздрогнул от неожиданности. Вокруг меня причудливо, подобно змеям, вились вверх, слегка покачиваясь, водоросли. Откуда-то из непроглядной темноты выступали силуэты каменных глыб, из расщелин которых то и дело выскакивали встревоженные мелкие рыбешки, серебрясь в луче фонаря. Я стоял, не шевелясь, в стороне от луча, боясь нарушить покой и безмолвие уснувшего подводного мира. Несколько рывков сигнального троса напомнили мне о цели спуска, и, выбрав подходящую глыбу, я присел за ней с острогой в ожидании добычи. Из-за своего укрытия я хорошо видел все, что происходило в секторе луча. Вот проплыли большеголовые и неповоротливые бычки. Прямо к фонарю, переливаясь в луче перламутром чешуи, приближались ставридки. Откуда-то из водорослей прямо в луч поднялся широкоротый ерш. Все они, ослепленные лучом, то бестолково сновали, то замирали на месте, то упрямо тыкались в стекло фонаря. Наконец, пугая мелких рыбешек, неожиданно появилась и долгожданная кефаль. Она направилась прямо на фонарь. Мне было видно, как работают ее плавники, как приоткрываются небольшой рот и жабры. В луче света показались еще несколько серебристых красавиц-кефалек. Медлить я больше не мог: первая кефаль неподвижно замерла у фонаря. Делаю выпад вперед, удар — и кефаль на остроге. Не успел я снять первую жертву подводной охоты и положить ее в перекинутую через плечо сумку, как у фонаря появились еще три кефали. Выбираю покрупнее. На остроге еще одна рыба. Остальные испуганно метнулись в сторону. На их место спешили другие, и я еле успевал их накалывать. Вскоре сумка наполнилась, и только я собрался дать сигнал о подъеме, как сверху спустилась какая-то крупная рыба. Когда она вошла в луч фонаря, я увидел ее белеющее брюхо. Пеламида! Ослепленная рыба недоуменно смотрела на свет. Я мысленно прикинул ее размеры: она была не меньше метра. Огромные плавники медленно шевелились, задевая соседние водоросли. Я делаю шаг вперед, другой и бью пеламиду острогой.

Фонарь качнулся, и его луч тревожно забегал по соседним глыбам и подводным зарослям, пугая стайки мелкой рыбешки. Рыба рванулась в сторону, вырвала из моих рук острогу и вместе с ней исчезла в темноте. Вот она еще раз мелькнула надо мной; очевидно, мои помощники вытягивали трос, к которому была привязана острога.

Даю сигнал. Последний метр подъема — и я в шлюпке.

Медленно выплывший из-за облака серебристый диск луны осветил еще шевелившуюся на дне шлюпки огромную пеламиду.

 

Охота под водой
Охота под водой