В уральских лесах | Печать |

УШАКОВ Сергей Львович

 


Велик и многообразен старый Урал. Он протянулся с севера на юг на две с половиной тысячи километров от холодного Карского моря до знойных степей Прикаспия.

Самая высокая гора Уральского хребта — Народная; она поднимается в северной части хребта на 1875 метров над уровнем моря. Немного уступают ей горы Тельпос-из и Сабля. Только на Сабле, на крутом ее восточном склоне, найдены единственные на Урале ледники. Южнее Сабли Уральские горы тянутся двумя параллельными хребтами: западный из них выше, восточный — ниже. Постепенно горы становятся все ниже и положе и на широте Свердловска снижаются до 410 метров.

С горы Юрмы начинается Южный Урал. Горы вновь повышаются, все причудливей становятся очертания их голых скалистых вершин. Рядом с Юрмой стоят огромный Таганай и Уреньга, а с восточной их стороны — Ицыл. Еще дальше на юге чернеют громады Яман-тау и Иремель — самые высокие горы Южного Урала, достигающие 1645 метров. Здесь иногда и летом в расщелинах скал лежит снег.

Бесчисленная толпа менее высоких гор окружает эти скалистые гиганты. На западе они образуют огромное предгорье, а на востоке переходят в великую сибирскую равнину.

Красива и сурова природа Урала. Здесь можно видеть безлесную мшистую тундру, цветущие нагорные луга, камни сказочных очертаний по вершинам гор, где, как маяки, стоят старые, изувеченные ветрами листвянники, хмурую сырую тайгу из ельников и пихтачей, сухой сосновый бор по склонам гор и светлые веселые березовые леса на равнинах.

На севере, в ложбинах, пятнами чернеют кедровые леса, а на юге можно найти горы, сплошь покрытые вишневником, ковылем и пахучей полынью, среди которых яркими пятнами выделяются большие темно-синие цветы мордовника. Кое-где стоят вязы, липовые рощи, а на западном склоне Урала — клены, дубы — остатки широколиственных лесов, когда-то покрывавших уральские горы.

Неисчислимое количество речушек скатывается с гор. Маленькие, мелководные, игривые с холодной и чистой, как хрусталь, водой, они, вливаясь одна в другую, образуют большие многоводные реки. Одни из них текут на юг, другие — на север. На севере замечательны реки Колва, Вишера, Сосьва и Чусовая, на юге — Белая, Инзер, Сакмара, Урал. Грозны и величественны уральские реки весною, когда они среди скал и утесов по порогам мчат свои воды. Шум и грохот заполняет лесные долины гор, и много надо сноровки и смелости, чтобы переправиться через эти бурные потоки.

По восточному склону Уральских гор, у их подножья, раскинулась гирлянда озер — остатки когда-то бывшего здесь моря. Некоторые озера маленькие, незаметные; некоторые раскинулись на десятки и даже сотни квадратных километров. Одни из них, окруженные твердыми скалистыми берегами узорных очертаний, наполнены чистой холодной водой и достигают 50 метров глубины; другие, наоборот, мелководны, в низких берегах, богато заросли различной водной и надводной растительностью. Наиболее крупные озера: Увильды, Присят, Уелга, Маяк и Адыкуль находятся на границе Среднего и Южного Урала; южнее их — Аргази, Тургояк, Миассова, Кисегач, Чебаркуль.

Урал сказочно богат минералами, и это составляет его славу с очень давних времен. Кроме железных руд, цинка, олова, меди, алюминия и драгоценных металлов — золота и платины, на Урале много драгоценных камней: алмазов, аметистов, изумрудов, хризолитов, аквамаринов, бериллов и т. д. Немало и редчайших радиоактивных минералов. Много здесь белой слюды, мрамора, яшмы, угля, нефти, много всяких поделочных камней: амазонита, солнечного и лунного.

Молва о богатствах Урала идет из глубокой древности. Те немногочисленные народы, что жили по рекам вблизи Уральских гор, вели торговлю с богатыми и культурными народами востока и юга, обменивая меха и шкуры на различные предметы утвари.

Слава о высоких качествах уральских соболей и бобров росла и привлекала к Уралу внимание предприимчивых людей. Первыми попали сюда новгородцы. Год за годом, шаг за шагом они все глубже и глубже проникали в неведомый край, приобретая у местных жителей, иногда путем обмана и насилия, дорогие меха соболей, бобров и куниц, являвшихся в те времена «золотым запасом» Московского государства.

Соболей было так много, что за обычный чугунный котел новгородцы брали столько соболиных шкурок, сколько их вмещалось в эту посудину. В погоне за мягким золотом предприимчивые люди не только дошли до Урала, но и перевалили его, прошли всю Сибирь и дошли до Тихого океана. По мере продвижения на восток они открывали природные богатства новых земель. Скрытые от людей, много тысячелетий лежали нетронутыми эти богатства. Недостаточно использовались они вплоть до самой Великой Октябрьской революции, и лишь при Советской власти Урал начал новую полнокровную жизнь. Характеризуя Урал, как сокровищницу страны, товарищ Сталин сказал: «Урал... представляет такую комбинацию богатств, какой нельзя найти ни в одной стране» (И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 11, ст. 324). В годы Великой Отечественной войны Урал особенно много способствовал разгрому фашистской Германии и ее сателлитов, вкладывая всю свою индустриальную мощь в дело скорейшего освобождения народов от фашистского ига.

Богат Урал зверем и птицей. В настоящее время на Урале известны 77 видов млекопитающих и свыше 320 видов птиц. Для разведения соболей и бобров и для сохранения других видов фауны вообще теперь на Урале и в Сибири устроены заповедники. Благодаря им за последние годы оба вида зверьков стали встречаться значительно чаще. Особенно важно сохранить соболя, так как этот вид встречается только в нашей стране. Куница, как и соболь, обитает в глухих высокоствольных местах, где много бурелома, валежника и старых дуплистых деревьев. Основную ее пищу составляют мыши; нападает куница на зайцев и белок, ловит птиц, вплоть до глухаря; ест и ягоды, особенно рябину, и очень любит мед. Найдя где-нибудь в дупле гнездо диких пчел, она иногда подолгу живет около него, нередко к улью собирается несколько куниц. На Урале известны случаи, когда охотники, выслеживая куницу, находили богатые запасы меда. Куница ест и падаль. На Среднем Урале, в верховьях реки Усьвы, на труп лося ходило несколько куниц. Они выели все внутренности туши и, по-видимому, спали внутри ее, как в дупле. Известно, что, наевшись, куница забирается в дупло или под корни старого дерева и спит там. В таких случаях куниц нередко берут живьем.

Только на Урале живет еще один очень ценный и интересный зверек — кидус, или кидас. Это помесь куницы и соболя. Жизнь этого зверька изучена мало. По одним сведениям своими повадками он больше походит на соболя, по другим — на куницу. Мех этого зверька не так шелковист и нежен, как у соболя, но по расцветке больше подходит к соболю, чем к кунице.

Хорек обыкновенный, темный, на Урале, по-видимому, не поднимается севернее широты гор. Молотова, а на восток не переходит за Урал, и повсеместно редок. Другой хорек — светлый или степной — довольно обычен на восточном склоне Южного Урала, в лесостепи. Здесь же изредка встречается хорек-перевязка.

По всему Уралу встречаются медведь, рысь, колонок, лисица, волк, барсук, горностай, ласка, норка. Количество этих зверей в тех или иных местах Урала различно. Так, например, медведь и рысь наиболее обычны на Среднем и Северном Урале и редки на Южном; волка больше на юге, и он редок на севере. Численность горностая, колонка, ласки и хорька за последние десятилетия снизилась.

Возможно, что это объясняется не только активным промыслом указанных зверьков, но и другими, более сложными причинами, как уменьшение количества мышей, полевок и других мелких грызунов, составляющих основную пищу этих хищников.

Росомаха сохранилась главным образом на Северном Урале, очень редка на Среднем и, по-видимому, почти истреблена на Южном Урале, где, по свидетельству Л.П.Сабанеева, была обычной лет 70—80 назад.

В самых северных частях Урала встречается заходящий из тундры песец, а на Южном Урале кое-где сохранился в небольшом количестве корсак.

Из грызунов, кроме бобра и мелких мышеобразных зверьков, на Урале встречаются: белка, летяга, бурундук, зайцы — беляк и русак, водяная крыса, хомяк и два вида сусликов. Русак на север доходит до широты гор. Молотова, никогда не заходит далеко в лес и горы, а придерживается равнин. Количество этих зверьков подвержено сильным колебаниям. Численность зайца-беляка за последнее десятилетие сильно сократилась в результате заболевания его пузырчатой глистой. На численность белки очень влияет урожай семян хвойных деревьев, которыми кормится этот зверек. Иногда зверьки совсем исчезают из какой-либо местности и перекочевывают в другую. На численность животных влияют лесные пожары. Количество летяги повсюду очень невелико.

Обычен на Урале крот, местами он встречается в значительном количестве. Кое-где на юге Южного Урала сохранилась выхухоль.

Из копытных на Урале водится лось, северный олень и темноглазая красавица гор — косуля, по-уральски — козел.

На Урале водилось много лосей, но хищническое истребление их привело к тому, что они стали лет двадцать назад редкими даже в самых глухих местах. Только своевременно изданное советским правительством постановление о повсеместном запрете охоты на лосей сохранило этих животных от полного уничтожения. Теперь лось водится по всему Уралу.

Северный олень в диком состоянии встречается в небольшом количестве и только в северных частях Среднего Урала и на Северном Урале.

Косуля встречается по восточному склону Среднего и Южного Урала, на севере она доходит до широты Ивделя. На Северном Урале ее нет, редко встречается она и в Прикамье. Наиболее богата косулей горная местность к югу от Свердловска до Миасса. Косуле, как и другим диким копытным, не благоприятствуют затяжные многоснежные зимы с настами, когда животному тяжело добывать корм и передвигаться. В такие зимы косули обычно уходят с Урала в лесостепь и степь, где снега меньше.

Из птиц в лесах Урала водятся глухарь, тетерев, рябчик, белая и серая куропатка.

Объектом охотничьего промысла является рябчик, он заготовляется сотнями тысяч штук. Кое-где сохранился глухарь, но на Южном Урале эта птица стала редкой, главным образом, вследствие падежа от глистных заболеваний.

Тетерева больше всего было в лесостепной местности Южного Урала, но за последнее десятилетие количество этой птицы сильно сократилось. Меньше стало и белой куропатки. Серая куропатка наиболее обычна в Зауралье, нередко она встречается около Свердловска и Молотова, но дальше к северу добывается лишь случайно. До 1941 года в Зауралье куропатки было много, но в суровую и затяжную зиму 1941 года она почти полностью погибла.

Совсем еще недавно основой охотничьего промысла на Урале была белка и куница; большую роль играл и заяц. Теперь эти животные утратили свою ведущую роль в промысле и уступили ее другим видам. Во многих местностях Урала ведущее место в охотничьем промысле теперь заняли крот, водяная крыса и хомяк. Их заготовляется ежегодно по несколько миллионов штук.

Угодья Урала так обширны, их природные условия так благоприятствуют привольной жизни всех животных, что частичное изменение этих условий не может влиять на общее уменьшение численности зверей и птиц.

В настоящее время принимаются меры к сохранению оставшихся запасов охотничьей фауны путем ограничения мест и сроков охоты на них и ввозятся с целью акклиматизации новые для Урала животные. Так, например, из Америки завезена ондатра и норка, с Дальнего Востока привезена енотовидная собака. На Южном Урале, в Ильменском заповеднике, разводится пятнистый олень. Кроме того, на Северном Урале, в Печоро-Илычском заповеднике, разводятся бобры и соболи.

Однако крот, хомяк и ондатра не могут заменить куницу и белку. Вот почему особые усилия должны быть употреблены для сохранения и размножения куницы и белки. Они должны стать ведущими видами уральского охотничьего промысла, а для этого у нас много возможностей.

Чтобы расширить охотничий промысел и увеличить численность промысловых животных, нужно знать не только какие звери и птицы водятся, но и в какой обстановке они живут. Охотничью фауну Урала изучало не одно поколение ученых, немало книг написано о природе уральских гор, но много еще остается сделать.

До сих пор мы еще не можем сказать, сколько пометов в году дает на Урале белка — два или три? Не знаем, почему крот иногда выходит на поверхность снега в самые суровые морозы. Не знаем, как далеко на восток уходят косули с Урала в снежные зимы. Почти ничего не знаем о распространении и жизни летяги.

Наблюдать зверей и птиц на воле — нелегкая задача. Не все животные деятельны днем и доступны для наблюдений. Деятельность многих из них протекает только ночью или в сумерки. Да и дневные животные не любят показываться на глаза фенологов и охотников.

Но везде, где бывают животные, они оставляют следы своего пребывания. Отпечатки ног на снегу, на пыли или грязи по дорогам, на илистом берегу реки или озера, потерянное перышко, клочок шерсти, помет, разрытая земля, примятая трава, погрызенная веточка, травка, вывороченный камень, развороченная гнилая валежина или пень, разрытое муравьище, остатки пищи — все это следы, по которым можно определить, какой зверь или птица здесь были, сколько их было и что они делали.

Некоторые наблюдения мы сделали на Южном Урале над сибирской косулей.

Как известно, у косули рога имеют только самцы и сменяют их ежегодно: в ноябре-декабре сбрасываются старые рога, в январе-мае вырастают новые. Пока рога развиваются, они покрыты нежной шелковистой шерстью. После того как рост рогов закончится и они окостенеют, покрывающая их шерстистая кожица постепенно спадает. В этот период козлы подолгу и энергично трутся рогами о молодые деревца и кусты и не только сдирают рогами с них кору, а ломают или скручивают жгутом деревца в 3—4 сантиметра толщиной.

Деревца с ободранной корой, остатки которой клочьями висят тут же, встречаются по закрайкам болот, на полях, по краям просек, звериным тропам, в редколесье, вообще там, где косули обычно живут. Трава около таких деревцев бывает смята или выбита копытами иной раз до самой земли.

На деревцах, среди ленточек содранной коры, остаются шерстинки или даже кусочки кожицы, содранной с молодых рогов, и пятна крови.

Иногда козлы, встретившись, начинают тереться рогами о рога. Вначале все идет мирно. Но чем дальше, тем энергичнее становятся нажимы одного животного на другого, и, наконец, они переходят в удары. Рогатые бойцы расходятся, сопят, фыркают, глаза их наливаются кровью; они то отскакивают, то вновь стремительно бросаются друг на друга. Разгорается кровавый бой. Нередко такие бои кончаются смертью одного из козлов, не сумевшего отразить удар противника. Острый конец рога глубоко входит в шею или бок, пробивает легкие, сердце, рвет кишки. Место таких боев нетрудно заметить по смятой, утоптанной, а иногда и перемешанной с землей траве. Вокруг отпечатки копыт боровшихся зверей, клочья шерсти, пятна крови. На месте боя, уткнувшись головой в кочки, лежит иной раз и труп побежденного.

Такие бои, по-видимому, не связаны с боями в период течки.

Козлы трутся рогами о деревья и в другое время года. В лесу есть даже особенно любимые козлами деревья. Чаще всего это наклонно стоящие сосны. Их кора становится гладкой, блестящей, а от деревьев идет обычно хорошо наторенная тропа...

Уральские леса представляют великолепные угодья для всех встречающихся у нас зверей и птиц. При известной настойчивости, внимании к организации охраны природы и правильному использованию ее богатств Уральские леса могут стать неистощимым источником снабжения страны мехами, шкурами и мясом диких животных.