Охота на Кавказе | Печать |

Марков Е. Л.

 


При слове «Кавказ» невольно представляешь себе величественную горную страну с прекрасным климатом, с высочайшими снежными вершинами, глубокими ущельями, гремящими по скалам речками и водопадами, вечными льдами и девственными лесами; с прекрасными садами, виноградниками, полями кукурузы, пшеницы, хлопка; с чайными, цитрусовыми и табачными плантациями.

Богат Кавказ и своими, построенными за годы Советской власти гидростанциями, фабриками, заводами и институтами. Богат величайшими в мире запасами нефти. Замечателен Кавказ и охотой, играющей важную роль в народном хозяйстве страны.

На Кавказе, особенно в Грузии, где я по преимуществу охотился, исключительно разнообразны топография, климат, кормовые условия и животный мир.

У подножья вечных снегов, на величайших горных вершинах держатся замечательные кавказские эндемики — туры и горные козлы, не встречающиеся больше нигде в мире. Там же суетливо снуют огромные, до четырех килограммов весом, горные куропатки — улары (по охотничьему — «индейки»), друзья туров и их верные хранители от хищников и человека. При приближении врагов зоркие индейки поднимают такой громкий свист, что кажется свистит вся гора. Прощай тогда охота! Туры мгновенно исчезают. Не раз на охотах меня постигали такие неудачи.

Кое-где на высоких горах, чуть ниже туров, попадаются бородатые козлы (безоары). Еще ниже, у границы лесов, на скалах, живут проворные, легконогие серны («свистуны», или «черные джейраны» — по охотничьи). Тут же во множестве обитают кавказские тетерева, отличающиеся и видом, и образом жизни от обычного русского тетерева.

Лесную предгорную область и частью низинные леса населяют косули, олени, кабаны, медведи, барсуки, волки и лисицы. Теплые долины занимает наглый и трусливый шакал. Большой вред приносит этот презренный хищник, поедая фазанов, турачей, зайцев.

А зайцы-русаки и бесчисленные пернатые, оседлые и пролетные, местами до сих пор встречаются во множестве.

Почти на всех кавказских зверей и птиц я много охотился. Но жадным охотником я никогда не был, и баснословными трофеями никогда не соблазнялся. Наоборот, особенно с годами, а понял, что дело не только в том, чтобы приносить богатые трофеи, а чтобы наблюдать, изучать, видеть своими глазами повадки и поведение животных, вникать в их своеобразную интересную жизнь. Почти совершенно забывал я о ружье, о выстреле, когда, например, в светлую октябрьскую ночь блуждал в боржомских лесах и слушал лесные серенады, громогласно исполняемые рогалями в дни оленьего рева, в период их свадебного торжества. Незабываема ночная тишина и безмолвие леса, неожиданно и резко нарушаемое богатырскими трубными голосами оленей, в которых проявляется могучий инстинкт размножения. В эти минуты обычно трусливый самец-олень преображался в бесстрашное могучее животное. Все это производило незабываемое, волнующее впечатление, которое, как драгоценность, я сохраню до конца жизни.

А зимовье бесчисленной водоплавающей и болотной птицы, собирающейся в Кизил-агачский заповедник со всего необъятного Советского Союза! Нельзя забыть этих впечатлений!.. Сотни тысяч крякуш, чирков, серых уток, поганок, гусей и казарок, красавцев белоснежных лебедей и огромных пеликанов, громадные стаи длинноногих розовых фламинго, множество белых, рыжих и серых цапель, черных аистов, бронзовых караваек, колпиков-лопатоносов, нырков, всевозможных куликов, чаек!.. Да разве всех перечислишь?

Не увидя собственными глазами величайшего разнообразия слетающейся сюда разной птицы, не насладившись полетом красавицы-султанки, не услышав хоть раз невообразимого гомона и шумливых криков ночующих на лугах гусей, не взглянув на снующих по водоемам черных лысух, невозможно представить себе всего богатства и обилия всевозможной водоплавающей дичи, населяющей нашу прекрасную Родину.

И опять, повторяю, в стрельбе я был сдержан и осмотрителен.

Несмотря на большое желание, мне ни разу не пришлось охотиться на безоаровых козлов и армянских муфлонов (баранов), которых еще много в Армении, на полосатую гиену, до сих пор встречающуюся в Закавказье, и на туранского тигра, который изредка забредает в Талыш из Ирана, а в 1922 году добрался до столицы Грузии и был убит в 25 км от Тбилиси.

Зато однажды мне удалось участвовать в охоте на барса (леопарда), а несколько позже — слышать ночью в лесу его громкое гневное рычанье.

Немногочисленные барсы до сих пор встречаются на Кавказе, а в дни моей молодости барс был убит моим товарищем возле древнего Мцхета, почти в тех же местах, где эта хищная кошка была убита лермонтовским «Мцыри».

Почти десять лет я непрерывно охотился в Абхазии на Главном хребте по турам, сернам и медведям, которых в мое время было очень много.

Из всех видов охоты горная — самая волнующая, интересная и разнообразная, но и самая трудная. Надо уметь хорошо ходить по горам, не бояться головокружений, быть готовым провести ночь под ледником на ногах, согреваясь непрерывным хождением или бегом взад и вперед; уметь осторожно подбираться к зверю, хорошо ориентироваться и, конечно, метко стрелять. Все это нелегко дается.

Но как счастлив бывает охотник, когда после настойчивых усилий и трудов, удачный выстрел кладет к его ногам роскошный трофей в виде тура с могучими рогами, ловкую серну или увальня-медведя! А кругом — необозримая панорама высоких гор, хребтов, ущелий, где рокочут водопады, серебрятся ручьи, где воздух напоен ароматом альпийских цветов, такой легкий, радостный и вкусный, что его словно пьешь, а не дышишь им. А высота? Ведь стоишь у самого неба!

Много охотился я на кабанов, сначала в Абхазии, потом в Азербайджане и в Грузии.

Охоты — гаевая, на засидках, с подхода в лунную ночь — одинаково интересны.

Страшный и свирепый на вид кабан, с большими острыми клыками, вовсе не опасен на охоте. Напуганный облавой неуклюжий зверь лезет напролом через чащу и удирает по своим лазам. Он может, правда, жестоко «подсечь» охотника, если тот не отскочит в сторону. Но с хладнокровным и выдержанным охотником ничего страшного не случится. Смертельно раненный кабан иногда бросается на стрелка, но и в этом случае, благодаря неповоротливости животного, нетрудно избегнуть его ярости.

Свалить тушу зверя в 9—10 пудов — особое удовольствие. И мне не раз приходилось это испытать.

При поездке на охоту за кабанами в Талыш с бойцами Кавказской Советской Армии было взято однажды 78 кабанов и свиней, из них семь были моими трофеями.

Исключительно интересна охота за турачами, которые в Закавказье водятся только в Азербайджане и в очень небольшом числе — в Грузии.

Турач (закавказский франколин) величиною больше куропатки. Петушок одет в роскошный, сверкающий на солнце наряд, в котором преобладают черный цвет, усыпанный бело-серебряными пятнышками, и ржаво-коричневый — с тонкими разводами. Самочка окрашена скромно, в серо-коричневые тона. Турач, отличающийся своим исключительно вкусным мясом, представляет собой чудесный объект охоты.

После умеренной и правильной охоты на турача эта замечательная охотничья птица быстро (дважды в год) размножается.

Имеются все возможности расселить ее не только в пределах всей теплой полосы Закавказья, но и повсюду — в южной части Украины, Крыма, Северного Кавказа и других областях, особенно за Каспием.

Мичуринская биологическая наука дает для этого руководящие указания и обязывает нас сделать необходимые усилия, чтобы обогатить охотничью фауну южных частей Советского Союза превосходным видом крупных птиц.

Охоты по фазанам, куропаткам, горным курочкам, закавказским тетеревам, зайцам, уткам, гусям, перепелам, дупелям, бекасам, вальдшнепам, стрепетам, дрофам и по разной другой дичи сменяли одна другую за многие годы моей охотничьей практики.

Встречался я на охотах и с ядовитыми змеями (гюрза), от укусов которых на моих глазах не один раз гибли охотничьи собаки.

В мои молодые годы дичи на Кавказе было больше, чем теперь, а охотников — неизмеримо меньше. В таком большом центре, как Тбилиси, например, где сейчас насчитывается до 4—5 тысяч охотников, в годы моей молодости охотников было человек 300, не более.

Но пусть это увеличение числа охотников не смущает и не страшит друзей охоты, друзей нашего животного мира. У нас нет старого безразличия, преступной недооценки значения дичных богатств страны. Советская власть приняла и принимает решительные меры для сохранения и умножения наших запасов дичи.

Созданы и дают прекрасные результаты многочисленные заповедники, заказники, специальные охотничьи хозяйства. В них дичь сохраняется, размножается и затем расселяется по окрестным угодьям.

Временные запреты (запуски) добывания определенных видов зверя и птицы принесли огромную пользу.

Опять размножился почти совсем выбитый драгоценный соболь — жемчужина нашей пушнины, спасены от гибели лесные гиганты-лоси, стада которых появились под самою Москвою, спасена и очаровательная красавица белая цапля, которую жестоко уничтожали ради знаменитых перьев — «эспри»; бобры, стоявшие на краю гибели, отлично плодятся в заповедниках и заселяют многие угодья нашей земли.

В Закавказье под строгой охраной возродились стада благородных оленей, растет поголовье горных козлов — туров и безоаров, серн и джейранов, крепко держится и размножается турач и длиннохвостый красавец фазан.

Надо обратить внимание на акклиматизацию в подходящих местах более простых, но очень полезных видов дичи, таких, как наши зайцы (русак и беляк), серая куропатка и другие звери и птицы, нужных как объект массовой охоты. Для их обитания в Советском Союзе имеются все условия, а с осуществлением грандиозного плана полезащитных лесонасаждений откроются еще большие и лучшие возможности для их размножения.

Необходимо повести самую решительную и упорную борьбу с волками, шакалами, дикими котами и другими хищниками — злейшими врагами диких и домашних животных. Надо всемерно усилить борьбу с непрекращающимся, местами, браконьерством, с несознательностью некоторых охотников, которые, не соблюдая правил и сроков охоты, крадут достояние сами у себя и у советского народа...

Охота давала мне возможность не только проводить приятно и с пользой свой досуг, но она позволяла мне, городскому жителю, близко познакомиться с жизнью и бытом сельского населения. Я слышал песни, сказанья и поверья абхазцев, сванов, лезгин, тушин и других горцев, узнал многое из их интересной охотничьей практики, из их трудовой жизни.