Гуси и лебеди на Северной Камчатке | Печать |

ВОЛКОВ Михаил Георгиевич

 

 

Охотский север Камчатки (Пенжинский район Корякского национального округа) — один из наиболее интересных охотничьих районов Дальнего Востока. Южная часть его расположена на Камчатке, к северу от реки Шаманки, а западная — на полуострове Тайгонос.

Больше чем на тысячу километров тянется Пенжинский район по крайнему северному побережью Охотского моря. Территория громадная и природные условия ее весьма разнообразны.

В южной части Пенжинского района огромные пространства занимает тундра; изреженные леса (каменные березняки) располагаются лишь по долинам рек. Здесь растет камчатская рябина с крупными, как у вишни, сладкими ягодами; здесь проходит северная граница распространения камчатского соболя; здесь обитает камчатский длиннохвостый глухарь.

Северо-западная часть района, удаленная на 400—500 километров от Охотского моря, покрыта большими массивами хвойных лесов. В них обитают типично таежные звери, в том числе лось и рысь. Встречается и глухарь, отличающийся от камчатского подвида глухаря. Соболя здесь нет.

Лебеди и гуси населяют угодья в бассейнах рек, впадающих в Охотское море. Особенно много их в речных низменностях, заболоченных и богатых озерами тундрах Рекиниковского, Парапольского и Пенжинского долов.

Лебеди

В охотничьих угодьях бассейна реки Пенжины есть лебеди-кликуны и лебеди тундряные.

Тундряной лебедь не часто встречается в районе, хотя он и гнездится здесь. За две весны мы видели на пролете всего лишь несколько стаек этих птиц; стрелять их не пришлось.

Лебедь-кликун является обычным объектом охоты.

Почти каждый местный охотник ежегодно добывает лебедей-кликунов из-за шкурки и мяса. Мясо лебедей охотно употребляется в пищу, считается вкусным и питательным. Лебяжья шкурка — это «меховой товар». Снятая пластом, с разрезом на спине, она обезжиривается и в растянутом виде высушивается. Такая шкурка хорошо переносит хранение. По мере необходимости ее выделывают и употребляют для пошивки головных уборов, отделки одежды и обуви. При выделке шкурки мездра разминается, а перо выщипывается. Получается белоснежная пуховая шкурка с мягкой и прочной мездрой, очень красивая и легкая. Ее можно стирать. Для этого шкурку обильно намыливают, но мыльную пену не смывают, а высушивают на шкурке. Сухую шкурку встряхивают, пух на ней разделяется, и шкурка снова становится белой, пушистой и нежной.

Лебеди прилетают к Охотскому морю первыми, значительно раньше гусей и уток, на самом исходе зимы. Везде лежит снег и лед, по тундре и по рекам еще ездят на оленях, а лебеди уже летят, и далеко слышны их трубные клики.

Огромные птицы присаживаются на лед, у полыней. Из полыней клубами валит пар, а вокруг, высоко подняв головы, ходят по льду лебеди.

В эти дни они нередко обмораживают ноги, которые принимают у них пестрый оттенок.

После появления первых лебедей иной раз в течение месяца не прекращаются морозы, пурга, но птицы стойко переносят суровую северную весну.

В 1941 году первые лебеди прилетели 18 апреля. Погода в эти дни стояла холодная.

16 и 17 апреля свирепствовала пурга. Первые проталинки на солнечных береговых обрывах реки Пенжины показались лишь 20 апреля.

В 1942 году первые лебеди появились 21 апреля. Когда мы увидели пару лебедей, погода была солнечная, но морозная. На следующий день была первая оттепель, и в нависших на солнцепеке снежных надувах появились первые небольшие проталины. Однако в последующие дни погода была неустойчивая, а 28 и 29 апреля бушевала пурга при сильном северном ветре.

По нашим наблюдениям, подтвержденным сообщениями местных охотников, прилет лебедей почти совпадает с началом выхода медведей из берлог.

Отлетают лебеди глубокой осенью, позже других водоплавающих птиц. Только нырковые утки иногда задерживаются до их отлета. В 1941 году лебеди улетели 9 октября. В 1942 году лебеди на отлете были замечены 10 октября, а уже в конце сентября были обильные снегопады на всем пространстве до моря. 27 сентября снеговой покров уже достигал четверти метра, а в районе Маметчинских гор — и того больше. Снегопад помешал местному населению собрать бруснику и орехи кедровики. Их засыпало снегом.

Наиболее удачной охота на лебедей бывает в мае, примерно через две-три недели после их прилета. Осенняя охота почти всегда случайна и менее добычлива. Весной лебедей стреляют, главным образом, из охотничьего нарезного оружия. Мы успешно охотились и с дробовым оружием, но применяли усиленные заряды пороха и крупную картечь. На утренних и вечерних зорях лебеди невысоко пролетали над открытыми водоемами, тундровыми озерами и непрерывно трубили. Стрелять приходилось в налетающих лебедей. Охота с подхода обычно бывала неудачной.

Лучшими лебедиными местами в Пенжинском районе считаются угодья Парапольского дола. Во время весенней поездки по этим местам мы часто встречали лебединые пары на протоках и тундровых озерах.

На водоплавающих птиц в Камчатской области в 1941 году весенняя охота была разрешена с апреля по июнь, осенняя — с 20 августа до 15 ноября. Такие же сроки соблюдались в 1942 и 1943 годах.

Для северных районов области, в частности для Пенжинского района, эти сроки нельзя считать правильными. Весною, в течение двух первых декад апреля, лебедей еще нет. Не бывает лебедей на озере и в ноябре, так как в последних числах октября в Пенжинском районе уже окончательно устанавливается зима.

На южной Камчатке водоплавающая птица задерживается с отлетом, и лебеди нередко остаются на зимовку, так как некоторые водоемы с горячими ключами иной раз бывают открыты всю зиму.

Лебедь — красивая и редкая птица. Надо бы подумать о том, чтобы вовсе запретить весенний отстрел ее.

Гуси

Гусь-гуменник, белолобый и черная казарка весьма обычны в охотничьих угодьях Пенжинского района. Других видов гусей нам наблюдать не приходилось.

Больше всего гусей можно видеть на пролете в течение мая. Тысячи стай гуменников и белолобых гусей строгим строем, а черные казарки — беспорядочными табунами, с резким пискливым криком, пролетают на север, в места гнездовий. Через седловину одной высокой сопки к югу от поселка Культбазы на реке Пенжине пролегает пролетный путь гусей. Река здесь круто огибает Культбазовскую сопку. Срезая петлю реки, гуси всегда пролетают через эту сопку. Замаскировавшись на вершине в кусте кедровика, охотник может расстрелять любое количество патронов по налетающим гусиным стаям.

Во время осеннего отлета на гусей охотятся реже, чем весной. Сентябрь — последний осенний месяц. Местное население, усиленно готовящееся к зимовке, почти не занимается охотой в это время.

Первые гусиные стаи мы наблюдали в районе устья реки Слаутной 1 мая. Погода в эти дни была неустойчивая, ночами морозило, шел снег. В тундре темнели проталины, чернели на солнцепеке берега реки, но лед все еще был по-зимнему толстым и прочным. Гуси летели в течение всего мая; их лет закончился лишь 2 июня.

В 1942 году первые гусиные стаи появились в районе поселка Культбаза тоже 1 мая. День был тогда солнечный, безветренный, хотя накануне бушевала пурга. В первой декаде мая было заметно потепление, таял снег, а 11 мая вновь разразилась пурга и образовались большие сугробы. Снегом были засыпаны все ранее вытаявшие участки. Река Пенжина была одета в прочную ледяную одежду, и лишь в средних числах месяца лед начал слабеть, и поверх него кое-где появилась вода. 23 мая 1942 года был наиболее интенсивный пролет гусей, и закончился он 30 мая, на три дня раньше, чем в предыдущем году.

Отлет гусей в 1941 и 1942 годах продолжался в течение всего сентября.

У местных охотников мало дробовых ружей и они очень редко стреляют гусей влет, предпочитая бить их из охотничьего нарезного оружия на садьбищах. Гусиные садьбища представляют собой открытые участки, преимущественно на речных поворотах. Это — широкие, покрытые галькой отмели, примыкающие к пойменным лугам или зарослям кустарников. Никаких укрытий или шалашей охотники на садьбищах не устраивают, а стреляют с подхода, или же караулят гусей, засев где-нибудь в кустах или на лесной опушке. Приезжие охотники-любители иногда делают шалаши — три стенки без крыши.

Кладка яиц у гусей начинается в мае и продолжается в течение всего июня. 20 июня в Парапольском долу, на одной из обширных отмелей близ реки Белой, среди маленьких и редких ивовых кустиков, на открытом месте мы нашли гнездо гуменника с пятью яйцами. Матка насиживала яйца и слетела с гнезда лишь тогда, когда к ней подошли. На следующий день в тополевом лесу, на обрыве левого берега реки Белой, мы нашли еще гнездо гуменника с одним яйцом.

Гуменники охотно гнездятся по облесенным берегам тундровых рек и жируют по протокам, где больше луговин с молодой и сочной травой.

В течение июня линьки у гусей не замечалось, летали они хорошо. 25 июня для определения хода линьки был выбит выстрелом из дробовика один гуменник. У этого гуся, оказавшегося самцом, были замечены на спине, на боках, шее и животе редкие и низкие пеньки нового пера. 4 июля гуси (самцы) продолжали летать стайками на жировку. Линяющие гуси обычно становятся беспомощными ко второй декаде июля, а через три недели уже свободно поднимаются на крыло.

Первые выводки гусей мы наблюдали 23 июня, но отловить гусят для выращивания в неволе было уже невозможно: они хорошо плавали и ныряли. 14 августа все выводки гусей поднялись на крыло.

Наиболее плотно заселена гусями тундра с развитой сетью мелких и средних озер, имеющих заболоченные и поросшие болотной растительностью (осокой, хвощом, вахтой болотной) берега с хорошими кормовыми и защитными условиями.

Особенно многочисленны гнездовья гусей по долам, преимущественно в Парапольском, Рекиниковском и Пенжинском угодьях, где озер, протоков и речек так много, что они на отдельных участках тундры занимают более половины всей ее площади. Здесь не тревожат гусей ни оленьи табуны, ни бродячие собаки, ни люди. Вблизи же человеческих поселений ездовые собаки летом уходят иной раз далеко в тундру и охотятся на гусей. Собаки подобрались однажды к нашим манным гусям у самых засидок.

В период отлета гуси жируют на отмелях в низовьях реки Пенжины. Морские приливы там заметны в сорока километрах от устья реки и заливают речные отмели. Во время отлива отмели выходят из воды, и на них вскоре появляются гуси.

Не менее охотно гуси пасутся на пролете в тундре, ощипывая обильные ягоды голубики и водяники. В это время утром и вечером охота на них бывает добычливой. Однако строгие осенние гуси после выстрелов изменяют свои маршруты перелетов на жировку и обычно улетают на широкую полосу ила, обнажившуюся при отливе, где находят себе обильную пищу...

Каждый охотник хотя бы один раз в жизни переживает незабываемые часы и дни.

Такие часы нам и пришлось пережить на далеком Севере у берегов Охотского моря.