Озеро Андреевское | Печать |

ТИХОНОВ В. М.

 

 

Необъятны просторы нашей Родины, богат у нас мир охотничье-промысловых зверей и птиц, и в каждой местности на каждый вид дичи применяются свои особые способы и приемы охоты.

Мне довелось последние 15 лет безвыездно жить и охотиться в Западной Сибири, в окрестностях г. Тюмени. Несмотря на обилие боровой дичи, преимущественно тетерева, наиболее распространена здесь охота на уток. Ею увлекаются все «от мала до велика», и объясняется это не только ее доступностью и добычливостью, но и исключительной красотой обстановки, бескрайним привольем и разнообразием западносибирских охотугодий.

Я хочу описать одно из таких охотугодий — озеро Андреевское.

Озеро расположено в 20 км от г. Тюмени, по направлению на юго-восток.

У всякого, кто хоть раз охотился на Андреевском озере на уток с подъезда в конце августа - начале сентября или из шалаша с чучелами во время массового пролета ранней весной и поздней осенью, навсегда сохранятся приятные воспоминания.

Озеро Андреевское — неглубокая, но довольно обширная по площади впадина, сообщающаяся через речку Дуван с глубокой и в весеннюю пору многоводной рекой Пышмой. Почти ежегодно озеро в период весеннего половодья пополняется чистой водой из реки и благодаря этому не заболачивается. Мелководное, неглубокое (1,5—2 м), озеро Андреевское изобилует водной растительностью: телорезом, ряской, травой шумихой, широкоперым селезневником, белым камышом и тростником-карандашником (местные охотничьи названия).

В длину озеро тянется больше чем на 15 км, ширина же его крайне различна. В нескольких местах широкие водные пространства — плеса, простирающиеся от двух до пяти километров, соединяются между собой узкими рукавами, так называемыми «переймами», ширина которых не превышает 100 м.

В километре от большого плеса, находящегося в северо-западной части Андреевского озера, проходит линия транссибирской магистрали и имеется железнодорожный разъезд Андреевское.

С этой стороны в озеро впадает небольшая речка Язевка, в обычное время настолько узкая, что ее без труда можно не только перепрыгнуть, но даже перешагнуть. Весной во время таяния снега эта речка приносит в озеро много воды.

Берег озера представляет собой широкую болотистую пойму, заливаемую в весеннее время водой, а в полукилометре параллельно берегу тянется песчаная гряда, поросшая сосновым лесом.

На противоположной стороне плеса расположено вдоль берега селение Андреевские юрты. Жители этих юрт издавна занимаются рыбной ловлей — ловят карасей и щук, которые водятся в озере в изобилии. Здесь существует рыболовецкий колхоз, успешно выполняющий свой производственный план. Охотников из города здесь встречают радушно. Впрочем, большинство из них останавливается не в Андреевских юртах, а в специально построенном на берегу озера охотничьем домике-«павильоне», который находится в наиболее богатом дичью углу озера, у Батарлыги. Имеются по берегам озера и другие пристанища для охотников — специальные охотничьи избушки-землянки у «Козлова мыса», «Таловки», «Насулинской курьи», «Анисимовой курьи», у «Мальковских выпасов» и другие. Выбор места зависит от времени года и от характера охоты на уток: одно дело — охота с подъезда в августе и начале сентября, другое — охота с чучелами на нырковую утку весной и поздней осенью. В первом случае охотникам безусловно следует ехать туда, где озеро поросло мелкой осокой, телорезом, селезневником. Таковы угодья Грязное, Батарлыга, Песьянка, и «курьи» Анисимова, Казаринова и другие. Во втором случае приходится выбирать открытые плеса, по краям поросшие высоким тростником, в котором легко укрыться вместе с лодкой.

Этим условиям удовлетворяют большое и малое плеса, расположенные в непосредственной близости к Андреевским юртам.

Западная часть озера представляет собой так называемое первое, или большое плесо. Площадь его составляет 10—12 кв. км, причем восточная часть окаймлена высоким белым камышом, по структуре своей напоминающим бамбук в миниатюре, а западная — имеет берега низменные, болотистые, поросшие большей частью мелкой осокой и изредка тростником-палочником или карандашником. Глубина озера здесь колеблется от одного до двух метров и лишь в годы высокого половодья достигает местами трех метров. Как правило, у белых камышей глубина более значительна, и здесь не всегда удается достать дно веслом. Грунт дна различен: со стороны болотистых берегов — илистый, в середине плеса и у камышей — песчаный.

Рыбаки и охотники (особенно последние) отдельным участкам плеса присвоили особые наименования: залив, обращенный в сторону деревни Антипиной, называется «Антипинской курьей», следующий участок плеса по направлению к железнодорожному разъезду называется «Расшибихой», дальше следует «Язевка», «Аэропорт», «Таловка», «Козлов мыс», «У острова» и другие.

Для жителей Андреевских юрт это плесо — основной рыбный бассейн, представляющий наибольшие удобства для ловли рыбы большим неводом. Но и для охотников оно представляет немалый интерес. В густой осоке низменного берега водится порядочно кряков и чирков, а в белых камышах обитает много лысух. Поэтому здесь не без успеха можно поохотиться и в августе, и в начале сентября. Однако в это время почти никто не охотится, так как стрелять надо с подъезда, а для такой охоты достаточно других несравненно более богатых дичью и более удобных мест.

Весна в начале мая и осень в конце сентября - начале октября — это время охоты на первом плесе. Тысячи нырковых уток всех пород собираются здесь, останавливаясь на перепутье, и звонкий свист пролетающих гоголей приятно радует слух охотника, уютно устроившегося в лодке среди густого камыша. Перед ним покачиваются на волнах расставленные по породам деревянные чучела, напоминающие стаю живых уток. В Тюмени есть ряд мастеров-специалистов по изготовлению чучел, заслуженно пользующихся популярностью у охотников. Они поразительно быстро и ловко делают чучела. Да какие чучела! Даже опытный охотник иногда с замиранием сердца подкрадывается из-за камыша к стайке этих «деревянных» уток.

В южной части первое плесо узким рукавом, напоминающим реку и называемым «переймой», соединяется с вторым, или малым плесом. Берега этого плеса, в особенности со стороны Андреевских юрт, гораздо более изрезаны, нежели берега большого плеса, и поросли густым высоким камышом. Только в некоторых местах камыши прерываются и сменяются зарослями густой зеленой осоки. По площади малое плесо раза в два меньше первого, большого, но глубина и характер грунта здесь те же. Оно также богато рыбой и дает богатые уловы рыболовецкой артели Андреевских юрт. Отдельным участкам этого плеса присвоены названия: «У кладбища» (участок примыкает к татарскому кладбищу, расположенному на песчаном бугре и поросшему девственными соснами), «У зеленого острова» (здесь действительно имеется небольшой островок зеленого тростника и широкоперого селезневика), «У зеленого мыса», «У Козлова мыса», «У первой переймы», «У второй переймы», «У острова».

На Андреевском озере немало островков, из которых одни представляют собой небольшие по площади заросли густого камыша, окруженные со всех сторон более или менее значительными пространствами чистой воды, а другие — не что иное, как высокие песчаные бугры, покрытые сухоложной травянистой или даже древесной растительностью. К первым может быть отнесен «Зеленый остров», ко вторым — «Остров», который служит как бы водоразделом между большим и малым плесом и занимает площадь в 2—3 кв. км. На вершине песчаного бугра, тянущегося вдоль острова, растут редкие красивые сосны, видные издалека и служащие маяком для охотников. На этом всегда сухом бугре почти нет травы, и в теплую погоду охотники устраиваются здесь на ночлег. Подножье холма представляет собой сухую луговину, а прибрежная часть острова — пойму, в которой очень любят гнездиться кряквы и чирки. Хорошие охоты с подхода бывают здесь в начале августа, пока утки не распуганы.

Узкой «второй переймой» малое плесо соединяется с двумя довольно обширными по площади заливами, из которых один называется Песьянкой, а другой — Грязным.

Первый имеет песчаное дно и значительные пространства чистой воды вперемежку с островками камыша, осоки и другой водной растительности. Начиная со второй половины августа, этот залив — излюбленное пастбище лысух. Большими стаями плавают они по открытой воде, а когда въезжаешь в мелкую осоку, со всех сторон начинается шумный плеск поднимающихся птиц.

У второго залива — Грязного — дно по большей части илистое. Залив в изобилии порос мелкой осокой, лишь кое-где возле берега встречаются кусты тростника-карандашника и широкоперого селезневника. Так же, как и в Песьянке, здесь кормятся лысухи. Очень любят это угодье чирки и держатся они здесь в изобилии. Встречаются и другие породы уток: кряква, широконоска, изредка серая шилохвость и свиязь.

Между Песьянкой и Грязным возвышается большой песчаный бугор, на котором прежде был расположен Мальковский выселок. Здесь-то и построен павильон общества охотников. На другом берегу Песьянки, против Мальковского выселка, находится паренкинская избушка, которая также иногда служит пристанищем для охотников.

Песьянка и Грязный пригодны для охоты на нырковых уток с чучелами. Эти заливы служат также хорошими угодьями для осенней охоты на уток с подъезда.

Однако наиболее богатые и интересные охоты с подъезда бывают не здесь, а в следующем за Песьянкой заливе, называемом Батарлыгой, и в «курьях» Казариновой, Пароходовой, Зайцевой и Анисимовой.

Батарлыга — наиболее заросшая всякой водной растительностью часть озера. В августе-сентябре здесь так пышно разрастается телорез, что, когда смотришь на Батарлыгу с берега, она кажется сплошным зеленым ковром. Лишь кое-где видны небольшие «зеркала» чистой воды.

Для уток в этой части озера раздольное житье. Пища в изобилии, а густой телорез, тростники, камыши и шумиха надежно защищают уток не только от пернатых хищников, но и от охотников, так как продвижение на лодке по сплошному зеленому ковру весьма трудно. Часто охотник видит спокойно перелетающих с места на место уток, а подъехать к ним не может. Но сильна охотничья страсть. И, несмотря на все трудности, некоторые охотники добираются и до этих потаенных уголков. И вот тут-то можно вдоволь налюбоваться утками, пострелять и получить полное представление об Андреевском озере, как утином питомнике.

Хороши на Батарлыге и вечерние перелеты уток. Но успех этой охоты зависит от удачного выбора места. У уток свои любимые пути пролета на кормежку и обратно. Один из таких путей проходит над песчаной грядой, на которой растут два больших тальниковых куста. Так и называется это место у охотников — «У двух кустов». Убить здесь на перелете за один вечер десяток-полтора уток — обычное дело.

Из Батарлыги можно пробраться в Анисимову курью, в Зайцеву курью, а оттуда в Казаринову курью и другие, уже безымянные заливы, во многом напоминающие Батарлыгу и изобилующие дичью. Но, чтобы пробраться в эти заветные угодья, надо хорошо знать скрытые в густой траве дорожки, «зеркала» чистой воды и владеть не только веслом, но и шестом. Кроме того, от охотника требуется сила, ловкость и выносливость. Поэтому человек слабосильный или неопытный в управлении лодкой-долбленкой и не пытается пускаться в это трудное плавание.

На речке Дуван, вскрывающейся раньше Андреевского озера, обычно бывает очень интересной и удачной весенняя охота с чучелами на пролетных нырковых уток; несколько позднее можно с успехом поохотиться и на Анисимовой курье, которую особенно любят шилохвости и свиязи.

 

Весенняя охота с подсадной

Охота с подсадной одна из самых увлекательных. Она происходит в период весеннего оживления природы, когда шумным ликованием пернатых гостей наполнены прибрежные кусты речной или озерной поймы, а в воздухе то и дело слышится свист крыльев пролетающих утиных стай. Да и красавец-селезень с бархатисто-зеленой головой, коричневой грудью и белым шарфом на шее представляет собой заманчивую добычу. Увлекательна и красива охота с подсадной в раннее весеннее утро или вечером перед закатом.

Первыми прилетают весной кряквы (по-местному — «носатые»). Еще поля покрыты снегом, озера и реки подо льдом, а где-нибудь в низине, в кустах, с лужи, образовавшейся от таяния снега, поднимается вспугнутая кряква. Это — радующие сердце охотника первые вестники весны.

Прилет крякв, по моим десятилетним наблюдениям, обычно приходится на 10—12 апреля. Только в 1941 году, вследствие исключительно поздней весны, их появление было отмечено 18 апреля.

«Куда же отправиться на охоту?» — задумывается охотник.

Охотятся с подсадной всюду, где имеются лужи, но интересней и добычливей эта охота там, где много селезней. А это значит — надо ехать или на Пышму или на Андреевское озеро. Но до Пышмы 30 км, а до Андреевского озера — 20, да и дорога к озеру несколько лучше.

Поэтому значительная часть охотников отправляется с подсадными утками именно сюда, во многих случаях даже пешком, с корзиной в руке и с рюкзаком за плечами. Охотятся с подсадными «у Язевки», «У острова»), небольших лужах «У кладбища» и Батарлыги, на залитых весенней водой лесных болотинах — «сограх», расположенных близко от озера. Селезней здесь летает много, и с хорошей подсадной за две зари — утреннюю и вечернюю — можно взять их десяток, а то и больше.

Однако на больших открытых плесах сидеть с подсадной не следует: и утка чувствует себя неуютно, и селезень летит сюда неохотно. Лучше устроиться где-нибудь на неглубокой травянистой луже среди кустов. Подсадная может здесь и покупаться, и отдохнуть на берегу. Она чувствует себя увереннее и лучше кричит. А охотнику кусты служат удобным естественным укрытием. Многие охотники берут с собой пару подсадных, чтобы в случае надобности заменить иззябшую и умолкнувшую крикушу другой. Берут иногда и селезня. Утка, слыша страстное «шварканье» кавалера, кричит более азартно. А надо сказать, что именно от подсадной зависит успех охоты, так как застрелить подсевшего или налетевшего на верный выстрел селезня ничего не стоит.

 

Весенняя охота на нырковых уток с чучелами

Этот вид весенней охоты известен не везде: в центральных областях европейской части СССР о нем почти не знают. Зато в Зауралье и по всей Сибири эта охота пользуется широкой популярностью. Ее особенность — не только более высокая добычливость, но и спортивный интерес, и поэтичность обстановки, в которой она протекает.

Ранняя весна. Река еще подо льдом, лишь возле берега тянется полоса воды, то узкая, как лента, то на крутых изгибах реки или у низменного берега широкая, как залив.

Вот на этих заливах-забережинах и устраиваются охотники с чучелами. Смастерить шалаш, вырыть ямку в прибрежном песке или устроить какое-нибудь другое укрытие — не такое уж хитрое дело, тем более, что утки с прилета менее осторожны, чем осенью, и часто подсаживаются к чучелу, даже тогда, когда охотник на виду. Такая охота бывает обычно в двадцатых числах апреля и продолжается недолго, до вскрытия рек.

Свиязь и шилохвость на забережины реки садятся весьма редко, зато гоголь, лишь только завидит чучела, камнем падает из поднебесья. Весьма охотно подсаживается также чернеть, луток и крохаль.

Охота на забережинах — только прелюдия к настоящей охоте с чучелами, которая наступает неделей позже, когда реки очистятся от льда и озера начнут вскрываться, — обычно с 25 апреля до 1 мая. В это же время проходит и массовый пролет уток на север. Вода в реках быстро прибывает и широко затопляет прибрежные поймы, кустарники и пашни. Как могуче красивы эти необъятные просторы разливов с выдающимися над поверхностью верхушками кустов и мелких деревьев!.. А уткам и куликам какое раздолье! Есть где и покормиться, и полетать-порезвиться, и от непогоды укрыться. Шумом и разноголосыми криками чаек всех пород, куликов и уток бывает наполнен воздух. Как зачарованный, слушает охотник этот веселый бодрящий птичий хор.

Неизгладимое, незабываемое впечатление производит охота на проталинах и лужах у Андреевского озера. Не считаясь с плохой погодой, бездорожьем и трудностями, охотник стремится попасть сюда пораньше, чтобы не пропустить главного пролета птицы. Длится массовый пролет недолго — дня два-три. Впрочем, не все породы нырковых уток пролетают к местам гнездовья одновременно: раньше других летят гоголь, луток, крохаль, хохлатая чернеть, за ними красноголовый нырок (по-местному — «голубая чернеть») и морская чернеть (по-местному — «сивая чернеть»), наконец, в половине мая — утка-морянка (по-местному — «савка») и майский гоголь.

 

Охота на уток с подъезда в августе-сентябре

Особенно привлекательно Андреевское озеро в августе-сентябре, когда проводится охота на уток с подъезда.

Но эта охота возможна лишь на отдельных небольших участках, где телорез перемежается с зарослями зеленой осоки и где имеются проезжие дорожки. Таковы Грязный, Песьянка и курьи — Анисимова, Пароходова, Зайцева, Казаринова. В этих местах охотники предпочитают стрелять уток на утренних и вечерних перелетах.

Проезд на лодке в этих местах не требует от охотника особых усилий, а более высокая по сравнению с телорезом осока лучше скрывает его от уток.

Для успеха этой охоты требуется соблюдение двух непременных условий: очень опытный возчик и ветреная погода.

Первое условие имеет первостепенное значение. Одному охотнику управлять лодкой и стрелять по вылетевшей птице крайне трудно. Во многих случаях ему просто окажется не под силу преодоление препятствий в виде густых зарослей телореза или травы-шумихи... А сколько птицы уйдет без выстрела, сколько будет потерянных подранков!..

Второе условие — наличие ветра — весьма важно при охоте с подъезда в более поздние сроки — в конце августа и в сентябре. Утка к этому времени становится более осторожной, и на близкий выстрел не подпускает. Она далеко слышит шум приближающейся лодки и очень часто поднимается вне выстрела, так что охотнику из десяти поднятых уток удается выстрелить по одной, да и то на расстоянии не ближе 50—60 шагов. Другое дело, когда ветер шумит в камышах и в осоке. Подъезд на лодке становится для уток неслышным, особенно когда охотник ведет лодку навстречу ветру — они подпускают к себе вплотную. Поэтому в сентябре успех охоты зависит от ветра, и охотники с нетерпением ждут ветреной погоды.

Охота с подъезда требует от охотника ловкости и проворства, а главное — умения стрелять птицу влет на подъеме. Кроме того, надо хорошо держаться в лодке и избегать боковых выстрелов (под прямым углом к направлению лодки). Малейшая неосторожность и, — горячий охотник выкупается, вывалившись из лодки. Впрочем, охотнику, которому приходилось охотиться с легавой и стрелять птицу из-под стойки, стрельба уток с подъезда не покажется особенно трудной, а держаться в лодке он научится быстро.

 

Осенняя охота на нырковых уток с чучелами

До половины сентября нырковых уток на Андреевском озере мало. По открытым плесам плавают большими стаями лысухи, кое-где встречаются сбившиеся в стаи кряквы и чирки, а нырковых уток не видно. Разве случайно выберется из плеса какой-нибудь местный выводок хохлатых чернетей.

Зато в двадцатых числах сентября на озеро начинают собираться в большом количестве нырковые утки, и спустя несколько дней на них уже не без успеха охотятся с чучелами. Сначала слетаются на большую воду нырки, гнездовавшие где-то неподалеку от озера, а затем приходят и утки с севера.

Хорошо в это время идут на чучела хохлатая и сизая чернеть, красноголовый нырок, гоголь и луток.

Налетающие отовсюду на озеро нырковые утки держатся в течение полутора-двух недель, а затем отлетают дальше на юг. Вновь оживают плеса около 10 октября, когда проходит массовый пролет уток на юг. Этот пролет тесно связан с наступлением холодов. Чем крепче утренние заморозки, тем ближе начало пролета. И охотники с нетерпением ждут этого момента. Наблюдениями установлена определенная закономерность: весной охота на нырковых уток успешна в теплые и ясные дни, а осенью — в холодные и ненастные дни, с ветром и снегом.

Много выдержки и терпения требуется от охотника, чтобы дождаться последнего массового пролета. Целую неделю, а иногда и больше приходится мерзнуть на озере, стойко перенося и леденящий пронизывающий ветер, и холодный осенний дождь, довольствуясь весьма скромной добычей — двумя-тремя утками за целый день. Зато в момент пролета, когда утка валом валит и буквально липнет к чучелам, он бывает щедро вознагражден и возвращается домой с богатыми трофеями...

Заканчивается всякая охота на Андреевском озере во второй половине октября или в начале ноября. К этому времени обычно оно замерзает, и уткам негде приютиться и покормиться. Но держатся они на озере, хотя и в небольшом количестве, долго и упорно. Мне приходилось видеть стаи уток, сидевших и передвигавшихся по льду уже тогда, когда все озеро замерзало, за исключением отдельных небольших прогалин, где под водой бьют ключи. На таких незамерзающих полыньях собираются не успевшие выбраться на берег подранки и, если лед не так толст, чтобы преградить доступ к ним лодке, кое-кто из охотников отправляется специально за подранками. Но вряд ли этот своеобразный «промысел» можно назвать охотой.

Но вот затягиваются льдом и последние полыньи. Озеро становится мертвым и пустынным. Невесело и неуютно в его побелевших камышах. А скоро начнутся снегопады и метели и покроют белым саваном синеватую ледяную гладь...