Охотничьи птицы Подмосковья | Печать |

ЗУЕВ Дмитрий Павлович

 

В челне

Поблекли суходольные луга. А заросшие осокой низины, отлогие берега поймы Московского моря все еще зеленеют сочной травой. Уже дыхнуло осенью, а на воде доцветают стрелолист, водяная гречиха, омежник, ядовитый цвет; все еще распускаются цветочные бутоны водяных растений. И в этих пышно зеленеющих зарослях таятся утки.

Подойдешь к заливу днем, посмотришь на зеленый лес камышей, тростников, осок: пустое место! Ни звука, ни взлета. Подумаешь: нет тут никакой жизни. Но это поспешное разочарование ложно. Опытный охотник знает, в чем тут дело. Только вечером оживляется Московское море: с зарею начинается утиный разговор и подъем сытых птиц на крыло. Они летают с дневки на ночные кормежки в поля и на мелководья. Охотники знают эти утиные повадки и на заре стреляют уток на перелетах. Днем охотятся на них с легавыми, ищут в траве без собак или ездят на лодках с подъезда.

Плавно движется валкий челн, шуршит трава. Только в ветер удобно подъезжать к уткам на выстрел. А в тихую погоду утки срываются вне выстрела. Такая стрельба — экзамен охотнику и ружью... Лопот крыльев, и тяжелая кряква вздымает вверх, раскачивая метелки камышей. Мгновенный выстрел навскидку — и утка, повиснув на миг в воздухе, грузно шлепается на воду.

С новичками бывает и не так. Взлет птицы волнует охотничье сердце, забываешь правила стрельбы с лодки, не вытянешься грудью вперед, в запальчивости потеряешь равновесие и грохнешься вместе с ружьем за борт, в воду. Жалкое зрелище — охотник за бортом! Но ошибки учат: впредь будешь остерегаться, смирять волнение, развивать самообладание.

По камышам, тростникам, хвощам и осоке нелегко пробираться на лодке. Водоросли, подводные кочки, отмели тоже тормозят охотничий рейс. Пробираешься, как говорят утятники, «пропихом», преодолевая препятствия, а они у тебя на каждом шагу. Напряжение рук в работе веслом большое. Но охотничье упорство заставляет все превозмогать.

Щетинится зелеными ножами непролазный телорез. Въезжаешь в его чащу, и в этой плотной низкой мясистой траве лодка застревает, как во льдах. Изо всех сил налегаешь на весло, до ломоты в руках. Сам себе командуешь: «Стоп!», и объезжаешь непреодолимое препятствие по воде. И снова штурмуешь травянистые протоки на раздольных просторах Московского моря. Если бы это видели спортсмены-гребцы, не охотники! С каким уважением они относились бы к утятникам, виртуозам охотничьей гребли с препятствиями! Жирная осенняя кряква — хорошая награда охотнику — гребцу и стрелку.

Из всех охот по перу самая популярная и распространенная в нашей стране — охота на уток. Это подлинная охота масс, увлекающая охотников старых и юных, как в городе, так и в деревне. Хороша утиная охота на воде и у воды. «Все хорошо в природе, но вода — красота всей природы», — сказал певец русской охоты С. Т. Аксаков. Много знаний и опыта требует охота на уток. Эта охота — искусство для мастеров стрельбы.

 

В листопад

Всем известна перелетная охотничья птица русских лесов — вальдшнеп. Нет такого охотника, который не стоял бы весной на тяге.

Таинственно, невидимкой улетает от нас этот «лесной красавец» в октябре, а перед отлетом бывает интересная, неповторимая охота с легавой собакой в листопад на высыпках вальдшнепов: так называют охотники остановки птиц при пролете на жировки и на отдых в припольных лесах и оврагах.

Никак заранее не узнаешь, когда наступит эта краткая, но волнующая пора: все зависит от погоды. Ищите до морозов, и найдете свое охотничье счастье. С легавой собакой на высыпках в смешанных лесах, где густеют ельники среди осин и орешника, поднимешь на крыло до 20 вальдшнепов в день.

Валовой пролет этих лесных куликов иногда растягивается и длится до конца октября, а стойкие вальдшнепы-одиночки держатся у нас еще дольше, до снега. Обычно самый оживленный пролет вальдшнепа бывает с 10 до 15 октября, в разгаре листопада. Закует морозом влажные лесные низины — кормные его места, и только тогда пропадет вальдшнеп. А в большом хвойном лесу и по пороше, бывало, вдруг видишь что-то неправдоподобное — вальдшнеп взлетел!

Не во всяком лесу, а по выбору, ищут с собаками вальдшнепов на пролете: молодые хвойные и лиственные заросли на лесосеках, припольные кустарники, опушки, отъемы, перелески, густой молодой дубняк и, особенно, склоны лесных оврагов, — вот где надо искать высыпки. Пролетные вальдшнепы любят старые яблоневые сады, фруктово-ягодные усадьбы колхозов. Начнет смеркаться, — и с дачной террасы москвичи видят молчаливую тягу осенних вальдшнепов в Малаховке, в Тарасовке... А то и в Москву залетают!

В старинной дубовой роще, в трехстах шагах от Останкинского дворца-музея, из-под куста орешника однажды на наших глазах взлетел вальдшнеп, а уж пестрел снежок, усыпанный желудями вековых дубов.

Загадочно ведут себя вальдшнепы на пролете. Сегодня собака нашла десятки птиц, а завтра, обнадеженный, идешь на то же место и... пусто. Не взлетит ни одна птица, за ночь все улетели.

Легко прозевать пролет, а если угадаешь, будешь вознагражден. Чрезвычайно увлекательна эта охота в чарующей обстановке осеннего леса среди шуршащих цветистых ворохов сухой опавшей листвы.

Только дятлы стучат да вкрадчиво свистят синицы. Лопаются черенки, отрываются и падают к ногам на поблекшую траву последние листья с полураздетых вершин. Срывается кленовый лист и ныряет в воздухе, кружится, будто место выбирает, где лучше ему упасть.

От листа и вальдшнепа не отличишь. Охотники издавна его величают «лесной красавец». Красно-бурый с черными крапинами мраморного пера, с золотистыми отливами на солнце — вальдшнеп великолепен. Весь он окрашен маскировочно, в тон побуревшей листве.

Выстрел... Не сразу найдешь его, упавшего в ворох осенних листьев. До чего же он сливается с палой листвой!

Сытый осенний вальдшнеп — смирный и жирный. Укрывается он на пролете под зонтиками кустов, нижних сучьев деревьев, в пышных кудрях дремлющего бронзового папоротника, похожего в эту пору на обожженную жесть. Близко подпускает к себе птица охотника с собакой. Но зато береги, береги на подъеме птицу! Ловко лавируя, вальдшнеп легко выпутается из ветвей. Опустив клюв по брюшку, согнув дугой шею, вспорхнет в чаще почти из-под ног и винтом вокруг ствола нырнет к вершине дерева. Проворно надо ловить его на мушку меж ветвей. Эта стрельба очень трудна в густых зарослях: иногда стреляешь наугад, по направлению полета, в сплетение веток, почти не видя цели. Только и услышишь, как шлепнется длинноклювая птица в шуршащую звонкую листву... Беги скорей поднимать!

В октябре, как и весной, на вальдшнепа можно охотиться и без собаки на молчаливой осенней тяге. Без голоса летают из леса вальдшнепы, чаще всего низинами, жировать, кормиться в полях на зеленой озими. Случалось находить пролетных вальдшнепов вдоль илистых берегов рек с кустами. А в лесную капель вальдшнепы выбираются на чистые места: они не выносят непрерывно длящегося шума капели с деревьев, — ив ненастье их находишь не в чаще среди леса, а на опушках, у полей и лесных полян. После дождя и на полевой дороге увидишь тычки, проткнутые носом вальдшнепа в лужах, в колеях...

Со всех лесов страны пролетные вальдшнепы скопляются на Украине и на Кавказе, где на одно ружье добывается порой по 20—30 вальдшнепов за день осенней охоты. Это роскошь, обедняющая охотхозяйство всей страны. Пора добиться запрета охоты на зимовках вальдшнепов, как это уже сделано на зимовке уток.