Ирландский сеттер | Печать |

ЛОПАТИН-БРЁМЗЕН Алексей Сергеевич


Ирландский сеттер выделился в отдельную разновидность в 60-х годах XIX столетия. До этого красные и красно-пегие собаки были в общей группе сеттеров, их использовали для охоты в разных районах Англии. В Ирландии сеттерам всегда отдавали предпочтение. Но особенно активно их начали завозить из Англии в XVIII веке. Эти собаки обладали хорошей выносливостью и приспособленностью для поиска птицы в скалистой местности. Трудно объяснить, откуда появилась красная масть у этих сеттеров, так как много разных пород собак, принимавших участие в формировании породы сеттеров, имели в своей окраске кофейный, коричнево-красный, печёночный, рыжеватый оттенки.

К этим собакам можно отнести сухопутных и водяных спаниелей, фоксхаундов, ирландских брудастых борзых, длинношерстных испан¬ских легавых и др. Несмотря на то, что по всей Англии красно-пегих сеттеров было достаточное количество, в Ирландии местные охотники по каким-то причинам отдавали им предпочтение, поэтому здесь их было больше. Считается, что будто бы эта разновидность сеттеров имела более твёрдую кожу на подушечках лап и легче переносила длительный бег по каменистой местности, часто встречающейся на ирландских островах.

Наряду с этим, ирландские сеттера старинных образцов имели преимущественно красно-пегий окрас и плотно прилегающую густую шерсть. Как пишет Л.П.Сабанеев, они имели «короткую стойку и большую наклонность к гоньбе дичи, горячность, непослушание и упрямый характер». По его мнению, эти недостатки они получили от скрещивания сеттер-спаниеля с фоксхаундом с позднейшим добавлением крови пойнтера и борзой. Однако известно, что эти крови имеются почти во всех старинных английских породах легавых, но у них подобные недостатки встречаются крайне редко. Думается, что этими помесями характер старинных ирландских сеттеров полностью объяснить нельзя. А возможно он обусловлен наличием в них крови рыжих ирландских борзых, которую вельможные заводчики подмешивали к своим собакам для увеличения резвости. Видимо, это значительно облегчало их конституцию и отрицательно влияло на охотничьи качества. Поэтому в начале XIX века появилась необходимость укрепить их конституцию. Для этого в 40—50-х годах заводчики были вынуждены использовать для спаривания чёрных шотландских сеттеров, которые положительно влияли как на экстерьер, так и на охотничьи качества ирландских сеттеров. У них уменьшилась остромордость, появилась крепость в сложении, несколько уменьшился рост, изменился в лучшую сторону характер и охотничьи качества. Появилась большая уравновешенность характера и верность в работе. При этом, как уже говорилось, рождающихся гибридов с красной мастью использовали для улучшения породы ирландских, а с чёрной мастью — шотландских сеттеров. В результате этой гибридизации у некоторых ирландских сеттеров закрепился сплошной красный окрас по всему корпусу с лёгкой чернотой кончиков волос по центру спины. У этих собак отмечались белые кончики лап, грудь и проточина на голове. Это создавало особую привлекательность этих собак, и они в Ирландии получили большую популярность.

Несмотря на улучшение чутья и верности стойки, они сохраняли упрямый характер и своенравие, что приписывается всем собакам, имеющим красную масть. Сеттера сплошного красного окраса чаще всего встречались в северных графствах Ирландии, а красно-пегие на западе и в средней части страны.

Увлечение ирландскими охотничьими сеттерами красного и красно-пегого окраса нашло признание на первых английских выставках собак, где они оценивались отдельно от других пород. Это сыграло огромное значение в становлении породы ирландских сеттеров. Национальные чувства нашли своё выражение в стремлении собаководов-заводчиков как можно резче обособить своих красно-пегих сеттеров от других разновидностей. Для этого были найдены в некоторых местах Ирландии сеттера сплошного красного окраса, которых стали более активно использовать в разведении.

Если на первых выставках преобладали ирландские сеттера в основном красно-пегого окраса, то в последующем шло постепенное вытеснение их сеттерами со сплошным красным окрасом. Несколько изменился и внешний вид ирландских сеттеров: появились суженная голова, длинные тонкокостные ноги, низко опущенная грудь с плоскими рёбрами, выраженный подхват. На ходу сеттер скакал, напоминая борзую, и резко отличался от крапчатого английского сеттера. Эту борзоватость усугубляло желание заводчиков иметь быстроходных, неутомимых сеттеров, получавших высокие призы на полевых состязаниях. Проводился направленный отбор производителей с целью получить хороших фильд-триальсовых собак, способных конкурировать с английскими сеттерами и пойнтерами. Как и в других английских породах, появились эффектные, изящные выставочные собаки и полевые, которые не отличались красотой, но были неутомимы в работе и брали призы на состязаниях.

В восьмидесятых годах XIX века начинается широкое увлечение ирландскими сеттерами, они входят в моду, распространяются по всей Англии, вывозятся в Европу и особенно много — в Америку. Появляются питомники, среди которых наибольшей популярностью пользуются Д.Джиль-Трапа, давшего знаменитого кобеля Гарриовена Х.Хильярда с выдающимися собаками Коунтом и Пальмерстоном, а также менее знаменитые питомники — С.Мура, Б.Милнера, С.Чукса и др.

В 1890-х годах прекрасными выставочными собаками славится питомник Ж.О’Келлагена, а фильд-триальсовыми — И.Эллис. Усилиями этих профессиональных заводчиков породы были выведены собаки, экстерьер и охотничьи качества которых стали стабильными. Они уже были близки к современным представителям ирландских сеттеров.

В России красно-пегие и красные сеттера были известны ещё до присвоения им ирландского «подданства». К ним можно отнести собак Е.Е.Леви, Н.Подефи, И.П.Солтанова, Ф.Ротфора, И.Н.Юханцева, которые постоянно смешивались с чёрными сеттерами, ещё не называе¬мыми шотландскими.

Эта гибридизация шла на пользу обеим разновидностям сеттеров. Только в 1883 г. в Петербурге появился ирландский чистокровный сеттер Конн Н.Гота, получивший на выставке в г. Паули золотую медаль.

Несколько раньше ирландские сеттеры появились в Москве, где на выставке 1882 года были показаны кобели Иорк, Рю и сука Бесс, не произведшие на любителей особого впечатления. В последующем многие охотники, истинные любители подружейной охоты, выписывали из питомников Англии и Ирландии интересных собак этой породы и использовали их для полевой работы, завоёвывая призы на выставках и состязаниях. Ирландские сеттеры в процессе развития возможно несколько изменили свои породные качества, но основа, заложенная стандартом первых российских выставок, осталась.

 

Полевые качества ирландского сеттера

(Публикуется по рукописи Аркадия Ивановича Числова, написанной им в 1995 году)


Первый шаг в разведении чистокровных красных сеттеров в России сделал москвич Александр Михайлович Песков. После переписки с заводчиками Ирландии и Англии и, как говорится, «семь раз отмерив», Песков из питомника Мак-Гоффа выписал суку Уйду, а из питомника Гаукса — кобеля Фака.

Редактор журнала «Природа и Охота» Л.П.Сабанеев в статье «Московские ирландцы» (март, 1891 г.) писал: «Несколько подряд помётов от Уйды и Фака составили по полю и по себе славу московских ирландцев, известных у нас под названием песковских. Все песковские ирландцы — отличные полевые работники, кроме испорченных их хозяевами».

Успешный почин Пескова быстро нашёл среди московских охотников своих продолжателей и поклонников чистокровного ведения породы. Ф.В.Геслин выписал из питомника Гильтрапа кобеля Коннемара (внука ч. Пальмерстона /большинством авторитетных кинологов считается родоначальником породы ирландских сеттеров), а А.Я.Пегов приобрёл из питомника Гаукса 4-летнего кобеля Гленкара; из этого же питомника А.С.Степанов получил кобеля Шота. Были и другие, не менее важные покупки. Именно эти собаки заложили первый камень в фундамент полевого ирландского сеттера в России.

Большую пользу и популярность породе в этот период принесла заводческая деятельность многоопытного собаковода и судьи Константина Владимировича Мошнина и его друга-сподвижника Александра Яковлевича Пегова, вырастившего в своём питомнике около 150 чистокровных ирландцев. Оба самозабвенно любили породу и высоко ценили в ней тех производителей, кто кроме известной родословной, яркого экстерьера, имели хорошо проверенные охотничьи качества.

Внесли свой вклад в развитие породного полевого ирландского сеттера и собаководы Петербурга. Особой благодарности заслуживает селекционная работа Н.И.Хрущова, основавшего в 1900 г. свой породный питомник, главными производителями которого были Падди и ч. Роял-Соверен. Большой известностью пользовались ирландские сеттера другого петербуржца — А.С.Хренова. Взгляды Хрущова и Хренова на породу и методы её ведения целиком совпадали с практической деятельностью Мошнина и Пегова. Все они живо интересовались выставками и полевыми испытаниями сеттеров, бывали в гостях друг у друга, производили вязки своих собак, обмениваясь племенным материалом. Так, от ч. Роял-Соверена Хрущова в питомник Пегова попал новый производитель, впоследствии ч. Рекс, а у Хренова вырос полевой победитель Баян II.

За тридцатилетний дореволюционный период в России была выведена целая плеяда выдающихся собак, в которых «кровь полевая, с устойчивым правильным типом в породе» гармонично сочетала «мощь данного экземпляра и степень яркости».

Эта хрущовская характеристика относится ко всем лучшим производителям ирландских сеттеров российского происхождения; такими были ч. Гленкар Пегова, его сын ч. Рыжик Мошнина и ч. Роял-Соверен Хрущова. Они стабильно передавали всем потомкам свои природные качества, свой огонь, свою кровную манеру, чутьё и ум, лёгкую восприимчивость к дрессировке, т. е. всё то, что при умелой натаске делало этих красных вихревых сеттеров пригодными для любой подружейной охоты.

С началом первых полевых испытаний легавых в Москве и до 1917 г. высший полевой диплом I степени получили следующие ирландцы: Туз В.С.Зеленова (1890 г.); Боб К.В.Мошнина (1892); Рок Р.И.Прове (1893); Мак Л.Л.Буассанада (1895); Диана К.В.Мошнина (1896); Кармен Ф.В.Демина (1898 и 1900); Падди Н.И.Хрущова (1900); Макс II А.А.Морозова (1901); Рейон де Лихославль Т. В. Митюшкина (1903); Баян II (1906); Шелест А.С.Хренова (1912), кроме того 12 ирландцев получили дипломы II ст. и 24 — дипломы III степени. В этом плане ирландцы уступали лишь пойнтерам, более многочисленным по поголовью и популярности. Да и судейский корпус состоял в подавляющем большинстве из пойнтеристов. Не это ли обстоятельство заставило М.Д.Менделееву достаточно едко высказаться на сей счёт: «...в своё время именно судейская узколобость отодвинула на второй план гордонов и ирландцев».

Рассматривая фотографии лучших породных собак, читая отчёты о их полевых выступлениях, невольно приходишь к мысли, что ирландцы того далёкого времени нисколько бы не уступили ирландским сеттерам второй половины ХХ века. Вот характерный пример. В первом десятилетии этого века яркой звездой блеснула петербургский полевой и выставочный ч. Дези З.И.Иоселиани, перешедшая впоследствии к пойнтеристу Р.А.Эллерсу. В 1907 г. в Финляндии на испытаниях Кеннель клуба в Гельсинфорсе Эллерс выступал со своими пойнтерами, записав на испытания и Дези. Пойнтера его мало чем отличились, а Дези заработала владельцу следующие призы: I-й приз в классе победителей, I-й приз в классе многопольных, I-й приз как иностранная собака, I-й приз как лучшая между пойнтерами и сеттерами, I-й приз как лучшая по экстерьеру.

Лихолетье Первой империалистической войны, пора революций, тяжелейшие годы гражданской войны и разрухи безжалостно развеяли богатое наследство, которое имели русские ирландисты. Послереволюционный 20-летний период был всецело направлен на кропотливый подбор и восстановление уцелевшего и далеко не лучшего племенного материала, сохранившегося, в основном, в Москве и Ленинграде. Большой удачей для породы было то обстоятельство, что селекционную работу возглавили истинные знатоки ирландского сеттера: в Москве — А.Я.Пегов, в Ленинграде — С.П.Миклашевский.

Первые выводки и выставки обнаружили малочисленность чисто¬кровных производителей. Сплошь и рядом выставлялись собаки с неполными родословными или вообще неизвестного происхождения. Многие владельцы собак ориентировались при вязках на золотых медалистов, не обращая внимания, течёт ли в таких производителях ценная полевая кровь заслуженных предков. Особенно грешили в этом плане ленинградские сторонники породы.

По сути дела, такие вязки в большинстве носили кроссовый характер, что часто вело к расщеплению и ухудшению наследственных породных качеств как по типу сложения, характеру, нервной деятельности, так и рабочему аппарату чутья. Недаром говорят: ломать — не делать... Именно в 1920—30-е годы стали появляться собаки с упрямым нервным характером, принимающиеся работать только по третьему полю и имеющие весьма посредственное чутьё.

Стараниями москвичей — Пегова, Клейна, Федулова и ленинградцев — Миклашевского, Юганова, Писарева «...умелое и осторожное использование сохранившихся производителей разных линий в течение сорокалетней селекционной работы (без влияния зарубежных представителей) создало полевой и выставочный тип отечественного ирландского сеттера» (В.П.Рождественский).

Случались в этом восстановительном периоде и экстраординарные выступления в поле ирландских сеттеров. В 1923 г. на первых испытаниях Ленгубсоюза Пират Н.М.Шумилина в классе первопольных занимает 1-е место с дипломом II степени при 19 баллах за чутьё и 88 общих баллах; на следующий день в классе многопольных Пират также занимает 1-е место, но уже с дипломом I степени при 20 баллах за чутьё и общим баллом 88. Этот результат давал право Н.М.Шумилину записать Пирата на выступление по классу «лучших собак». И это испытание закончилось высшим дипломом I степени. Всего за три испытания владелец Пирата получил пять ценных призов и шестой ценный приз получил натасчик Пирата егерь Я.С.Семёнов.

В середине 1920-х годов М.Д.Менделеевой неоднократно приходилось судить лучших полевиков породы, про которых она вспоминает в статье «Порода и стиль»: «...они умеют ловить столь дальнюю эманацию, что им неирландисты не верят — мысли не допускают». Так было на Московских испытаниях в 1925 г. с ирландкой Шерри Э.Ставенгагена, работа которой послужила яблоком раздора для судейской коллегии, в составе которой особенно упирался пойнтерист Б.Новиков: вместо заслуженного диплома I степени собака получила второй, с придачей «особого мнения одного из судей в отчёте». В отчёте испытаний 1926 г. М.Д.Менделеева повторяет похвалу о Шерри: «...выдающаяся собака по дальности причуивания. Обнаруживает присутствие дичи на таком расстоянии, с которого одного запаха самой птицы не взять, а берётся на чутьё общий источник эманации — наброды плюс птица». И ещё очень любопытная деталь: «...выведенная крайне неопытным егерем (С.Анисимов — А. Ч.), провалившим уже несколько собак, умеет сохранить контакт с ним и проявляет достаточно вежливости, что указывает на недюжинные ум и характер».

До сих пор не ясно, почему ленинградские ирландисты не использовали в племенной работе блистательный успех Пирата? Москвичи же настойчиво выявляли скрытые полевые достоинства своих собак. Дуглас Е.Э.Клейна, не имевший полной родословной, но получивший два диплома III степени, был повязан с Беттер-Флай 5292 В.С.Волкова, имевшей концентрированные крови чемпионов Роял-Соверена 820 и Гленкара. Из этого помёта вышел выдающийся производитель и основатель полевой линии ч. Гип 5940 В.С.Волкова.

В коротком обзоре А.А.Вестина сообщается, что в августе 1934 г. на VIII—X ярославских испытаниях, которые судили Кувшинов и Боголюбов, «в многопольных первым высоко прошёл при дипломе I степени ирландский сеттер Гип 5940 В.С.Волкова».

Среди многочисленного потомства ч. Гипа следует особо отметить его сына Фан-Гипа 7717 Ф.И.Поповой, лучшего проводника высоких рабочих качеств.

Возглавлявший в середине 1930-х годов племенную работу с породой Е.Э.Клейн наметил два главных селекционных направления: «линейное разведение с инбридингом на ч. Гипа и его потомство и кроссовое разведение их же с неродственными кровями ч. Мата 6801 И.М.Каптарадзе, Ральфа 4876 И.И.Бибикова, Рекса 5054 В.И.Королёва и Шерри Э.А.Ставенгагена для получения новых племенных групп и линий. При подборе пар производителей главное внимание уделять дальнему и верному чутью, податливости в дрессировке и натаске, а также скороспелости при сухом, лёгком и крепком типе сложения».

В результате выполнения этого плана был получен целый ряд замечательных собак, стабильно передающих своему потомству возрастающие полевые качества и ставших исходным материалом для послевоенного продолжения селекционной работы.

После 1945 г. с возобновлением испытаний и состязаний легавых собак надежды любителей-ирландистов наконец-то сбылись. В 1947 г. на ленинградских испытаниях Дим 170 К.Г.Туманова и Леди 101 В.С.Воробьёва получают дипломы I степени; в 1948 г. на московских областных состязаниях Нана 161 И.М.Сироткина, затем С.М.Грибова получает 1-й приз при дипломе I степени; в 1949 г. на межобластных состязаниях под г. Горьким ч. Майя 169 М.И.Фёдорова (Ярославль) также выигрывает 1-й приз при дипломе I степени. Все эти ирландцы были внуками Фан-Гипа 7717.

В послевоенные годы на рингах московских выставок стали появляться вывозные ирландские сеттера из Германии и Норвегии. Прилитие свежих кровей к кровям старорусских ирландцев принесло огромную пользу в целом породе и дало возможность создания ряда новых полевых линий и групп. Одна из таких вязок — Чарминг-Чарли 125 В.Н.Копалкина с Алкой И.И.Герасимова (вывозная из Германии, без родословной), показавшей себя дельной работницей, — дала выдающую¬ся полевую работницу и производительницу ч. Леди 222 И.И.Ефимченко. Как свидетельствует известный эксперт-кинолог П.Ф.Пупышев: «...сезон 1950 года ознаменовался блестящими выступлениями первопольного красного сеттера — суки Леди, которая выступала четыре раза. В трёх случаях она получила дипломы I степени и один раз диплом II степени и звание абсолютного полевого чемпиона».

Другой известной дочерью Чармин-Чарли 125 от вывозной Норгэ Ф.Я.Фалалеева была ч. Нора И. И. Аникеева, получившая в 1953 г. на московских областных состязаниях 1-й приз при дипломе I степени.

В 1957—1958 гг. громкую славу породе принесла полевой чемпион Чи (линия ч. Гипа) известного натасчика И.Н.Красоткина (г. Кимры), дважды выигравшая московские областные состязания. Эксперт Всесоюзной категории А.А.Чумаков, судивший Чи в 1958 г., пишет в отчёте: «...редко приходилось встречать такой контакт владельца с собакой».

1959 год также стал триумфом породы. На московских областных состязаниях (было 54 собаки всех шести пород легавых) при судействе А.А.Чумакова звание полевого чемпиона с дипломом I степени и первый приз при 23 баллах за чутьё получил Норд 1058 А.Ф.Павлова. В отчёте записано: «Норд шёл типичным для ирландского сеттера широким поиском, умело пользовался воздушным течением и дал две дальние работы по бекасу и дупелю». Стиль работы расценен на три пятёрки.

Полевой и выставочный ч. Норд ещё дважды — в 1960 и 1962 гг. — при судействе М.П.Юдкина получил дипломы I степени.

Полевой ч. Руслан 1039, не обладая выдающимися экстерьерными статями, словно бы менялся на глазах пущенный в поиск по болоту или сенокосу. Его отличал машистый быстрый галоп с изумительным по точности рисунка челноком. Высоко и красиво неся голову, глазами отслеживая ход владельца, Руслан поражал зрителей и судей страстной работой и своим чутьём.

В 1964 г. на лугах Куниковского приписного охотхозяйства Костромского общества охотников в течение недели проводились индивидуальные и командные межобластные соревнования легавых по дупелю и бекасу. В состязаниях приняли участие девять областных обществ: Горьковское, Костромское, Ленинградское, Московское, Тульское и Ярославское, выставившие полные команды по пять собак; Владимирское и Калужское (команды из трёх собак) и Псковское, представленное двумя собаками. Всего было записано 38 собак.

Результаты этих состязаний уникальны! Судите сами: показали наи¬лучшие результаты и удостоены диплома I степени ирландские сеттеры Руслан Н.Д.Иванова (Москва, 92 балла); Нора II И.И.Аникеева (Москва, 91 балл) и Искра А.А.Ливеровского (Ленинград, 85 баллов), ленинградские пойнтеры Дэк Г.Е.Данилова (88 баллов) и Джерри А.М.Орешкова (84 балла), английские сеттеры Фазан А. В. Цыганкова (Псков, 85 баллов) и Чек горьковчанина В.П.Рождественского (84 балла).

Восемь собак получили дипломы II степени и 11 легавых — дипломы III степени.

Занявшему 1-е место Руслану Н. Д. Иванова присвоено звание чемпиона межобластных полевых состязаний. Владелец и ведущий Н.Д.Иванов награждён дипломом Росохотрыболовсоюза за своего полевого чемпиона, получившего за стиль, постановку и послушание 34 балла из 35 возможных; И.И.Аникееву и А.В.Цыганкову, разделившим второе и третье места, также вручены дипломы Росохотрыболовсоюза — их ведомые собаки за стиль, постановку и послушание получили 32 балла.

У ч. Руслана был 21 классный потомок, среди которых Альт 1170 В.Б.Троицкого и Ред 1231 В.Ф.Крылова — победители внутрипородных соревнований с дипломами I степени.

Очень удачно в этот период были составлены планы вязок между рабочими собаками с использованием, в первую очередь, перводипломников Ярославля. В результате были получены следующие перводипломники: ч. Инга 1666 Н.Н.Смирнова; Дара 1173 В.Г.Волкова; Чита II Е.И.Баскакова; ч. Инга 1332 М.И.Быкова и немного позднее появился Демон 1682 В.М.Сковородкина, у которого было два диплома I степени.

Устойчивой передачей высоких полевых качестве обладал ч. Рубин 1111 Лидова. Среди его детей от ч. Майки А.С.Рыковского широкую известность получил Садко 1315 А.И.Числова (два диплома I степени), а от Кэт 1091 М.К.Барановича — перводипломник Рекс 1182 Ю.Е.Метайкина.

Про Садко мне всегда приятно вспоминать. У него был огневой темперамент и в то же время удивительная податливость к обучению. Схватывал, как говорится, всё на лету и твёрдо запоминал. Натаска прошла без особых хлопот, даже при отработке «челнока» не потребовалось корды. В 1971 г. в Виноградовском охотхозяйстве на испытаниях он быстро и легко отработал трёх дупелей, одного из них перемещённого, и, к моей великой радости, получил диплом I степени. В этот же год его мать Майка А.С.Рыковского стала чемпионом породы. В 1975 г. на внутрипородных соревнованиях под судейством Б.Н.Арманда Садко, выступая предпоследним, занял 1-е место, получив второй диплом I степени.

Садко очень любил, если так можно сказать о собаке, тетеревиные охоты. До моего сознания не сразу дошло, что он принимается анонсировать. Просто в моей практике это было впервые. Один из таких докладов по выводку августовских тетеревов в разреженном соснячке среди брусничника привёл в восторг моего друга и напарника по охоте и определил его выбор — очередного ирландца. Им стал ч. Грай 1498 Н.Н.Березина — сын Садко от ч. Умки 1310. Его родной сестрой была моя Злата 1497. Мы вместе с Березиным натаскивали, а потом и охотились с нашими однопомётниками. Обе собаки имели отличные рабочие качества. У Грая был удивительно красивый поиск с высоко поднятой головой и динамичная страстная стойка. Выступая на испытаниях, Грай получил один диплом I степени и три диплома II степени. Злате не повезло. В 3-летнем возрасте она повторно перенесла тяжелейшее чумление, что, видимо, сказалось на её чутье. Но, тем не менее, в её послужном списке было пять дипломов II степени и три диплома III степени.

Победительница внутрипородных состязаний 1986 г. с дипломом I степени Санта 1700 А.И.Митькина в 1988 г. была повязана с проверенным втородипломником Брайтем 1705 А.Д.Шмаринова. Их дети достаточно быстро получили полевые дипломы, обеспечив родителям в один год звание чемпионов породы. Лучшей среди равных по полевым достижениям оказалась Осень 1875. Выступая много раз на различных соревнованиях, она была второй в личном зачёте на Республиканских состязаниях 1990 г.; в этом же году на внутрипородных состязаниях (ВПС) заняла также второе место с дипломом I степени; в 1992 г. стала победительницей с дипломом II степени на московских областных состязаниях легавых; в 1994 г. стала вновь полевым чемпионом с дипломом I степени, показав свой высший результат. Всего же Осень заработала пять дипломов I степени, шесть дипломов II степени и четыре диплома III степени. Теперь её можно уже не в шутку называть Золотой Осенью — за годы, чемпионаты, дипломы и призы.

В данной статье приводятся, главным образом, примеры, когда отдельные породные собаки получали самые высокие полевые дипломы. Что же надо было бы сказать обо всех остальных, имевших показатели на дипломы II степени и являющихся превосходными не только по экстерьеру, но и отличными рабочими собаками?

Существующие в настоящее время в породе и особенно в москов¬ской и петербургской секциях племенные группы обладают большими полевыми потенциальными возможностями, что неоднократно подтверждалось на многочисленных соревнованиях и испытаниях. Стабильно стала также подтверждаться раннеспелость в полевой работе.

Долгое отсутствие свежих кровей при наличии достаточного племенного фонда в группах определило в 1960—1970 гг. тактику кроссовой селекции. Планы вязок этого периода дали хорошие результаты. Сравнительно недавно в московской секции появились отдельные ирландские сеттера, несущие немецкие, итальянские и польские крови. Время покажет, кто из этих иностранцев займёт достойное место в породе. Правда уже есть обнадёживающие результаты. В московской секции в 1990 г. была поставлена на учёт сука Алиса фон Самара С.В.Эммель. Отец Алисы чемпион Германии Эрис фон Везерталь принадлежал фрау Маер. Мне довелось её натаскивать, ставить на испытания и охотиться с ней. Подкупал в Алисе собачий ум и тактичная доверительность в ответ на добрые отношения и поощрения. Надо сказать, что у своей хозяйки Алиса прошла хорошую дрессировку и поэтому достаточно быстро и старательно выполняла поданные ей команды. Натаскивал я её в Новгородской области на сенокосных угодьях, где было достаточно дупелей. Уже на 4-й день была сделана первая неуверенная и робкая стойка. Два выхода в день — утром и под вечер — и к концу второй недели собака была полностью поставлена. Сначала она получила диплом III степени, затем два диплома II степени и, наконец, вышла на результат — диплом I степени. В 1996 г. Алиса на Санкт-Петербургской выставке получила звание чемпиона породы.

Московская секция любителей ирландского сеттера, начиная с 1978 г. ежегодно определяет десятку лучших полевиков сезона. Статистика средних результатов лучших полевиков породы позволяет сделать следующий вывод: редкий представитель породы, которого хорошо натаскали и выставляли на испытания, за свою жизнь не имеет в своём послужном списке полевого диплома II степени.

Разбирать отдельно для ирландца те или иные элементы полевой работы, думается, нет необходимости, т.к. они в равной степени присущи лучшим представителям легавых собак и отличаются лишь стилевыми качествами, определившимися в эволюционном развитии пород, требованиями сложки, характера, условиями охоты собак этих пород.

«Москва всегда была и будет показателем нашего охотничьего собаководства», — эти слова К.В.Мошнина пророчески сбываются, так же как не потускнела до сего дня его охотничья характеристика ирландских сеттеров:

«Одарённые огромным запасом страсти, лёгким и широким поиском и первоклассным чутьём, красные сеттеры с успехом соперничают с пойнтерами в чисто болотной и полевой охоте, и в то же время являются одними из лучших работников по лесной дичи. Замечательный ум и интеллигентность их дают им возможность необыкновенно легко осваиваться с самыми разнообразными условиями охоты и быстро к ним применяться. Побуждаемые не приказанием, а собственной сообразительностью, они сразу изменяют в лесу свой страстный, широкий поиск на осторожный и более сдержанный. Мягкие по характеру, смышлёные и покорные по природе, ирландские сеттера натаскиваются с необыкновенной быстротой и лёгкостью. Многие из них обладают природным анонсом, передаваемым из рода в род, лучшее доказательство их ума и способности».

 

Добавить комментарий

Уважаемые пользователи!
Данное сообщение адресовано, в первую очередь, тем, кто собирается оставить комментарий в разделе "Наши авторы" - данный раздел создан исключительно для размещения справочной информации об авторах, когда-либо публиковавшихся на страницах альманаха, а никак не для связи с этими людьми. Большинство из них никогда не посещали наш сайт и писать им сообщения в комментариях к их биографиям абсолютно бессмысленно.
И для всех хочу добавить, что автопубликация комментариев возможна только для зарегистрированных пользователей. Это означает, что если Вы оставили свой комментарий не пройдя регистрацию на сайте, то Ваше сообщение не будет опубликовано без одобрения администрации ресурса.
Спасибо за понимание,
администрация сайта альманаха "Охотничьи просторы"

Защитный код
Обновить