Шотландский сеттер (гордон) в России | Печать |

ЛОПАТИН-БРЁМЗЕН Алексей Сергеевич


БЕДЕЛЬ Валерий Владимирович


Эти сеттеры отличаются от английских сплошным чёрным с блеском окрасом шерсти и красно-рыжим подпалом на груди и ногах. У них более уравновешенный темперамент, чем у двух других разновидностей сеттеров, и прекрасное чутьё. Несколько замедленный, обстоятельный поиск повышает верность их полевой работы. Чёрно-подпалый окрас они приобрели очень давно, возможно, значительно раньше сеттеров с красным цветом шерсти. В 1655 году Ж. Маркам писал об этих птичьих собаках как о наиболее ценных, выносливых и надёжных в работе. Несколько позже, на портретах короля Карла II во время охоты, были изображены крупные чёрно-подпалые лобастые собаки с длинными висячими ушами. Это указывает, что уже в это время была группа собак с характерным чёрным и чёрно-подпалым окрасом, и они имели определённую популярность среди охотников. Когда и как появился у этих собак такой характерный окрас — каких-либо сведений нет, но возможно от водолазов, чёрных водяных спаниелей или ретриверов. Этот характерный окрас отличал их от других птичьих собак и способствовал уже в XVIII веке выделению их в обособленную группу сеттеров, которые с успехом использовались для охоты по всей Англии. Герцог Норфолькский в XVIII веке держал большую псарню чёрно-подпалых сеттеров в определённой чистоте, позднее она была подарена графу Сифильдскому. Считается, что именно от этой популяции герцог Гордон начал культивировать своих сеттеров.

В конце XVIII и начале XIX века чёрно-подпалые широко использовались для гибридизации с другими разновидностями сеттеров. Их кровь подмешивали к крапчато-пегим и красным сеттерам не только для усиления крепости и выносливости этих разновидностей, но и просто из-за отсутствия однородного племенного материала. Поэтому к началу XIX века говорить о какой-либо отдельной породной группе этих сеттеров было нельзя, так как в неё входили чёрные, чёрно-пегие и значительно реже чёрно-подпалые.

В 1920-х годах шотландский герцог Гордон развил усилия прежних собаководов, собрав у себя всех наиболее интересных сеттеров этой масти. Среди них наилучшими охотничьими качествами отличались его любимцы чёрно-пегие, обладавшие спокойным нравом и имевшие более удобный окрас для работы в густых зарослях по горной куропатке. Но однажды он узнал, что соседний пастух имеет шотландскую пастушью собаку (разновидность колли), приученную разыскивать куропаток, ложиться перед ними, а затем окружать их и выпугивать на хозяина, причём она обладала значительно большим чутьём, чем его лучшие сеттера, так как находила куропаток там, где его собаки ничего не показывали. Купив эту чёрную с подпалом суку, он повязал её со своим лучшим кобелём, а затем этих гибридов пустил на поглощение к остальным собакам своей псарни. В результате у собак закрепился чёрно-подпалый окрас, появилась мощная псовина, шикарный пушистый хвост и несколько заострённая морда. Наряду с этим, собаки Гордона славились умом, прекрасным чутьём и очень высоко ценились у охотников. Они были быстры в поиске, имели твёрдую верную стойку и были необычайно выносливы в самых трудных условиях. По примеру Гордона с чёрно-подпалой шотландской пастушьей собакой стали мешать своих сеттеров и другие заводчики. В результате внешний вид чёрных сеттеров изменился настолько, что неопытный глаз мог легко их спутать с пастушьей собакой.

Дальнейшее преобразование шотландских сеттеров приписывают майору Дугласу, который в 40-х годах XIX века стал подмешивать к ним кровь блоудхаундов (оленьих гончих) — крупных, сильных, очень чутьистых и резвых собак с чёрно-подпалым окрасом, густой и плотной шерстью. Эти собаки ещё больше упрочили масть, утяжелили голову, укоротили псовину, сделали сеттеров более тяжеловатыми на вид. Благодаря этой помеси некоторые гордоны к 60-м годам превратились в «сырых», тяжёлых собак с грубой головой, отвислыми брылями и тяжёлым ухом.

Наряду с этими двумя разновидностями собак у многих заводчиков сохранились в чистоте старые шотландские сеттеры, не имевшие помеси с пастушьей собакой и блоудхаундами. Однако эти заводчики были вынуждены подмешивать к своим собакам уже разбавленные крови этих метисных собак. В результате собаки с чёрно-подпалым окрасом стали доминировать, хотя у них обычно была белая грудь и проточина на морде. В это же время для облегчения гордонов и крепости ирландских сеттеров их часто мешали между собой и в получившихся помётах красные щенки шли для улучшения ирландских, а чёрные с подпалом — шотландских сеттеров. Таким образом, обе породы в процессе гибридизации значительно улучшили свой экстерьер.

На первых выставках в 1859 году в Ньюкастле и Бирмингеме все сеттера оценивались в одной группе, и шотландские сеттера обратили на себя всеобщее внимание красотой окраса и крепостью сложения. Первые призы на этих выставках достались сеттерам этой разновидности «Денди» и «Бругему». На следующих выставках шотландских сеттеров, по настоянию их владельцев, выделили в отдельную группу, и с этих пор национальное самолюбие шотландских охотников получило возможность проявить себя в полной мере. Они настойчиво, подбором однотипных чёрно-подпалых пар, добивались характерной привлекательной масти. Любимцы герцога Гордона — чёрно-пегие сеттера — были полностью забракованы, с 1885 года на выставочный ринг не стали допускать даже тех чёрно-подпалых, которые имели небольшие белые метки на груди и морде. Более того, браковали также собак без белых пятен, но с чёрными полосками на рыжих ногах. Требовалось, чтобы гордоны имели только ярко-красные чулки. В течение короткого периода была достигнута определённая стабилизация породы, а частое смешивание с ирландскими сеттерами сделало их очень похожими по конституции. Однако тяжеловатость и сыроватость головы осталась, но зато они приобрели лёгкость в движении, верность в работе, выносливость в поиске.

После успехов на первых выставках в Англии возникла мода на гордонов и их стали усиленно разводить, главным образом, в Шотландии. Появились племенные заводы со своими кеннелями и среди них наиболее известные Чепмана, Б.Филда, Ричардсона, Т.Пирса, Гиббса, Сержендсона и др. Надо сказать, что шотландские заводчики в погоне за красивой рубашкой своих сеттеров мало обращали внимания на их конституцию и полевые качества. Большинство собак содержалось в крупных псарнях без необходимого выгула в поле и даже без натаски, зато с особым уходом за шерстью, чернота которой доводилась до синевы с блеском. Однако увлечённость экстерьерными прелестями делало собак плохими охотниками, из поколения в поколение не знавших, что такое дичь. В результате на начавшихся полевых состязаниях шотландские красавцы не могли конкурировать с другими породами легавых.

В России первые черно-подпалые сеттера появились в Москве в 40-х годах XIX века у И.И.Банкса и у графа В. П. Зубова, но они не имели чистокровного вида и были в последующем помешаны с крапчатыми и красно-пегими сеттерами. Только в 60-х годах несколько собак привёз в Москву Ю.Ф.Саморин. Привезённая им сука Фан была подарена затем С.В.Пенскому. Позже шотландские сеттеры появились у С.В.Лепешкина. В Петербурге несколько гордонов завёл П.П.Прево, но самые лучшие собаки были на Кавказе — в Тифлисе, у наместника его императорского высочества Великого князя Михаила Николаевича, большого любителя охоты.

Первые гордоны были настолько малочисленны, что их приходилось спаривать с красными сеттерами, и на первых московских и петербургских выставках демонстрировались почти все метисные собаки. Чистокровные собаки появились несколько позже — у А.И.Дальц-Дейна, А.М.Пескова, Н.Н.Всеволожского, Великого князя Николая Николаевича, И.И.Ласковского и др.

Шотландские сеттеры получили симпатию русских охотников за удобство охоты с ними по лесной дичи, но с развитием полевых испытаний и состязаний интерес к ним несколько упал, их количество значительно уменьшилось. Если на выставке 1886 года было показано 30 гордонов, то в 1895 г. — только 9. Однако в дальнейшем усилиями любителей шотландских сеттеров, среди них С.В.Пенского и Р.В.Живаго, эта порода постепенно стала набирать силу и популярность среди русских охотников. С первых выставок она ведётся в чистоте и особое внимание обращается на красоту шерстного покрова. Постепенно выставочный стандарт совершенствуется и в настоящее время он утверждён в окончательном виде.

 

Полевые качества шотландского сеттера

Основными центрами разведения шотландских сеттеров (гордонов) в России были Москва и Московская область. Поэтому обзор полевой работы с породой целесообразно начать с Москвы и наиболее подробно эту работу охарактеризовать именно здесь. Вместе с тем, нельзя не коснуться и ведения породы в других кинологических центрах и, прежде всего, в Санкт-Петербурге.

Завершая разбор полевых линий шотландских сеттеров за период с 1887 по 1937 год в книге «Полвека работы с легавой собакой», М.Д.Менделеева-Кузьмина пишет: «Гордоны в Ленинграде перспектив не имеют: нет заводчиков, а тем более полевых». Эту характеристику в то время смело можно было бы распространить и на положение с гордонами по всей стране.

Действительно, если кратко рассмотреть всю историю шотландских сеттеров в России, то за исключением широкой популярности собак этой породы до начала полевых испытаний и двух-трёх кратковременных периодов блестящих вспышек в начале XX века, всё остальное время до Второй мировой войны можно охарактеризовать распространённым сейчас термином «застой». Причину этого хорошо сформулировал ещё в 90-х годах XIX века Л.П.Сабанеев: «Причину вырождения русских гордонов следует искать не столько в недостатке хороших чисто-кровных производителей, сколько в полнейшем неумении подбирать к сукам подходящих кобелей и наоборот».

Неумение вести породу прежде всего отражалось на численности и полевых качествах собак. М.Д.Менделеева констатирует, что за весь дооктябрьский период полевых испытаний в Москве в них участвовало только 30 гордонов, что составляет около 4 процентов от общего числа выступавших собак всех пород легавых.

Не лучше складывалось положение с полевой проверкой гордонов и после революции. За двадцатилетний период — с 1918 по 1937 год — гордоны выступали на испытаниях в Московской области около 60 раз. Дипломировано было всего 18 собак. Это в 5—6 раз меньше соответствующих показателей пойнтеров и английских сеттеров.

Предвоенные годы показали, однако, некоторое оживление полевой работы с шотландскими сеттерами. И хотя их число на испытаниях продолжало оставаться крайне низким, всё же недавнее освежение кровей за счёт ввозного из Англии Стайлиш-Фена 5979 Всекохотсоюза сказалось. Успешно выступили на всесоюзных состязаниях легавых в 1938 году внуки Стайлиш-Фена через ч. Каро 6879 В.В.Петрова и Ляльки Д.Н.Лебедева. Журнал «Боец-охотник» писал: «Всесоюзные соревнования легавых собак были проведены 11—13 сентября 1938 г. на болотах в двух километрах от ст. Удельная. Были представлены собаки из Москвы, Горького, Ярославля, Свердловска и Калинина. Всего было записано 66 собак. В разделе первопольных было расценено 10 собак, из которых одна, сеттер-гордон Ляль¬ка, при 18 баллах за чутьё и общем балле 80 прошла на диплом второй степени; семь собак прошли на дипломы третьей степени. В разделе многопольных расценено 42 собаки, из которых 20 были награждены дипломами. На дипломы второй степени прошли пять собак. Среди этих пяти — сеттер-гордон Блек ВОО».

В 1940 году успех сопутствовал выступлению на испытаниях ещё одной внучки Стайлиш-Фена через Дарлинг-Боя 6458 Г.Г.Леонгарда — Дианы I/ш А.А.Успенского, получившей тоже диплом второй степени.

Война нанесла серьёзный удар по собаководству. Из двух основных центров разведения гордонов в нашей стране один — ленинградский — был полностью разрушен. Собственно, там сохранился только один шотландский сеттер — Нелли Н.И.Кондакова, и всю работу пришлось начинать заново. В Москве же сохранился ряд гордонов, и на выставке 1944 года было показано 20 собак (в 1939 г. — 38).

Описывая работу с охотничьими собаками в тяжёлые годы Великой Отечественной войны, целесообразно привести цифры показа легавых на выставках, которые проводились в Москве. Даже в это тяжёлое для страны время московские охотники-собаководы и охотничьи организации помнили о необходимости сохранения племенного поголовья и о значении выставок для отбора этого поголовья. Эти цифры не публиковались с 1945 года, но они представляют собой очень большой интерес (таблица 1).

Особенно впечатляет московская выставка 1942 года. Немецкие войска находились в это время в 120—150 км от Москвы, время было крайне напряжённое, тревожное, но выставка охотничьих собак проводится, и к ней даже издаётся каталог, в котором публикуется Положение о выставке и объявляется её цель: «Выявление лучшего породного племенного материала для сохранения его в целях будущей селекционной работы».

Полевые испытания легавых прервались во время войны только на два года — в 1941—42 гг. Однако уже в 1943 году, 5—6 сентября, состоялись испытания, на которых было показано 14 легавых, в том числе два шотландских сеттера — Флика И.И.Павлушина и Диана А.А.Успенского.

 

Таблица 1

Легавые собаки на выставках во время ВОВ

 

 

Порода

собак

Число показанных собак

на московских выставках

по годам

194119421943
1944
Пойнтер64245667

Английский сеттер

89815576
Ирландский сеттер63272945
Шотландский сеттер
24817
20
Континентальные легавые
42141413

 


Ведение породы шотландских сеттеров в первые годы после Великой Отечественной войны тесно связано с именем А.А.Успенского. Энтузиаст пород, эксперт по собаководству, человек, понимающий важность полевой проверки собак, он вывел целый ряд прекрасных полевых гордонов и показал их на полевых испытаниях. Упомянутая выше ч. Диана I/ш А.А.Успенского, происходящая от Дарлинг-Боя Г.Г.Леонгарда и Весты 13/ш А.И.Огурцова (затем Е.И.Бутенко), инбридированная II—III на Стайлиш-Фена, имела в поле четыре диплома второй степени. Её дочь ч. Цыганка 79/ш А.А.Успенского от Боя 16/ш С.С.Телегина получила в поле дипломы второй и третьей степени. Упомянутый ч. Каро В.Н.Ярошенко, брат ч. Цыганки, имел на испытаниях дипломы второй и третьей степени. Все эти собаки вошли в родословные большинства современных шотландских сеттеров. Всего же после войны и до конца 40-х годов гордоны в Московской области выступили на полевых испытаниях 45 раз и получили 3 диплома второй и 17 дипломов третьей степени, т. е., если сравнить этот период с соответствующим по длительности периодом 30-х годов, налицо определённый прогресс.

Однако этот прогресс был кратковременным и закончился со смертью А.А.Успенского. Пятидесятые годы снова ознаменовались тяжёлым застоем и спадом в полевой работе с гордонами. Этот период характеризуется также крайне серьёзными ошибками в племенной работе с породой.

Первая из них заключалась в ограничении племенного использования собак, ввезённых во второй половине 40-х годов из-за границы, а также их потомков. Ввезено гордонов было довольно много — только в Москву и область попало более десятка. Большинство из них не имело родословных документов, но они были, без сомнения, гордонами и получали высокие оценки на рингах выставок. Речь идёт о Негри М.В.Мирошкина, Мине М.М.Блехерова, Ирме Андреева, Каро Юдина, Берте Горшкова и др. Была ввезена из Чехословакии и обладавшая родословной Града Н.П.Щекина. Племенное использование этих собак встречало со стороны руководства московской секции резкое противодействие, распространявшееся и на их потомков, полученных вопреки налагаемым запретам. И это в породе, где у собак в ближайших четырех-пяти коленах родословной до десяти раз встречался ч. Каро 6879 В.В.Петрова. Порода была жёстко заинбридирована и нуждалась в срочном освежении кровей, а это освежение запрещалось руководством секции.

Вторая ошибка — в преимущественном племенном использовании одного кобеля-производителя — ч. Каро III 96/ш В.В.Петрова. Сильно заинбридированный на нерабочих собак довоенного питомника Г.Ф.Цимермана, этот кобель, обладавший в поле двумя дипломами второй степени, в условиях продолжающегося близкородственного разведения не передавал полевых качеств потомству. На протяжении 50-х годов от него было получено около 150 щенков, и лишь 10—12 из них, причём тех, кровь матерей которых подверглась недавнему освежению, удалось показать на испытаниях хоть какие-нибудь рабочие качества. К концу 50-х годов количество нерабочих его потомков составляло около 80 % всего поголовья гордонов в Москве и области.

Число шотландских сеттеров, выставляемых на Московские выставки, в это время сокращается до 18—20, на полевые испытания выводится ежегодно лишь 5—6 собак. Диплом второй степени вновь становится редкостью, количество помётов у шотландских сеттеров в Москве и области резко сокращается.

Естественно, снижение количества помётов быстро привело к снижению общего числа шотландских сеттеров и как следствие, — к резкому уменьшению числа проверяемых в поле собак. Собственно, за всё десятилетие пятидесятых годов гордоны получили на испытаниях всего 39 дипломов, из которых 9 второй и 30 третьей степени. Около 4 дипломов в год — показатель на порядок меньший, чем у других легавых. Втородипломники этого периода — это ч. Нана Г.А.Успенской, её сестра Лада II 115/ш В.Н.Матова, ч. Каро III В.В.Петрова, ч. Агат А.Д.Шмаринова (ч. Рекс 1017/ш и Ада II 1016/ш), Мирта 1024/ш П.Д.Галкина и Рада 1011/ш С.С.Телегина.

И всё же результатами деятельности В.В.Петрова были не только ошибки. Несомненной его заслугой является организация завоза из-за границы шотландского сеттера для освежения кровей поголовья московских гордонов. Речь идёт о получении из норвежского питомника Р.Лессфельда щенка-гордона в обмен на щенка от московских производителей. Летом 1961 года такой обмен состоялся — в Москву прибыл гордон Телл, происходящий от Бига Р.Лессфельда и Литы его же, а в Норвегию уехал щенок из помёта от ч. Рекса 1017/ш В.В.Петрова и Леды 1020/ш Е.Б.Клягина.

В сезон 1962 года Телл или как его официально назвали Телл-Каро ШМЭб поступил в натаску к егерю С. С. Телегину, был натаскан, поставлен на полевые испытания и получил диплом второй степени, показав неплохие полевые качества, хороший стиль работы и послушание.

В том же 1962 году Телл-Каро IV был повязан с Радой 1011/ш С.С.Те¬легина, и в сентябре появился помёт — десять щенков. Об экстерьерных качествах собак этого помёта в литературе имеется достаточно много материалов, как безусловно справедливых, так и кое в чём отчасти спорных, что же касается полевых качеств собак, то они оказались бесспорно высокими: перводипломник ч. Вальдар 1056/ш П.Н.Ларенкова, втородипломники ч. Джильда 1019/ш Ю.С.Колосова, Дорфа-Норге 1052/ш С.М.Лосева, Мирка Ю.А.Лобача, Вега Е.И.Афонина и др. — все эти собаки являются представителями названного помёта.

Телл-Каро IV 1022/ш В.В.Петрова был показан на московских выставках, получал отличные оценки за экстерьер, но в племя больше не использовался, чему причиной в значительной степени является расхождение во взглядах между В.В.Петровым и новым руководителем секции, сменившим его в 1965 году.

Деятельность нового бюро, а также всего коллектива московской секции шотландских сеттеров и привела к коренному перелому в состоянии дел с породой.

Здесь надо остановиться на работе с породой старейшего московского гордониста С.С.Телегина. Сергей Сергеевич Телегин (1901—1972) охотник чуть ли не с детства и чуть ли не с детства собаковод, родом из Кимрского уезда Тверской губернии, активно начал охоту с гордонами еще в двадцатых годах, а к концу тридцатых годов у него уже был классный гордон — Бой 16/ш. Он оказался прекрасным производителем и дал большое число выдающихся потомков. Ч. Каро 80/ш В.Н.Ярошенко, Бой 81/ш С.С.Телегина, ч. Цыганка 79/ш А.А.Успенского, Аза 95/ш А.В.Егорова, Ирма Б.И.Селиванова — это только часть его детей, вошедших в родословные современных собак. Накопив большой опыт племенной работы с гордонами, С.С.Телегин в начале 50-х годов приступил к выведению собственной линии полевых собак. Тесным инбридингом на Боя 16/ш и ч. Диану I/ш А.А.Успенского через их сыновей Боя II 81/ш и ч. Каро 80/ш с подлитием неродственных кровей через ввозную Негри М.В.Мирошкина, С.С.Телегин вывел замечательного полевика ч. Раду 1011/ш, получившую в конце 50-х — начале 60-х годов дипломы первой и второй степени на полевых испытаниях и состязаниях. Чемпион Рада, стойко передававшая высокие полевые качества своим детям, стала основоположницей большого семейства полевых собак, широко распространившихся по всей стране.

Но С.С.Телегин был не только гордонист-заводчик. Упомянув о нём, нельзя не коснуться такого яркого явления в работе с легавыми собаками в Московском обществе охотников, как организация в 1961 году так называемой школы натаски легавых. Организованная в угодьях Белоомутского охотхозяйства в селе Коданок, она предназначалась для натаски собак егерями и для самостоятельной натаски собак владельцами. Душой и основным организатором школы натаски являлся С.С.Те-легин. Возглавив егерскую службу школы, он сам натаскивал собак и руководил работой известных в МООиР егерей — Ю.С.Колосова и Ю.Е.Сарычева. Коллективом егерей в период с 1961 по 1972 год было успешно натаскано и выставлено на полевые испытания более 200 легавых собак (в том числе 43 шотландских сеттера), принадлежащих членам МООиР. Охотники, не имеющие времени или опыта для самостоятельной натаски своих собак, получили ощутимую помощь в лице профессиональных егерей-натасчиков. И как крайне выразительный факт, характеризующий подъём шотландских сеттеров с начала 60-х годов, следует отметить то, что все егеря школы натаски — и С.С.Т嬬легин, и Ю.С.Колосов, и Ю.Е.Сарычев, и пришедший в школу позднее В.П.Данилин — все держали шотландских сеттеров и являлись заводчиками этой породы. Ч. Рада 1011/ш С.С.Телегина, ч. Джильда 1019/ш Ю.С.Колосова, Цыганка-Дина 1050/ш Ю.Е.Сарычева, Бой 1154/ш В.П.Данилина — лучшие полевые собаки 60-х годов, неоднократно участвовали в испытаниях и состязаниях легавых.

Именно к началу 60-х годов относятся первые успехи шотландских сеттеров на московских областных межпородных состязаниях легавых. На эти состязания, ежегодно проводимые в МООиР, до 1961 года шотландские сеттеры практически не выставлялись.

Если за весь послевоенный период, по 1960 год включительно, шотландские сеттеры выступили на состязаниях всего пять раз, получив три диплома третьей степени, то, начиная с 1961 года и по настоящее время, команда шотландских сеттеров — постоянный участник состязаний. Количество ежегодно выставляемых на эти состязания гордонов — от 4 до 11 номеров, причем особенно яркими были выступления гордонов в 1964 и 1966 годах, когда их команда заняла на состязаниях первое место, в 1978 и 1979 годах — второе место и в 1983 году, когда шотландский сеттер Руслан 1265/ш Б.К.Зазулина стал чемпионом состязаний, получив диплом первой степени и покорив зрителей блестящим стилем работы. Всего же за период с 1961 по 1987 год шотландские сеттеры выступали на областных состязаниях 138 раз, получив три диплома первой, 20 дипломов второй и 46 дипломов третьей степени. Перводипломники состязаний это: ч. Рада С.С.Телегина — в 1965 году, Динга 1005/ш Д.И.Буйдина — в 1966 году и упомянутый ч. Руслан Б.К.Зазулина — в 1983 году.

Однако успехи шотландских сеттеров на состязаниях явились итогом не только общего повышения их полевых качеств. В середине 60-х годов началась серьёзная перестройка работы с породой. Был разработан перспективный племенной план ведения породы, который положил конец бессистемным вязкам собак, пресёк инбридинг на ч. Каро III В.В.Петрова, упорядочил племенное использование потомков ч. Телл-Каро IV. Выявив собак без кровей ч. Каро III, энтузиасты породы добились преимущественного использования именно их в племя, наряду с широким использованием выдающихся полевых потомков ч. Рады 1011/ш., и результаты сказались очень быстро — кривая количества полевых выступлений собак резко пошла вверх. Одновременно начало увеличиваться число дипломов высших степеней у собак.

За десятилетие 60-х годов шотландские сеттеры участвовали в полевых выступлениях в Московской области 242 раза, причём 183 выступления гордонов закончились получением дипломов. Было получено дипломов первой степени — 4 (трижды Вальдаром 1056/ш П.Н.Ларенкова и один раз Яриком 1059/ш С.С.Телегина), дипломов второй степени — 76, дипломов третьей степени — 103. По количеству и качеству выступлений на испытаниях шотландских сеттеров можно сделать вывод, что они вплотную приблизились к легавым других пород.

К концу 60-х годов относится появление в Москве еще одного ввозного гордона из-за рубежа. Привезённая А.В.Камерницким из Чехословакии Бланка ф. Хнойиц 1068/ш, как она официально именовалась, уступала Телл-Каро IV и экстерьером, и полевыми качествами. Манера низко держать голову, коротковатая шея, некоторая беднокостность — её основные минусы. Натасканная С.С.Телегиным, она получила по одному диплому второй и третьей степени. Её племенное использование особых плюсов породе не дало, хотя среди её потомков встречались и неплохие полевики. Впрочем, этим они обязаны были скорее своим отцам.

Особо значительных успехов любители шотландских сеттеров добились в следующее десятилетие, когда гордоны уже количественно и качественно стали выступать на равных с собаками других пород легавых. На испытаниях, организованных в Московской области разными обществами (МООиР, ВОО, «Динамо», «Локомотив»), за период с 1970 по 1979 год было показано 440 шотландских сеттеров, 270 из которых были дипломированы. Дипломов первой степени было получено 8, второй степени — 116, третьей степени — 146. Лучшими собаками этого периода были перводипломники ч. Ярвик 1002/ш И.М.Медведевой, Пальма 1095/ш Ю.Е.Сарычева, Крис 1109/ш А.М.Горячева, Рогдай 1133/ш А.В.Камерницкого, Джерри 1077/ш О.А.Курпухина, Чара 1214/ш Н.В.Пахомова, Вальдар II 1209/ш П.Н.Ларенкова и др.

В связи со сказанным представляется интересным сравнить результаты выступлений шотландских сеттеров в это время с выступлениями легавых собак других пород на полевых испытаниях в МООиР за достаточно длительный период. В таблице 2 приведены сведения о выступлениях легавых собак на полевых испытаниях, организованных Москов¬ским обществом охотников и рыболовов в п. Каданок за десятилетие с 1968 по 1977 год. Именно этот период, а не какой-то другой, выбран по той причине, что по нему сохранились точные сведения. В таблицу не включены выступления легавых собак на испытаниях, организованных другими обществами охотников — ВОО, «Динамо» и пр., а также результаты областных межпородных состязаний. Приведённые данные наверняка весьма интересны для истории и дают наглядную картину полевой работы с легавыми собаками в Московском обществе охотников и рыболовов.

 

Таблица 2

Результаты выступлений легавых собак на полевых испытаниях в МООиР за период с 1968 по 1977 год

 

Порода собакПоказатели Итоги выступлений по годам

Всего

с 1968

по 1977 г.

1968-19691970-19711972-19731974-19751976-1977
 ПойтнерыВыставлено14183
97
91
81
498
Дип. I ст.2
5
1
2
7
17

Дип. II ст.

56
33
19
28
29
165
Дип. III ст.49
29
29
30
19
156

Английские

сеттеры

Выставлено164
106
103
94
69
536
Дип. I ст.
2
1
1
-
2
6
Дип. II ст.
42
35
24
24
9
134
Дип. III ст.
74
33
38
40
24
209

Ирландские

сеттеры

Выставлено
153
142127
122
106
605
Дип. I ст.3
7
3
1
-
14
Дип. II ст.5738302233108
Дип. III ст.545440
3742227

Шотландские

сеттеры

Выставлено
73
91897380406
Дип. I ст.-
1
2216
Дип. II ст.25
33211424171
Дип. III ст.34
36362521152

Короткошерстные

легавые

Выставлено
158143
142130132
705
Дип. I ст.3
13-18
Дип. II ст.3727191229124
Дип. III ст.8472575454321

Жесткошерстные

легавые

Выставлено
4868653770288
Дип. I ст.123--6
Дип. II ст.1011109848
Дип. III ст.2341291028131

 



Из таблицы 2 видно, что количество выступлений шотландских сеттеров за десятилетие вполне сопоставимо с количеством выступлений собак других пород. Хорошо выглядит у шотландских сеттеров процент дипломированности — он один из самых высоких — 67 %. Высок у шотландских сеттеров и процент количества дипломов первой и второй степени от общего числа дипломов — 45 %.

В восьмидесятые годы интенсивность полевой проверки шотландских сеттеров на испытаниях в Московской области продолжает оставаться достаточно высокой. Всего за период с 1980 по 1987 год в поле было показано 282 шотландских сеттера. Из них дипломировано было 156, в том числе 4 собаки получили дипломы первой степени, 55 собак — дипломы второй степени, 97 собак — дипломы третьей степени. Лучшими полевыми собаками периода являются перводипломники Джим 1245/ш А.В.Цвет¬кова, Адепт 1291/ш И.П.Воробьева и Руслан Б.К.Зазулина, втородипломники Лада II 1250/ш В.Н.Бусыгина, Леда 1280/ш Н.В.Лелякина, Джильда II 1260/ш Ю.С.Колосова, Ром 1258/ш Э.В.Гусаченко и др.

Начиная с 60-х годов особое внимание при полевой работе с породой оказывалось натаске и полевой проверке на испытаниях первопольных и ранее не дипломированных собак старших возрастов, а также проведению внутрипородных состязаний. Внутрипородные состязания, основной целью которых является одновременный просмотр в поле большого числа лучших полевых собак для отбора в племя, проводятся в Москве с 1967 года и привлекают ежегодно от 10 до 20 гордонов. Победители внутрипородных состязаний награждаются ценными призами и грамотами.

Для поощрения владельцев лучших полевых собак Московской секцией также были учреждены переходящие призы. Приз памяти М.Д.Менделеевой, учреждённый в 1965 году, ежегодно вручается владельцу лучшей первопольной собаки сезона, а приз памяти С.С.Телегина, учреждённый в 1974 году, — владельцу лучшей многопольной собаки сезона.

Заканчивая рассказ о полевой работе с шотландскими сеттерами в Москве, целесообразно привести сводные итоги выступлений собак этой породы на полевых испытаниях в Московской области по двум периодам: первые пятьдесят лет работы с ними — до 1937 года и последующие пятидесятилетие — до 1987 года. Сравнительные показатели (без учёта состязаний) приведены в таблице 3.

 

Таблица 3

Динамика роста показателей полевых выступлений шотландских сеттеров

 

Наименование

показателей

Показатели выступлений по годам
1890-19371938-1987

Выставлено на полевые

испытания(окуруглено,

т.к. отсутствуют точные

данные)

90
1100
Из них дипломировано36
673
Получили дипломы I-ой степени517
Получили дипломы II-ой степени 6260
Получили дипломы III-ой степени25
396

 


Что касается полевой работы с шотландскими сеттерами вне Москвы, то за исключением Ленинградского общества охотников и Ульяновского, она повсеместно практически отсутствует. Единичные полевые выступления гордонов в Туле, Ярославле — в середине 60-х годов, в Брянске, Вологде, Иванове, Калуге — в конце 60-х — начале 70-х годов, в Твери, Новосибирске, Алма-Ате, Свердловске — в 70-е годы нельзя назвать результатами серьёзной полевой работы. Как и в прошлом, Москва по сути является единственным в стране центром разведения шотландских сеттеров, центром серьёзной племенной и полевой работы с ними.

Петербургское гнездо гордонов, которое, как уже отмечалось, было полностью разрушено в годы последней войны, восстанавливалось в 50-е годы с большим трудом. При восстановлении поголовья был использован ряд ввозных собак известного и неизвестного происхождения. Это Ральф М.А.Крутилина, Дези А.Н.Бадмаева, Хирам Центральной военно-технической школы дрессировщиков, Треф Г.А.Глушковского. От вязки первых двух собак было получено несколько экстерьерных гордонов, которых позже использовали в вязках с привезёнными в Петербург потомками собак старых местных кровей и гордонами из Москвы. Таким образом были получены известные полевики 60-х годов Досифей Л.Л.Каменского, Бой Г.М.Мусатова, Джерри А.К.Ащеркина и др., в основном имевшие на испытаниях дипломы третьей степени.

В 70-е годы полевая работа с шотландскими сеттерами здесь оживляется, появляются собаки с дипломами второй степени, однако количество полевых выступлений остаётся незначительными.

Приятно, однако, отмечать, что полевые качества гордонов в Петербурге растут, чему подтверждением служит появление здесь в 80-е годы перводипломника — Блек-Боя 1308/ш В.А.Пименова. Петербургское гнездо гордонов имеет все шансы на развитие и совершенствование.

Гордоны в Ульяновске немногочисленны и представляют собой, в основном, продукты вязок ввезённых из Москвы собак. Местные энтузиасты гордонов ведут здесь породу около двадцати лет, и наиболее известные в полевом отношении ульяновские гордоны это: Ром 1123/ш В.П.Пигулевского, Буль 1244/ш В.Н.Романова и Рада 1301/ш В.П.Пигулевского.

Шотландские сеттеры — одна из старейших пород легавых собак, широко распространенная в России, — за сто лет работы с ними знали застои и расцветы, упадки и взлёты. Численность их никогда не была значительной, но в периоды правильного ведения породы полевые качества собак были высокими и полностью удовлетворяли практическим потребностям охотников. «Охотничий ум», свойственный гордонам, восхищает поклонников этих собак, а их уравновешенность, выносливость, способность неутомимо работать как в холод, так и в жару, как в лесу, так и на болоте, делают их надёжными помощниками многих любителей охоты по перу.

 

Добавить комментарий

Уважаемые пользователи!
Данное сообщение адресовано, в первую очередь, тем, кто собирается оставить комментарий в разделе "Наши авторы" - данный раздел создан исключительно для размещения справочной информации об авторах, когда-либо публиковавшихся на страницах альманаха, а никак не для связи с этими людьми. Большинство из них никогда не посещали наш сайт и писать им сообщения в комментариях к их биографиям абсолютно бессмысленно.
И для всех хочу добавить, что автопубликация комментариев возможна только для зарегистрированных пользователей. Это означает, что если Вы оставили свой комментарий не пройдя регистрацию на сайте, то Ваше сообщение не будет опубликовано без одобрения администрации ресурса.
Спасибо за понимание,
администрация сайта альманаха "Охотничьи просторы"

Защитный код
Обновить