Английский сеттер | Печать |
Лопатин-Брёмзен Алексей Сергеевич


БЕДЕЛЬ Валерий Владимирович


ЧИСЛОВ Аркадий Иванович


Сеттер — это большая породная группа собак, состоящая из трёх разновидностей: английских, ирландских и шотландских сеттеров. Эти привлекательные английские легавые собаки с длинной мягкой шелковистой шерстью по всему корпусу и гладкой короткошерстной головой имеют большое количество поклонников среди охотников и просто любителей красивых, ласковых и умных домашних собак. В основе происхождения сеттеров лежат древние английские и испанские породы охотничьих собак, которые в течение многих столетий имели домашнее содержание и постоянный интеллектуальный контакт с человеком. Это сделало сеттеров наиболее культурной и разумной породой среди охотничьих собак. По мнению Л. П. Сабанеева, «сеттера умнее, понятливее, привязаннее, ласковее и игривее пойнтеров, но зато сравнительно капризны, надоедливы и боязливы, т. е. сиротливы, вообще очень нервны, псовина у них красивее и теплее». Современные породы сеттеров с их элегантностью и красотой сложения, блескостью и шелковистостью шерсти, умеренным ростом и прекрасными охотничьими качествами существуют не многим более ста лет. Истоки происхождения сеттеров на Британских островах уходят в глубь средневековья, когда страна была покрыта лесами и для охоты на птицу необходимы были собаки. Для этого из юго-западной Европы были привезены сухопутные и водные спаниели. Позднее сухопутные европейские спаниели на островах приобрели крепость и несколько увеличили рост, благодаря чему стали более выносливы и пригодны для соколиных охот. По данным Л. П. Сабанеева, первым охотником, приучившим сухопутных спаниелей указывать нахождение дичи подползанием к ней по земле, замирать перед броском, был Роберт Дулей, герцог Нортумбергский, и сделал он это в 1335 году. Лежачая стойка была очень удобна при ловле куропаток и перепелов накидной сетью.

В дальнейшем из Испании на острова завозились длинношерстные легавые, которые смешивались с привезёнными и ставшими уже английскими спаниелями и способствовали их укрупнению. В XVI веке в английской охотничьей литературе встречаются сообщения о собаках, указывающих дичь замиранием над землей — индексы или сеттеры. Название «сеттер» прижилось, а «индекс» забылось. Поскольку сеттеры охотно использовались браконьерами для ночного лова птиц сетью, указом Иакова I было введено ограничение на содержание этих собак. Право держать сеттеров получили только дворяне и лица, имеющие поместья. В середине XVII века (1655 г.) Ж. Маркамом публикуется первое руководство по обучению сеттеров ловле птиц. В этот период под сеттерами понимали большую группу разнотипных собак, способных со стойкой работать по птице. В эту группу входили водный и сухопутный спаниель, помеси этих пород, гончие и помеси их со спаниелями, шотландские овчарки, пудели, мастифы и помеси их со спаниелями. Однако наиболее пригодными были английские сухопутные спаниели и испанские длинношерстные легавые, а также их помеси. В XVIII веке с использованием охотничьих ружей лежачие собаки стали пользоваться меньшим спросом и их стали усиленно скрещивать с испанским пойнтером для увеличения роста и получения лучших охотничьих качеств в поиске и чутье. Для этих же целей из Европы стали привозить крупных эспаньелей и длинношерстных легавых. Все они смешивались между собой с прилитием крови гончих и борзых. Наиболее подходящие собаки для подружейной охоты служили продолжению и развитию рода сеттеров.

Несмотря на отсутствие чёткого стандарта на сеттеров в те времена, охотники отбирали собак по их охотничьим качествам, и в случае появления неподходящих качеств, в том числе и экстерьера, их уничтожали или к ним подмешивали кровь другой породы английских собак. Порода сеттеров в то время представляла собой самую разнотипную группу, в основе которой были только охотничьи качества. Следует учитывать, что формирование поголовья сеттеров проходило на благодатной почве — знатные вельможи — владельцы собак — имели большие псарни, где были условия для забраковки одних качеств и развития более предпочтительных. При этом гибридизация с пуделем, водолазом, разными породами гончих и борзых использовалась лишь для достижения каких-то конкретных целей заводчика.

Если в XVIII веке разведение сеттеров было уделом знатных вельмож, которые продажу своих собак обычно не практиковали: их либо дарили, либо обменивали согласно интересам, то в XIX веке стала распространяться купля-продажа собак и появились крупные питомники. Владельцы этих питомников (киннелей), не всегда дворянского происхождения, имея заинтересованность в продаже своих собак, уже более осторожно применяли разнопородное скрещивание и старались выводить собак, пользующихся спросом и обладающих привлекательными особенностями внешнего вида и охотничьих качеств. Появились определённые разновидности: карлейлские сеттера с примесью крови пуделя; уэльские с большим влиянием на экстерьер колли, лэндлосские с грубой головой и жёсткой шерстью, взятой от европейских жесткошерстных пород и др. Однако в начале XIX века все сеттера уже представляли единую группу с похожим видом колодки, но с разнообразным шерстным одеянием. Прежние охотничьи качества спаниелей они постепенно утратили и приобрели быстрый поиск, высокую выразительную стойку, позывистость, смелость, выносливость и по некоторым качествам стали превосходить пойнтеров. Они быстро завоевали популярность и стали на Британских островах самой распространённой породой для подружейной охоты.

Как же могло произойти, что из различных пород, участвовавших в скрещивании, порой значительно отличающихся друг от друга, произошла стабильная, однотипная порода сеттеров, с характерными доминирующими признаками? На наш взгляд и на основе анализа литературных сведений о породе, можно сделать вывод, что характерные доминантные признаки сеттера рождались в результате жёсткого отбора однотипного среди разнотипных и на основе требований от них необходимых охотничьих качеств, оптимально соответствующих условиям охоты на островах.

Какие это требования? Быстрый поиск и выносливость, что диктовало необходимость иметь средний рост собаки с сухой и крепкой конституцией. Хорошее чутьё и верность требовало наличия развитой носовой полости, ума собаки с элементами интеллекта, необходимы были также длинные висячие уши, которые притупляли бы слух и развивали компенсаторно чутьё. При наличии всех этих основных качеств предпочтение отдавалось собакам с красивой и тёплой шелковистой шерстью. Вот так веками и шёл отбор собак из большого гибридного поголовья.

До середины XIX века официального разделения породных видов сеттеров не происходило, хотя предпосылки для этого уже были. Появились сеттера рыжего и сплошного чёрного окраса, но на первой английской выставке, устроенной в 1859 году, все сеттера демонстрировались в одной группе. Однако, уже на следующей выставке красных сеттеров оценивали в отдельной группе, а ещё на год позже в отдельную группу выделили и чёрных сеттеров.

В 1861 году произошло официальное разделение породной группы сеттеров на три разновидности, однако они ещё не имели национальной принадлежности и назывались просто сеттерами. Позднее национальные и территориальные амбиции нашли своё удовлетворение в культивировании породных групп сеттеров определённого окраса.

Английский сеттер стал отмежевываться из породы сеттеров в отдельную группу во второй половине XIX века усилиями охотников-любителей чёрно-пегого, красно-пегого, жёлто-пегого, крапчатого, голубого-крапчатого, синего (блю-бельтоны — мелкий чёрный крап на белом фоне, создающий голубизну) окраса. По манерам охоты они напоминали старинные типы английских сеттеров, близких к спаниелям, — с приземистым ходом, с крадущимися кошачьими движениями в поиске и иногда с лежачей стойкой, но с работой по птице верхним чутьём. Они были более крепкие на вид, с широкой грудью и косыми сочленениями, особенно задних конечностей, и имели тяжёлую голову с низкопосаженным ухом и «тупорылостью».

Происхождение такого вида сеттеров относят к смешению чёрных, чёрно-крапчатых, кофейно-крапчатых карлейлских и кофейно-пегих эдмондкестельских. Карлейлские получили в своё время прилитие кровей от водолазов и спаниелей, а эдмондкестельские — от пойнтеров.

В результате отбора гибридного поголовья по охотничьим качествам, предпочтительному окрасу шерсти и типу конституции продолжалось формирование этой группы сеттеров.

Большой вклад в дело становления породы английский сеттер сделан Э. Лавераком. В 1825 году он приобрёл у пастора Гаррисона из Карлейля двух сеттеров блю-бельтонового окраса — «Понто» и «Олд Молл» и использовал их (и их потомков) для разведения поголовья своего питомника в близком имбридинге: смешивалась кровь брата и сестры, отца и дочери, сына и матери. Это, безусловно, приводило к доминирующей передаче желанных признаков и стабилизировало эту разновидность сеттеров. В племенное использование включались лишь наиболее интересные собаки по охотничьим качествам и экстерьеру, а все нетипичные собаки хозяином питомника выбраковывались. В  40 х годах, видя ослабление своего поголовья, Э. Лаверак вынужден был прилить к блю-бельтонам кровь кофейно-пегих сеттеров из Эдмондкестля, которые подействовали оздоровляющее на поголовье, значительно укрепили костяк. Зато последующее поголовье блю-бельтонов стало иногда давать кофейно-крапчатых и трёхколерных сеттеров. Благодаря кропотливому, целенаправленному разведению Э. Лаверак к 50—60 годам XIX века добился желанного характерного типа сеттера, который отличался косыми плечами, значительно согнутыми коленками задних ног, широко распахнутой грудью, слегка бочкообразной грудной клеткой, тяжеловатой головой с низко посаженными ушами, хорошо выраженной волнистой псовиной и малоподвижным хвостом с веерообразной шерстью.

Эта популяция сеттеров-лавераков завоевала большую известность благодаря призовым местам на выставках; многие заводчики приобретали этих собак для улучшения своего поголовья. Большое количество сеттеров-лавераков было вывезено в Америку. Однако, близкое кровосмешение пагубно сказалось на собственном поголовье Э. Лаверака, которое в 1874 году почти полностью погибло в результате различных заболеваний. После смерти Э. Лаверака в 1877 году в питомнике осталось только две собаки.

Ещё при жизни Э. Лаверака его дело продолжил П. Левеллин. В 1870 году он приобрёл у Э. Лаверака четырёх чистокровных сеттеров и от них вывел несколько замечательных сук, ставших призёрами выставок. Однако, в это время популярными стали полевые состязания, а на них лавераки не могли конкурировать с более облегчёнными сеттерами других киннелей. Видя определённую деградацию чистокровных лавераков, П. Левеллин вынужден был прилить своему поголовью новую кровь, для чего использовал знаменитого победителя фильд-тральсовых состязаний Дэна Стектера и его сестру Дору. В результате получились трёхколерные чёрно-пегие с подпалинами сеттера, которые были легче и несколько выше лавераков. Прилитие свежей крови пошло на пользу левеллиновским сеттерам: они стали меньше болеть и лучше развиваться, стали более изящными на вид, обладали быстрым поиском и прекрасным верхним чутьём, поэтому на выставках и полевых испытаниях занимали призовые места. В 80 х годах они окончательно вытеснили чистокровных лавераков и стали популярными среди охотников.

В это же время кровь лавераков используют другие заводчики, подмешивая её к сеттерам своих линий. Появились прекрасные сеттера полукровки-лавераки питомников Армстронга, Макдона, Флетчера, Стектера, Кокертона и др. Видя преимущество лавераков-полукровок, заводчики отказались от ведения лавераков в чистоте, отдавая предпочтение примесям их с другими линиями сеттеров. В результате получились более элегантные собаки с уменьшенной шириной и объёмом груди, несколько растянутые, с меньшим косым углом сочленений ног, с увеличенным ростом и прямой шелковистой, без завитков, шерстью. Голова стала более продолговатой и лёгкой.

Последние десятилетия XIX века характеризуются резким разделением английских сеттеров на элегантных, с красивым модным окрасом — выставочных и полевых, у которых красота была не главным качеством. Их ценность измерялась количеством завоеванных полевых призов на фильд-триальсовых состязаниях, которые стали популярными как в Англии, так и в Америке. Заводчики давно заметили, что прилитие новой крови увеличивает резвость собак и их полевые качества и поэтому для получения выдающихся полевиков прибегали иногда к скрещиванию английских сеттеров с шотландскими и ирландскими, что в некоторых случаях давало хорошие результаты на полевых состязаниях, но наносило огромный вред чистоте породы. В то же время на выставках долгое время не учитывались полевые качества, а оценку собака получала за красоту линий, шерсти, окраса и пр., что приводило к вырождению охотничьей породы английского сеттера. Только с введением комплексной выставочной оценки собак порода стала совмещать в себе красоту экстерьера и прекрасные полевые качества.

В России английские сеттера появились в 40 х годах XIX века. Их владельцами были С. Когун, имевший в Петербурге английский магазин, О. Пэрленд и П. Гамильтон, служившие офицерами в русской армии. С их помощью были куплены сеттера для графа В. И. Перовского и М. Е. Храповицкого. В 1847 г. О. Пэрленд подарил великому князю Михаилу Павловичу два исключительно красивых чисто белых сеттера с чёрными глазами и мочкой носа. От этих сеттеров и жёлто-крапчатой суки И. А. Серебрякова пошла разновидность белых сеттеров с тёмными глазами, чёрными носами и мелким жёлтым крапом на ушах. В этот период И. А. Серебряков и семья Векселей играли большую роль в разведении и популяризации сеттеров в России.

В Москве одним из первых заводчиков белых сеттеров был С. В. Пенский, который выделял у них особую верность чутья, быстроту поиска, понятливость и выносливость.

Ввиду малочисленности английских сеттеров в России, их часто вязали с пойнтерами, и получившихся метисов-дропперов использовали, в основном, для охоты. В провинции они порой мешались с дворняжками. В 40—50 х годах чистые линии сеттеров вели лишь отдельные охотники-любители: С. Когун и К. Ермолов — оранжево-пегих, художник П. Соколов — жёлто-пегих; А. Волков — жёлтых и жёлто-пегих. Чистокровных сеттеров-лавераков в Россию завезли значительно позже — ближе к 80 м годам. А. М. Песков приобрёл из питомника Армстронга чёрно-крапчатого кобеля Юнг-Роба, Д. К. Нарышкин — суку Дору, И. Я. Забелин — суку чёрно-крапчатую Фэн и кобеля Принца и блю-бельтона Деймонда. К 90 м годам появились питомники Н. Гепа и В. Р. Дица в Петербурге, Е. Д. Артынова и С. В. Пенского — в Подмосковье. Князь Д. Б. Голицын привез в Гатчину для императорской охоты несколько сеттеров-лавераков. На XXI и XXII выставках в Москве лучшим был признан английский сеттер Бой графа Ф. А. Уварова.

В конце XIX и начале XX века уже многие поколения сеттеров ведутся в абсолютной чистоте; благодаря усилиям заводчиков и отдельных любителей, порода окрепла и оптимально приспособилась к разнообразным условиям охоты в России.

По данным А. А. Мейдмана, составленный выставочный экстерьерный стандарт породы в течение многих десятилетий почти не менялся, лишь уточнялись отдельные тонкости породных признаков.

Большой знаток и ценитель легавых собак К. В. Мошнин в конце XIX столетия писал: «Характеристика современного английского сеттера (лаверака), значительно распространившегося в настоящее время в России, в особенности в Петербурге, по применимости к местной охоте сводится к следующему. Очень прочный по складу, с богато развитым костяком, широкий, приземистый на ногах, с глубокой и часто просторной грудью, это очень прочный и сильный работник — скакун с огромным поиском, нервный до самозабвения. Выносливость и крепость лавераков признаны всеми охотниками. В конце концов, у нас это всё-таки собаки будущего (20 го столетия), как принято их называть, которые требуют над собой ещё большей работы в поле русских охотников. Железный склад, безмерная энергия и страсть этих собак — во всяком случае такие достоинства, которые стоят этого труда, особенно у нас, где крепость и прочность подружейной собаки всегда останутся на первом плане».

Не менее лестную характеристику английскому сеттеру дал Л. П. Сабанеев: «Английские сеттеры составляют у нас самую распространённую породу длинношерстных легавых. По сложению и выносливости эта порода в настоящем виде действительно пригоднее всех прочих для тяжёлой болотной и лесной работы в средней и северной России, а также в Сибири и на Кавказе».

В 1887 году Петербургское общество любителей породистых собак (ОЛПС) впервые в истории отечественного собаководства провело испытание легавых собак. Дипломом первой степени при 93 баллах (22 — за чутьё) был награждён Неро 96 Д. К. Нарышкина, соединивший в себе крови лучших полевиков Европы и России.

На испытаниях Московского общества охоты дипломов первой степени были удостоены в 1908 году Нана 1438 А. Н. Грибова и в 1917 году — Фильдинг-Джек 4149 И. И. Гаврилова и Хай-Лайф Каде 4379 А. А. Сумароковой. Ранее, на полевых испытаниях общества правильной охоты в 1907 г., Нана также получила диплом первой степени, а Лине Н. И. Петрова в 1911 году на таких же испытаниях был присуждён диплом первой степени.

Вот описание работы Наны на испытаниях 2 сентября 1907 года в выхинских болотах близ станции Косино. Судили Л. Л. Буссонад, А. И. Лерс, С. В. Виксби:

«Почти с места отлично потянула, довольно верно дошла до птицы, наконец стала и легла, — оказался бекас. Эту птицу собака сработала очень хорошо, а так как бекас сидел близ того места, откуда пустили собаку, то поиск Нана ещё не успела показать. Дальше она разошлась: ход довольно красивый и быстрый, с ходу стойка. Нана легла — оказалась курочка, собака при подъёме птицы спокойна. По третьей птице Нана сработала тоже порядочно: она попала на смирного бекаса, верно разобралась и дошла к птице — стала (по словам судей «неуверенно»), оказался — бекас. После выстрела собака спокойна. Нана получила I приз при общем балле 87».

С 1896 года ОЛПС начинает разыгрывать чемпионат; за всю историю состязаний он был присужден пять раз, из них три — английским сеттерам: Споту Дица в 1896 году, Роджеру II Дица в 1897 году и Магде Бекендорфа в 1914 году.

В совершенствование полевого английского сеттера в то время значительный вклад внесли многие заводчики, в первую очередь, — К. В. Мошнин, Д. К. Нарышкин, Л. С. Тюльпанов, С. М. Меч, П. Ф. Пупышев, В. Н. Рождественский, В. Ф. Мацкевич и др.

В результате целенаправленной работы охотников-собаководов сложился современный английский сеттер с хорошими формами экстерьера и высокими полевыми качествами, рано и легко принимающийся за работу. Английский сеттер обладает ярко выраженной охотничьей страстью, широким, энергичным поиском на стелющемся галопе, припадающими потяжками и различными, зависящими от условий местности и вида дичи, стойками, иногда лежачими, отличающими его от всех других пород легавых собак. Он пригоден для любой охоты, благодаря хорошему шерстному покрову не боится холода, безболезненно работает в камышах, охотно идёт в воду. Движения его эластичны и легки. Он очень подвижен, на работе исключительно темпераментен, силен и вынослив. Поддаваясь дрессировке сравнительно легко, из-за своего горячего характера, требует более усиленной работы при натаске и внимательного наблюдения на охоте по первому полю.

При ведении породы необходимые для охоты качества занимают первое место. Они определяются, в первую очередь, чутьём — дальним и верным, страстным, но поддающимся управлению в поле. Конституционные качества обеспечивают высокий стиль хода, сохранение рабочих качеств до 9 10 лет. Предохраняют английского сеттера от травм на охоте сухая, крепкая сложка, косые рычаги, хороший шерстный покров.

Основными производителями, использовавшимися в 30—40 х годах XX века, являлись Абрек ВРКС 7204 Орлова и несколько его сыновей и внуков, в первую очередь, — Дон 220/а Собинского, Том 40/а Крюкова, Дивар II 106/а ЦС ВВОО, Денди 122/а Комарова. К сожалению, действовавшие в то время правила проведения выставок не стимулировали широкую проверку полевых качеств охотничьих собак, т. к. главным достоинством собаки считался экстерьер.

Так, в 1946 г. на Московской областной выставке в открытом классе на ринге английских сеттеров демонстрировалось 28 кобелей. Первое и второе место заняли Персей 46/а Фирсова и ч. Том 40/а Крюкова с полевыми дипломами III-ей степени, а полевому чемпиону Дивару II 106/а было присвоено 15 е место.

В итоге «Приз лучшему кобелю» в этом классе с вручением Первого большого золотого жетона был присуждён Персею, второй приз и второй большой золотой жетон получил Том, а Дивар II со своими двумя полевыми дипломами I степени получил Малый золотой жетон, т. к. в открытом классе за экстерьер был награждён не золотой, а серебряной медалью.

Введённые в 1955 году правила бонитировки собак на выставках по качеству потомства, охотничьим качествам, экстерьеру и происхождению, т. е. комплексная оценка сразу резко активизировали полевую работу. Уже через 5 лет, т. е. к шестидесятому году, в породе английских сеттеров продемонстрировали высокие охотничьи качества многие собаки.

В начале 50 х годов в Москве появились четыре производителя, крови которых имеются в подавляющем большинстве сегодняшних английских сеттеров. Это чемпион Степа 605/а Гавемана и Азор II Кальянова, а также чемпионы Том II 1001/a Пищалева и Наль 1025/а Тычкова, Азор II и Том II — внуки Дивара II 106/а и Дэнди 122/а, а Наль — внук Дивара II. Пальму первенства, как лучший производитель полевиков, безусловно заслуживает Том II 1001/а.

При весьма строгих требованиях, предъявляемых на полевых испытаниях такими корифеями как А. А. Чумаков, Е. Э. Клейн, Б. В. Павлинов, Н. М. Юдкин, А. В. Гусев, В. П. Рождественский и др., потомки Тома II получали очень высокие оценки: около 10 собак удостоены дипломов I степени, из них ч. Лель 1002/а МООиР имел 5 дипломов I степени, ч. Чок 1003/а Рождественского имел 3 диплома I степени, Лада 1009/а Шияна — 2 диплома I степени. Из 42 известных потомков Тома II у 34 были дипломы I и II степени.

Ч. Наль 1025/а проявил себя как прекрасный производитель собак с замечательным экстерьером, однако, их полевые качества уступали таковым потомкам Тома II. Лучшими потомками ч. Наля были чемпионы Бенджамен 1026/а Шостаковского и Ирма 720/а Климова, удостоенные дипломов II степени.

Не менее широко использовался, как производитель Азор II, потомки которого однако не показывали особых полевых качеств. Чемпион Степа 605/а, как производитель использовался значительно меньше указанных выше кобелей, но дал ряд хороших полевиков, среди которых лучшими были Кин 1028/а Сергенова, Майк 1023/а и Теддик 1024/а Гавемана, Наль Минаева, причем Теддик имел диплом I степени. К сожалению, закрепить высокие полевые данные перечисленных производителей путём создания племенных линий не удалось.

В последующие годы создание племенных линий также не было осуществлено, выдающиеся полевики — потомки Тома II, Наля, Степы использовались в племенном отношении очень ограниченно, наравне с весьма посредственными собаками, что не способствовало общему повышению полевых показателей. Однако, порода была столь генетически богата, что ещё некоторое время появлялись выдающиеся полевики. В восьми томах ВРКОС за период с 1964 по 1987 гг. значится 1099 собак, из них 106 перводипломников.

В списке лучших английских сеттеров шестидесятых годов несколько английских сеттеров из Ставропольского края. Все они потомки двух прекрасных производителей ч. Даша Мозгового и ч. Варяга 1112/а Ильина.

Две ленинградские собаки — Зорька 1382/а Халеева в 1967 году и Рок 1395/а Лукина в 1968 году на областных состязаниях были удостоены дипломов I степени, причем Зорька — при 92 баллах и 15 баллах за стиль.

Вот описание работы одного из потомков Тома II — Лады 1009/а Р. И. Шияна, получившей диплом I степени при 89 баллах.

«По приказанию спокойно легла у ноги ведущего. По команде пошла в поиск быстрым, стильным ходом. Идя на широких и правильных параллелях, хорошо пользуется ветром. Проверки на быстрых, стильных потяжках, чистым верхом. Полный контакт с ведущим, который очень редко пользуется чуть слышным свистком. Собака была уложена на быстром ходу и на дальнем расстоянии поднятием руки, по короткому свисту тут же подошла к ведущему и легла около него, как бы ожидая дальнейших приказаний.

Идя на быстром, стильном ходе по направлению к переместившемуся из-под судей дупелю, прихватила верхом запах и, пройдя на уверенной, быстрой потяжке шагов 10, стала, высоко держа голову. Посланная спокойно подошедшим ведущим, легко подала дупеля, поднявшегося в 18 шагах от стойки.

Пущена на перемещённого дупеля. С быстрого хода прихватила запах птицы и на стильной потяжке, с высоко поднятой головой, пошла точно к месту замеченной судьями сидки дупеля и, пройдя шагов 10—12, стала в страстной стойке. Дупель поднялся на глазах у судей. Проверила верхом ветер и без посыла тут же, быстрыми движениями прошла 20 шагов, подошла к месту сидки дупеля, проверила место верхним чутьём и перешла в дальнейший быстрый поиск. Кратковременной стойкой собака определила отсутствие дупеля, а потому самостоятельно сошла со стойки, подошла к месту его сидки и, проверив его верхним чутьём, перешла в дальнейший поиск. Вся эта работа была проделана с быстрого хода, верхним чутьём и чётко, что возможно лишь при наличии дальнего, верного и верхнего чутья».

В шестидесятых годах основными центрами разведения английских сеттеров были Москва, Ставрополь, Горький, Ленинград и Саратов, затем число их значительно увеличилось в союзных республиках и, в первую очередь, в Грузии. В этой республике английские сеттеры культивируются давно, однако, сведения о них не были известны, поскольку грузинская республиканская книга охотничьих собак ведёт лишь выборочную запись собак.

К сожалению, за последние годы в Ленинграде, Нижнем Новгороде, Ставрополе, Саратове остались единицы собак этой замечательной породы. Отрицательным фактором послужило отсутствие у многих собак практики полевой работы.

Анализируя выступления английских сеттеров на Московской испытательной станции в Каданке за 10 лет (1980—1989 гг.), мы вывели (совместно с А. А. Мейдманом) усредненные показатели по графам расценочной таблицы полевых испытаний: дальность чутья 6,54 — из 10; верность чутья 6,68 — из 10; манера причуивания 4,07 — из 5; быстрота хода 7,33 — из 10; манера поиска 6,94 — из 10; потяжка 3,74 — из 5; стойка 4,21 — из 5; подводка 6,47 — из 10; стиль хода 4,06 — из 5; стойки 4,09 — из 5; потяжки и подводки 3,66 — из 5; постановка 6,64 — из 10; послушание 7,07 — из10; общий балл 71,49 — из 100.

Дальность чутья — способность собаки на определенном расстоянии причуивать затаившуюся дичь. Природа запахов, динамика и интенсивность их распространения вообще и в различных погодных условиях, в частности, детально не изучены. Если собака чувствует предел возможного приближения к птице, чтобы не поднять её на крыло, делает стойку, то дальность 6,54 балла следует принять вполне достаточной для успешной охоты.

Верность чутья — важнейший элемент в работе легавой. Чем выше балл за верность, тем ценнее собака. Балл 6,68 по верности неплох, если учитывать отсутствие достаточной практики у большинства испытуемых собак.

Манера причуивания — 4,07 балла может быть признана вполне удовлетворительной.

Для английского сеттера быстрота хода 7,33 недостаточна, однако, резервом увеличения быстроты хода должна быть тренировка перед испытаниями. Многие собаки выступают на испытаниях после зимнего периода, со слабой мускулатурой, что безусловно снижает быстроту хода.

Балл за манеру поиска — 6,34 достаточно высок, если учесть, что большинство ведущих — молодые владельцы, не имеющие опыта натаски легавых, что собаки выводятся на испытания всего после нескольких встреч с птицей и т. д.

Многие английские сеттеры вообще работают без потяжки, поэтому, несмотря на желательность этого элемента в работе легавой, 3,74 балла за потяжку можно считать удовлетворительным.

Стойка — 4,21 балла, т. е. проходной балл для дипломов I и II степени. Увеличение этого показателя желательно. Легавая собака с тугой подводкой малопригодна для охоты. Тугая подводка, как правило, элемент врождённый, передающийся по наследству, что необходимо учитывать в племенной работе. Определённой части сегодняшних английских сеттеров можно пожелать более лёгкой подводки.

Стиль работы английского сеттера неповторим и уникален. Именно благодаря стилю эти собаки завоевали такую популярность. Ни одна порода легавых не может дать охотнику того эстетического наслаждения, которое он получает, любуясь работой настоящего английского сеттера.

Приведённые средние баллы за стиль может быть не совсем правильно отражают действительное положение со стилем в породе, поскольку разные судьи понимают его по-разному, что связано, вероятно с нечёткостью определений в правилах испытаний.

По двум последним графам — постановка и послушание — баллы достаточно высокие, тем более что собаки выводятся на испытания, в основном, малоопытными владельцами после натаски в бедных дичью угодьях.

Другим, но ещё более существенным отрицательным фактором является многолетнее племенное использование производителей без чётко поставленной цели. Постоянные декларации о необходимости создания племенных линий оставались лишь благими намерениями.

Для сохранения и улучшения охотничьих и экстерьерных качеств английских сеттеров при ведении породы должны использоваться и накапливаться полезные качества за счёт более строгого подхода к подбору пар и исключению из плановых вязок собак, не имеющих официальной полевой оценки или имеющих низкие показатели в поле и на выставках.

 

Добавить комментарий

Уважаемые пользователи!
Данное сообщение адресовано, в первую очередь, тем, кто собирается оставить комментарий в разделе "Наши авторы" - данный раздел создан исключительно для размещения справочной информации об авторах, когда-либо публиковавшихся на страницах альманаха, а никак не для связи с этими людьми. Большинство из них никогда не посещали наш сайт и писать им сообщения в комментариях к их биографиям абсолютно бессмысленно.
И для всех хочу добавить, что автопубликация комментариев возможна только для зарегистрированных пользователей. Это означает, что если Вы оставили свой комментарий не пройдя регистрацию на сайте, то Ваше сообщение не будет опубликовано без одобрения администрации ресурса.
Спасибо за понимание,
администрация сайта альманаха "Охотничьи просторы"

Защитный код
Обновить